Затмение

Затмение

            Габриэль  тихонько дремала, положив голову на подлокотник дивана. За окном тусклый осенний день медленно клонился к вечеру, темному и тоскливому. Габриэль было скучно. Она то засыпала, проваливаясь в омут неясных сновидений, то просыпалась и чутко настораживала уши, в ожидании шагов за дверью. Скоро должен был вернуться Хозяин и тогда разбитая в дребезги сонливость и скука непременно уступят место безудержной радости встречи.

            Шея затекла, и она переместила длинную изящную морду с остроконечными ушами на сложенные перед собой лапы. Печальный вздох приподнял и опустил лоснящийся в струящемся из окна свете черный бок, плавно переходящий в нежную, просвечивающую сквозь редкую шерсть розоватость живота. Вдруг острые черные треугольники ушей дрогнули и повернулись в сторону двери. Большое черно-коричневое тело моментально собралось, подтянув длинные лапы, и упругим  шаром скатилось с дивана, в два прыжка оказавшись у двери ровно в тот момент, когда в замке заворочался ключ. Ура, Хозяин пришел!!! Внутри все ликовало, и неудержимая радость рвалась наружу громким восторженным лаем, обрубок хвоста трепетал и вертелся из стороны в сторону. Дверь отворилась, и вошел Хозяин, а собака запрыгала вокруг него, поскуливая и подвывая от переполняющих ее чувств.

— Ну, привет, привет, Габи! – Хозяин мимоходом потрепал ее по загривку и стал снимать уличную одежду, — Сейчас поужинаю, и пойдем с тобой гулять.

            Гулять! Габриэль хорошо знала это чудесное слово. Оно означало, что скоро собака будет рваться от нетерпения с ненавистного поводка, не обращая внимания на острые шипы, впивающиеся в мощную шею, а потом на берегу озера Хозяин отстегнет поводок, и можно будет носиться по берегу за утками и чайками, чинно плывущими по воде, и облаивать их; можно будет погрузиться в бесконечное море запахов , привлекающих внимание от справа, то слева. И непременно по дороге встретятся знакомые и незнакомые собаки, выгуливающие своих хозяев. Габриэль, конечно, продемонстрирует всем чужакам, что к ее Хозяину лучше не приближаться, а со старыми знакомыми устроит веселую игру в догонялки. И когда короткий осенний день совсем погаснет, выпачканная в серой глине по самое брюхо, усталая и счастливая, собака вернется домой и будет терпеливо ждать, когда Хозяин вымоет ей лапы, а потом она в один миг, одним взмахом длинного языка проглотит огромную миску еды, и снова уляжется спать на свой уютный маленький диванчик. А обожаемый Хозяин будет ласково гладить ее по мягкой, словно  плюшевой шёрстке головы, и чесать за ушком. И это будет самое замечательное, самое счастливое время суток.

            Дни Габриэль походили один на другой, как желтые осенние листья на дереве, растущем за окном. Но этот день вдруг вырвался из привычного строя, когда, вернувшись после прогулки, в квартире собака обнаружила чужой запах. Она зашевелила черным выпуклым носом и пошла на запах, тоненькой невидимой ниточкой потянувшей ее в кухню. Там на кафельных плитках пола обнаружился пришелец. От него то и исходил незнакомый запах.

            Крохотное существо рыжего цвета с большой ушастой головой и хвостиком – морковкой сидело на полу и без тени страха пялилось на Габриэль маленькими голубыми глазками. Кто это? Подумала Габи, и внимательно обнюхала существо. Запах был приятным, сладковатым, молочным… Слишком маленькое, чтобы быть опасным, решила для себя Габриэль и потеряла всякий интерес к пришельцу. Хозяйка взяла его на руки и стала ласково гладить. О, это игрушка для Хозяйки, решила собака и успокоилась, потому что Хозяйке она могла позволить играть с другими животными. А вот для Хозяина она, Габриэль, была единственной и неповторимой, и не игрушкой, а ближайшим другом и защитником. И если бы Хозяин взял на руки рыжего пришельца и стал ласкать его, то в душе собаки точно зашевелилась бы ревность. Но, к счастью, Хозяин тоже не обращал особого внимания на существо.

            Бормотание телевизора и мелькание цветных картинок на экране вызывало у собаки больше интереса, чем рыжий пушистый комочек , увлеченно обследовавший все закоулки нового дома.

— Ну, вот видишь, она умная собака и вовсе не собирается его обижать! – сказал Хозяин Хозяйке.

— Слава богу, а то я волновалась,- улыбнулась та в ответ.

 

            Ночью Габриэль проснулась от странного звука. Кто-то тихонько пищал в комнате. Собака насторожила уши. Слабый, жалобный писк доносился из коробки под столом, куда вечером Хозяйка поместила нового жильца. Писк вызывал в душе неприятное беспокойство и Габи, тяжело спрыгнув с дивана, подошла к коробке. Рыжее существо, подняв круглую голову с большими округлыми ушами, смотрело на нее. Ну, чего ты скулишь, спать не даешь? Поинтересовалась собака, легонько ткнув носом рыжего. Тельце его было мягким и пушистым, а в нос снова ударил нежный, молочный запах… Существо затихло, и собака вернулась на свое место. Но спустя несколько минут из коробки донесся совсем непонятный звук:

— Мя-у-ма!.. – произнес рыжий и собака встрепенулась.

            Он сказал «мама?»… Он зовет маму! Собака стала вертеть головой из стороны в сторону, но в комнате кроме нее и маленького рыжего существа никого не было…В душе Габриэль всколыхнулось волнение. Он ЕЁ назвал мамой? Что это значит? Она снова вскочила с дивана и подошла к коробке. Бедный малыш! Ему же холодно и одиноко…Она с нарастающим  беспокойством обнюхивала существо, тыкаясь большим черным носом в рыжую шерстку, вбирая в себя все оттенки запаха и в глубине ее души вдруг стало подниматься что-то огромное, тяжелое и древнее, как мир, чему не было названия. Это же мой малыш, мой щенок! С удивлением и восторгом думала собака, облизывая детеныша. Одинокий и беззащитный! Он же замерзнет в коробке на полу!

Габриэль осторожно взяла своего так неожиданно обретенного щенка в зубы и отнесла на диван. Она улеглась рядом с ним и, подталкивая  носом, прижала его к своему большому, теплому животу. Вот так…Здесь тебе будет тепло и безопасно, думала она, ощущая, как невиданное доселе счастье заполняет все ее существо. Раньше счастьем было гулять с хозяином или просто лежать у его ног, когда он смотрит телевизор. А теперь появилось это!.. И сердце ее билось радостно и тревожно, а голова немного кружилась от запаха детеныша, ее детеныша…

            А детеныш пригрелся и стал издавать удивительные звуки: тихое утробное урчание, словно в его маленьком тельце включился моторчик. Габриэль длинным мягким языком стала вылизывать ему усатую рыжую мордочку, и щенок заурчал еще громче. Ему нравиться! С восторгом поняла собака. Ее щенок радовался, также как она, внезапно обретенному родству.

            Габриэль спала тревожно, часто просыпаясь и проверяя, на месте ли малыш. Видимо, поэтому к утру, не выспавшись, впала в смутное забытьё и, очнувшись ото сна, обнаружила, что щенка рядом нет! Страх за детеныша окатил ее холодной волной, вызвав нервную дрожь. Она вскочила с дивана и бросилась на поиски пропажи…

            Рыжий детеныш обнаружился в кухне у блюдца с молоком. Он торопливо и шумно лакал,  и  белые капли летели во все стороны. Собака большой темной массой нависла над ним, тяжело дыша, собираясь схватить непослушного малыша и унести на место. Вмешалась Хозяйка.

— Не мешай ему, Габи, дай поесть. Он же голодный! – сказала она.

            Габриэль поняла, но не ушла, а продолжала стоять рядом в ожидании, и едва детеныш отошел от блюдца, удовлетворенно облизывая мордочку маленьким розовым язычком, как тут же схватила его поперек распухшего от еды животика и понесла обратно в комнату.

-Габи, осторожно, не раздави его! – услышала она вслед голос Хозяйки.

            Сами не раздавите, думала собака, укладываясь на диван и пристраивая щенка в паху, под лапой, а я его согрею  и вылижу. Всю мордаху вымазал в молоке! Неаккуратный какой. Воспитывать и воспитывать тебя еще надо! А маленький рыжий комочек уже благодарно урчал, жмуря глазки под ласковыми и бережными прикосновениями языка мамы.

 

            Шли дни. Нечто большое и темное, непонятное и древнее как мир, заполнило душу Габриэль  бескрайним океаном, волны которого, то теплые и ласковые, когда она смотрела на своего щенка, а он урчал и, переступая передними лапками по ее животу, легонько покалывал кожу острыми как иголки коготками; то холодные и тревожные, когда приходилось по настойчивому зову Хозяина выходить во двор, сходя с ума от беспокойства за детеныша.

            Хозяин, хмуря брови, брал поводок и открывал дверь.

— Пошли, Габи, тебе же надо хоть немного погулять! – уговаривал он собаку.

            Габриэль нехотя следовала за ним, не сразу ощущая, как сильно давит в животе, где был мочевой пузырь. Но выйдя во двор, она быстро оправлялась на ближайшем газоне и снова бежала к двери подъезда, а Хозяин, задумчиво помахивая поводком, медленно уходил по дороге к озеру. В первый момент затекшие от долгой неподвижности мышцы собачьего тела сами собой делали рывок за Хозяином, но потом, то непонятное и огромное, что теперь прочно угнездилось в душе Габриэль, словно невидимая  цепь, привязанная к самому сердцу,  вдруг натягивалась звонкой струной и тянула обратно, домой, где ждал ее маленький беспомощный щенок. И собака, тревожно переминаясь с лапы на лапу, приплясывая возле двери подъезда, громким лаем звала Хозяина назад. Тот останавливался и удивленно оборачивался, но постояв немного и поняв, что прогулки сегодня снова не будет, сокрушенно качал головой и шел обратно.

            Вернувшись домой, Габриэль бросалась к детенышу и, схватив его поперек туловища зубами, бережно укладывала на свое место, начиная вылизывать и согревать. А Хозяин с Хозяйкой удивлялись:

— Надо же, — говорила Хозяйка,- Она его усыновила!

— Мда… — задумчиво мычал Хозяин,- Бывает же такое… А это ты видела?

            И он гладил лежащую на диване собаку по гладкому блестящему боку, а потом легонько сжимал пальцами круглый коричневый сосок на животе, и в центре соска появлялась крошечная белая капля.

— У нее даже молоко появилось! – говорил он Хозяйке, а та охала и всплескивала руками.

            Детеныш быстро рос и становился все подвижнее. Он уже научился самостоятельно спрыгивать с дивана, выбираясь из — под теплой собачьей лапы. А Габриэль каждый раз испуганно взвизгивала, когда рыжий комочек кубарем сваливался вниз, приземляясь на пол то спиной, то на все четыре лапы, а то стукаясь круглой головой о паркет. Осторожней! Хотелось крикнуть собаке, так можно и разбиться, глупыш. Но щенок уже шустро бежал в соседнюю комнату на поиски приключений. Она выбивалась из сил, пытаясь вернуть его на место и удержать возле своего теплого живота. Но все было напрасно. Детеныш находил одну из своих игрушек и начинал забавляться, не обращая внимания на материнскую настойчивость собаки. Он играл с клубком шерсти, щедро предоставленным самой Хозяйкой, или катал по полу пластмассовый шарик с бубенчиком внутри. От постоянного монотонного звона бубенчика в голове Габриэль появлялась нудная боль. Но изменить она ничего не могла.

            Через две недели после появления в доме рыжего щенка произошло неожиданное событие, перевернувшее мир собаки с головы на ноги.

            Она возвращалась с короткой прогулки с Хозяином домой, когда перед ней в десяти шагах прошла белая в рыжих пятнах кошка. Габриэль спокойно относилась к этим животным, если они сами не провоцировали скандал. Но эта кошка чем-то насторожила Габи. А пятнышки на спинке у нее такие же рыжие, как шерстка моего щенка, подумала собака. И ушки такие же округлые и мягкие… А хвост значительно длиннее. Ничего, когда щенок вырастет, у него тоже будет длинный, красивый, пушистый хвост, как у кошки… Как у кошки?!.. Усы у него на мордочке тоже, как у кошки… Страшная мысль пригвоздила собаку к асфальту. Боже мой, с ужасом думала она, он же так похож на кошку, что можно подумать он не щенок, а…котенок!

            Сердце Габриэль сжалось от ужасного предчувствия. Неужели мой щенок на самом деле вовсе не мой?.. Ну, конечно, он не собачий, а кошачий детеныш! Как? Как я могла?..Как я, потомок благородного доберманьего рода, чьи отпрыски на протяжении многих десятков лет отличались не только прекрасным экстерьером, но и умом; как я могла перепутать котенка со щенком?!..Не иначе какое-то затмение на меня нашло, помрачение рассудка! Жаркая волна стыда плеснула в сердце и ударила в голову. На собаку вдруг навалилась такая слабость, что она села прямо посреди дороги.

— Ты чего? – поинтересовался Хозяин,- Устала? До дома же всего несколько шагов осталось. Пойдем, Габи!

            Собака опустила янтарные глаза и виновато прижала уши, но встала и поплелась за Хозяином. Как же теперь быть, с тоской и отчаяньем думала Габриэль? Хозяин с Хозяйкой, наверное, решили, что я сошла с ума! А как быть с детенышем?

            Вернувшись в квартиру, Габриэль приняла твердое решение не обращать внимания на котенка, будто бы его и нет вовсе! Пусть делает что хочет. Она не имеет к нему никакого отношения! Эти мысли успокоили собаку, и она улеглась на свое место, настроившись поспать после прогулки.

Котенок возился с игрушками под столом, сопя и фыркая, погрузившись в игру с головой. Но внезапно оставил свои забавы, подбежал к дивану и, ловко цепляясь острыми коготками за обивку, вскарабкался на спинку, а оттуда кубарем скатился прямо на теплый, лоснящийся собачий бок. За две недели котенок хорошо подрос, и удар оказался чувствительным. Вот наглец, недовольно проворчала Габриэль про себя, подняв изящную длинную морду. Но ничего не сказала, и не согнала чужого детеныша. Наверное, замерз, подумала она, на полу то холодно… Вон лапки какие холодные! Ладно уж, пусть погреется немного. Но завтра я его точно не пущу!

            Завтра все повторилось. Привыкший спать, прижавшись к теплому животу или свернувшись клубочком на гладком боку, рыжий котенок не желал спать в одиночестве, а собака, кляня себя за слабохарактерность, продолжала его согревать собственным телом. Каждый раз она себя убеждала, что уж завтра точно его прогонит, а сегодня пусть поспит в тепле, он же все-таки маленький… Ей было жалко рыжего малыша, а сладковатый, молочный запах, все еще исходивший от него, периодически пробуждал в ней то непонятное и древнее, как мир, чувство, которое она про себя назвала затмением.

            Шли месяцы, котенок вырос в большого, хитрого, хулиганистого кота, но продолжал спать, прижавшись к собачьему боку, ощутимо потеснив хозяйку на ее же диване. Узурпатор, вздыхала Габриэль, вжимаясь крупным телом в уголок дивана, и продолжала молча терпеть. Рыжий кот, в силу возраста, очень любил играть, и объектом его игр часто оказывалась собака. Он, пытаясь вызвать ее на игру, прыгал вокруг и кусал ее за длинные лапы острыми зубами. Габриэль взвизгивала и отдергивала лапы, а кот не отставал. Хозяйка, наблюдая за этим безобразием, иногда выговаривала собаке:

— Габи, почему ты это терпишь? Куснула бы его как следует разочек! А то этот рыжий наглец совсем распоясался!

            Габриэль виновато опускала голову, но продолжала терпеть. Она и сама не знала почему! Каждый раз, когда у нее лапа чесалась поддать под пушистый хвост, в памяти всплывал крошечный рыжий комочек доверчиво глядящий на нее круглыми голубыми глазенками…

            Когда кот совсем повзрослел, глупые детские игры закончились, уступив место изобретательным пакостям и хулиганствам. Габриэль подозревала, что в родословной кота были сомнительные моменты. Иначе откуда взялась такая постыдная склонность к воровству? Хитрец притворялся мирно дремлющим на стуле возле обеденного стола, но при малейшей возможности реагировал мгновенно: молниеносный выпад рыжей лапы и кусок колбасы или куриная ножка оказывались под столом, а наглый вор, издавая угрожающее рычание, дабы отпугнуть других желающих полакомиться за чужой счет, принимался есть добычу. Габриэль в такие моменты не решалась отбирать у него украденное, но не из-за страха, а от удивления и растерянности. Она просто впадала в ступор от такой неслыханной наглости.

            Но кот вовсе не был таким плохим! В нем жил инстинкт охотника. Хоть он и не отличался аристократическим происхождением, но все его предки испокон веков мужественно сражались с полчищами крыс и мышей, защищая свой дом и хозяйское добро. Азарт мышелова заставлял его бросаться из засады на ноги Хозяйки, не выпуская при этом когтей, а ее вскрикивать от неожиданности; забытая на столе рассеянным Хозяином бесхозная сосиска тоже становилась объектом охоты; а однажды он героически победил в неравной битве с меховой опушкой капюшона зимней куртки, узнав в ней мохнатого дикого зверя.

            Жизнь в обычной городской квартире при наличии богатого воображения ничем особенно не отличалась от жизни в деревенском доме, на природе. И собака была частью этой жизни, частью семьи. Кот не задумывался над тем, какие связи связывали их, родственные или не родственные. Просто рядом с ней он чувствовал себя уверенно и спокойно, словно собака всем своим весом придавала устойчивость этому яркому, праздничному, многообразному миру.

 

            Габриэль умерла неожиданно, бегая вдоль берега озера на прогулке с Хозяином. Просто ее сердце внезапно остановилось, она споткнулась на бегу, упала и умерла. А рыжий кот сидел в это время на подоконнике и глядел в окно, ожидая возвращения собаки. Так он делал всегда, каждый день в течении нескольких лет. У него внутри жил часовой механизм, отсчитывающий минуты до возвращения Габриэль с прогулки и наполняющий кошачью душу нетерпеливым ожиданием. Но в тот день хозяин вернулся один. Привычный порядок жизни был нарушен. А кот продолжал ждать день за днем, выглядывая в окно. Большая черная собака с длинной мордой и остроконечными ушами не возвращалась… Куда она пропала, думал кот, наблюдая, как желтеют листья на растущем под окном дереве, как осенний ветер бесцеремонно срывает их и расшвыривает по лужам…Кот ждал и с удивлением смотрел на хозяев. Неужели их не беспокоит отсутствие собаки? Пропал член семьи, а они и ухом не ведут! А когда по ночам на пожухлой траве стал появляться иней, кот понял, что надеяться на людей не стоит, все придется брать в свои лапы! И однажды, воспользовавшись приоткрытым для проветривания окном, выпрыгнул на улицу и пошел искать ту, без теплого бока которой жизнь для кота перестала казаться увлекательной и праздничной.

             Больше рыжего кота с пушистым хвостом никто никогда не видел…

Views All Time
Views All Time
104
Views Today
Views Today
1
(Visited 18 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 3 дня

Дарья Щедрина

170
51 год
День рождения: 21 Мая 1967
Комментарии: 18Публикации: 10Регистрация: 20-12-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • серебро - конкурс Неизведанный мир

3 комментария к “Затмение”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *