Шанс

                     images (40)

Вечером в моей комнате раздался телефонный звонок.
— Да,- я взял телефон.
— Старик, готово, понимаешь?
— Не врёшь?
— Такими вещами не шучу. С тебя коньяк. Через час буду.
Я положил телефон. Какое- то странное волнение охватило меня: неужели, наконец, свершится? Но отчего вдруг стало страшновато? Наверное, перед неизведанным всегда так. Ничем примечательным я не отличался. В свои тридцать я кое- что знал, кое- что умел. Но всего по чуть- чуть, по крохе определила мне природа.  А так хотелось талант! Хоть в чем- то,  лишь бы он был. Но я утешался тем, что основная масса  состоит из таких же, как и я. Что касается музыки, то слухом меня обделили вовсе.  И вот как- то ночью я слышал, слышал музыку. Сам писал  и ипровизировал,  дирижировал невидимым  оркестром. Какое это было блаженство- купаться в звуках, подчинённых твоей воле! Но утром всё так же лил дождь, так же под окнами гудели машины, попыхивал закипая чайник на кухне и я опять становился  « кое- кем» и « кое- чем». Но всё таки мне везло. На остановке я столкнулся с Генкой Журавлёвым, старым школьным товарищем. Виделись мы редко, он пропадал в своём научном институте. Генка из- за своей постоянной рассеянности так и не купил машину, а общественный транспорт, как обычно, задерживался , и мы смогли поговорить. Находясь под впечатлением ночи, я ему выложил всю мою ночную музыкальную эпопею.
— Так ты- то мне и нужен, старик!- радостно взревел он.- Хочешь на меня поработать? Ты послушай. Сколько человек во сне музыку пишут, стихи сочиняют и музыку. Таблица Менделеева только чего стоит! Какие архитектурные комплексы конструируют! Представляешь, если всё это пустить в жизнь? Какой скачок сделало бы человечество вперёд! Пушкины, Леонардо, Пикассо рождались бы на каждом шагу. Хочешь, я из тебя человека сделаю?  Это ведь шанс, ну?
Все мои терзания по поводу « полу « молниеносно промелькнули передо мной.
— Хорошо,- согласился я.
— Тогда звони. Жду. О времени договоримся. А я такси словлю. Больше ждать не могу, пока…
И вот скоро Генка будет здесь. Неужели свершится? Но почему озноб пробегает по телу? Я ведь стану знаменитым…Но ведь это будет самообман. Днём я буду оставаться таким же « серым «, как и всегда. Даст ли такое разделение желаемое счастье? Или это журавль призрачного счастья вырвется, оставив только пёрышко в моём судорожно сжатом кулаке? Случится ли избавление от ординарности?  А если всё- таки получится и Генкин аппарат пустят в действие? Все станут такими неординарными и талантливыми….Не будет посредственностей, но и пропадёт критерий таланта. Человек превратится в робота, наркоманом снов, неспособным не подключать на ночь электронного шпиона. А сколько скрываемых, болезненных, почти забытых проступков станут явью- живым, бичующим напоминанием прошлых ошибок. Способен ли я нести это бремя, разделяя его с известностью и славой? Раздвоенное, лицемерное содружество добра и зла. Готов ли я к этому? Нет, не готов.
В прихожей затрещал нетерпеливый звонок. Я открыл  дверь. Довольно улыбаясь, с прилизанными осенним дождём волосами, стоял Генка.
Он вошёл, бережно прислонил к креслу увесистый кейс. Снял мокрый плащ, плюхнувшись в глубокое кресло, закурил сигарету.
— Где коньяк, старик?
Я вынул из бара начатую бутылку. Генка блаженно жмурясь, смаковал напиток.
— Ну, что, начнём?
Мне было неудобно отказывать, видя его блаженный настрой, но…Я тянул время.
— Ты уверен, что может получится?
— А вот мы сейчас и посмотрим.- Генка встал.- Но я должен буду на»  видео» просматривать твои сны. Эксперимент, сам понимаешь.
Я наконец решился: —  Я передумал. Может не стоит?
— Что?- Генка опешил.
А я быстро заговорил. Понимаешь, этот аппарат не для всех. Для учёных там, для композиторов…А я что? Ведь не к каждому его применять можно. Нужно, чтобы и человек достойный был. Ты пойми…
— Свинья ты.- Генка с шумом поставил рюмку. – В конторе моей никто не хочет. Думал. Как друг, поможешь. Может передумаешь?
— Я бы….Но….
— Понял. Знать тебя не желаю.
Он быстро вышел в прихожую, надел свой сырой плащ. Бережно поднял кейс и с непередаваемым укором  всё же пробормотал:- Передумаешь. Звони.
Я стоял у окна. Из подъезда вышел ссутулившийся Генка. Перескакивая неуклюже через лужи, побежал под навес автобусной остановки. Вот и всё. Я опять « полу кто- то». А как хочется быть талантливым. Впрочем, есть талант, который доступен каждому. Это просто быть человеком. Обыкновенным хорошим человеком. Но всё- таки очень хочется, хотя бы ещё раз услышать  не рождённую ещё прекрасную музыку.

 

(Visited 1 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 4 дня

YURA27359

5 882
автор
59 лет
День рождения: 27 Марта 1959
flagИзраиль. Город: Ариэль
Комментарии: 1025Публикации: 432Регистрация: 28-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный комментатор
  • Активный автор
  • Почётный Литературовец

7 комментариев к “Шанс”

  1. Я вот что вспомнил, пока читал твой рассказ. Владимир Познер рассказывал, когда-то, когда он еще не был ПОЗНЕРОМ, а просто был никому неизвестным молодым журналистом Володя…эй, как там тебя…, (да-да, в такое не верится, но со всеми людьми такое бывает…. в самом начале их НОВОГО пути по жизни), кажется в Финляндии в командировке, делать ему было нечего и он забрел в кинотеатр на какой-то фильм, который назывался «Полёт над гнездом кукушки». Разумеется, это для Володи был «какой-то» фильм. В одном из эпизодов герой Николсона в психушке спорит со всеми пациентами, что он поднимет вон тот тяжеленный рукомойник (килограммов 200 наверное). Все в одни голос заявили: Нет, ну что ты!Ты сумасшедший! Ты врешь! Ты не поднимешь. ЭТО ВООБЩЕ НЕВОЗМОЖНО СДЕЛАТЬ. А он: Нет! Подниму. И поспорил. И как ни старался — не смог даже с места оторвать чугунный шкаф. А потом на весь экран повернувшееся его лицо в зал — и никто не смеялся. Он только сказал: Я ХОТЯ БЫ ПОПЫТАЛСЯ. 

    Именно эта фраза, как выразился Познер, перевернула тотчас всю его жизнь. «Я ХОТЯ БЫ ПОПЫТАЛСЯ». И теперь мы знаем Владимира Владимировича ПОЗНЕРА. Понимаешь? Так что, я согласен с Александрой. Зря он отказался. Зря… 

    2
    1. А с другой стороны, если бы согласился, то автору не о чём было бы писать. Важно сомнение героя, его ошибки  видимые читателю и не всегда герою нужна читательская поддержка. Иногда интереснее несогласие с героем, что даёт повод самому поразмышлять над такой » простой» вещью, как талант.

      2
      1. Может быть….может быть….Тут однозначного ответа никто не даст. Но в разные этапы своей жизни я читаю Чехова. И вот действительно, мальчиком я не понимал дядю Ваню, его монолога «лишнего человека», не понимал Треплева с его терзаниями от осознания собственной бездарности, не понимал тоски Раневской по вишневому саду. А теперь…теперь я сам такой, как они….

        2
        1. Вот и ответ…. Сомнения рождают понимание, а фанатики идей, зомбированные подобия людей. Ведь через сомнения лежит дорога если не к истине, то к человечности….

          2
          1. Абсолютно. Фанатизм ведет не только к духовной деградации, но и к военной агрессии, — впрочем, они сродни. Сомнения — зерна мудрости или по крайней мере, они как-то сдерживают человека, чтобы он не превратился в зверя или например, в стол….

            2
            1. Да , это мне напоминает шизофреническую теорию в философии, уж не помню кого, о том, что только я существую, а всё и все остальные плод моего воображения.

              2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *