«Мой сынок — Ангел»

«Мой сынок – Ангел»

 

Пролог

Последний урок медленно, нудно подходил к концу. Это был именно тот день, когда учитель литературы решил опросить нас по всему прочитанному материалу за полугодие. Немного необычно для нашей школы, но у Арины Алексеевны были свои взгляды на то, как надо проверять знания учеников. Это я молчу о сочинениях, которые мы писали после каждого прочитанного романа.

— Лёш, это все, что ты помнишь? – спросила учительница, глядя из-под очков, опущенных на нос.

— Нет, не всё. Могу подробно рассказать «Тихий Дон», – невесело пробормотал я.

Что происходило, я ничего не понимал. Просто сердцу было очень тяжело. Медленно замерзая, оно превращалась в неподвижный камень.

— Лёша?

— А? Извините, пожалуйста! – очнулся я и в эту секунду в кармане завибрировал мобильник.

— Можно? – извиняющимся тоном спросил я.

— Конечно, выйди, — снисходительно сказала Арина Алексеевна.

— Алло, — ответил я, когда вышел в коридор, — что? Что вы сказали?

Телефон, выпав из внезапно онемевших рук, с гулким стуком ударился о пол.

 

«Он помнит о нас»

 

Что-то непонятное разбудило меня, заставив, вскочить с кровати со скоростью торпеды.

— Лёх, что с тобой? – спросил перепуганный и ещё довольно пьяный Петька.

— Не знаю, как-то не по себе, — отмахнулся я и стал быстро натягивать на себя мятые вещи, которые валялись на полу у дивана, ставшим кроватью на всю прошлую ночь.

— Эй, ты куда? – прокричал друг, когда я вылетел из зала, в котором мы пили.
Видели бы меня родители…

— Мне надо, — бросил я.

Снова вернулось чувство дикого, раздражающего и убивающего одиночества. Всё произошло три года назад. Шёл последний урок. Я стоял у доски, отвечая какую-то тему. Неожиданный звонок, навсегда изменивший мою жизнь, разделил её на два этапа. Он стал причиной того, что я превратился в редкого раздолбая, любящего пить, кутить по клубам и куролесить.  Появилась удушающая боль, словно я вернулся в тот день, когда ничего не понимающий, но предчувствующий беду, я узнал, что умерла моя любимая сестра Таня.

«Господи, Танечка, как же я по тебе скучаю. Как же несправедливо с тобой обошлась проклятая судьба. Родная моя, сестренка, ты же была ещё совсем ребенком, не познавшим жизни. Теперь нет тебя. Ты лежишь в сырой земле, а я  здесь. Прости, хорошая моя. Прости меня, за то, что не был сильным. Но я не могу быть сильным, потому что рядом нет тебя.»

Шёл, не замечая ничего вокруг, когда остановился, то вздрогнул.

Парк, раскинувшийся перед моим взором, казался знакомым. Мог ошибаться, но, по-моему, я забрёл в «Бородино». Кто был в Курске, тот знает, что в городе есть парк с таким названием, но сейчас не об этом пойдет речь. Конечно, он достоин того, чтобы получить пару комплементов в свою честь, но на это нет времени, а всё потому, что моим вниманием завладел Он.

Ребёнку, как мне показалось, было не более трёх месяцев. Почему показалось? А потому, что взгляд у этого чуда был слишком осмысленным, человека, мудрого и знающего.

Внутри вдруг что-то сломалось, а на месте перелома появилось нечто, что я не мог описать, однако мог чувствовать. В груди было тепло, даже очень тепло, словно вместо сердца горело небольшое солнышко.

Взяв младенца на руки, я завернул его в снятую с себя кофту.

— Господи, какой же ты горячий!

Мальчик мило улыбнулся, окончательно растопив лед в моем окаменевшем за три года сердце.

— Ну, и как ты сюда попал? – ласково спросил я.

Малыш опять улыбнулся и, потянувшись, зевнул. Он был таким хорошим, словно ангел. Точно не скажу, потому что не знаю, но, по-моему, он был здоров, конечно, если не брать во внимание жар, который я ощущал через кофту. Я не мог игнорировать такую странность, поэтому с ребенком на руках пошёл искать ближайшую детскую больницу.

