Квест по мотивам русской сказки глава 4 Как в сказке

Глава 4

Как в сказке

Сергея и двоих участников квеста привезли в поле, недалеко от которого было выстроено из картона и подручных материалов символическое царство-государство.
— И так начнем. Как там, в сказке? — спросил Геннадий Петрович и, не дождавшись ответа от участников, начал декламировать начало сказки Царевна-лягушка. — В некотором царстве, в некотором, государстве жил-был царь – это я, и было у него три сына – это вы. Позвал однажды царь сыновей и говорит им: «Дети мои милые, вы теперь все на возрасте, пора вам и о невестах подумать! Возьмите по стреле, натяните свои тугие луки и пустите стрелы в разные стороны. Где стрела упадет — там и сватайтесь».
Сергей и двое других участников взяли у ведущего предложенные луки с вложенными в них стрелами. Встали спинами друг к другу и неумело выстрелили. Стрелы взвились в небо и как не странно упали: старшего брата на боярский двор и подняла её дочь боярская; среднего брата на купеческий двор и подняла её дочь купеческая. А стрела Сергея – младшего брата улетела неведомо куда. По немому указанию ведущего пошёл Сергей её искать.
Час искал, второй, на третий нашёл-таки стрелу около заросшего пруда. На её наконечнике сидела лягушка.
— Эй ты, зеленая. Стрелу отдай, — попросил Сергей лягушку.
— Ты думаешь, она тебя понимает? — спросил ведущий.
— Вы что за мной следите?
— Да. И не только за тобой, а за всеми вами, такова моя работа. Возьми коробочку, посади в неё лягушку и пошли в царские палаты – свататься будем.
— Вы что хотите, чтобы я лягушке сватался?
— Да, такова игра. У нас практически всё как в сказке происходит: младший сын пущенную стрелу находит в лапах лягушки на ней и женится. Это закон жанра. Ты во-обще сказку эту читал?
— Вы знаете, нет.
— Прискорбно. Ну ладно, тем и интересней будет игра. Лови лягушку, сажай её в коробку и приходи в царские палаты.
Сергей скрежета зубами, проглатывая ели, скрываемые проклятия с горем пополам поймал лягушку и посадил её в предложенную коробку и пошёл за ведущим.
Они пришли в импровизированные царские палаты. Два «старших брата» со своими «невестами были уже там.

— Итак, сказка продолжается, — сказал Геннадий Петрович, привлекая к себе внимание присутствующих. — Я царь не настоящий, и меня не интересует какие у Вас, мои сынки, невесты – поварихи, да рукодельницы. Так что от стряпанья пирога и пошива рубахи я вас освобождаю. Но вот от третьего пункта – пира, отказываться не будем. Устроим, маленький сабантуйчик, отдохнем, а потом продолжим квест. Вам, молодые люди, предлагается шанс поближе познакомиться со своими спутницами в дальнейшей игре.
— Мне предстоит познакомиться с лягушкой? — уточнил Сергей.
— Не волнуйтесь вы так, Сергей. Вас ждет большой сюрприз. Столы накрыты. Молодые люди могут проходить, а вот сударыни присоединятся к вам немного позже, переоденутся и придут.
— Прискачут — съязвил Сергей, и засмеялся, но всё, же последовал за двумя участниками квеста и ведущим.
Столы были, действительно, накрыты разнообразными блюдами. Молодые люди, долго не раздумывая, сообща набросились на еду, они были очень голодны.
Вскоре их трапезу прервала музыка, и в столовую палату вошли три девушки. Сергей очень внимательно рассматривал третью вошедшую девушку, что-то знакомое угадывалось в её немного восточных чертах. И тут его осенила догадка.
— Ирка, ты что ли? Что ты здесь делаешь? — спросил он, выйдя из-за стола.
— Я. А что я тут делаю и сама не знаю. Вот хочу понять причину моего здесь нахождения. А что ты здесь делаешь?
— Сергей думает, что участвует в квесте. А вы, Ирина, убеждены в том, что участвуете в массовке, — ответил Геннадий Петрович за Сергея.
— А что это не так?
— Не совсем. Мы ангелы судьбы отвечаем на вопрос Сергея, заданный им в день рождения. Вы помните вопрос?
— Нет. Я тогда много вопросов задавал.
— Да, это так, но основная мысль сводилась к одному: «Кто моя суженая, где её искать». Так?
— Да, что-то припоминаю. И что же у вас есть ответ на этот вопрос?
— Конечно. Ваша суженая перед вами.
— Кто? — выкрикнул Сергей, и начал осматривать первых двух девушек, но ведущий помотал головой и кивнул на Ирину. — Ирка? Ирка моя суженая, да вы с ума сошли.
— Почему?
— Да потому что Ирка, подруга моей младшей сестры.
— И что, подруга сестры не может быть суженой?
— Но.
— Вас соединяют кровные узы?
— Нет, но. Она же подруга младшей сестры!
— Ещё раз повторяю вопрос: подруга сестры не может быть суженой?
— Блин, я ничего не понимаю. Ирка моя суженая? Как такое возможно? Она же всегда была рядом.
— До определенного момента, как я полагаю.
— До того момента как вышла замуж. Блин, но я, же не знал. Я думал… Стоп. Если суженая значит, любила.
— До определенного момента, конечно.
— Почему не сказала? Почему ты мне не сказала?
— Ирина ответьте на вопрос: почему не сказали Сергею о своих чувствах?
— Он меня не спрашивал.
— А ведь чувства были взаимны, ведь так Сергей?
— Но она подруга моей младшей сестры. Чёрт, что тут происходит?
— Чёрт, Сергей, тут не причем. А на данный вопрос я уже отвечал. Сергей мы дарим вам с Ириной эту ночь для разговора. Утром с первыми лучами солнца игра продолжится.
Все вышли. Ирина и Сергей, оставшись одни, разбрелись по разным углам столовой палаты.
Он долго исподтишка за ней наблюдал. В голове промелькнул её образ девочки.
— Тебе сейчас сколько? — спросил Сергей, первым нарушив часовое молчание.
— Двадцать девять. На год младше тебя.
— На год? Не может быть, мне казалось, что на много больше. Значит, ты меня любила?
— Была влюблена.
— Но почему ты мне не сказала?
— Ты как это себе представляешь?
— Да. Ну,да, но хотя бы намекнула.
— Ты ещё скажи, написала. Ты понимаешь, что ты мелешь? Я была застенчивым подростком.
— Ты была застенчивым подростком?
— Представь себе. За моей бравадой скрывалась застенчивость. К тому же мужчина должен подходить первым к девушке, на то он и мужчина.
— Первым должен подходить тот, кому это больше всего надо, то есть вам женщинам. Вам же необходимо побыстрее выскочить замуж и родить детей, а то ваши биологические часы тикают, тик-так, тик-так.
— Откуда столько цинизма? Хочешь сказать, что вам мужчинам не нужно, семью, детей. Думаешь, ваше время бесконечно? Оно так же тикает, как и наше, тик-так, тик-так.
— Но не так быстро как у вас.
— Этот разговор бессмысленнен. Сейчас всё равно уже ничего не вернешь, и не исправишь, — сказала Ирина и уставилась на потолок отрешенным взглядом.
Они ещё час молчали.
— Тебе совершенно не интересно как я к тебе относился?
— Нет, отчего же, мне очень любопытно. Но это уже ничего не изменит, ты не подошёл.
— А я должен был?
— Если у тебя были бы ко мне чувства, то подошёл бы.
— К твоему сведению чувства у меня к тебе были, но ты была так холодна. Я всегда выделял тебя. Помнишь в детстве, когда я катал вас на санках, то всех девчонок без исключения крутыми виражами сваливал с этих санок. Тебя же прокатывал нежно, любя, осторожно. Я делал тебе комплименты, участвовал в ваших играх. Всё делал, чтобы побыть с тобою рядом. Но от тебя не было никакого ответа, одни лишь издевки.
— Да всё это возможно ты делал, согласна. Но продолжая встречаться сначала с Алёнкой, а потом с Натахой.
— Ну и что.
— Как что? Ты всё моё детство и юность был чужим парнем, а чужие парни у меня автоматически приравниваются к статусу друга, а точнее брата.
— А как же соперничество?
— Какое соперничество?
— Ну как, бабы же обожают бороться за свою любовь. Волосы там друг другу рвать.
— Прости что? Я по твоему в свои семнадцать лет должна была за свою влюбленность к тебе бороться и соперничать сначала с Алёнкой, а потом с Натахой. Бред! Женщине бороться за любовь мужчины с другой женщиной. Бред! Ты знаешь, у меня с чувством собственного достоинства всегда было всё в порядке. Я никогда не унижалась до соперничества. Не подходишь значит, не нравлюсь, не нравлюсь, значит пошёл ты…найдется другой.
— А вот ты значит какая?
— Да я такая.
— А как же любовь?
— Мне не нужна любовь приносящая боль и унижение. Вырываешь её куском, покровит чуток, поболит, а потом перестанет и затянется.
— Ира это слова мужчины.
— Это слова человека, личности. Я ни кисейная барышня.
— Я это чувствовал всегда, потому и не подходил. Я бы тебя не потянул такую эмансипированную женщину.
— Я знаю, сейчас знаю.
— Но ты замужем, значит нашёлся тот, кто первым подошёл и потянул.
— Да нашёлся, подошёл первым и потянул.
— Расскажи мне о нём какой он?
— Простой, совершенно простой мужчина, как скажут у вас работяга. Без высшего образования и каких либо амбиций. Нам сложно, но в этом и есть счастье, через тернии к звездам.
— Ты его любишь?
— Что такое любовь? Если тот ворох эмоций: от няшности до прибью, которые во мне вызывает этот человек назвать любовью, то да я его люблю.
— А ты? Ты любил Наташу?
— Я не знаю. В начале думал что да. У нас не было времени думать. Мы просто жили, учились, потом работали.
— Да вы же лет десять вместе были. Я очень сильно расстроилась, когда узнала что вы расстались. У вас всё так красиво было, чинно, благородно.
— Ты хочешь сказать приторно.
— Нет, совершенно нет. Я радовалась за тебя, когда узнала что вы с Наташкой поженились, когда у вас родилась дочка.
— Вот в этом, наверное, и проявляется наивысшая точка любви, когда человек радуется счастью любимого человека пусть и не с ним.
— Я не знаю что это любовь или нормальное отношение, нормального человека к счастью родного человека.
— Ты странная.
— Почему.
— Слишком хорошая, таких не бывает.
— Почему?
— Не знаю, но таких не бывает.
— А я, разве я не существую.
— Ты мираж. Человек не может быть таким хорошим, человек ни может радоваться счастью любимого человека не с ним. Ты всё врешь.
— Что ж на этой ноте, вы должны проститься, на время. Скоро рассвет и игра, как я уже говорил, с первыми лучами солнца должна возобновится.

(Visited 12 times, 1 visits today)
0

Автор публикации

не в сети 4 дня

Панкова Арина

16
30 лет
День рождения: 18 Мая 1988
Комментарии: 2Публикации: 8Регистрация: 26-06-2018
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *