: З

З

 

ЗАВЯЗКА — начальный момент в развитии событий, изображенных в .художественном произведении.

  1. может быть подготовлена экспозицией или открывать действие внезапно. Неподготовленная 3. придает действию стремительность, остроту. В 3. читатель получает первые представления об изображаемых характерах и конфликте между ними. В многосюжетных произведениях возможно несколько 3.

 

ЗАГАДКА — жанр фольклора, в котором вещи и явления воспроизводятся иносказательно через сравнение их с отдаленно сходными; обычно предлагается как вопрос для отгадывания.

«Синяя шубенка покрыла весь мир» — небо сравнивается с шубой: образ поражает воображение несовместимостью признаков — шуба оказывается «синей» и так велика, что ею можно укрыть «весь мир».

В 3. дана воля вымыслу. Воображение предметно и реально. Классовый взгляд на мир обнаруживается преимущественно в иронии иносказаний: «Кто при царе в шапке сидит?»  (с а м о вар). 3. нередко основываются на шутливом обыгрывании по созвучию придуманных слов: «Футка и фатка, футун да футундак, да две футеницы» (ш убка, шапка, зипун, кушак, рукавицы)

Литературные загадки возникли как продолжение и развитие народных: «Растет она вниз головою, не летом растет, а зимою. На солнце ее припечет — заплачет она и умрет» (с о сул ька); «Стоят в поле сестрички: желтый глазок, белые реснички» (р о м а ш к и).

 

ЗАГОВОР — древнейший жанр заклинательного фольклора, словесная формула, которую считали средством воздействия на окружающий мир.

  1. тесно связаны с магическими обрядами, и сами представляют собой вид магии, основанной на вере в силу слова. Посредством 3. люди желали влиять на плодородие земли, стремились уберечь скотину от волка, медведя.

Существовали 3. на удачную охоту и рыбную ловлю, любовно-брачные 3., 3. против болезней и пр. 3. ритмичны, изобилуют повторением отдельных слов и оборотов. Повторению придавалось важное символико-магическое значение: таков, например, эпитет «золотой» — «Есть море золото, на золоте море золото древо, на золоте древе золоты птицы» и пр.

Повторения были средством психологического внушения и самовнушения. У 3. особая композиция: зачин, эпическая повествовательная часть (например, мотив чудесной щуки, железного тына, красной девицы и пр.), приказная часть (пожелание) и закрепка («Моим словам будь ключ и замок»).

 

ЗАИМСТВОВАНИЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ. В отличие от влияния в собственном смысле (термин «влияние» часто понимается и широко, включая сюда заимствование и подражание) заимствование всегда бывает сознательным. Если и влияние может быть иногда осознано автором, то или не вполне, или post factum, тогда как заимствованию присущ элемент преднамеренности. Те случаи влияния, где есть преднамеренность, напр., если автор предварительно вчитывается в какое-либо чужое произведение, желая напитаться его духом или усвоить его манеру и язык, легко переходят в подражание и стилизацию. Все три случая преднамеренного и при том классически мастерского использования чужого находим мы в работе Пушкина над «Борисом Годуновым». «Карамзину следовал я, — писал Пушкин, — в светлом развитии происшествия». Известно, что автор «Бориса Годунова» взял у историка и самую точку зрения, и освещение событий. Некоторые сцены являются почти буквальным переложением в драматическую форму некоторых страниц Карамзина. Это — заимствование. «Шекспиру подражал я в вольном и широком изображении характеров, в необыкновенном составлении типов и простоте». Пример подражания. Наконец, «в летописях старался угадать образ мыслей и язык тогдашнего времени» — преднамеренное влияние, переходящее в подражание. У некоторых авторов (Габриэль Д’Аннунцио) склонность к заимствованию коренится в сознании, что продукты чужого творчества являются общим достоянием. Из этой сокровищницы всякий творец волен брать, что ему угодно, приводя в известное соотношение со своим или совсем переплавляя, заимствованное в горниле собственного творчества или только вставляя в свою оправу. Как показывают примеры (Шекспир, Гете, Пушкин) заимствования играют видную роль в творчестве и гениальных писателей. Так называемая «самобытность» у некоторых авторов (напр., у поэта Языкова) указывает только на ограниченность сферы заимствования. Все дело в переработке. Гораздо чаще заимствования свидетельствуют о творческом бессилии (напр., многочисленные переделки французских пьес на русские нравы), об авторской спешке, лени или недобросовестности (литературная макулатура). Заимствования целых больших кусков без переработки граничат с плагиатом. Некрасов, когда был литературным чернорабочим, в своей пьесе «Шила в мешке не утаишь» все второе действие заимствовал из забытого водевиля. Заимствование может быть открытым, с указанием источника или хотя бы на самый факт заимствования, или скрытым. Промежуточное место занимают случаи, когда заимствуется из произведения, которое предполагается всем хорошо известным. Указание может быт ложным, когда в расчеты автора входит скрыть свое авторство (такие мистификации есть и у Пушкина, и у Некрасова). Наконец, к типу заимствований можно относить, пожалуй, и заимствования из самого себя, особенно из ранних произведений. Так поступал и Пушкин, но особенно часты такие случаи у Лермонтова.

Легко определяются заимствования только в тех случаях, где есть авторские указания. Так, Брюсов, заимствуя у Лермонтова сравнение поэта с кинжалом, на что и указывает соответствующим эпиграфом из Лермонтова, самостоятельно перерабатывает этот образ в применении к изменившимся обстоятельствам времени. В стих. Mon rêve familier Брюсов пользуется рядом образов и выражений из «Первого января» Лермонтова, что также оговаривает эпиграфом. Иногда заимствуемое берется только как начало для собственного развития темы. Напр., Майков, взяв четыре строчки неоконченного стихотворного наброска Пушкина «Тихо все. В небесном поле», продолжил его до размеров большого стихотворения. Заимствование может быть не вполне самостоятельно и у того автора, откуда оно взято. Так, Пушкин, как изобразитель русской зимы, много позаимствовал из стихотворения Вяземского «Первый снег», но сам Вяземский признавался, что заимствовал кое-что у Хераскова. Получается целая генеалогия.

Наиболее чистые виды заимствований (в общем виде или подробности): характеров и положений и текстуальные. В поэзии особенно важное значение приобретают заимствования звуковые: размеров, ритмического построения и рифм.

Случаи скрытого заимствования вскрываются исследователями творчества теми же путями, как и влияния. Всего легче (мнение Сергея Боброва) поэтическая организация сохраняет в своей памяти не смысл прочитанного или услышанного, и даже не образы, обороты речи, а рисунок ритма и отдельные ритмические строчки, далее идет синтаксическое построение, а затем уже все остальное. Порядок в степенях сознательности восприятия будет обратный. Вот почему ритмические воздействия всего чаще относятся к области влияний, а заимствуются всего чаще (с указанием) сюжеты. Во многих случаях трудно определить что это, заимствование или влияние. Стих из «Бахчисарайского фонтана» — «Под стражей хладного скопца», только потому мы должны считать заимствованием, что до нас дошло признание Пушкина, что он «украл» этот образ у Семена Боброва, сказавшего «Под стражею скопцов гарема». Стих Апол. Григорьева «Грозой оторванный листок» мы потому можем считать заимствованием, что трудно предположить, чтобы автор мог забыть, что тождественный стих есть у Лермонтова, но когда Хомяков писал стих «Остров пышный, остров чудный», он мог не сознавать, что ритмически и синтаксически это совпадает с Пушкинским стихом: «Город пышный, город бедный». Возможно, что здесь только бессознательная реминисценция, т.-е. влияние. О заимствованиях и влияниях см. работы: 1) А. А. Бема. К вопросу о влиянии Шатобриана на Пушкина. «Пушкинист». I. 1914. 2) И. Н. Розанов. Пушкин и Вяземский. К вопросу о литературных влияниях. «Беседы» — сборник общества Истории литературы. М. 1915. 3) Сергей Бобров. «Заимствования и влияния». Печать и революция. 1922. Кн. 8. В широком масштабе, в применении к международному литературному обмену, разработал «теорию заимствований» Александр Веселовский. Ряд материалов для суждения о заимствованиях находим еще в книгах: «Венок Лермонтову», 1914. П. Сакулин. «Из истории русского идеализма». 1915, и также в Академическом издании «Пушкин и его современники».

Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель Под ред. Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского 1925

 

ЗАИМСТВОВАНИЯ В ЯЗЫКЕ. Факты, перенесенные в к.-н. язык из другого языка. З. в языке неизбежны при всяких сношениях между говорящими на разных языках. Непосредственно из другого яз. могут заимствоваться только отдельные слова, сочетания слов и формальные части слов, т.-е. основы и аффиксы (ср. в русск. яз. заимствованные суффиксы -изм, -ист у имен и -ир- у глаголов на -ировать), а также синтаксические обороты; звуки чужого языка могут усваиваться независимо от слов и переноситься на слова своего языка только в том случае, если говорящему приходится очень часто говорить на этом чужом языке. З. из других языков подчиняются законам, действующим в усвоившем их языке, и подвергаются тем же изменениям, как и незаимствованные слова: так, мы говорим кантора вм. контора, деталь с мягким д вм. франц. немягкого, п. ч. в нашем яз. предударное о вообще заменяется через а, а согласные перед е мягки; точно также склоняются и спрягаются согласно правилам русского яз. такие заимствованные из других языков слова, как телефон, провоцировать. Старые заимствования могут измениться до такой степени, что происхождение их может быть выяснено только путем специальных изысканий. Таково, напр., слово «хлеб», взятое славянами из готского яз., слово «собака», взятое русскими из к.-то иранского яз., слово «пуд», происходящее в русском яз. от того же германского слова, как и «фунт», заимств. из немецкого яз. позднее и т. д.

Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель Под ред. Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского 1925

ЗАМЫСЕЛ — первая ступень творческого процесса, первоначальный набросок будущего произведения.

У 3. существуют две стороны: сюжетная (автор заранее намечает ход событий) и идейная (предполагаемое разрешение взволновавших писателя проблем и конфликтов).

Однако изучение творческой истории различных произведений доказывает, что 3. может изменяться. Например, Лермонтов предполагал развернуть действие «Демона» в Испании, а потом перенес его на Кавказ.

Советский писатель С, Залыгин так объясняет причину изменения 3.: «Сначала я веду героев, а потом, перевалив через половину, оказываюсь в подчинении у них… приходится приниматься за начало вещи, потому что в первоначальном виде оно не соответствует героям, характеры и поступки сложились только в середине романа».

Изменение 3. сюжета ведет к изменению идейного 3., который связан с мировоззрением автора, вытекает из системы его идеалов. Когда мировоззрению писателя свойственны противоречия, как это было у Л. Толстого и О. Бальзака, то это отражается в произведении, и читатель может сделать из него выводы, противоречащие 3. писателя. Например, Л. Толстой хотел осудить Анну в романе «Анна Каренина», а читатели ей сочувствуют и ее оправдывают.

 

ЗАЧИН — устойчивая формула, с которой начинаются сказки, заговоры, былины и другие произведения фольклора.

В сказках такой формулой является начало повествования «Жили-были…», в былинах — упоминание пира у князя Владимира: «Как во стольном было городе во Киеве,/Как у славного было князя у Владимира./Заводилось пированье почестной пир…», в заговорах это формула воображаемого выхода в чистое поле и пр.

  1. не следует путать с присказкой, былинным запевом, с молитвенным вступлением к заговору. Назначение 3. во многом совпадает с функцией экспозиции: 3. содержит указания на время и место действия, называет персонажей.

 

ЗВУКОВЫЕ ПОВТОРЫ —  повторение сходных звуковых сочетаний в словах художественной речи (как правило, в стихе), которые используются для усиления художественной выразительности.

В качестве 3. п. (важнейший из них — рифма) поэт выделяет слова, наиболее важные для него по смыслу. Например, в поэме Маяковского «Во весь голос» есть строфа:

Рабочего

            громады класса враг —

он враг и мой,

                           отъявленный и давний.

Первая строка выделена с помощью подбора слов со звуками «р» и «л»; это особенно очевидно, если учесть, что в черновике вместо «громады» было «гиганта».

Повторение сходных звуков в двух или более словах сближает их, а строки с 3. п. выделяются на общем звуковом фоне стиха. Поэтому 3. п. имеют не только чисто звуковое, но и интонационное значение.

 

ЗВУКОПОДРАЖАНИЕ — один из видов звукописи, когда используются слова, звучание которых как бы намекает на звуковые особенности изображаемых явлений.

Например, в стихах Г. Р. Державина:

Послушай рога рёв,

Там эха хохотанье;

Тут шепоты ручьев,

Здесь розы воздыханье.

При использовании 3. (а звукоподражательные слова есть и в разговорной речи, например «кукушка») звукопись как бы сопровождает каждое явление природы или предмет: звук рога — эхо — «ха-ха» и т. п.

Но не следует преувеличивать значение 3. К тому же этот термин не очень удачен: ведь звуками речи нельзя непосредственно «подражать» многообразным звукам и шумам природы, не говоря уже о технике,— нельзя, например, звуками речи передать мощный гул, сопровождающий взлет космической ракеты.

Поэтому 3. в поэзии имеет ограниченное значение.

 

ЗВУКОПИСЬ— подбор звуков в стихотворной речи, имеющий художественно-выразительное значение в соотнесении с содержанием текста.

Например, в строках Пушкина из «Медного всадника»:

…И блеск, и шум, и говор балов,

А в час пирушки холостой

Шипенье пенистых бокалов

И пунша пламень голубой.

В двух последних строках наблюдаются виды звукописи: аллитерация (повтор одинаковых согласных звуков): «п» и «ш»; ассонанс (повторение одинаковых гласных звуков): «шипенье пенистых». Эти виды 3. могут взаимодействовать: «пен — пен» в третьей строке.

В отличие от музыки в стихах нет чистого звукового фона, он звукосмысловой. 3. и следует изучать на этом звукосмысловом фоне, где звуки воспроизводят содержание не сами по себе, а сливаются в смысловые единства (слова, словосочетания, предложения), объединенные интонацией и звучанием слова. Например, в пушкинских строках ошибочно истолкование звуков «ш» как якобы передающего шипение вина и «п» как будто воспроизводящего пламя.

Художественный смысл 3. лишь в выделении определенных строк, и его не следует преувеличивать. Сейчас широко распространяется теория звукосимволизма, приписывающая изолированным, взятым вне слова звукам особое значение. Но эта теория научного значения не имеет.

Синонимом 3. является термин «инструментовка» (стиха), в последнее время употребляющийся реже.

В случае обнаружения ошибки, выделите её и нажмите Shift + Enter или НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ чтобы сообщить нам. Мы немедленно отреагируем!