— Всё будет хорошо, врачи тебе помогут, — прошептал я, удивляясь тому, что ребенок не плачет.

Вы мне не поверите, но малыш после того, как я его взял на руки, уснул. Наблюдая за ним всю дорогу до больницы, я ощущал то, что постепенно начинаю любить это дитя. Его невозможно было не любить. Он был… он был особенным, единственным в своем роде.

— Здравствуйте, — обратился к девушке в регистратуре (Наконец-то добрался до больницы).

— Да, вы что-то хотели узнать?

— Да, я хочу узнать, принимает ли сегодня педиатр.

— Принимает, но только через час.

Я чуть не взорвался от безразличия, которое видел в карих глазах медсестры.

Неужели на всю больницу всего один детский врач? Дурдом.

— Девушка, вы не понимаете. Мне нужно срочно. Я нашёл ребенка в парке и у него сильный жар.

Дежурная вздрогнула, словно только сейчас заметив, что у меня на руках ребенок.

— Хорошо. Я сейчас выпишу направление.

Я закатил глаза. Дура, какая же ты дура, а ещё белый халат надела, да и очки в придачу.

— Какое к черту направление, скажите в какой кабинет мне нужно пройти? — повысил я голос.

— Одиннадцатый, — сдавшись, пробормотала девушка.

— Спасибо.

У кабинета остановился, чтобы перевести дыхание. Постучав,  приоткрыл дверь и вошёл. Затем, постучав, приоткрыл дверь и вошел)  За столом сидела женщина лет сорока. Ухоженная, с кругленьким  детским лицом, она была очень красивой.

— Извините, я знаю, что у вас не приемные час, но я не мог ждать, — выпалил  с порога.

— Что случилось? – испуганно спросила врач, заметив ребенка.

— Я нашёл мальчика в парке. Кажется у него жар.

Женщина аккуратно переняла у меня ребенка и положила на пеленальный столик.

— Что теперь будет с ним? – спросил я тогда, когда доктор перестала слушать малыша, который даже ни разу не всплакнул за прошедшие пятнадцать минут.

— Ну, если не найдутся родители, то ребенка определят в дом малютки, — тяжело сказала женщина, одевая мальчика в ползунки и кофточку,  чудом появившихся в кабинете.

— Нет, не надо в дом малютки, — испугался я.

Женщина, удивленно взглянув на меня, подала мальчика, который,  как только оказался в моих руках, сразу заулыбался.

— Я вижу, вы очень привязаны к мальчику…

— Алексей, — сказал свое имя.

— Алексей. Это удивительно. Такое ощущение, что это ваш сын.

Сын? Сердцу стало так тепло. Теперь я осознал, чего хочу.

— Да, это мой сын, — улыбнулся я.

Полные губы врача растянулись в улыбке, которая померкла через пару минут.

— Алексей, мне жаль, но вам придётся отдать ребенка. Я вижу, что вам тяжело.

— Я не могу, — выдавил я, пытаясь побороть ноющую боль, возникшую внезапно где-то возле сердца.

Женщина тяжело вздохнула.

— Помогите мне, пожалуйста,  — умоляя, попросил я, — я хочу усыновить Диму.

Так появилось имя у моего ангела.

Мы долго разговаривали на эту тему, и всё-таки мне удалось добиться того, чтобы Димочка до решения органов опеки, в которые женщина обещала сообщить в ближайшее время, остался у меня.

— Ой, чуть не забыл. Как Дима?

— Алексей! Это удивительно, но мальчик совершенно здоров.

Огромный груз свалился с моего тяжелого сердца.

— Мне бы хотелось узнать, а где можно купить все необходимое для ухода? – спросил я, наблюдая за тем, как сынок внимательно смотрит на меня.

Врач объяснила, как добраться до магазина и в какую аптеку сходить.

— Спасибо вам большое, за понимание.

— Не за что, Алексей. Вы хороший юноша. И думаю, будете хорошим отцом, если у нас все получится.

— Получится. Ещё, я вам должен, – добавил, указав на одежку, в которую был одет Дима.

— Бросьте, ничего не нужно. У меня всегда есть детская одежда. Так, на всякий случай, – улыбнулась она.

— Огромное спасибо! До свидания, Нина Дмитриевна.

Так звали врача, который посочувствовал мне и вошёл в мое странное и неожиданное положение.

— До свидания, Алексей. Если что-то будет не так, то вы знаете, где меня найти.

Я вышел из больницы и направился туда, куда мне посоветовала сходить эта замечательная женщина. Есть все-таки на Земле понимающие и сердечные люди.

 

***

Неужели человек способен так быстро измениться? Щелчок и прошлая жизнь, наполненная лишь развлечениями, стала страшным сном.

— Не спишь? – спросил я у Димы.

Я не мог оторвать глаз от чуда, которое спокойно, лежало на руках. Руки знали, как нужно правильно держать ребенка. Опыт, подаренный  жизнью, пригодился. Всё, что я знаю о детях, я получил от Танечки. Я помогал маме воспитывать сестру.

Отыскав Диму, я осознал, что все-таки могу любить, могу дорожить кем-то. У меня появился смысл жизни, которого однажды лишился. Всё, что  пытался уничтожить в себе, поддавшийся депрессии и отчаянью, я  снова приобрёл. Вера вернулась вместе с надеждой, что Танечке там хорошо. А если ей там хорошо, то я не должен печалиться. Я обязан жить по чести и любви, чтобы встретиться с родной на Небесах. Раньше у меня не было стимула жить, а теперь он появился, принеся с собой солнечный свет, которого мне так не хватало за все минувшие три года.

— Красивый мальчик!

Вздрогнув, осмотрелся по сторонам.

Молодая девушка, стоявшая за прилавком, мило улыбалась.

— Ира, здравствуйте! – прочитал бейджик  с именем.

— Здравствуйте. Что  вас интересует?

Застенчиво улыбнувшись, я рассказал обо всем, что посоветовала купить мне Нина.

— С вас, двадцать тысяч рублей, — обсчитала весь приобретенный товар Ира.

— Спасибо, Ира. Вы мне очень помогли.

— Не за что…

— Меня, Лёша, зовут, — представился я.

— Очень приятно, Алексей. Славный у вас малыш. Такой серьезный! – удивленно проговорила Ира, —  Вы уже час в магазине, а он ни разу не закапризничал.

— Не поверите, Ира. Я сам удивляюсь. Таких детей просто не бывает!

— Значит, Лёша, вам повезло с сыном!

Мне очень повезло, я нашел Диму и встретил Иру, которая мягко поселилась в моем сердце

— Повезло! До свидания, Ира.

— До свидания, Лёша.

Уходя, я остановился в дверях  и, обернувшись, с надеждой спросил:

— Ирина, а я вас ещё увижу?

— Конечно, я работаю через день.

— Это хорошо! Очень хорошо! – проговорил я, краем глаза заметив, как Ира улыбнулась.

 

***

Петька и все его «королевы» спали, кто, как и кто на ком. Конечно огромный промах с моей стороны. Но откуда я мог знать, что по счастливой случайности при загадочных обстоятельствах найду Диму.

— Вот, так живет твой непутевый папка, — печально сказал я, осматривая бардак, царивший в комнате.

Растолкав ребят,  я сел в кресло, ожидая, пока все раскачаются и поймут, что происходит.

Петька, ошарашено и ничего не понимая, глядел то на меня, то на Диму, сидящего у меня на руках. (Не подумайте, что я в прямом смысле посадил ребенка.)

— Лёх, э…

Посмотрев в глаза озадаченному другу, я все рассказал ему.

— Подожди, не понял. Ты хочешь оставить ребенка у себя? – взвизгнул он.

— Да!

Петя, схватившись за голову, плюхнулся на диван, на котором лежал десять минут назад. Одна из девчонок, выругалась, получив при этом от меня неодобрительный взгляд.

— Ты с ума сошёл? – прикрикнул Петька

— Возможно,  и не кричи,- улыбнулся я и поцеловал сына в макушку.

— Понятно, чокнулся, — пробормотал друг и, поднявшись, стал одеваться.

Девушки, молча, ожидали Петра. Я все понимаю, у них был шок, да и голова теперь трещала. Удивительно, что я совсем не чувствовал похмелья.

— Пока, — пропищали подруги и вышли из квартиры.

Петька уходить не спешил. Мы около пяти минут стояли в прихожей, молча глядя друг другу в глаза.

— Петь, пойми. Это очень важно для меня, — наконец выдал я.

— Ясно… Ладно, я пойду. Голова так трещит, что я ничего не соображаю, — отмахнулся Петька, не в силах что-либо сообразить сейчас.

Мы обязательно обсудим все, но только не сейчас, потому что произошла маленькая «неприятность» с сыном.

Похлопав друга по плечу, я закрыл за ним дверь, а сам ушел в ванную, чтобы переодеться и поменять мокрые ползунки Димы.

— Так, что мы будем кушать? – спросил я, положив сына в коляску, а сам подошёл к плите и принялся готовить детскую смесь, купленную в аптеке.

Мы покушали, и я уложил Диму спать. И, пока сын спал, я прибрался в квартире, сделал кое-какое домашнее задание, что было странно с моей стороны. Удивительно, при таком образе жизни, который я вел все три года, у меня в зачетке не было ни одной тройки. Из всех оценок я имел лишь одну четверку по экономике. А остальные? Уверен, вы уже  догадались. Спасибо родителям, что наградили  такой хорошей памятью. Ну, конечно, были и проблемы. За прошлую сессию у меня весят три хвоста. Надо будет потрудиться и отработать все, что задолжал.

» О, как стал размышлять!»

 

***

— Господи, почему же ты такой горячий, — пробормотал я, гладя сына по животу.

Привычка осталась. У Тани до шести месяцев периодически бывали проблемы с желудочно-кишечным трактом.

— Лёша, не беспокойся, со мной все хорошо.

Услышав мелодичный, напевный голосок, подскочил и сел. «Я сплю» Закрыл и открыл глаза, но не помогло. Дима, сидел, печально, глядя на меня.

— Прости, я не хотел тебя напугать?

— Ты говоришь? – заикаясь, спросил я, не веря своим ушам.

— Да! Это наша особенность.

Я покачал головой. Это невозможно! Я сошёл с ума.

— Но как?

— Леша, я – Ангел!

— Ангел? – переспросил я, совсем запутавшись в том, что происходит.

Может мне все это сниться? Нет! Точно! У меня белая горячка. Не удивительно, ведь вчера было столько выпито, что  уму непостижимо.

— Я понимаю, что в это сложно поверить, Лёша, — заговорил ангел, — но мы появляемся на Земле лишь тогда, когда человек нуждается в нашей помощи. Ты нуждаешься в моей помощи, Алексий.

Посадив Диму к себе на колени, я спросил:

— А разве я её заслуживаю?

— Ты? – Дима улыбнулся, — конечно, заслуживаешь. Ты добрый, искренний, настоящий.

— Но…

— Лёша, ты мучился, пытаясь распутством заглушить боль после смерти сестры. Ты понимал, что живешь неправильно, но не мог найти в себе силы остановиться. А все потому, что ты потерял веру.

Вытерев слезы, которые непроизвольно потекли по щекам, я обнял сына.

— Родной мой.

 

***

Наступило утро. Я проснулся раньше обычного. Часов в семь. Дима все ещё спал, поэтому я ушёл на кухню, чтобы все обдумать.

Привиделось ли мне или приснилось? Разницы не было никакой. То, что произошло ночью, навсегда изменило мой взгляд на жизнь. Теперь я точно знал, чего хочу.

Да, будет тяжело, но я найду в себе силы жить дальше. Сначала поговорю с родителями. Они должны знать, что я решил усыновить ребенка. Конечно, нравоучений мне не избежать.» Мол, молод, рано и все в этом духе.» Но я решил и своего решения не изменю.

Я вздрогнул, потому что из комнаты, которую я обустроил под детскую, раздался плач.

— Дима…

 

Эпилог

 

Жизнь полна трудностей и испытаний. Я потерял сестру, а вместе с ней надежду и веру.

Дима, мой сын, он научил меня бороться с трудностями, поворачиваться к ним лицом, а не убегать, прячась за дурманом от выпитого алкоголя.

Димочке  исполнилось семь с половиной, когда его не стало. Очередной удар в спину, но я не сдался, потому что у меня был хороший учитель.

Боль и страдания делают нас сильнее. Проходя через все, что нам уготовила судьба, мы возносим себя в глазах Бога. Мы верим, что Господь любит своих детей, несмотря на то, что испытывает их. Он пишет нашу судьбу. Как бы мы не убегали от неё, рано или поздно она разыщет нас за любой стеной, за которой мы попытаемся спрятаться.

Судьба отняла у меня сестру, сына, но она научила ценить то, что у меня есть и то, что осталось в памяти.

«Дорогие мои, Ирина, Дима, и Настенька! (Моя любимая жена, сын и дочка) Вы самые любимые и близкие мне люди. Лишь с вами я понимаю, что живу. Люблю вас!»

«Дима – сыночек мой! Я знаю, что ты слышишь меня. Ты наблюдаешь за тем, как я проживаю свою земную жизнь. Знай, что я люблю тебя и верю, что когда придет время, мы обязательно встретимся. А пока, я позабочусь о тех, кто рядом со мной»

 

 25.05.2013

Евгений Бородкин

Views All Time
Views All Time
215
Views Today
Views Today
1

В случае обнаружения ошибки, выделите её и нажмите Shift + Enter или НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ чтобы сообщить нам. Мы немедленно отреагируем!

(Visited 65 times, 1 visits today)
20

Похожие статьи:

Автор публикации

не в сети 4 недели

Kyle James Davies

178

Меня зовут Евгений. Проживаю в городе Курске. Женат.
Образование: высшее.
Пишу с 17 лет.

24 года
День рождения: 19-06-1993
Комментарии: 40Публикации: 23Регистрация: 12-02-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ

16 комментариев к “«Мой сынок — Ангел»”

  1. Трогательная история и наверное очень личная. Повествование переполнено эмоциями и искренностью Алексея, но вместе с тем чувствуется в нём и агрессивный настрой против всего мира. Возможно, есть какая-то очень глубокая внутренняя драма у этого славного мальчика, связанная не только с гибелью сестры, но и с ощущением, что тебя швырнули за борт жизни. Спасибо за атмосферу. Я думаю, вас интересно будет читать. 

    И с дебютом вас у нас.  laugh

    6
    1. Женя, пожалуйста, перед тем как ответить на чей-то отзыв, не забывайте нажимать сначала кнопочку ОТВЕТИТЬ, что справа, красного цвета. А уж затем отвечайте, иначе адресат не получит ваше обращение к нему и вам обоим будет обидно.laugh

      4
  2. ЕВГЕНИЙ, МЕНЯ ОЧЕНЬ ТРОНУЛО. Я РАД, ЧТО В НАШЕМ ТЁПЛОМ ДОМЕ ПОЯВИЛСЯ ЕЩЁ ОДИН ХОРОШИЙ АВТОР. УВЕРЕН, ЧТО У ВАС ЕСТЬ ЕЩЁ ИНТЕРЕСНЫЕ ВЕЩИ. НО И ВЫ ЗАХОДИТЕ В ГОСТИ К ЖИВУЩИМ И ТВОРЯЩИМ ЗДЕСЬ АВТОРАМ. ВЫБОР ХОРОШЕГО И ИНТЕРЕСНОГО ЧТИВА ЗДЕСЬ БОГАТ И РАЗНООБРАЗЕН. С УСПЕШНЫМ ДЕБЮТОМ ВАС!

    4
  3. Очень трогательно! Действительно, человеку в момент крайнего отчаяния нужен тот, кто подстегнул бы и заставил жить дальше. Парень был слишком привязан к сестре, и ее уход стал для него концом и собственной жизни. Но ребенок вернул ему веру в жизнь и самого себя. Добрая история, с моралью…

    2
  4. Шикарный рассказ! Наверное, у них с сестрой было удивительное родство душ, раз парень так переживал ее смерть. И вообще, братья часто бывают влюблены в своих сестер, как в женщин. Почему-то так и думала, что Дима умрет. Грустный конец… А это общему впечатлению —

    2
  5. Очень редко когда есть такая привязанность,вы наверное очень хороший отец(если у вас есть дети),мне понравилось,и да самое главное прислушиваться к Ангелам, по рассказу видимо этот малыш действительно был Ангелом спас от распуства.Спасибо что зашли! Заходите ещё! У вас талант!!;

    Добро пожаловать и к нам)
    4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *