Мечта

— Сашк, ау, — Олин голос отвлек Сашу от мыслей. – Ты меня слышишь? Что мне маме сказать, мы идем завтра в театр? Она отложит нам билеты.

— Оль, я не могу завтра. Мне к матери надо заехать.

— Что-то случилось?

— Нет, просто…

— А ты можешь заехать к ней послезавтра, м? А завтра мы в театр!

— Олюш, понимаешь, тут такое дело…

— Саш, что случилось? Ты уже пару дней сам не свой. Давай, рассказывай.

— Да тут… в общем, завтра день рождения моей сестры и я должен быть у мамы.

— У тебя есть сестра?? Ты никогда не рассказывал о ней.

— Я ее не помню совсем. В общем,..

И Саша, запинаясь, стал рассказывать. У его родителей кроме него был еще один ребенок. Дочка. Старше Саши на восемь лет. Он ее почти не помнил, только обрывки какие-то временами всплывали в памяти. Вот она раскачивает его на качелях, и маленькому Саше одновременно и страшно, и хочется еще выше. Или вот они играют в школу: она учительница, а он ученик. Учиться ему не хотелось, хотелось складывать из кубиков башню, а сестра ставила ему двойки в дневник и вызывала родителей в школу. Аня. Да, ее звали Аня. Когда она родилась, родителям было чуть за 20, время было неспокойное – конец 80-х. Папа Володя основал с однокурсниками кооператив, мама Ира шила на заказ (иногда в обмен на дефицитную колбаску или хороший кусок мяса). Деньги то были и тогда родители закатывали пир на весь мир, то не были и тогда единственным пунктом в меню оставались макароны. Крутились, как могли. Постепенно папин кооператив пошел в гору – тогда о компьютерах мало кто знал, а вот факсы пользовались популярностью и о голодных временах в семье Яковенко стали забывать. Когда Ане исполнилось 8 лет, родители торжественно объявили, что скоро у нее появится братик или сестричка. 

Володя и Ира были красивой парой, и, кроме того, безумно влюбленными. Они разглядели друг друга на третьем курсе, точнее к третьему курсу Ирина разглядела. А Володя с первой лекции первого же курса влюбился в кареглазую красавицу и твердо себе пообещал, что непременно женится на ней. А кареглазая красавица словно не замечала не только влюбленного симпатичного юношу, но и престижных четверокурсников, которые то и дело подкатывали к ней – она прилежно ходила на лекции, отлично сдавала сессии и вряд ли бы обратила внимание на середнячка. Значит, завоевать ее можно было только выйдя в лидеры. И Володя к концу второго курса считался лучшим среди трех курсов их потока. Ухаживать за Ириной он стал осторожно и в то же время настойчиво, ясно давая понять, что больше на этой улице ничего и никому не светит. И Ира дрогнула. Девчонки завидовали и шептались: «наиграется, бросит, это как покорение вершины, завоевал и уже неинтересно». Институтские сплетницы ошибались и еще как! Через месяц после начала романа Володя сделал Ирине предложение , и, всем на удивление, она ответила согласием. Они поженились. Свадьбу гуляли по-семейному, денег особо не было, да и молодые не хотели кормить-поить армию завистников. 

Ане исполнилось 12, Саше 4 годика, когда они переехали в новую квартиру. Просторную пятикомнатную, в престижном доме. Володин кооператив к тому времени превратился в успешный бизнес, Ирина держала маленькую пошивочную мастерскую – больше для собственного удовольствия, чем для заработка. Только-только стали появляться престижные частные школы, куда детей учиться отдавали не только преуспевающие бизнесмены, но и средней руки чиновники. К тому времени Володе уже надоело быть просто бизнесменом, его интересовала политика. Тем более, что преемственность в политике начинала ослабевать, а силу набирала политика, замешанная на деньгах. Аню перевели в частную школу. Володя иногда появлялся на собраниях – больше для укрепления связей, чем из-за учебы – училась Аня, как и ее мама, на отлично.

Саша так и не понял, что случилось. Просто однажды из садика его забрала заплаканная бабушка и отвезла к себе. С той поры он жил у нее. Много позже он узнал, что произошло. А пока его дни были наполнены неясной тревогой, редкими папиными визитами и тихо плачущей бабушкой. Маму в то время он совсем не видел. Сначала он задавал вопросы, но единственными ответами были бабушкины слезы и он перестал спрашивать. 
В тот день в школе случился пожар. То ли элетропроводку замкнуло, то ли ремонтники оставили паяльник включенным. Некоторые кабинеты были отделаны деревом, они и заполыхали, да и само здание было старым, его просто обшили вагонкой и покрасили – вот и весь ремонт, дешево, но выглядит прилично. Дым быстро окутал школу, началась паника. Дети, не слушаясь учителей, бросились врассыпную – на первом этаже стульями разбивали окна, неслись со второго и третьего этажей по коридорам и лестницам, крича и толкаясь. 
Школу с трех сторон окружал лес, отгороженный лишь невысоким заборчиком, а с четвертой стороны – подъездная дорожка. Дети, рванувшись к выходу, были остановлены пожарными – машинам нужно было место для маневрирования. И дети рванулись в лес.

Тушение пожара было в самом разгаре, когда в школу начали съезжаться родители. Белые от ужаса, они лихорадочно искали сыновей и дочерей. Некоторым везло сразу – и через минуту они обнимали своих чад, крепко прижимая их к себе. Некоторые метались по лесу, отчаянно выкрикивая имена. Постепенно территория школы пустела – пожар был потушен, администрация школы давала показания полиции, пожарные сворачивались, почти все родители и дети разъехались. Почти. Кроме Володи и Иры – найти Аню они никак не могли. Ира рвалась в школу – ей казалось, что дочка там, Володя пригнал всех своих сотрудников и стал прочесывать ближайшие лесные опушки. Аню не нашли ни к вечеру, ни к ночи. В школе никаких следов, свидетельствующих, что кто-то из детей остался тут навсегда, найдено не было. Были оповещены все родственники, все Анины друзья – на случай, если девочка в панике побежала к ним или возможно придет. На следующий день поиски начала полиция с кинологами. Володя подключил все связи и уже в вечерних газетах на первой полосе появилось объявление о пропавшей девочке. 
Так началось томительное ожидание. Ожидание новостей. Любых. Ирина отказалась уходить со школьного двора – Аня могла в любую минуту вернуться. Иногда она срывалась и бежала в лес, зовя дочку… Володя мотался по полицейским участкам, едва только ему звонили, что нашли похожую девочку, дома дежурила Володина сестра – если вдруг Аня домой придет. Но Аня не приходила, ее не находили. 

Шли дни. В одном из полицейских участков дежурный в сотый раз покачал головой в ответ на молчаливый Володин вопрос. Володя не выдержал:
— Да делаете вы что-нибудь или нет?? Она же маленькая, ей всего 12! Ей страшно, она где-то спряталась, она ждет, что ее найдут, а вы ничего не делаете. Руки убери, я сказал!
На шум вышел следователь. Поинтересовавшись причиной крика в отделении, он направился к Володе. И тогда Володя узнал. 

Узнал, что вот уже полгода назад в соседнем со школой районе, на пустыре, нашли задушенную девочку. Девочка была из неблагополучной семьи, по подозрению в убийстве арестовали отчима-наркомана. И случай бы забылся, если бы три месяца назад еще в одном районе, примыкающем к школе, не нашли еще одну задушенную девочку. Она была из приличной семьи и с первой жертвой ее роднило два обстоятельства – они обе были убиты одним и тем же способом и второе — одеты почти в одинаковые платья – белые в красный горошек. После какого-то американского сериала среди подростков начала повальная мода на него. У кого денег было мало, покупали их на рынке, у кого побольше – шили из хорошего материала точную копию. 
Два этих совпадения дали основание подозревать серию.

Володя закрыл глаза. Месяц назад Ира сшила Ане платье. Белое в красный горошек. 

Сердце сжалось. Только не это! Только не его Анюта! 

Ирине он ничего не сказал. Нанял двух частных детективов, пообещал отдать все, что у него есть, но найти Аню. 
Аню не нашли. Ни через месяц, ни через два. Она просто бесследно исчезла. Жизнь навсегда переменилась. 
Прошел год, когда Володе позвонили. Нашли труп девочки в белом с красным платье и надо было ехать на опознание. Они поехали. У дверей морга Ирину заколотила истерика, она не смогла переступить порог. Володя пошел один, оставив ее под присмотром охранника. Долго-долго он держал за руку патологоанатома, не разрешая ему откинуть простыню. Врач несколько раз спросил его об особых приметах, пытаясь понять, действительно ли это отец погибшей. Володя молчал – надо было перейти рубеж и ему нужны были все силы. 
Это оказалась не Аня. Надежда вспыхнула с новой силой. Но увы, плодов она не принесла.

Прошло пять лет. Пять долгих лет без каких-либо новостей. После того случая с опознанием, Ирина запретила Володе ездить по таким звонкам. Она была уверена, что ее дочь жива. Она ведь мать, она знает.
Володя с головой ушел в работу. Это помогало не думать, это помогало жить и думать о Саше, который все еще жил у бабушки. Ирина же все время проводила дома, в Аниной комнате. 

Володя хорошо помнил тот момент, когда увидел в глазах жены ненависть. В тот день к нему приехал однокурсник и,наткнувшись взглядом на фото Ани, спросил как дочь. Он давно уже жил заграницей и совершенно не знал о трагедии. Володя сказал, что Аня погибла. Вот тогда-то и увидел незнакомый, ненавидящий взгляд Иры и скорее почувствовал, чем услышал ее срывающийся шепот:
— Она не умерла, ты слышишь!! Она жива!! Как ты смеешь!

Через восемь лет после трагедии Володя ушел от Ирины. Он продолжал обеспечивать ее и Сашу, хотя сына с тех пор не видел. Ирина забрала его от бабки и запретила Володе приближаться к их семье, назвав предателем. К тому времени он стал известным политиком и мечтал о карьере мэра. Потом у него появилась другая семья, газеты пестрели фотографиями счастливого политика и бизнесмена: вот он с молодой женой на приеме, вот торжественный кортеж увозит счастливых родителей из роддома. Став мэром в родном городе, через некоторое время, Володя переехал с семьей в столицу и продолжил свою политическую карьеру там. Официальная биография гласила, что у будущего столичного мэра второй брак, от первого есть сын. Об Ане не упоминалось. Где-то в газетах, в предвыборной гонке промелькнуло упоминание о первой дочери – трагически погибла в детстве. И только. Было ли это личным распоряжением Володи или история девочки перестала быть интересной – неизвестно. Да и дело-то давнее, газетчикам попросту не за что было уцепиться.

Саша отца из своего детства почти не помнил. Седоватый мужчина, улыбающийся с первых газетных полос, был ему чужд. Они и не стремился никогда с ним увидеться. У Володи была другая жизнь, ему выпал второй шанс стать счастливым. И он его использовал. Он умел оставлять позади то, что изменить не мог. Он шел всегда только вперед.
Ирина замуж больше не вышла, так и жила затворницей. Ее жизнь остановилась и она навсегда в том страшном дне. Она до сих пор верит, что Аня жива и что она когда-нибудь придет домой, к маме. И все будет хорошо. 

— Владимир Борисович, примите еще раз наши поздравления с избранием вас мэром. Можно пару слов для нашего канала?
— Ну если только пару. 
— Кто первым поздравил вас?
— Моя жена. Она провела всю эту бессонную ночь рядом со мной в штабе нашей партии, как и положено жене политика.
— У вас прекрасная дружная семья, успешная карьера, вы ощущаете себя баловнем судьбы?
— Я скорее ощущаю себя счастливым человеком, чем баловнем судьбы. В качестве мэра мне предстоит работать столько, что я вряд ли буду напоминать вам баловня. Спасибо, на этом все.
— Последний вопрос, господин мэр! У вас есть мечта?
Поворот…
Долгий взгляд в камеру..
— Я хотел бы увидеть свою дочь.
— Ну что же, мы опускаем вас к вашей семье.
Володя покачал головой и повторил:
— Я мечтаю увидеть свою дочь.

(Visited 60 times, 1 visits today)
0

Автор публикации

не в сети 9 месяцев

Светлана Будяк

322
Рижанка. Волею судьбы оказалась в Англии. Прожила там 7,5 лет и решила уехать (не стала Англия мне родной страной). Теперь живу в Праге :)
39 лет
День рождения: 16 Января 1979
flagЧехия. Город: Прага
Комментарии: 44Публикации: 31Регистрация: 03-08-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • номинант - ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО
  • симпатия - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

13 комментариев к “Мечта”

  1. Рассказ интересный и трогательный, но не вижу я никакой связи с конкурсной работой. Надо же было как-то увязать это с предоставленной учредителями конкурса картиной и выполнить задание правильно.  Ну почему читатель должен догадываться и думать, что читает именно тот рассказ, а не левый.  Это не есть хорошо.  

    В. Тихий.
    8
  2. Увлекательный рассказ. И к теме конкурса при желании можно притянуть. Девочка есть. Горе — это темная сторона. Там осталась мать. Отец сделал карьеру и купается в роскоши. А сын строит свою, светлую жизнь. По моему тема раскрыта достаточно тонко. Браво.

    2
  3. Мне показалось, что конец смазывает впечатление от всего рассказа! Всё было как-то очень достоверно,  и уже начинаешь предвидеть результаты поиска, а тут опять выборы, штабы, партии!…Как-то слишком  автор "распалился", прилепив сюда же "подвиги" маньяка.  Я ожидала разворота и заключение событий в том же направлении!…

    0
  4. Интересно будет после конкурса узнать точку зрения автора относительно мнений читателей….. Девочка есть и жизнь её в опасности, которую символизируют качели над бурлящей морской волной. Но вот борьба за девочку или вокруг неё…..при всей трогательности сюжета, возможно, не окончательно доведена до читателей. Впрочем, подождём, когда рассказ вернётся к автору и тот сможет всё нам объяснить….

    2
  5. Очень понравился рассказ! Что бьет по нервам — это то, что отец всегда может начать жизнь заново с чистого, так сказать, листа, тогда как у матери такого выбора нет. Никогда она не отвернется от своих детей, даже если все бросили искать, она все равно надеется, и ведет свою личную борьбу с дьяволом (зло, сомнения, потеря надежд, и как следствие отрицание Бога, который не смог спасти невинную душу) в одиночку. 

    0

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *