Образцовый дом.

 

              image (9)

—————————————————————————————

 

             (   И всё же — комедия.)

………………………………………………………………………………………

 

Квартирный вопрос и в наше время, никого не делает лучше.

                                                                                           Автор.

…………………………………………………………………………………………………..

 

 

Действующие лица нашей истории;

 

Управдом.

Члены домового совета;

 Топорков.

Топоркова.

Крохмальный.

Рычагов.

Авдотьевна.

Учительница.

Дима, сын Топорковых, 16- ти лет.

Семён – сосед с верхнего этажа.

Крысолов, из эпидемстанции.

 

 

Перед нами помещение на первом этаже деревянного двух этажного дома. Аварийное состояние подчёркивает упавшая на пол большая  потолочная балка. Чтобы попасть в помещение нашим героям приходится через неё перелезть. Однако на стене большой, яркий плакат;- « Дом образцового содержания и быта». В центре письменный стол и ряд колченогих стульев.  В помещение, с трудом преодолевая балку пробирается управдом.

 

Управдом – Вот чёрт, вчера её не было. Всё мыши проклятые. Или крысы? А может совместно гадят. Как здесь за всем уследишь? (  ставит на стол пухлый портфель, достаёт бутылку минералки, жадно пьёт из горлышка)

 

Появляется Крохмальный.

 

Крохмальный – Можно ?

Управдом – Можно, можно. Пить будешь?

Крохмальный — Что, есть?

Управдом – Минералку. Жара, вон какая.

Крохмальный — Это да, аномальная.

Управдом – Именно.

Крохмальный – Я это пить не буду. Вот если бы…

Управдом – Ты мне тут не разводи. Не разводи.

Крохмальный – А я- то чего? Сам спросил.

Управдом – Как бы на улицу из- за этой жары, не повыползали. Тогда не скроешь.

Крохмальный – Нет, не полезут. Там ещё жарче. Не полезут.

Управдом – Дай- то Бог.

Крохмальный –Ну, так чего, скоро уже?

Управдом – Надеюсь дорогой, надеюсь.

Крохмальный – Мне уже неделю переезд снится. Я вот что…э…,попросить тебя хотел.

Управдом – Потом Кеша, потом.

Крохмальный – Ну, да. Как тебе, то- Кеша.

Управдом – Ну?

Крохмальный – Я уже, понимаешь, всё достал, А вот унитаза, понимаешь, нет.

Управдом – Так в чём проблема? Сейчас всё, что хочешь купить можно.

Крохмальный – Это да, но, понимаешь, с музыкой хочу. Слыхал? И от содержания мелодия разная. Вот здорово, да?

Управдом – Кеша, ты — идиот?

Крохмальный – А чё? Не люди, что ли? Столько лет на двор бегали, один нужник на весь дом, да. С музыкой пожить хочу. Да и Анька, музыку любит.

Управдом – И это всё?

Крохмальный – Всё. И, это, мне голубой нужен, Веня. Ну, что смотришь? Анька голубые фотообои купила. До фига стоят, между прочим.

Управдом – Трудно, не знаю, право.

Крохмальный – Я в долгу не останусь. Ты мне отказать не можешь, в один садик вместе ходили, ну, Веня?

Управдом – Чёрт с тобой, попробую. Но, не обещаю.

Крохмальный – ( довольно) Ты главное попробуй, Вень.

 

Заглядывает Топоркова.

 

Топоркова – Можно, Вениамин Палыч?

Управдом – Э, да, товарищи. Проходите. Только осторожнее. Они, извиняюсь, твари, пол местами прогрызли.

 

За Топорковой входят представители домового совета. Аккуратно обходя препятствие, занимают места на стульях.

Топорков  – Простите, а это надолго? Скоро футбол начнётся, понимаете?

Управдом – Я, господа мои, товарищи, всё понимаю. Вас никто не заметил?

Топоркова – Вроде, никто.

Управдом – Вроде?

Авдотьевна – Не волнуйся, милок. От Степановны я оторвалась. Затем круг вокруг дома сделала. Всё чисто.

Рычагов – Гы, вот старая школа. Ты, Авдотьевна, в ЧК не служила? Этим, ликвидатором, гы- гы.

Авдотьевна – А может и служила. Тебе то что?

Рычагов – Детектив развели.

Авдотьевна – Не скажи, милок. ( достаёт вязание), конспирация в нашем деле….

Управдом – Да, уж. Деваться некуда. Или вы в центр города не хотите?

Рычагов – А что я? Я — молчу.

Крохмальный – Вот и молчи.

Управдом – Дело такое, такое значит, что….в центре, там, объявили, как вы наверное знаете, слышали, так сказать, о реновации жилищного фонда. Но ведь и мы, провинция чем хуже, верно? Вот власти нашего города и решили присоединиться к этому, так сказать…а что это вы уважаемая делаете?

Учительница – Протокол собрания.

Управдом – Что!? Да вы что!?

Крохмальный – Как бы другой протокол не составили.

Топоркова – У вас плоский юмор.

Крохмальный – Ага, сама такая.

Управдом – Прекратить!

Учительница = Так я думала… Как положено….Извините.

Управдом – Я хочу, чтобы вы осознали всю важность момента. У меня, конечно, в мэрии есть связи, но всё должно выглядеть безупречно.

Крохмальный – Точно, а то в коррупции обвинят.

Управдом – Кеша, тьфу на тебя, выведу из  состава.

Крохмальный – А чего, молчу я.

Управдом – Одним словом и наш, так сказать город примет в этом почине посильное, так сказать…..

Топорков – К сути, пожалуйста. Матч вот- вот.

Управдом – А по сути, нам значит под это дело не только снос и переселение, но и как поддержавшим почин с выше, так сказать, городскими властями в лице…

Крохмальный – Да, знаем в чьём лице. Нам- то чего?

Управдом – Ну, что ты за человек, в самом деле? Жителям самого образцового из старых домов, предоставят ордера в элитном, так сказать , доме.

Топоркова – Это где- же?

Управдом – Это пока тайна, но мои связи в администрации…..

Топоркова – Мы вас ценим.

Учительница – И уважаем. Да.

Управдом – Спасибо. Спасибо за доверие.

Топоркова – Так где жилплощадь-то?

Управдом – У самого озера. Да. Евро- стандарт. И мы уже в списке.

Рычагов – Послушайте, но наш дом сносить нельзя.

Авдотьевна – А чегой это?

Рычагов – А, « тавой», что это, памятник истории. Достояние города.

Учительница – Глупости, я бы знала.,

Рычагов – Молодая ещё. А Макарка?

Учительница- ( в замешательстве) Какой ещё Макарка?

Рычагов – Вот. Молодая ещё. ( на управдома) Он, знает.

Крохмальный – Хи-хи. Так он- идиот. Дурачок был местный. В нашем доме лет пятнадцать назад жил, Макарка этот.

Топоркова – Не помню.

Рычагов – Сразу видно, что не в этом доме родились.

Топоркова – Мы все, между прочим, родились в стране Советов, ясно?

Управдом –Всё, тише вы. Ну, был. Был, Макарка такой, но давно помер. Блаженный, городской сумасшедший. Всё с инопланетянами связь устанавливал, когда трезвый был. Но это не часто.

Авдотьевна – Вот они его и прибрали, точно.

Рычагов – Так о нём в районной газете писали. А жил он именно в нашем доме.

Правда табличку не повесили, а зря. Известная всё же личность.

Управдом – Какая табличка, когда от запоя отошёл? Ну, что вы в самом деле?

Учительница – Если от запоя, то какая табличка, вы что?

Автотьевна – Так пол страны запойных, а таблички всёж клепают. Знаем, кто страну спаивал. Всё знаем.

Управдом – Так что, от новых квартир отказываемся?

Топоркова – Ну, нет. Почему же.

Рычагов – А я что, я — ничего. Просто исторический факт.

Крохмальный – Да пошёл ты со своим фактом….Можешь тут оставаться, « историк».

Рычагов – Да я- то что? Я, как все.

Управдом – На чём я остановился?

Учительница – Дом у водоёма.

Управдом – Ну, да.

Топоркова – Ура!

Топорков – А, э, остальных?

Управдом – По окраинам.

Крохмальный – Это уж, как водится.

Учительница – Но, ведь у нас – мыши!

 

 

 

Управдом – Вот именно — мыши. А может и того хуже, крысы, товарищи. У меня,

конечно связи, но общественная комиссия. Так что у нас главная задача – продержаться. Решение вот – вот, вынесут.

Учительница – Но, если придут сюда….

Управдом – Сюда, мы их не пустим. Я разработал тактический ход. Возле дома мы цветы высадили, покрасили, столик под навесом поставили?

Крохмальный – Я ещё пластик для крыши, это, того….Достал.

Авдотьевна – Каждый по силам своим. Окупится, милок.

Топоркова – А мы электричество провели.

Топорков – Да.

Управдом – Если комиссия придёт, мы её за столик усадим, хор из жильцов организуем. Ну и чаёк, как полагается.

Рычагов – Так, это, допустим на хороший коньяк или виски мы скинемся, но коррупция скажут.

Управдом – Господи, да какая коррупция!? Вот раньше, время было, сухой закон. Так мы в чайники алкоголь наливали и чаёмничали.

Учительница – Всё новое, это хорошо забытое старое.

Крохмальный – А что, срабатывало.

Управдом – Так что мы их чаем угощать будем, чаем.

Крохмальный – Хитро. Сейчас уже о таком способе наверное подзабыли. Может сработать.

Учительница – Но, это всё же, извиняюсь, « очки втирать».

Крохмальный – Милая вы моя, может вы и от квартиры откажитесь. Или на кулички переехать согласны? То- то. Все так.

 

Слышен громкий треск. Падает очередной косяк. Визг учительницы.

 

Управдом – Оттащите его в сторону. Что там ещё?

Крохмальный – Мыши повылазили. Это они.

Управдом – А может,  просто сгнила?

Крохмальный – Нет, зубы там. След.

Рычагов – Вот  гады, как пилой.

Учительница – Давайте перенесём собрание. Что вы так смотрите? Я мышей боюсь. Это опасно, в конце- концов.

Топоркова – А если балка на голову упадёт?

Управдом – Спокойно! У нас всё предусмотрено, товарищи. ( из- под стола достаёт строительные каски) Всё предусмотрено. А пока всё не решим, никто отсюда не выйдет. Ясно?

Учительница – Но это невыносимо. Я боюсь спать дома. Кота затретировали. Они за ним по комнате гоняются. Он бедняга, на шторах спит.

Авдотьевна – Ой, бедненький. Да, как же он так?

Учительница- А так, ноготками вцепится и спит.

Рычагов – А ты вместо кота мужика заведи, хе- хе.

Учительница – Хам!

Крохмальный – Так, это, вы бы мышеловку поставили.

Топорков – А что толку? Мы ставили. Не клюёт.

Крохмальный – Так это на сырое сальцо не клюёт. А вот на солёненькое, с чесночком…

Рычагов – Да пробовал уже. Всё сжирает стерлядь, а сама тю- тю.

Управдом – Я бы попросил не выражаться.

Рычагов – А чего ч сказал- то?

Топоркова – Мы на них волчий капкан ставили. Так Борик, покажи Борик. ( Топорков демонстрирует гипс) Сам туда угодил.

Топорков – Пружина, раньше срока сработала. Надо принимать энергичные меры, товарищи!

Топоркова – Он уже неделю на больничном.

Авдотьевна – Это диверсия. Я о таком читала. В ЦРУ их специально обучают, по биоритмам.

Это чушь, хотя, у меня они конспект на второе полугодие съели. Вы представляете!?

Крохмальный – Всем досталось. Бич прямо. А у меня, не поверите, затишье. Перемирие, так сказать.

Управдом – Ну, да?

Крохмальный – Точно. Я тут одно средство изобрёл.

Топоркова – Миленький!

Крохмальный – Это, господа, профессиональная тайна. Вот получу патент….

Рычагов – Да мы тут все  загнёмся, пока ты его получишь.

Управдом – Кеша, ты обязан сказать.

Крохмальный – Право, не знаю. Это моя интеллектуальная собственность.

Рычагов – Во какие слова выучил. Так вот, мне терять нечего. Не скажешь, от сюда не выйдешь. Я за себя не ручаюсь, от меня жена ушла.

Крохмальный – Спокойно. У меня условие. В списке, меня  вписывайте в квартиру с балконом, южную, на четвёртом этаже.

Рычагов – А не жирно будет?

Крохмальный – За мою идею по спасению, в самый раз.

Топоркова – Это почему же ему?

Управдом —  Это нужно решить, обдумать.

Рычагов – Чёрт с ним, пусть берёт, хапуга.

Крохмальный – Прошу без этого. Я, деловой человек.

Учительница – Да говорите вы уже!

Крохмальный – Э, нет.  Мне расписочку. С подписями.

Управдом – Кеша, времени на это нет. Надо же проголосовать, внести решение. Ладно. Кто за это предложение, прошу поднять руки.

Топоркова – Я за себя и за мужа.

Управдом – Единогласно. Прошу всех подписать бумагу. Ну и слава Богу.

Рычагов – Ну, смотри, если соврал… мне терять нечего.

Крохмальный – Так и быть. У меня есть несколько способов. Первый…

Учительница – Можно записывать?

Крохмальный – Чего уж там, пиши. И так. Первый способ самый простой. В мышеловку вставляем острую пилку. По оба конца подвесить по кусочку копчёного сала. Мышка ничего не подозревая подходит, нюхает сало. В верху- внизу. В верху- внизу. И… режет себе горло.

Рычагов – Замечательно.

Управдом – Так сала не напасёшься, вон их сколько развелось. Экономичней бы.

Крохмальный – И это предусмотрено. То же самое, но…. Сала нет. Мышь нюхает. Наверху сала нет. Внизу, тоже нет. И… режет себе горло. Дёшево и эффективно.

Рычагов – Ас.

Учительница – Слишком кровожадно.

Крохмальный – На этот случай, для особо впечатлительных особ, есть ещё одно средство. Ставим тазик с водой. В центре, на бруске сало. К салу приставлена лесенка.

Адотьевна – Но ведь она…

Крохмальный – Да!  В этом и весь фокус. Каждая ступенька – подпилена!

Топоркова – Браво!

Управдом – Квартиру дать придётся.

Учительница – Это всё равно, кровожадно. Ничего не подозревающая мышка….

Крохмальный –Я ещё себя не исчерпал. Рядом с салом ставится рюмка с палёной водкой. Мышка подходит, нюхает, и… падает в глубокий обморок.

Учительница – Этот рецепт мне подходит.

Топоркова – А где палёнку – то взять? Чего смеётесь.

Рычагов – Спроси лучше, где не палёнку взять. Гы- гы.

Управдом – Это всё, конечно хорошо, но пока мы это сделаем я принял решение, вызвать «травителя»,  из эпидем. станции. Мне обещали выделить лучшего. Прямо Аса.

 

Одобрительный гул.

Топоркова – А когда он придёт? У нас гости сегодня, я бы хотела…

Рычагов – Чтобы вместе с мышами, гы – гы.

Топоркова – Ничего смешного я тут не вижу.

Топорков – Да. Теперь мы можем идти? Футбол вот- вот начнётся.

Управдом – Ещё немного, граждане. Ведь общая беда- то.

Учительница – Правильно. Этому нужно положить конец. У нас проблем с воспитанием знаете сколько? Дети вообще ….Да….справиться невозможно.

Крохмальный – А при чём тут дети?!

Учительница – А при том, при том, что всё эти мыши. Именно мыши.

Авдотьевна – Я же говорю, в ЦРУ, обучают.

Топорков – Господи, да при чём тут ЦРУ?! Футбол скоро, совесть поимейте!

Авдотьевна – Иш, нетерпячий какой. Это тебя они скоро поимеют.

Учительница – Мыши?

Авдотьевна – ЦРУ.

Рычагов – Ну, что вы заладили? При чём тут ЦРУ?

Авдотьевна – Знаем, при чём. А ты им что, сочувствуешь?

Рычагов – Кому?!

Авдотьевна – ЦРУ.

Рычагов – Дурдом.

Управдом – Я бы попросил, не выражаться.

Авдотьевна – Та может тебя завербовали?  Распоясались, демократы…..

Учительница – Товарищи!

Рычагов – Совсем уже, ну- совсем…. Фигни всякой поменьше читать надо.

Авдотьевна – А ты не замай, не замай.

Топоркова – Господа, перестаньте, господа!

Учительница – Мыши во всём виноваты. Это установленный научный факт.

Топоркова – Так мы будем принимать решение или нет? Мой пирог…..

Учительница – А- а!!! Мышь!!! ( вскакивает на стол) Под моим стулом пробежала!

Рычагов – Где? Не уйдёшь!

Крохмальный – Каской её, каской!

Топоркова –А- а-  а! Вон она!

Топорков – Сейчас я её!

Управдом – Аккуратней, пожалуйста.

Топорков – Ой- я-  яй!!!

Рычагов – Поймал?

Топорков – Нога.

 

ЕГО ПОДВАЛАКИВАЮТ  И УСАЖИВАЮТ ОБРАТНО НА СТУЛ.

 

Топоркова – Боря, что с тобой?  Боря!

Топорков – Я её зафутболить ногой хотел, пол пробил, а она туда.

Крохмальный – Нога?

Топорков – Мышь.

Рычагов – Сейчас окажем первую помощь. ( дёргает за ногу. Топорков кричит и теряет сознание.)

Топоркова – Боря! Что с ним!?

Крохмальный – Всё путём, болевой шок. Сейчас очухается.

Учительница – Перевязать надо.

Управдом – Сейчас. ( достаёт бинт) У нас всё предусмотрено. Укрепим, чтобы кость не сдвинул.

Рычагов – Дощечки нужны.

Крохмальный – ( подаёт черенок от лопаты ) Пойдёт?

Топоркова – Господи! То, рука, то, нога. Проклятые мыши. Он кажется открыл глаза.Боря, ты как?  Боря!

Крохмальный – ( учительнице) Да слазьте уже. Её уже нет.

 

Учительница покидает стол и помогает перевязывать Топоркову ногу.

 

Учительница – Ну, как вы?

 Топорков – Ох, кажись жив.

Учительница – Надо нас всех срочно эвакуировать.

Управдом – Потерпите, милая. Ночь бы только простоять, да день продержаться. Я ведь тоже терплю. Дело того стоит.

Учительница – Слабое утешение, если нас всех тут завалит.

 

Заходит Дима.

 

Дима – ( подчёркнуто вежливо) Здравствуйте, господа – товарищи. Папа, я тебе твой транзистор принёс, футбол начинается.

Топорков – Молодец! Давай скорее. ( настраивает)

Рычагов – Ну, ты и даёшь. Ещё бы патефон приволок. Сейчас в телефоне и слушать, и смотреть можно.

Топорков – Сам знаю. Это…. Эта….как его?

Топоркова – ( гордо) Вентаж. Модно, таких денег стоит.

Рычагов – Что, трухля эта?

Топоркова – Что вы понимаете в ретро?  Это « СПИДОЛА» начала шестидесятых. Как два ваших  навороченных телефона стоит.

Рычагов – Да, ну? А у меня детские ползунки сохранились, не купите?

Топоркова – Хам.

Дима – Что у тебя с ногой?

 

Топорков отмахиваясь, пытается словить нужную волну.

 

Дима – Мама, я духовку на минимум поставил.

Топоркова – Спасибо, Димочка.

Авдотьевна – Не ребёнок, а золото. Сейчас это редкость.

Крохмальный – Да, уж.

Дима – Елена Петровна, можно с вами посоветоваться?  У меня есть вопрос по физике.

Учительница – Да, конечно.

Управдом – Господа, будем голосовать.

Рычагов – Наконец- то.

Учительница – Подсчитайте меня. ( отходит с Димой в сторону)

Управдом – И так, нам надо проголосовать по поводу голосования о табличке у входа.

Голосуют. Подсчитывают голоса.

Учительница – Так что ты хотел?

Дима – Скоро экзамен. Может вы с математичкой поговорите, вы ведь подруги?

Учительница – Всё- то ты знаешь. А дальше как?

Дима – Разберусь. По мере поступления. Да и вообще , я в бизнес пойду. Там деньгу реальную зашибают. Быт определяет сознание.

Учительница – Но это же цинично, Дима.

Дима – Ой, не надо, ладно? Мы же деловые люди. К стати ( достаёт альбом) Это, вам.

Учительница – Дали?!

Дима – Так я могу надеяться?

Учительница – Иди.

Дима – ( подчёркнуто вежливо) До свидания, товарищи!

 

 Сыпется штукатурка.

 

Рычагов – Стой!

Дима – Вы, мне?

Рычагов – Тебе. Это же свидетель. Сболтнуть может.

 

Голос из транзистора ;- Пас у Гонсалеса, он передаёт Мумберто….Пас на левый фланг….

Топорков – О!!! Опять звук пропал.

Рычагов На какой помойке свой раритет нашёл?. Слушай меня, пацана нельзя отпускать.

Топоркова – Вы, что?! Это же  наш Димочка.

Рычагов – А это, наши квартиры.

Управдом – Завтра придут члены комиссии, ляпнуть может.

Дима – Вы что, рехнулись?

Топоркова – Дима, что за жаргон?!

Крохмальный – Точно, он от сюда не выйдет.

Авдотьевна – Из- за свидетелей всегда дела засыпаются, точно.

 

Крохмальный, Рычагов и управдом наступают на Димку.

 

Топоркова – Боря! Боря!

Топорков – Отстань! ( трясёт транзистор) Слышно. Плохо, но слышно.

Учительница – Наушники подключите.

Топоркова – Оставьте его в покое!

Управдом – Надо, уважаемая, надо. Иначе квартиры то, тю- тю.

Топоркова – Ну, не знаю. Не сильно только.

Рычагов – Не беспокойтесь.

Дима – Что вам от меня надо?! Мама!

Топоркова – Понимаешь, Дима…

Крохмальный – Под домашним Орестом посидишь , ясно?

Дима – Вы мне что, приказываете?

Крохмальный – Именно, усёк?

Дима – Увы, нет. Я, пошёл.

Рычагов – Стой, говорю. Я, по хорошему хотел.

Дима – Я сам решу, что мне делать, усёк?

Топоркова – Дима!

Крохмальный – Э, нет. ( хватает моток верёвки)

Топоркова – Что вы собираетесь делать?!

Рычагов – Свяжем только. Для его пользы. ( перекрывает  выход из помещения)

Дима – Вы чокнулись?

Топоркова – Сын, так говорить не красиво.

Крохмальный – Денёк под замком посидит. Училка поможет.

Учительница – Придётся.

Дима – Вот что….

 

Слышен шум падающей балки.

Управдом – Вот сволочи, косяк наверное прогрызли.

 

Димка бросается к  двери, но рычагов отталкивает его в сторону.

 

Крохмальный – Да ты не волнуйся, не надо.

Дима – Уйди, дурак. В морду дам.

Авдотьевна – Во де сказанул.

Топоркова – Дима, как ты можешь?!

Дима – Не подходите, хуже будет! ( становится в стойку)

Рычагов – Ты, паря, не психуй, не психуй. Я столько о море мечтал, а теперь из- за какого- то сопляка всё рухнуть может.

Учительница – Но при чём тут море?

Рычагов – При том, что я на юг поменяться решил, на центр лучший обмен найти можно. Сидеть будешь, как миленький.

Крохмальный – Раз , по хорошему не хочешь. На счёт раз – вяжем.

Димка – Кия! ( пинает под зад Крохмального, тот роняя верёвку падает на пол)

Рычагов – Ах ты, гадёныш!

Топоркова – Аккуратней, товарищи!

 

Управдом, Рчвгов и Крохмальный пытаются словить Димку. Наконец, Авдотьевна ставит Димке подножку, он падает, сопротивляется, но его наконец связывают и садят на стул.)

 

Дима – Четверо на одного…Ну, погодите, хмыри несчастные.

Авдотьевна – Вот тебе и « золотце).

Топоркова – Школа во всём виновата. Распустили.

Авдотьевна – Это, да. Вот раньше.

Учительница – Лучше бы дома воспитывали.

Дима – Да, идите вы все!

Авдотьевна – Вот они, цветы жизни.

Топоркова – Я не знала, что ты такой, Дима. ( вытирает несуществующую слезу)

Дима – Какой?!

Топоркова – Бесчувственный. Для тебя ведь всё.

Дима – Сыт по макушку. Гегемоны проклятые.

Топоркова – Дима! Где ты такое слово услышал?!

Авдотьевна – И что я говорю, ЦРУ, подтачивает.

Учительница – Это и твои родители, Дима.

Топоркова – А если дом рухнет, или балка упадёт туда, где он сидит. Его нельзя тут оставлять.

Управдом – Сам не хочу, а что делать?

Топоркова – Дима, ты пообещай не болтать и тебя развяжут.

Рычагов – Соврёт.

Топоркова – Дима, поклянись моей и папы жизнью.

Дима – Чёрт с вами. Но, баш на баш.

Топоркова – Что?

Крохмальный – Чего ты хочешь?

Дима – ( Рычагову) Да, отпусти ты. Тут байк классный, « Харлей», Витькин батя продаёт. Классная машина.

Топоркова – Но…

Учительница – Разве так можно, Дима?

Дима – Именно так. Так как?

Топоркова – Мне за тебя стыдно, Дима. Как в новый дом въедем — куплю.

Дима – Пойдёт. Расписку давай.

Топоркова – ( учительнице) Вот оно, ваше воспитание.

Учительница – Сами не следят, а школа виновата.

Крохмальный – Ну, не знаю. А если он всё же……

Дима – Не дрейфи, дядя, мне мотоцикл нужен.

Управдом – Развяжите.

Топоркова – ( протягивает расписку) На.

Дима – А подписи свидетелей?

Рычагов – Вот, ушлый.

Дима – Не я, жизнь такая.

 

Все ставят подписи.

 

Дима – Печать.

Управдом – Бюрократ. ( вынимает из кармана печать, ставит оттиск)

Дима —  Вот и ладненько. ( подчёркнуто вежливо) Спасибо, товарищи.

Топоркова – Дима….

Дима – Не волнуйся, плиту выключу. До свидания, товарищи.

 

Уходит.

 

Управдом – Вот тебе и коленкор. Да.

Топоркова – Своих сначала заведите.

 

Опять грохот. Где- то рядом упала балка.

 

Учительница – Надо закругляться, дом рушится. Рычагов – Нет, ещё простоит.

Управдом – Граждане сожители, мы сейчас, как никогда должны сплотиться.

Рычагов – А план нового дома есть?

Управдом – А как же. Вот. ( достаёт из портфеля)

Топоркова – Вы просто обязаны членам домогого совета выделить лучшие квартиры.

Авдотьевна – Непременно.

Рычагов – Я предлагаю прямо сейчас составить список наших заявок и предпочтений.

Управдом – Но могут не утвердить.

Крохмальный – Да, там уже всё утверждено.

Управдом – Но нужно соблюсти, всё должно быть….

Крохмальный – Всё и будет. Как всегда.

Авдотьевна – Главное, чтобы постановление было, с печатью.

Управдом – Вот план дома.

 

Все столпились вокруг стола.

 

Топоркова – Нам, пожалуйста запишите вот эту.

Рычагов – А мне южную.

Авдотьевна – Меня на третий этаж запишите. С видом на водоём.

Крохмальный – А мне вот эту. Ну, чего? Имею право.

Рычагов – Я её уже занял.

Крохмальный – А у меня право выбора.

Рычагов – С чего бы это?!  ( тянет к себе план) Это уже моя!

Крохмальный – Не лапай!

Топоркова – Осторожнее! ( пытается забрать план)

Рычагов – Хапуга!

Крохмальный – Кто, я?!

Рычагов – А- то. Чего уставился? Я и садануть могу.

Крохмальный – Ах ты, кочерыжка надутая!

Учительница – Прекратите!

 

ПЛАН РВЁТСЯ.

 

Топоркова – Боря! Я хату оторвала!

Управдом – Товарищи, миленькие, имейте терпение!

Учительница – Они план порвали.

Управдом – У меня копия есть. Тихо, успокоились все! Сядьте на свои места.

Топоркова – Решение приняли. Завтра вешаем табличку у входа.

Управдом – Да. Дом образцового содержания и быта. Хорошо звучит. Да, и с жильцов собрать по три тысячи. На банкет. А вы как думали?

Авдотьевна – Сделаем, раз надо.

Учительница – Теперь мы можем идти?

Управдом —  Ладно.

Учительница- ( дёргает дверь) Она не открывается.

Рычагов – Позвольте. ( пытается выбить плечом).

Крохмальный – Видать балка дверь подперла с той стороны.

Топоркова – Что же нам делать?

Учительница – Телефон. Топоркова – Так просили всех дома оставить.

Рычагов – Конспирация, мать твою.

Управдом – Я бы попросил….

Крохмальный – Да чего теперь просить. Чего делать – то?

Топорков – Гол! Гол!

 

Пауза. Затем Топоркова кричит;

 

Топоркова – Замолчи! Помог бы лучше.

Топорков – ( весь в передаче) Потом, дорогая, потом.

Учительница – Что же нам делать?

Авдотьевна – ( продолжая вязать) Йогой заниматься. Сосредоточится, набраться терпения.

Крохмальный – Вот и набирайся, а я жить хочу. ( колотит ногами и руками в дверь)

 

Грохот.

 

Топоркова – Борис! ( вырывает приёмник) Спасаться надо!

Топорков – Отдай! Я за себя не ручаюсь!

Топоркова – Эгоист! Дом рушится.

Топорков – После матча, хоть потоп. Что ты делаешь?! Отдай батарейку!

Топоркова – Не отдам!

Топорков – А- А А! Вот , где твоя сущность проявилась. Давно повод искала!

Топоркова – И ты раскрылся. Готов пожертвовать моей жизнью и всё ради чего?! Ха ха! Ради чего?!

Топорков – Я давно это ожидал. Завтра же…

Топоркова – Прекрасно.

Учительница – Товарищи!

Топоркова – Не влазьте!

Топорков – И гостей твоих я видеть не хочу.

Управдом – Граждане!

 

Топорков – Да, пошёл ты!

Управдом – Что?! Что?! Это… Это….

 

Сильный грохот, ощущение, что покачнулся пол. Топоркова падает.

 

Топорков – Зина! ( вместе с другими пытается помочь ей подняться) Прости, Зина!

 

Грохот и со второго этажа вниз падает голубой музыкальный унитаз, а следом за ним Семён. Все обалдело, а Крохмальный зачарованно смотрят на него.

 

Управдом – Вы…э….не ушиблись?

Крохмальный – Унитаз….Голубой. С музыкой?

Семён – Это мой. С трудом достал, но не в этом дело, граждане. Сколько терпеть можно?

Крохмальный – Точно. Совсем мыши эти озверели.

Семён – Да что мыши?! Душно тут, господи! С ума все посходили с этим переселением. В ванную пошёл, а пол провалился.

Управдом – А я говорил, что в деревянный дом ванны ставить нельзя.

Топоркова – Как бы не залило.

Рычагов – Потопа только и не хватало.

Семён — Воду отключили. Ну, да, да. Но сколько мы в этом доме прожили, а вам быстрее смотаться. И ничего.

Рычагов – А чего?

Семён – То- то и оно. Это же наш дом. Как бы тяжело нам в нём порой не жилось. Но ведь были и счастливые дни.  Кто- то здесь родился, влюбился, в школу пошёл.

Крохмальный – Ты чего, выпил?

Семён – Нет, отрезвел, кажется. Понимаю, сносить срок пришёл, но хоть….

Крохмальный – А мы и помянем, с комиссией. А пожить всем нормально хочется.

Семён – А мне грустно. Это ведь наш общий дом.

Топоркова – Это уже мышиный дом.

Семён – Пойду я.

Крохмальный – А как до потолка дотянешься, с унитазом?

Семён – Пусть тут постоит, кто у нас стащит.

Крохмальный – Эта, да. Пусть стоит. ( бросает алчные взгляды на унитаз)

Семён – Пойду собираться. Мне в Сосновку надо.

Рычагов – Господи, да в какую Сосновку?

Семён – Устал я, да ещё и мыши эти. А там такой воздух, рыбалка. Птички поют.

Авдотьевна – Лепота, а тут всех ЦРУ, зазомбировало.

Рычагов – Хватит с этим ЦРУ!

Авдотьевна – А ты не сумлевайся, и мышей они.

Семён – Всё, не- мо- гу. Пошёл я.

Учительница – У нас дверь заложило.

Семён – А может всё таки через потолок? Нет, ни за что.

Управдом – А если нам попробовать?

Рычагов – Высоко, не доберёмся.

Семён – ( садится на унитаз) Тогда, всё равно где умирать.

Управдом – Это вы мне тут бросьте.

Семён – Чего уж там?

А вы, граждане, что скажете?

Авдотьевна – Не мешайте, на девяносто шестой петле я должна впасть в нирвану.

Крохмальный – Что она несёт?! В детство бы не впала.

Топоркова – Это невыносимо. Надо что- то делать.

Крохмальный – А мне сегодня  навороченную японскую систему подогнать обещали.

Рычагов – Обдурят. Китай.

Крохмальный – Точно.

Семён – Не в этом счастье.

Крохмальный – Не в этом?! А в чём, в чём? Пахать без продыху? Если бы хоть знать во имя чего. Водяру по выходным жрать? А нам может, новый шанс выпал. В чём тогда смысл?

Семён – Если бы я знал.

Рычагов – Смысл должен быть позитивным.

 Семён – В вещах?

Рычагов – А то, и в них.

Семён – Надо просто жить. А мы разучились. А всё прочее мелочи, сор.

Крохмальный – Это жизнь – то хорошая, сор?!

Семён – Мы без груза накоплений, добрее.

Топоркова – Да он, сектант.

Учительница – Вы что, не видите, у человека стресс.

Рычагов – Ну, да. Так навернуться, вот и заговаривается.

Крохмальный – Это точно, пройдёт. Контузии вроде.Вот на фронте.

Рычагов – Каком ещё фронте?

Крохмальный – В кино видел. Там после контузии и не такую чушь несут.

Семён – Мне ничего этого не нужно.

Крохмальный – Говорить все мастаки, а голубой унитаз себе достал.

Автотьевна – А я что говорю, себе из горла вырвут, а нам- фигу в нос.

Рычагов – А вы ещё в свою ванну не впали?

Семён – Дался вам этот унитаз. Можете себе забрать.

Крохмальный – ( с надеждой и сомнением) Ты это брось. Может,  нечестно достал. Хлопот потом не оберёшься.

Топоркова – Нас унитазами не купишь!

Семён – Да, как вы не понимаете, что жить надо легче, без груза ненужного. Вспомните детство. Как мы радовались, что просто светит солнце, растёт трава.

Авдотьевна – Боже, свихнулся. А я на него напраслину….

Крохмальный – Ещё бы не свихнуться, со второго этажа навернулся.

Семён – Вы послушайте. Прислушайтесь к себе.

Рычагов – Ты нас не охмуряй.

Топоркова – Психоз, это опасно. Передаться может.

Рычагов – Сам живи, как хочешь, а к нам не лезь.

Крохмальный – Точно.

Учительница – Как вы можете? Ему же плохо.

Семён – Мне сейчас очень хорошо. Наконец- то, хорошо.Я высвободил свой дух.

Топоркова – Вас сюда никто не звал. Так что будьте добры покинуть собрание.

Крохмальный – Не дотянется.

Учительница – Оставьте его. Не в себе человек.

Семён – И всё таки я скажу….

Управдом – ( растерянно)  Так это оставлять нельзя.

Рычагов – Может мне с ним всё таки поговорить?

Топоркова – А если он псих?

Рычагов – И что?

Топоркова – Рукоприкладство. Статья и всё такое.

Семён – Вам же всем легче станет.

Топоркова – Праведник. Видали таких. Сам- то всё имеет.

Крохмальный – Точно. И унитаз музыкальный.

Семён – Не нужно мне ничего.

Авдотьевна – А может он не псих вовсе, а сектант. Это проверить надо.

Управдом – Я не знаю, может вы и в самом деле, э, нездоровы. Стресс, понятное дело. Но, дорогой наш, вы не должны идти против общества. Против многолетних чаяней ваших родных соседей.

Семён – Вы, это ещё не общество.

Управдом – Эгоист. О, какой же вы эгоист.

Рычагов У меня уже нервы сдают.

Учительница – Стойте!

 

Рычагов махнув рукой отходит в сторону.

 

Крохмальный – Ну, ты что, не можешь жить, как все?

Семён – Жить надо не как все, а по совести.

Рычагов – А мы значит все тут- бессовестные?!

Топорков – Что вы спорите, это же явный психоз, он вас в дискуссию затягивает.

Топоркова – Явный псих. Разве нормальному человеку наплевать на квартиру?

Управдом Я столько для всех сделал, а ему всё равно….

Учительница – Слышите, бессердечный вы человек. ( управдому) Не волнуйтесь так. Мы вас очень ценим. И уважаем.

 

Рычагов – Вмазать бы ему.

Авдотьевна- Таких изолировать надо.

Топоркова- В данной ситуации я вижу только один выход.

Крохмальный – Какой?

Топоркова – У него психический приступ. Все согласны? Хорошо. Конечно , ничего хорошего в этом нет, но мы скажем, что он нам угрожал. Его положат на обследывание, а за это время всё и решится.

Топорков – Гениально. ( целует жену)

Управдом – Но, мы скорую помощь не можем вызвать.

Рычагов – Так и он никуда не денется. Я послежу. Эй, буянить не будешь?

Семён – Мне всё равно.

Авдотьевна – А если буянить начнёт, не удержим. Психи, они ого- го.

Семён – Оставьте меня в покое.

Рычагов – Смотри, если что, к твоему унитазу привяжем, ясно?

 

 

Сильный грохот. Сыпется штукатурка.

 

Учительница – Надо что- то делать! Иначе нас тут завалит.

Управдом – Но что? Что?!

Крохмальный – У меня идея! Кричать надо. На улице услышат.

Топоркова – А как же конспирация?

Крохмальный – Жизнь дороже.

Управдом – Но, всё дело рухнуть может.

 

Грохот.

 

Учительница – Другого выхода нет. А то, на нас рухнет.

Топоркова – Жизнь дороже.

Топорков —  Правильно, Зиночка.

Крохмальный – А чего кричать?

Рычагов – Помогите, спасите.

Учительница – Орать вульгарно. Лучше петь.

Крохмальный – Ага, за упокой.

Топоркова  — У вас плоский юмор.

Управдом – Я предлагаю проголосовать.

Рычагов – Некогда. Кричим- раз, два, три!

 

Все кричат. Сотрясаются стены.

 

Управдом – Стойте! Стойте! От вибрации потолок рухнуть может.

Топорков – Надо что- то металлическое искать. Рычагов – Ломик, дверь штурмовать будем.

Крохмальный – Или стену ломать, подкоп делать.

Управдом – Не дам! Образцовый дом с дырой. С меня же голову снимут.

Топорков – И так, дыра на дыре. У вас же всё схвачено.

Управдом – До известной степени, но…

Рычагов – Что – то потом придумаем, а сейчас спасаться надо.Так что…. Ломать.

Управдом – Не дам. Я же мэру обещал, что всё красиво будет. Крохмальный – Если не выберемся, то уже никак не будет.

Рычагов – Жить, хочешь?

Управдом – Хочу.

Крохмальный – Тогда лом ищи.

Управдом – Ох, доля моя тяжкая. Да где его тут найдёшь?

Учительница – Это мыши, мыши во всём виноваты.

Семён – А мы что, лучше?

Крохмальный – Нашёл! Нашёл!  ( трясёт ломом.)

Рычагов – Мне дай. Где долбить?

Управдом – Вон там, в углу.

Рычагов – (бьёт) А- а! Тут фанера!

Учительница – Ломайте её!

 

Открывается небольшой проход.  Всей кучей наши герои пытаются пробиться к выходу.

 

Управдом – В очередь, товарищи. Занимайте очередь.

Топорков – Да, иди ты. Скоро второй тайм начнётся.

 

 

Дверь открывается, входит крысолов.

 

Крохмальный – Ты кто? С потолка то же свалился?

Крысолов – В двери зашёл.

Учительница – Ложь! Там заперто, мы пытались.

Управдом – Вы, товарищ, не шутите. Мы тут сейчас и так, все нервные. Как вошли?

Топорков – Документы есть?

Крысолов – Да, что с вами, граждане?

Управдом – Кто вы такой?

Авдотьевна – А может конкурент? Казачок засланный.

Крысолов – ( увидев  Семёна) Семён?! Как ты сюда попал?

 

Семён показывает на потолок.

 

Управдом – Так и будем зубы заговаривать?

Крысолов – Сёма, скажи ты им.

Семён – Это Владик. Травитель,  из  санитарной инспекции.

Управдом – Ой, извините. Мне значит вас обещали прислать?

Крохмальный – Погоди. А может это дружок его, тоже, это…

Топорков – Сектант.

Топоркова – Или псих.

Авдотьевна – Подослать могли.

Рычагов – ( грозно) Как вошёл?

Крысолов – Через дверь.

Топоркова – Неправда! Там балка.

Крысолов – Какая балка? Нет там ничего.

Топорков – Всё время была и испарилась, да?!

Крысолов – Но что вы от меня хотите? Я на заказ пришёл.

Рычагов – Кто заказал?!

Крысолов – ( на управдома) Так он и заказал. Двойной тариф обещал.

 

Все молча поворачиваются к управдому.

 

Управдом – Ну, да. Я же вам говорил, травителя заказал. Двойной тариф, чтоб без шума, значит.

Топоркова – Но дверь была заперта.

Крохмальный – Я её самолично дёргал.

Крысолов – Так вы наверное её на себя тянули, а надо было…

Авдотьевна – Ох, не верю я ему. Кто подослал?

Крысолов – В что, с ума посходили?

Топорков – Сам псих.

Авдотьевна – Одна шайка, масонская.

Учительница — А может его нет?  Ну, это у нас массовая галлюцинация, от стресса.

Крысолов – Хватит дурака валять Мне работать надо.

Авдотьевна – Ещё и издевается. Изыйди!

Топоркова – Я его боюсь, Боря.

Рычагов – Спокойно, граждане. Если это мираж, то….( подымает лом.)

Учительница – А если нет?

Управдом – Товарищи, милые, меня уже с двух должностей снимали, а тут тюрьмой пахнет.

Топоркова – Но проверить- то надо, а то мы тут с ума сойдём.

 

Рычагов подняв лом грозно идёт на крысолова.

 

Крысолов – ( пятится к двери) Вы, что, очумели?! Сеня!

Крысолов – ( хватает стул) Не подходите ко мне, зашибу!

 

Грохот. Даже пол покачнулся.

Топоркова — Оставьте его. Дверь – то не заперта. Бежать надо!

Управдом – За мной!

 

Все с шумом и охом, помогая Топоркову, наконец- то покидают помещение.

 

Крысолов – Фу, ну и денёк. Чумные какие- то. Стойте! А, травить – то будем? Стойте!

Семён – Закурить есть?

 

Закуривают.

 

Крысолов – А с крысами как?

Семён – Да, Бог с ними. Пойдём от сюда.

Крысолов – Куда?

Семён – В Сосновку, Владик, в Сосновку.

 

 Покидают сцену.

 

 

                               КОНЕЦ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(Visited 40 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 4 дня

YURA27359

5 882
автор
59 лет
День рождения: 27 Марта 1959
flagИзраиль. Город: Ариэль
Комментарии: 1025Публикации: 432Регистрация: 28-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный комментатор
  • Активный автор
  • Почётный Литературовец

7 комментариев к “Образцовый дом.”

  1. Милый Юрочка! Мне кажется , что это скорей трагедия на злобу дня! Отличная пьеса питается на одном дыхании!

    0
    1. surpriseО, да. Трагедия, зачастую принимает форму комедии. А вот пьесу нашёл в своём архиве за 87 год. Показалась идея актуальной, особенно на фоне реноваций. Конечно кое-что подкорректировал, изменил, но в общем осталось то же. Надеюсь, что смогу её предложить в проф.круги. Спасибо большое за ответ, я его ценю.

      2
  2. Там теперь одни только стены,
    Крыша рухнула, окна пусты.
    Нам остались лишь книжки, где мы
    Полевые сушили цветы,
    Пара баек за общим столом
    Да короткое слово «дом».

    0
  3. Сатирическая канва понятна. Даже не обязательно было собирать толпу. Тут два лица: народ и маленький начальник. И тот и этот в самых несчастных условиях, я бы даже сказал а-ля"Гаражных". Россыпь диалогов сложно читать, если обращать внимание на каждый персонаж. Но тут как таковые характеры не прописаны, поэтому можно просто без лиц слушать их общение. Я такое встречал у Радзинского,кажется, в "Снимается кино". Но вот сами диалоги…Я бы их довинтил. Уж слишком коротковаты. Получается просто острословная пикировка. Я понимаю, что под рушащимся зданием разглагольствовать о высоком весьма сложно, но с другой стороны, бежать им надо. Тем более, если они уже в списках. Да хрен с ним — хоть к черту на рога. К чему эта борьба за место под солнцем? Вон, мы полгода пытаемся дом продать, никто покупать не хочет. Уже чуть ли не за бесценок, лишь бы съехать. Когда прижмёт… А на них балки падают. Да ну его на фиг жить в таких условиях. В целом читается, но вот чего-то не хватило мне, как зрителю….Или объема или глубины, а может и смысловых пауз и немого, но красноречивого обращения каждого персонажа со своим монологом в зал. Дом ведь стал ночлежкой. Самое "дно". Я не призываю к Горьковскому развитию сюжета. Но хорошо бы слушать не разговор толпы, а узнать и прочувствовать индивидуальную боль и судьбу каждого из персонажей, раз уж «все мы тут сегодня собрались»… Я бы, наверное, глубже проникся…no

    0
  4. Ох, как насыщенно, спасибо, Игорь. Но насчёт углубления характеристик я думал, но исходя из жанра, всё же решил дать больший полёт режиссёру в оправдании персонажей. Впрочем и упомянутый тобой " Гараж." лишь даёт намёк на характеры, выдавая одну- две детали, не более. Как, то- одного ждёт брачная ночь, другой " родину продал". Да, сильные детали, но в общем моя история о другом и  общая нивелированность героев, нашего общего , дома, нашей страны, клана, не просто сугубо  эгоистична, но и сливается в одну бессмысленную чехарду, когда всё вокруг рушится. Может я и не прав, но оттого решил именно так.

    2
    1. Я просто подумал, что получилась такая одна массовая сцена, но правда жизни — абсолютная. Этакий "Титаник" получился в масштабах дома, но с намёком на страну. no

      2
      1. Спасибо,  Игорь. Ты прав. Но так и задумывалось и идею ты прочёл правильно. А это значит, что и выдвинуть я её смог. К тому же, это действо я для себя определил, как — анегдот на тему.Сказка ложь, да в ней намёк. Недвусмысленный.

        2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *