Вперёд в прошлое

  Павел не торопился к месту отбытия: у него ещё оставалось время, чтобы побродить вокруг и повидаться, наконец, с неугомонным братцем Тёмкой. Тот наверняка свищет где-то на космодроме со своим гаальским дружком Прия-Теелом, где их знает весь тамошний персонал. С родителями Павел попрощался ещё до инструктажа в Центре управления, ну а что касается Элис… Ладно, переживём…

  Почему-то мысли всё время возвращались к разговору с Марком Элмором, одним из руководителей столь долгожданного полёта на историческую родину — Солнечную систему (по-гаальски — Тээра). Когда все расходились после инструктажа, Марк, взяв Павла под руку, отвёл его в сторонку и тихо заговорил с ним:

  — Надеюсь, ты понимаешь, что всё мероприятие может обернуться сплошной фикцией. Вас будут контролировать как подопытных мышей, и можно не сомневаться, что на Земле их наблюдатели давно осведомлены и приготовлены. Я, разумеется, не сомневаюсь в их порядочности, однако методы в ведении экспедиции могут сказаться на всех нас не так, как было вначале задумано. Мы слишком многим им обязаны. И потому у них наверняка есть в отношении нас свои планы, ведь не случайно в последнее время такой живой интерес к истории развития и падения наших… соотечественников.

  Его слова не были для Павла неожиданностью: материалы, хранящиеся в домах землян-поселенцев на Клау-Строфо как семейные реликвии, с некоторых пор стали предметами неподдельного интереса не только у гаальцев. Оно и понятно: история земной цивилизации могла служить ярким примером того, в каком направлении не следовало бы развиваться. Она была известна любому здешнему ребёнку, поскольку другой истории у представителей человеческой расы в Диатаре попросту не было…

  К началу третьего тысячелетия новой эры по летоисчислению землян на их планете сложилась угрожающая обстановка. Геополитические амбиции сверхдержав и непомерная алчность в погоне за наживой подвели человеческую цивилизацию к состоянию полной катастрофы. Созданного ядерного оружия содержалось в таком количестве, что грозило необратимыми последствиями не только в пределах системы, но и для Проксима Центавра с Бетельгейзе. Разумеется, давно уже наблюдавшая за ними межсистемная коалиция фэян и гаальцев пыталась пресечь эту земную болезнь, тайком нейтрализуя с помощью гелиево-актиноидного облучения громадные склады с этим смертоносным арсеналом и превращая его в безобидный лом. Однако последствия облучений не могли не сказаться на химическом балансе недр планеты: многие элементы, превратившись после этого в активные изотопы, стали разрушать земную оболочку с чудовищной скоростью. К тому же интенсивное выкачивание углеводородных соединений, особенно полиоктановой жидкости, именуемой «нефтью», в целях переработки её и получения вторичных энергоносителей способствовало ускорению экологического дисбаланса. И хотя к тому времени были изобретены куда более надёжные и требующие куда менее экономических затрат способы получения энергоносителей, крупнейшие компании-монополисты никак не желали с этим мириться. Ведь в случае разработки оных летели в трубу крупные барыши от старого способа добычи и переработки углеводородов, отчего, кстати, атмосфера планеты всё больше заполнялась углекислым газом, грозя и без того нарушенной экосистеме. В результате альтернативные проекты были заморожены и упрятаны подальше от ненужных глаз, а обстановка ухудшалась из года в год. Настало резкое потепление климата, и поднявшийся уровень земного океана из-за таяния полярных льдов вызвал масштабные затопления на огромных территориях. Примерно в это же время стали возникать эпидемии техногенного происхождения, внося панику прежде всего в крупных городах, особенно в Мехико, Шанхае и Москве. Наконец, от астрофизиков пришло сообщение, что к планете приближается огромный астероид, и вычисленная траектория его полёта совпадает с траекторией обращения Туупо-Рыыло (так гаальцы называли Землю, что в переводе означало «гнездо безрассудства») вокруг Тээра (Солнца). Большинство проигнорировало этот факт, продолжая лихорадочно искать способы лёгкого обогащения и не загадывать наперёд. И лишь когда учёные вычислили с точностью до минуты дату и место столкновения с планетой «объекта 2029» (Аравийский полуостров) и опубликовали это в глобальной инфосети, были срочно созваны на консилиум лучшие умы Европы, Северной Америки и Востока для скорейшего разрешения этой чудовищной проблемы. Ничего лучшего, чем выслать навстречу орбитальный комплекс с дистанционными осколочными системами самонаведения и лазерными турелями для сжигания остаточных частиц объекта, придумать не смогли. Группа учёных во главе с Василием Игнатьевичем Холмогоровым (впоследствии родным дедом Павла) воспротивилась такому варианту и выдвинула ряд контраргументов. Их расчёты указывали на ещё худший результат в случае даже не уничтожения, а смещения траектории астероида при удачном в него попадании: образовавшийся резонанс от взрывной волны повлечёт за собой в межпространственном вакууме колоссальные потоки электромагнитных волн и расщеплённых бета-частиц, что приведёт к катаклизму уже не планетарного, а общесистемного масштаба. Многие спутники, а также астероидный пояс между Марсом и Юпитером сойдут с орбиты, и тогда ситуация будет абсолютно неуправляема. Но их, как в своё время и астрофизиков, не послушали. Профессора же Йоханссона с его программой скорой эвакуации большинства населения в безопасные районы материков просто выставили из зала заседания.

  … Дед потом часто пересказывал в семейном кругу, как шестнадцать человек (по восемь мужчин и женщин) из тех, что не одобрили на консилиуме программу физического воздействия на «2029-го», под общую суматоху тайно проникли на морской космодром возле побережья Африки и с помощью плазменных ускорителей запустили частную межпланетную станцию, принадлежащую одному латиноамериканскому генералу, разжившемуся на спекуляции радиоактивными элементами в странах «третьего мира». Оставив позади стратосферу и вылетев на орбиту, отключили систему гравитации, предоставив аппарат с экипажем внутри собственной участи. Никто из шестнадцати авантюрно настроенных членов экипажа (включая и профессора Йоханссона) нисколько не сожалел о происшедшем: оставаться на Земле казалось явной гибелью, в то время как в таком неопределённом состоянии ещё сохранялись какие-то шансы на… что? Об этом как-то старались тоже не думать. «Вояджер-16», как прозвали свой новый передвижной дом, покинул Солнечную систему и двигался в направлении Проциона (альфа Малого Пса): там, если верить наблюдениям авторитетных учёных, существовала вероятность идентичных условий для жизни. Плазменные ускорители позволяли станции развивать скорость, близкую к световой, и потому вероятность достичь цели в ближайшие одиннадцать световых лет всё же представляла собой какую-то альтернативу полному коллапсу на родине. А камеры с микроклиматом искусственного анабиоза, расположенные в одном из боковых отсеков «вояджера», позволяли экипажу обмануть течение времени и сэкономить на скудном запасе продовольствия, не рассчитанном на такой длительный срок…

  Находившееся под пристальным вниманием «сонное царство» было аккуратно перехвачено исследовательской станцией фэяно-гаальской коалиции и доставлено в систему Диатар. Весь экипаж был пробуждён и тщательно обследован. Языковой барьер новоявленные спасители умели преодолевать в кратчайшие сроки, и вскорости все мытарства пилигримов-землян стали известны до мельчайших подробностей. Высокомерные фэяне наотрез отказались предоставить бедовым пришельцам хотя бы временное пристанище, а вот гаальцы проявили гуманность и поселили гостей на одной из необитаемых планет системы — Клау-Строфо, снабдив всем необходимым для проживания. Был заключён «конкордат непробиваемости», согласно которому землянам запрещались добыча и эксплуатация недр. Так зародилась первая в истории человечества колония вдали от родных земель, гор, рек и океанов…

  Нельзя сказать, что условия пребывания на новом месте были унизительными или зависимыми от их попечителей. Гаальцы оказались мудрой и во многих отношении порядочной цивилизованной расой. Знали и умели куда больше землян, однако своего превосходства не выказывали. И в то же время всегда ощущался какой-то невидимый барьер, за который они тактично, но с тихой настойчивостью к себе не подпускали. На Клау-Строфо была расположена их научно-экспериментальная база, и сторожевые капсулы, летая вокруг, ревностно следили, чтобы люди не приближались к ней на указанное расстояние. Их можно было понять: репутация земной цивилизации кого угодно отвратит, и чтобы восстановить хоть частицу доверия, требовалось немало времени и терпения.

  Чтобы адаптироваться нужным образом к новой среде, колонистам и их потомкам пришлось испытать на себе многое. За сравнительно короткий срок изменился внешний облик землян: у них полностью исчез волосяной покров и увеличились конечности рук и ног. Средний рост взрослого человека превышал теперь два метра, а вес составлял около пятидесяти килограммов (в Диатаре, разумеется, были другие единицы мер, но большинство землян продолжало придерживаться своих; некоторые семьи как бы в память о родине сохраняли даже ход времени по земному летоисчислению). У многих появились способности к телекинезу и внутренней энергетической консервации (задержке в организме неизрасходованных калорий и контролю над их распределением). В немалой степени сказалось здесь влияние гаальской цивилизации. Главным её достижением считалось раскрытие секрета преобразования косной неживой материи в биокосную. Благодаря ему они осуществили колоссальный скачок в медицине и производстве органических тканей, что позволило раз и навсегда решить продовольственный вопрос. Кроме того, им удалось замедлить процесс старения организмов (а значит, увеличить продолжительность жизни) с помощью изобретённых препаратов, технология производства которых хранилась в строжайшей тайне. У их союзников из системы Альтаир — фэян — также были свои эксклюзивные достижения, которые они держали за семью печатями. Так, фэянам удалось создать особый полимерный сплав, выдерживающий не только физическое воздействие, но и любой температурный режим, вплоть до содержания во внутренней ультра-среде самого Альтаира — космического светила, не уступающего по своей абсолютной величине Солнцу. Причём сплав этот был настолько лёгким, что носить скафандр из него мог и младенец. Таким образом, сотрудничество обеих цивилизованных рас было взаимовыгодно и способствовало общему прогрессу в развитии. Землянам давно было известно, что их совместные разведывательные комплексы уже совершали межгалактические полёты и даже обнаружили кое-где наличие жизни с признаками разума. Однако коалиция держала людей на расстоянии от своих исследований, и такое положение красноречиво доказывало, что последним раз и навсегда отведена роль сторонних наблюдателей. Всё это, безусловно, ставило землян в унизительный статус непрошенных гостей, и хотя условия их проживания на Клау-Строфо были нисколько не хуже гаальских на Мууд-Росте (диатарской метрополии хозяев), ощущение чужаков не покидало людей вплоть до последнего межпланетного конгресса, где наконец-то представители коалиции признали свою неоправданно жёсткую позицию в отношении колонистов. Был утверждён совместный проект так называемой «обратной миссии»: многоцелевой звездолёт со смешанным экипажем отправится с систему Тээра для комплексных исследований и возможной реинкарнации человеческого разума. Как удалось выяснить, «объект-2029» подтвердил опасения холмогоровской группы. Внутри него имелось сжиженное энергетическое ядро, не принятое землянами в расчёт, и после меткого попадания астероид разбросал свои осколки по всей системе, вызвав магнитный резонанс в радиусе одной десятой парсека. Пострадали все без исключения планеты системы. Катаклизм вызвал колоссальные разрушения, а изуродованная экологическая обстановка сыграла роль катализатора в деструктивных процессах на «Туупо-Рыыло». Жизнь, правда, сохранилась, но в сильно искажённом виде: оставшиеся в живых человеческие формации влачили разрозненное существование на сохранившихся от материков клочках каменистой суши…

  После некоторых процедур Павел, внук Василия Холмогорова, был включён в состав группы, которой и предстояло совершить гиперпрыжок в систему Тээра. Он, как и все люди, рождённые и выросшие вдали от земной природы, с самого детства мечтал если не вернуться туда насовсем, то хотя бы одним глазком узреть её ландшафты, столь часто описываемые дедом: синие моря с гребнями вспененных волн, барашковую зелень лесов, таящих в себе множество загадок, степные просторы с колышущимися золотистыми травами, и над всем этим – бесконечную лазурь небес, пересыпанную облаками – большими и малыми, кучевыми, перистыми, слоистыми… Здесь же атмосфера была искусственная, распыляемая гаальскими озонаторами, а растительность имелась лишь в жилых помещениях на попечении домохозяек.

  И ещё дед говорил, что Земля очень красива на некотором расстоянии: разноцветный клубок с нечёткими границами, и если всмотреться повнимательней, можно заметить, что вся палитра красок медленно шевелится, словно сама планета ласково приглашает к себе в гости…

 

  Распрощавшись с Марком, Павел неторопливо двинулся в направлении стартовой площадки. Ему и ещё троим землянам предстояло вылететь на Мууд-Рост, которая сейчас тонким полумесяцем сияла на небосводе (и которая, по словам деда, очень напоминала спутник Земли – Луну). Ну а там – состыковка с гаальским научным лайнером, главный инструктаж и…

  — Перестань дурака валять, милый братец! Ты же знаешь, что у меня на поясе этановые биодатчики, они даже содержимое твоего желудка сканируют.

  Тёмка выскочил из-за угла генераторной будки, — стройный, ловкий, в шортах и напульсниках из фэянского сплава; на голове полушлемофон того же происхождения. Последний вошел в моду совсем недавно: был очень лёгок и удобен в плане техническом – внутрь вмонтированы микроозонаторы и звукопроигрыватель.

  — Мог бы и солидней приодеться для такого события, — проворчал Павел. — Кстати, где твой дружок? Элмор просил подкинуть его туда, — он кивнул в сторону полумесяца.

  — Прия-Теел уже давно на стартовой, — парировал Тёмка. — И не только он… — Тут он многозначительно поджал губы.

  — Лечу на крыльях, — с нескрываемой облегчением улыбнулся Павел. — Только давай-ка я запечатлею тебя на память, братец. Кто знает, когда ещё свидимся.

  Тёмка с готовностью прислонился к обшивке здания для эффектного позирования, но тут неожиданно брызнул скоротечный диатарский дождь – следствие температурной инверсии.

  — Не ойкать! Терпеть! Резкая смена погоды – хорошая гаальская примета… Ну вот и всё. Пойдём на стартовую, там попрощаемся.

  Тёмка подмигнул и произнёс словцо, великого гаальского разума для которого так и не хватило, чтобы перевести:

  — Айда!..

13

Views All Time
Views All Time
319
Views Today
Views Today
3
(Visited 88 times, 1 visits today)
4

Автор публикации

не в сети 4 дня

Shel19

1 336
52 года
День рождения: 20 Мая 1966
Канада. Город: Melfort
Комментарии: 375Публикации: 58Регистрация: 29-03-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • золото - конкурс ДЕБЮТ
  • Почётный Литературовец
  • Активный комментатор
  • номинант-конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

12 комментариев к “Вперёд в прошлое”

  1. "К тому же интенсивное выкачивание углеводородных соединений, особенно полиоктановой жидкости, именуемой «нефтью», в целях переработки её и получения вторичных энергоносителей способствовало ускорению экологического дисбаланса. И хотя к тому времени были изобретены куда более надёжные и требующие куда менее экономических затрат способы получения энергоносителей, крупнейшие компании-монополисты никак не желали с этим мириться. Ведь в случае разработки оных летели в трубу крупные барыши от старого способа добычи и переработки углеводородов, отчего, кстати, атмосфера планеты всё больше заполнялась углекислым газом, грозя и без того нарушенной экосистеме. В результате альтернативные проекты были заморожены и упрятаны подальше от ненужных глаз, а обстановка ухудшалась из года в год."

         Да, правда глаза колет.  Как же не разгромить такое на конкурсе новелл.  Особенно вот это:  Туупо-Рыыло (так гаальцы называли Землю, что в переводе означало «гнездо безрассудства») вокруг Тээра (Солнца)   

    sadfrown

    В. Тихий.
    4
    1. Вообще-то геополитику теперь на литсайтах клянут все кому не лень, но вопрос экологии и нашего сознания происходящего — действительно  серьёзен. Он был поднят ещё в 19 веке, только никто его всерьёз не принял. Нефтяная проблема, боюсь, будет рваться до конца, пока последние углеводороды на планете не выкачают. Деньги правят этим миром, покамест не обесценятся. Таков уж закон нашего развития.А научные открытия замораживают, чтобы в дальнейшем их использовать в таких же целях. Звучит пессимистично, но… 

       Спасибо, дружище, за коммент. 

      2
    1. По условиям конкурса, концовка новеллы должна была предвосхищать изображенное на картине. 

       http://www.m-novels.ru/contest.php?topic=5&page=1  Крис Мур "Loving life in the rain". С определённым количеством знаков с пробелами. Увы, уже после второго тура появились сомнения в порядочности администрации, и я попросил удалить меня оттуда…

       Над продолжением обещаю подумать… 

       

      2
  2. Инфантильностью и подражанию Стругацким (хотя их читал даже не помню что лет пятнадцать назад)

    0
    1. В названии переиграл кинотрилогию (по слухам, уже квадралогию) Р.Земекиса "Назад в будущее". На конкурсе именовалось как "Обратная миссия". Добрага дзэння! 

      2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *