Карина ( из моего блога » Избранное»)

347663_1

Посвящается Элине  Данилиной

I. Выбор
 
Карина с трудом проснулась. Хотелось в туалет, но не было сил, чтобы встать. Голова плохо соображала. Она открыла глаза – было уже совсем светло, часы на прикроватной тумбочке показывали 11-20.
– Да, бурно прошла эта ночь, – подумала Карина, хотя плохо помнила произошедшее накануне. Всё же пришлось встать и сходить в туалет. Вернувшись, она увидела в своей кровати Игоря, он спал.
– Зря я допустила, чтобы он спал здесь, – с раздражением заметила она. – Действительно много выпила, нужно это прекращать. Слишком далеко уже зашла.
Она помнила, как он отнёс её на кровать, дальше были только пьяные приятные ощущения, которые завершились провалом в темную пропасть сна. Она дернула Игоря за плечо.
– Игорь, хватит дрыхнуть! Чтобы сейчас же духу твоего не было! Пошёл вон!
Игорь испуганно открыл глаза. Ситуацию он оценил сразу – кутёж закончился, нужно смываться. Если не послушаться, другой раз обойдутся без него, а лишаться такой обжираловки, да еще и возможности наслаждения, не входило в его планы. Он быстро оделся и ушел.
Карина опять легла в кровать, задумалась. Эта ночь ничем не отличалась от некоторых других, которые случались последние полгода. Так же вечером заявились Игорь и Гриша и спросили: «Гулять будем?», она дала им деньги, чтобы они купили в супермаркете всё, что нужно. А дальше – противно было вспоминать. И всё же она находила удовлетворение от пребывания в состоянии с отключённым мышлением, да и тело иногда нуждалось в мужчине. Положительным моментом в отношениях с ними было отсутствие всяких обязательств, как было бы в случае любовника. Она не чувствовала к этим обоим мужчинам ни симпатии, ни отвращения – они были просто её рабами. Находясь почти на последних ступеньках социальной лестницы, они всё же пытались продемонстрировать присущие им в прошлом благородные привычки и ум и относились к ней как к госпоже. Поэтому устраивали Карину даже в качестве собеседников, пока алкоголь полностью не овладевал её сознанием.
«Куда я иду, что будет дальше?» – в который раз спрашивала себя Карина. Она уже три года повторяла этот вопрос, и каждый раз возможный на него ответ выглядел мрачнее и мрачнее. Сразу после убийства мужа она надеялась найти себя в этой жизни. Слава Богу, Серёжа заранее обеспечил её будущее, переведя на её счет значительную сумму денег. Если её тратить только на необходимое, она могла бы жить даже на проценты. Но нужно иметь смысл жизни…
 
Сначала они решили немного подождать с детьми и создать прочную основу для их будущего. Серёжа хотел принадлежать детям не формально, а быть с ними в удовольствие – он чувствовал в этом потребность. Его бизнес шёл хорошо и полностью поглощал его. Она тоже отдавалась развитию созданного ею салона моды, и уже видела, что скоро он заработает стабильно. И вдруг оказалось, что она не сможет родить…
Прошло несколько месяцев, прежде чем она как-то восстановилась после жестокого удара и смогла вернуться к жизни и работе. Хорошо, что Серёжа нежно поддерживал её в это время. Они решили найти суррогатную мать или взять младенца из Дома ребёнка, если будет подходящий вариант.
Неожиданно в делах Серёжи начали возникать проблемы, которые явно носили заказной характер. Он стал распродавать бизнес и недвижимость – возник счёт на её имя. Но он не хотел расставаться с супермаркетом, думал найти возможность сосуществования со своими конкурентами. Серёжа не посвящал её в подробности своих дел, и, таким образом, его убийство было полной неожиданностью, она не могла осознать реальность произошедшего.
Дальше жизнь круто покатилась вниз. С салоном пришлось расстаться, с машиной тоже. Водитель, который одновременно обеспечивал техническое состояние дома, был уже не нужен. Неоправданным также стало содержание домработницы. Кроме экономических оснований, причиной для этого стала возникшая взаимная неприязнь: Карину раздражали пунктуальность и аккуратность домработницы, которые раньше считались её достоинствами. В свою очередь, домработница не могла выносить беспорядочный стиль жизни хозяйки.
Когда Карина постепенно отошла от всех потрясений, она инстинктивно начала искать опору в жизни и пыталась найти её в мужчине – в друге, возможно, в новом муже. «Мне только 34 года, я всегда привлекала внимание мужчин – нужно только найти хорошего мужчину», – думала она. Две осуществлённые попытки полностью разочаровали её в возможности создать отношения, хотя бы похожие на их прежние отношения с Серёжей. Философски ей были понятны корни этих различий. Она начинала жизнь с Серёжей на партнёрских отношениях: обычно они обсуждали, решали и делали всё вместе. К тому же их объединяла молодость, страсть, ещё не знавшая ранений. Сейчас же она хотела видеть рядом с собой уже состоявшегося мужчину, который может принять её в свою жизнь. Обычно этому требованию соответствовал мужчина старше её лет на десять. И вот здесь возникала коллизия. Соответствующие мужчины в своём большинстве предпочитали иметь игрушку женского пола, лет на 10 моложе Карины. Они хотели получить её как бы в благодарность за труды по созданию жизненного благополучия. При этом им казалось, что они также сумеют из игрушки сделать жену под свои требования.
 
Карину удивляло непонимание мужчин ошибочности таких взглядов. Иногда она в своих размышлениях заходила очень далеко.
– Неужели неясно, что молодую девушку только развращает обеспеченная жизнь, – думала Карина. – Почему мужчины из раза в раз наступают на одни и те же грабли? Женщины обычно мудрее, но кто их слушает? Высокое самомнение мужчин заложено уже Библией, которая не позволяет женщинам давать советы мужчинам – пусть подчиняются, как и закон говорит, – чего уж говорить о мнении общества, которое сформировано мужчинами. Истинную же правду жизни более точно отображает фольклор в притче о  трех мужчинах. Они обратились к Богу с просьбами: один – богатства, другой – храбрости, третий – мудрости. Бог им дал всё, что они просили, но третий при этом стал женщиной…
– Но пусть не думают мужчины, что женщины так уж желают руководить. Они в большинстве своём хотят выполнять предназначенную им благородную роль, но эта роль должна цениться. Обидно, что чаще всего цена женщины выражается только золотыми украшениями – этого очень мало! Какой же нужно быть сильной, чтобы устоять перед этими соблазнами и добиться настоящей цены – уважения! – с горечью оборвала размышления Карина.
 
По своим характеристикам Карина наилучшим образом подходила обеспеченным мужчинам более старшего возраста, которые понимали ценность друга и хозяйки дома, но они не отвечали интересам Карины – у неё ещё не был израсходован творческий и материнский потенциал. Для полноты жизни Карине нужен был ребёнок или захватывающая робота, а мужчине из этой категории работающая жена не нужна, также как и дети – как правило, они у него уже были, причём взрослые.
Опыт общения с интересующими её мужчинами привел её к выводу, что для них она привлекательна только своими деньгами. Если бы их было много, она рискнула бы продолжить завязавшиеся отношения, но, увы, её финансовое состояние не позволяло это сделать.
 
Каждое утро Карине трудно было встать с постели и начать день. Она не видела цели на ближайшее время. То, что она не должна зарабатывать себе на хлеб, помогало и одновременно вредило ей – сделало её ленивой. Вот и сейчас она не представляла, что будет делать. Хорошо, что уже почти час дня – до вечера как-нибудь протянет.
– Давай, не ленись, вставай! – приказала себе Карина. – Нужно прекращать такую жизнь, иначе она меня полностью развратит и, в конце концов, я стану такой, как Игорь и Гриша. Ведь я могу просто пойти на любую работу и не чувствовать себя одинокой.
Сейчас контакты с людьми у неё практически прекратились – одним она не интересна, другие не интересны ей. Старое общество, в котором она вращалась, для неё уже потеряно, а нового она не видела. Даже мобильный телефон стал для неё ненужной вещью.
Дом нуждался в уборке, и остаток дня она решила посвятить этому. Хорошо, что в холодильнике после вчерашнего кутежа осталось много еды. Она не любила ходить в их бывший супермаркет, который находился рядом с домом. Завтра она должна пойти в город – разобраться с долгами по коммунальным платежам, и купит все необходимые продукты. Последнее время она запустила все платежи, кроме телефона, и не обращала внимания на приходящие квитанции и предупреждения.
За домашними делами прошёл остаток дня. Вечера тоже стали тягостными, иногда они проходили за книгой, если попадалось что-то интересное. Телевизор Карина смотрела редко, к тому же сейчас на обычную рекламу наложились предвыборные лозунги. Чаще других каналов она останавливалась на «Hallmark»: там были хорошие мелодрамы и очень мало рекламы. Иногда она смотрела фильмы из жанра «Бандитский Петербург» – ей хотелось познать скрытую сторону бизнеса, которая разрушила её жизнь. Вечерами она предпочитала отдаваться музыке или на канале «Mezzo», или на дисках – у них были практически все значительные произведения. От Бетховена она переходила к Сибелиусу, от Гайдна к Шостаковичу, от Моцарта к Стравинскому. Вот и сегодня Карина прослушала Увертюру «Эгмонд» Бетховена, а потом «Пер Гюнт» Грига – так подошёл черёд закончить вечер сном.
Она боялась этого момента: разгрузка от физических усилий, визуальных и слуховых раздражителей переключали мозг на анализ, воспоминание или мечтание. Это было тягостно. Даже если она усыпала, через час просыпалась, и череда образов начинала мучить снова. Перепробовала разные успокаивающие методики и медицинские препараты – из-за них возникали разные проблемы. В конце концов, она решила на ночь выпивать немного водки, хотя знала насколько опасно привыкнуть к алкоголю. Поэтому старалась делать это нечасто и выпивать грамм 50-70. Однако иногда, в особенно трудную ночь, эти порции удваивались – утраивались. Учитывая это, она практически не употребляла алкоголь днём, за исключением кутежей, которые случались редко. Оправдание своего поведения она основывала на высказывании одного знакомого, можно сказать, непьющего математика: «Вы даже не представляете, насколько меняется человек, если он раз в год напьётся до полусмерти!» Карина позволила себе напиться несколько раз, но не до полусмерти. В общем, она понимала риск, но считала себя сильной и пока не чувствовала тяги к алкоголю, поэтому сегодня тоже позволила себе выпить, и минут через двадцать заснула.
 
Утром Карина начала жизнь как будто с чистого листа по намеченному вчера плану. У неё возникло ощущение, что сегодня она собирается на работу, хотя речь шла только об абонентском отделе Облэнерго. Быстро завершила утренние дела и вышла на остановку маршрутки.
Проблемы в этом учреждении заняли много времени, но их удалось решить. Потом она купила необходимую еду дней на пять и направилась к остановке маршрутки, которая ходила в её район. Вдруг у тротуара притормозила машина.
– Карина, это ты? Садись, подвезу.
– С удовольствием! Если вам удобно, Виктор Степанович?
– Такой женщине приятно быть полезным. Ты домой?
– Да.
Она села в машину. Это был сосед по усадьбе.
– Что нового?
–◦Ничего, Виктор Степанович, хотя, думаю, нужно идти навстречу переменам…
– Сидя на месте перемен не дождаться. Ты проигнорировала моё приглашение. Чего не заходишь? Знаешь, настоящий мужчина дважды не предлагает.
– А вы всё-таки повторите, – ответила она игриво.
– Ну, ради такой женщины готов поступиться гордостью, – в таком же духе ответил он. – Вот завтра и заходи. Завтра суббота и к шести я буду дома.
– Но вы знаете, что настоящая женщина с первого раза не соглашается.
– И ты тоже поступись своей гордостью.
– Где наше добро не пропадало! Так и быть.
– Вот и прекрасно.
Через несколько минут машина была уже у ворот её дома. Виктор Степанович поднёс её сумку до входной двери, ещё раз повторил, что ждёт её, и попрощался.
Карина зашла в дом, в голове ещё крутилась тема разговора в машине. Она разобрала сумку, приготовила чай и бутерброд и, откинувшись на диване, предалась мыслям.
Виктор Степанович был на похоронах Серёжи, как сосед, потом приблизительно год назад зашел к ней, чтобы получить её согласие на участие в расходах по усовершенствованию канализационной системы на улице. Тогда они посидели, попили чай и поделились жизненными проблемами. Он был средней руки бизнесменом. Женат он или разведен, она не уточняла, но его сын с семьёй живёт в другом городе вместе с мамой. Так что, Виктор Степанович относился к категории мужчин, которым Карина была интересна. Об этом же говорило и его приглашение в гости, которое он тогда сделал. «Хорошо, что наши дома достаточно далеко друг от друга и он не знает о срывах в моём поведении в последнее время», – промелькнуло у неё в голове.
«Ну что, Карина, решай – нужен он тебе или нет?» – спросила она себя. Как мужчина он великолепен: рост, сложение, волосы, осанка – ни в чём не было изъянов. Он создавал впечатление…, нет, не дуба – в дубе ощущается что-то величественное, скорее скалы, которая завораживает своей впечатляющей мощью и неприступностью. Виктор Степанович – она так называла его даже про себя – внимательно относился к своей физической форме, регулярно играл в теннис. Но при всём соответствии представлениям женщины об идеальном мужчине, в нем не чувствовалось душевности и теплоты, на чём основывались их отношения с Сергеем. «Да ты много хочешь», – резюмировала размышления Карина и занялась домашними делами.
 
Утром следующего дня Карина пошла в салон красоты и провела там несколько часов, потратив значительную сумму денег. Впервые с похорон Сергея она уделила себе такое внимание. К свиданию она готовилась основательно. Остаток дня прошел под наслоением воспоминаний, анализа прошлой жизни и настоящей тоже, а также предполагаемых моделей своего будущего. В переплетениях мыслей она уснула на диване, но внутренние часы разбудили её за час до назначенного времени.
Карина решила, что опоздает минут на 15, это будет разумная выдержка. Выбрала из старого гардероба элегантное, но скромное платье – хорошо, что её фигура осталась прежней.
Когда она нажала кнопку видеофона у калитки, сейчас же последовал ответ – её явно ждали, и сразу же на крыльце появился Виктор Cтепанович.
– Карина, да ты просто красавица! Вот спасибо! – и поцеловал её в щеку, демонстрируя радость и близость отношений. «Да я сама дала ему основания для этого», – подумала Карина.
– Ну, как же, я нечасто хожу в гости.
– Думаю, не пожалеешь, – ответил Виктор Фёдорович и проводил её в гостиную. – Видишь, как я живу.
– Хорошо, и со вкусом. Это ваш стиль или жены?
– Здесь всё моё.
Он посадил её в кресло, придвинул к нему другое кресло и сел рядом.
– Мы давно живем с женой врозь, но документально оформлять отношения не возникало необходимости. Понимаю, что ты задала этот вопрос, чувствуя смущение. Не беспокойся, ты не разрушаешь мою семью – её просто нет. О новой семье я до настоящего времени не думал. Извини, Карина, что я с места в карьер, но так нам легче будет общаться.
– Да, Виктор Степанович, моральная сторона общения для меня имеет большое значение, – удовлетворённо сказала Карина.
Наклонившись, он взял её ладошку в свои руки и сказал:
– Карина, меня обижает, твоё официальное обращение ко мне – мы не на работе, и разница в 18 лет не делает меня стариком, тех, кого я приглашаю в дом, обращаются ко мне на ты.
– Извините, это не из-за возраста – это из-за уважения к вам. А сравнение меня с теми, кого вы приглашаете…, по-видимому, я не из их числа.
– Ну, что ты, я совсем не то имел в виду… Ты для меня особый гость. Давай, я покажу тебе мой дом, а потом поужинаем. Домработница приготовила и ушла на выходные.
Дом был не большой, но отлично спланирован и хорошо меблирован. Он был рассчитан на трёх – четырёх членов семьи с возможностью приёма гостей. Карина видела, что это детище хозяина и он гордится им. В столовой стол был накрыт на двоих.
– Карина, на столе холодные закуски, но есть и всё остальное, возможно, только придётся разогреть в микроволновой печи или на плите. Думаю, мы вместе справимся? – спросил Виктор Степанович, приглашая её садиться.
– Ну, конечно, – ответила Карина.
– Предлагаю выпить на брудершафт! Вино я выбирал особенно тщательно. Интересно, сумел ли угодить?
Карина тепло улыбнулась: согласившись на ужин, она сама понимала необходимость перехода на другой уровень общения. Однако внутренне ей трудно было назвать этого мужчину Витей, максимум – Виктором. Предложенный ритуал облегчал этот переход.
В корзинке под наклоном, как положено подавать хорошие вина, лежала бутылка вина. Она увидела, что это полусухое вурво, которое она знала в лучшие времена своей жизни. В бокале вино своим солнечным цветом создавало ощущение нежности и теплоты, и это сделало ритуал сближения приятным. Тонкий фруктовый вкусовой букет остался во рту.
– Что ты скажешь, Карина?
– Твой выбор вина говорит о многом: у тебя хороший вкус, ценишь изящество, не скуп, с уважением относишься к гостю…. И это ещё не полный список моих впечатлений.
– Спасибо, мне приятно это слышать.
Карина отвыкла от обилия блюд, да и вообще она не любила перегружать себя едой. В этом ужине для нее было важным общение с Виктором, возможность его глубже узнать. С его стороны, по-видимому, последнее тоже было главным. Но они не пренебрегли горячим блюдом, которое Карина в присутствии Виктора на кухне довела до кондиции. Она отметила про себя, что Виктор не пил крепких напитков.
Подобно встретившимся одноклассникам, они обменивались друг с другом и историями своих жизней, и своими взглядами, и вкусами. Ужин приближался к завершению. На десерт Виктор открыл бутылку Шато-д’Икем – сотерн высшего качества. Его сладкий с кислинкой концентрированный вкус совсем расслабил Карину: она чувствовала, что этот вечер не должен так закончиться, и предложила потанцевать.
– Великолепно, милая – давай, перейдём в гостиную и я разожгу камин.
Пока он разжигал камин, она на диване наслаждалась сотерном и слушала альбом «Мери Крисмас» Фрэнка Синатры. Хотя Рождество уже прошло, эти мелодии были уместны: музыка завораживала и как бы окутывала шёлковым сари всё тело. Когда в добавление к музыке в танце она почувствовала руку Виктора на талии, она перенеслась в другой волшебный мир. Одна мелодия следовала за другой, её голова лежала на плече Виктора, и всё её тело уже стремилось к нему. На какой-то миг она качнулась.
– Виктор, я хочу присесть.
Он взял её на руки и усадил на диван, подал ей бокал вина и выпил сам. Оно было очень кстати.
– Карина, тебе хорошо?
– Очень.
– Дорогая, мне тоже очень хорошо и я хочу, чтобы ты осталась у меня, – сказал он, взяв её за плечи и глядя в глаза.
Карина ничего не ответила, только закрыла глаза. Виктор отнёс её в спальню, положил на кровать, и только здесь она открыла глаза. Рядом с широкой кроватью стоял большой букет белых роз. Отвечая на её взгляд, Виктор сказал:
– Да, я надеялся на такое завершение вечера, если бы он закончился иначе, я отвёз бы тебя домой вместе с этим букетом.
Всё, что было потом, относилось к почти забытому наиболее приятному элементу жизни. Она иногда удовлетворяла свои физиологические потребности, но не душу, и давно не чувствовала себя предметом наслаждения мужчины. Сегодня она всё это имела.
 
Утром она проснулась в кровати одна – как в фильмах. Шторы уже пропускали свет. Вставать не хотелось, не хотелось расставаться с той сказкой, которая была. Давно она уже не испытывала подобного желания – вспоминать прошедшую ночь. Её воспоминания нарушил вошедший в спальню Виктор, он был уже выбрит, наклонился и поцеловал её.
– Доброе утро, дорогая! Как себя чувствуешь?
– Хорошо.
– Завтрак уже готов, я жду тебя в столовой.
Ей было приятно видеть такую организованность и внимательность. По-видимому, Виктор встаёт рано.
Стол в столовой был убран от вчерашнего ужина, на нём стояла яичница с беконом, молоко и кукурузные хлопья.
– Карина, если ты хочешь чего-нибудь другого – на кухне всё есть. Чай или кофе сделаем потом.
– Спасибо большое, Витя, – вырвалось у неё само собой это имя.
Когда завтрак был практически завершен, Виктор сделался вдруг серьёзным и сказал:
– Карина, я хочу сделать, так сказать, заявление – выходи за меня замуж!
От неожиданности Карина широко раскрыла глаза. Сегодня утром она подумала, что такого рода развитие их отношений вполне возможно, но – так быстро! Поэтому ничего произнести не могла. А Виктор продолжал:
– Мне надоела моя жизнь. В то же время я знаю, насколько трудно создать новую семью. За последнее время я даже не видел возможного варианта. Однако я ещё не такой старый, чтобы не мечтать о хорошем друге. Я целиком отдаюсь работе, но хочу и дома находить удовлетворение. Думаю, ты как раз тот человек, с которым я его буду иметь.
Материально я полностью обеспечу нашу жизнь и сделаю её интересной. Ты можешь не работать или работать – по твоему желанию. Твои деньги желательно пустить в дело – на них можно создать два новых филиала предприятия и доход увеличится. Твой дом можно сдавать в наём или продать. Чтобы ты имела уверенность в жизни, оформим брачный договор. Ты можешь не отвечать сразу на моё предложение, мы можем встречаться, чтобы лучше узнать друг друга, но я своё отношение к тебе полностью определил. У меня достаточно хорошие аналитические способности, чтобы быть уверенным в своём решении.
– Спасибо за предложение. Я, действительно, вижу в тебе хорошего человека и, наверное, хорошего мужа… Может, так и будет, но я пока не нашла своего места в жизни. Совсем недавно я даже не задумывалась о его поиске, ты подтолкнул меня к действиям. Спасибо за признание моих качеств и возможности быть для тебя близким человеком. Дай мне время осознать себя в этой роли.
Она встала, обняла его и поцеловала. Виктор перехватил инициативу в долгом поцелуе и прошептал:
– Я хочу …
– Я тоже.
Уже под вечер Виктор отвёз её домой. В этот вечер Карина старалась ни о чём не думать, просто растворилась в любимых симфонических произведениях.
 
Прошедший день Карина предпочитала оценивать на следующее утро, когда эмоции отступают на задний план. Так и сегодня она перебрала события вчерашнего дня. Он сулил изменения в её жизни, но она не готова ещё к ним. Не потому, что её чем-то не устраивал Виктор, – она не видела себя в той роли, которую он предлагал. Беспроблемная роль жены – это слишком мало. Работать где-то, чтобы чем-то ещё заполнить жизнь, – неинтересно. Её участие в бизнесе Виктора может только навредить их отношениям. Несколько прагматичное отношение Виктора к использованию её финансовых запасов сначала её насторожило, но, трезво подумав, она согласилась с целесообразностью такого предложения – это всё на пользу семье.
Если бы ей было 55 лет, это был бы лучший способ жизни: обеспечить порядок в доме, провести вечер с мужем дома или в театре, или на встрече со знакомыми, или где-то на природе… но ей только 37, и хочется видеть себя совершившей что-то. Была бы возможность родить ребёнка, она чувствовала бы себя счастливой рядом с Виктором, а о приёмном ребёнке она даже не посмеет заикаться.
Однако решение нужно принять – этого требовал обязательный для неё долг приличия. Она очень страдала от обид и не допускала со своей стороны действий, обижающих других, тем более – Виктора.
Все эти мысли растревожили ей душу. Она уже не сможет жить по старому – это очевидно!
«Нужно выйти на воздух, отвлечься на время – решение придёт», – подумала она. Одела зачем-то перстень, цепочку и шубу из котика, которую не надевала давно, и поехала в город.
Карина вышла из маршрутки за одну остановку до центра и пошла пешком. Так бесцельно она бродила только сразу после смерти Серёжи. Она шла, рассматривая людей, витрины, рекламу. Старинный центр города очень изменил свой облик: выглядело так, как будто ему сделали основательный, но неудачный макияж – все ярко, кричаще, сумбурно, гротескно. Ей стало тоскливо, вспоминая эти же места раньше, когда она ходила по ним с Серёжей. Тогда окружение не навязывало себя, а просто сопровождало. Сейчас же всё кричит: «Выбери меня!» Чтобы отвязаться от возникшего раздражения, Карина зашла в кафе-бар.
Здесь было только 7 столиков, 3 из них были заняты. Звучали записи сестёр Берри. Она заказала один коньяк. Острое ощущение коньяка на языке сработало на мозг как переключатель – она слилась со средой бара, его музыкой и клиентами. О чём они говорили, слышно не было, она просто наблюдала за их поведением, мимикой, жестами. Это были в основном пары, которым приятно быть вместе, или друзья, которые зашли что-то обсудить. Выпив коньяк, она заказала ещё порцию, уходить не хотелось и существенного опьянения не ощущалось. Вдруг, по-видимому, по наводке официантки к столику подошел молодой человек и попросил разрешения сесть за её столик.
– Нет, я хочу быть одна.
– Я думаю, что вдвоём нам будет интереснее.
– Мне это не нужно.
– Извините.
Карина выглядела вполне обеспеченной дамой, но почему-то была одна в баре, да ещё пила коньяк. Парень, похоже, принял её за искательницу сексуального партнёра. Это приключение опять выбило Карину из спокойного состояния. Она подсознательно хорошо оделась, чтобы никто к ней не приставал и зашла в бар, где независимость, казалось, будет обеспечена. К сожалению, всё вышло наоборот. Предъявлять претензии сотрудникам бара было безосновательно, лучше выйти на улицу.
Вторая рюмка коньяка всё-таки сказалась на её реакциях и перевела сознание в несколько отрешенное состояние. Карина направилась домой и пошла на остановку маршрутки, которая была на другой стороне улицы. Она сделала шаг на дорогу, не думая о переходе и даже не посмотрев налево. Вдруг резкий визг тормозов, и её отбросило опять на тротуар. Из машины выскочили водитель и женщина и бросились к ней.
– Вы целы? – спросила женщина.
– Я виновата, извините, – ответила Карина, поднимаясь.
– Как же так! Это могло закончиться плохо как для вас, так и для нас. Хорошо, что водитель успел затормозить. Вы ушиблись?
– Нет, шуба спасла, немного ударилась о землю.
– Куда вас отвезти?
– Не знаю.
Такой ответ удивил женщину: перед ней стояла на вид достаточно обеспеченная молодая женщина, правда, немного выпившая и, по-видимому, чем-то расстроенная.
– Может быть, домой?
– Нет, туда я не хочу.
– Вы не возражаете, если я отвезу вас к себе домой?
Карина сдвинула неопределенно плечами:
– Буду благодарна, мне не хочется сегодня быть одной.
В машине Карина ещё раз извинилась за свою невнимательность и представилась. Она считала необходимым объяснить странность своего поведения:
– Я была в сложном душевном состоянии, а это происшествие добавило отрицательных эмоций.
– Ничего, Карина, я как раз ехала домой обедать. Пообедаем вместе, и вы успокоитесь, – ответила Ольга Владимировна, так звали женщину.
Во время обеда Ольга Владимировна сообщила, что она – глава большого концерна и работа для неё главный приоритет в жизни. Её дочь уже замужем, у мужа свой независимый бизнес, их жизни идут параллельно, но вполне близко. Чувствуя, что Карине нужно выговориться, после обеда она пригласила её выпить чаю в кабинете. Они сели за чайный столик и Ольга Владимировна сказала:
– Я буду рада вам помочь, если вы нуждаетесь в помощи. У меня большой жизненный опыт и как женщина я могу понять ваши проблемы и, возможно, дать совет. Расскажите, что стало причиной вашего душевного расстройства.
Они сидели долго, пока Карина не рассказала всё, вплоть до их неожиданной встречи.
– Вы понимаете, я должна на что-то решиться, но не могу принять решение…
Ольга Владимировна молчала в течение всего монолога Карины, она помолчала ещё несколько минут, а потом сказала:
– Карина, я не готова сейчас что-либо посоветовать. Мне самой нужно всё взвесить. Оставайтесь у меня ночевать, я сейчас поеду на роботу, а вечером мы поговорим. Отдыхайте, посмотрите библиотеку, я скажу домработнице Зое – она вам всё покажет. До вечера!
 
Зоя показала Карине её комнату, зимний сад, библиотеку. Карина задержалась немного в библиотеке на изданиях по изобразительному искусству. Ей нравился Ренуар, его пастельные тона в изображении тела женщин. Все его произведения проникнуты восхищением красотой женщины. Она в который раз не могла отвести глаза от его «Обнаженной». Она просмотрела также альбом Клода Моне и, почувствовав жуткую усталость, легла в отведенной ей комнате.
Карину разбудила Зоя, пригласив на ужин. Ольга Владимировна поинтересовалась самочувствием Карины.
– Я поспала. Стало легче – прошло ощущение напряженности. Я успокоилась, как бы переложив на вас решение моей проблемы и ожидая ответа.
– Я думала о тебе. После ужина мы поговорим, и я изложу моё мнение.
Карина отметила про себя, что Ольга Владимировна перешла с ней на «ты». «Это вполне естественно, учитывая разницу в возрасте, её положение. Но, наверное, главной причиной сближения стало чувство сопереживания», – подумала Карина.
Ужинали они вдвоём. Ольга Владимировна поинтересовалась, что заинтересовало Карину в библиотеке, и сказала, что тоже любит импрессионистов. Она рассказала также историю жизни Врубеля, манера живописи которого сродни импрессионизму. Карина многое из рассказанного слышала впервые и удивилась такой осведомленности Ольги Владимировны. Потом они перешли в кабинет, сели в кресла напротив друг друга, и Карина замерла в ожидании «приговора» Ольги Владимировны.
– Карина, я «примерила» твою ситуацию на себя – мы немного похожи, правда, с поправкой на возраст. Даже наши вкусы в живописи близки. Насколько я поняла тебя, в твоём характере тоже есть стремление к самоутверждению. Единственно, в чём мы отличаемся, – я смогла удовлетворить своё желание материнства. Поэтому исхожу из того, что ты в своей жизни должна выполнить оба свои предназначения: деятельности и материнства. Есть ещё любовь. Её не все имеют, да к тому же – она преходяща. Когда она встречается и остается надолго – это счастье, ненадолго – несчастье. У тебя, как видишь, счастье любви оказалось причиной большой душевной травмы. Поэтому давай не будем принимать любовь во внимание.
Рассмотрим твои возможности. Замужество за Виктором не реализует ни одну из твоих целей. Похоже, ему не нужна жена, которая хочет реализовать свои личные возможности. Современные мужчины не смотрят на женщину глазами Ренуара: им нужна хозяйка, мать детей, хранительница очага, организатор их собственного покоя, самое большее – достойная спутница в обществе. Это важная роль женщины. Недаром, для сопровождения в светских мероприятиях неженатые мужчины берут напрокат представительниц прекрасного пола. Я, конечно, буду неправа, если не упомяну о тех мужчинах, которые хотят видеть в жене друга, с которым есть потребность делиться плохим и хорошим, гулять, бывать в театре и так далее. И всё же – даже для них жена представляется скорее атрибутом семейной жизни, как например собственный дом. Я несколько утрирую, но за редким исключением мужчина чувствует себя неуверенно рядом с женщиной, имеющей с ним одинаковые характеристики и одинаковый вес в обществе. В то же время он не хочет, чтобы, так сказать, параметры женщины были низкими. Думаю, что рядом с Виктором тебя ожидает только роль друга. Учитывая твою молодость – приятного друга и любовницы одновременно.
– Но вы, Ольга Владимировна, с мужем как раз являетесь парой равных партнёров, и вас связывают хорошие супружеские отношения.
– Какие они хорошие… Большой бизнес обоих убивает нормальные отношения. Ты видишь – мы чаще врозь. Это больше дружба. Такой уровень деловой активности, как у меня, женщине не вреден, но для меня он как наркотик. Слава Богу, муж меня понимает.
– Я согласна с вашим мнением относительно Виктора. Но как мне добиться того, что вы так точно сформулировали? Я действительно мечтала о таких целях в жизни.
– Это трудная задача. Фактически, ты должна начинать жизнь заново. Но она должна быть настолько активной и организованной, чтобы компенсировать упущенные годы. Оцени свои возможности, трудности, которые ожидаются, и сопоставь их с ценностью выбранных целей. Их достижение будет зависеть только от тебя. Однако на этом пути ты можешь обрести чувство собственной значимости и уже самой выбирать мужа. Ты даже можешь найти любовь. Вопрос материнства будет естественным продолжением начатой программы.
– Да, но это, Ольга Владимировна, практически нереальная программа, я не вижу пути её реализации, по крайней мере, без посторонней помощи… а помогать мне некому. Мне трудно даже представить, кому я могу быть нужна. Обычно в жизни помогают родители, которых у меня уже нет…
– Ты права, задача трудная, но нельзя сказать, что не реализуемая. И я не вела бы разговор, если бы не продумала её решение. Я часто берусь за проблемные проекты, для меня наслаждение – их выполнение. Ты – мой проект, но особенный. Деловые проекты и азартные игры могут обеспечить финансовый выигрыш – для меня с тобой его не будет, но будет моральный выигрыш у обоих. В случае неудачи – проигрыш финансовый и моральный. Если в благотворительной акции отданные деньги заведомо приносят благо хотя бы одной стороне, то в данном случае даже такая польза является проблематичной. Желаемый результат можно получить только вследствие наших совместных действий.
– Ольга Владимировна, я очень признательна вам даже за то, что вы, говоря словами игроков, делаете ставку на меня. С вашим участием в моей жизни возрастает моя ответственность, но я готова её принять. Несмотря на вечер, у меня ощущение восхода солнца…. Вы сказали, что продумали решение, какой же вам представляется программа, которую я должна выполнить?
– Карина, программу ты будешь создавать поэтапно сама. Я только предлагаю тебе стартовую платформу. Если ты будешь стараться выбраться на неё самостоятельно, на это может уйти вся жизнь.
Я ставлю перед тобой конечную задачу – войти в Правление нашей Корпорации. Для этого ты должна стать владельцем приличного пакета её акций. Мы проведём эмиссию акций, и я постараюсь обеспечить тебе приоритет в их покупке. Количество и необходимая сумма выяснится в ходе этого процесса. Вполне возможно, что твоих финансов будет недостаточно – я тебе одолжу. Чтобы ты не осталась без средств существования, я найду тебе у нас приличную работу, где ты сможешь себя проявить. Из твоего рассказа я поняла, что у тебя хорошие организаторские способности, сумей их развить. В создании условий я тебе помогаю, но дальше будешь делать себя сама. Естественно, я не буду мешать, если ты не дашь для этого оснований.
Мне хочется увидеть, что я в тебе не ошиблась. Конечно, некоторые сотрудники в корпорации будут знать, что ты моя протеже. Это и облегчит твою деятельность, и одновременно создаст определенные трудности. Я постараюсь, чтобы об этом знало меньше людей.
Вот и всё… Выбирай – какой жизненный путь для тебя более приемлем: один – спокойный, лёгкий, обеспеченный, другой – напряженный, трудный, непредсказуемый.
– Ольга Владимировна, я не нахожу слов, чтобы выразить мои чувства. Это неожиданное предложение. Я никогда в своей жизни не представляла таких задач и их не ставила, я мечтала более приземлёнными категориями. Это не означает, что я боюсь самого проекта – мне просто нужно вжиться в тот образ, который вы нарисовали. У меня такое ощущение, что это сон.
– А вот это хорошая мысль! Действительно, нужно спать. С сюрпризом, как и с бедою, нужно переспать. Я утром рано уеду, а тебя водитель отвезёт домой, когда ты захочешь. Как примешь решение, позвони мне, мы тогда всё детально обсудим.
 
Карина долго не могла уснуть. Предложение Ольги Владимировны радикально меняло её жизнь, да и к тому же вносило в неё значительную долю риска. Удачно ли сложатся обстоятельства для её будущей деятельности? Что если корпорация потерпит крах или что-то случится с Ольгой Владимировной? Конечно, вне зависимости от должности, владение приличным пакетом акций будет приносить определённые девиденты. Если она даже добьется успеха в деловой сфере, что это ей даст для личной жизни? Иногда хорошая деловая репутация мешает личной жизни. Но усыновить ребёнка она точно сможет, правда, лучше бы иметь ребёнка другим путём…. В то же время возможна другая жизнь – с Виктором…
Измученная безответными вопросами Карина всё-таки заснула. На следующее утро она завтракала одна. Зоя сказала, что Ольга Владимировна уже уехала. Карина поблагодарила Зою за внимание и попросила организовать её отъезд домой.
Несколько дней Карина перебирала в уме картины своей будущей жизни в одном и другом случае. Ей льстило, что Ольга Владимировна увидела в ней подобного себе человека. В предложенном варианте игра пойдёт по-крупному. Но взвалить на себя такой непосильный груз проблем! Если она выберет этот путь, нужно так сформулировать отказ Виктору, чтобы не обидеть его и сохранить с ним дружеские отношения. Его советы в бизнесе могут быть полезны, и как сексуального партнёра его не стоит терять. А если вообще выбрать его? Как ей спокойно будет…
– Всё, завтра я кому-то из них звоню, иначе от этих мыслей сойду с ума. Надо действовать! – приказала себе Карина.
 
II. Начало
 
С трудом дождавшись приличного времени для утреннего звонка, Карина позвонила Ольге Владимировне:
– Я принимаю ваше предложение, и хотела бы узнать подробнее о возможной работе.
– Поздравляю тебя с выбором, – ответила Ольга Владимировна, – сразу приступим к делу. В 17 часов я освобожусь, жду тебя в офисе в 17-10, и мы поговорим, – за тобой заедет водитель.
«Все, первый шаг я сделала, – следующий шаг зависит уже не от меня», – сняла с себя напряжение Карина. Впереди еще целый день, прежде чем она войдет в свое будущее, но внутренне она уже стала организованнее, собранней и готовой с головой окунуться в то дело, которое ей предложат.
Позавтракав, Карина решила провести ревизию в доме – избавиться от ненужных вещей и оценить, что необходимо приобрести: в последнее время она безразлично относилась к деталям хозяйства. Поставленная задача оказалась не такой простой и за один раз ее не решить. К тому же Карина, перебирая варианты своего будущего, очень плохо спала эту ночь, поэтому решила отложить благой замысел и поспать.
Обычно Карина отдыхала недолго – сон продолжался 40 – 50 минут, не более. Такой настрой внутренних биологических часов установился в первые годы интенсивного труда, когда она, чувствуя упадок сил, училась расслабляться по системе йогов – хотя бы на 10 минут. Потом эта установка срабатывала автоматически и тогда, когда не было ограничения для отдыха. Вот и сейчас Карина проснулась в полной готовности через пару часов включиться в круговорот новой жизни.
                                      
Карину провели в кабинет Ольги Владимировны на втором этаже здания Корпорации. Секретарь в приемной сразу же доложила о ее прибытии и предложила пройти к шефу. Ольга Владимировна для приветствия вышла из-за стола и пригласила Карину сесть рядом с ней на диван в углу кабинета, большую часть которого занимал длинный стол человек на тридцать.
– Здесь нам будет удобнее, да и я расслаблюсь, – начала разговор Ольга Владимировна. – Сегодня, между делами, я продумала возможный вариант твоей деятельности, он будет круче, чем я предполагала. Сложившаяся на настоящий момент ситуация предполагает именно таких действий, – оцени, согласна ли ты на них и видишь ли возможность их выполнить. Между прочим, какое у тебя образование?
– Экономическое, я закончила факультет управления персоналом Национального экономического университета с красным дипломом.
– Это хорошо. Значит, теоретическая база у тебя есть. Конечно, опыта работы в том, что я хочу предложить, у тебя нет. Но иногда прежний опыт даже мешает поиску новых решений; неординарные решения находят новички, правда, с хорошими способностями. Я хочу, чтобы ты, как будто получив новую квартиру, благоустроила ее по своему дизайну. Для этого, прежде всего, нужно иметь большое желание – консультанты и помощники будут, – быть активным и пламенным руководителем. Мне не легко будет убедить Правление Корпорации в целесообразности твоей кандидатуры, но у меня есть убежденность, что ты подходишь на эту роль. Отчасти на мое решение повлиял твой опыт в содержании ателье одежды.
– Я пока ничего не могу сказать, но испытываю большое беспокойство от ваших слов. Сейчас я действительно готова отдать себя полностью делу: вы зажгли у меня огонек самоуверенности и теперь он требует топлива. Что же это за дело?
– Начну с того, что наша Корпорация интересуется всеми проектами и производственными объектами, которые могут быть перспективными. Они расширяют сферу деятельности Корпорации и ее основные фонды. Так недавно мы приобрели контрольный пакет акций известной в прошлом швейной фабрики. Люди всегда будут одеваться, поэтому перспективно войти в рынок одежды с такой продукцией, которая найдет свое место среди продукции всемирно известных фирм, секонд-хенда, частных цехов пошива и других производителей. Вот, например, известная в прошлом московская фабрика «Большевичка» и теперь сумела стать активным поставщиком рынка одежды. Мы ориентируемся в ближайшие годы на рост процента людей со средним доходом, который приблизится к европейскому уровню. Им нужна приличная одежда, но соответствующая их финансовым возможностям – они не хотят секонд-хенд, но не могут платить за дорогой бренд. Я хочу, чтобы они стали клиентами именно нашей фабрики.
– Какую роль вы мне отводите в этом проекте?
– Не какую-то, а самую главную – быть директором фабрики. Я даже не ожидаю сейчас ответа, решение должно быть взвешенным.
Все тело Карины обдало жаром, как будто она вошла в перегретую сауну. Столь ответственного предложения она не ожидала. Оно было не ее формата, но почему к будущей жизни подходить со старым масштабом? Сама Ольга Владимировна тоже не с небес спустилась на занимаемую должность, сейчас она дает ей шанс пойти подобным путем.
– Не пугайся, Карина. Обстоятельства даже по времени складываются в твою пользу. Сейчас, чтобы не будоражить народ, не стоит менять руководство фабрики. Необходимо разработать предварительную стратегию развития фабрики, а потом проводить кадровую и организационную перестройку. Тебе предлагается начать работать начальником отдела кадров – заместителем директора по управлению персоналом, как теперь говорят. Эту должность сейчас занимает пенсионер 72-х лет, на его увольнение никто не станет реагировать. Тебе нужно проанализировать потенциал персонала, определить слабые звенья производственной структуры, составить представление о необходимых преобразованиях. За советом можешь обращаться к моим заместителям по производству и по экономике – я их поставлю в известность. С тобой мы увидимся через месяц, и тогда ты скажешь о своем решении. Если не захочешь быть директором, выбирай на фабрике любой отдел: кадры, реклама, дизайн, сбыт – все, что будет соответствовать твоим интересам. И еще – на столе лежат отчет фабрики за прошлый год и справка о работе производства по месяцам этого года, познакомься.
– Ваше предложение очень неожиданное, Ольга Владимировна; конечно, оно мне лестно, но почему вы посчитали, что я его заслуживаю?
– Я чувствую, что ты по характеру деятельная и истосковалась по делу, – в этом и была причина твоей депрессии – у тебя есть опыт в пошиве одежды, также немаловажно, что ты одинока и можешь целиком отдаться работе – прости за столь эгоистичный подход. В общем, думаю, что ты – подходящая кандидатура на роль руководителя фабрики. А для меня ты – мой человеческий проект, я хочу его осуществить, и твои шансы в будущем войти в Правление Корпорации на должности директора фабрики будут реальными. Так что, есть ради чего стараться – у тебя впереди еще большая жизнь.
– Когда мне приступать к работе?
– Напиши сейчас заявление, я передам его по назначению, завтра будет готов приказ – послезавтра приступай к работе.
Дома вечером Карина бегло просмотрела отчеты: на фабрике 746 сотрудников, производство существует в основном за счет заказов на пошив формы для подразделений Министерства внутренних дел, взят значительный кредит в банке. Во всем этом нужно внимательно разобраться. Нужен свежий глаз того, кто сейчас работает с бухгалтерским учетом. Необходимо провести анализ в нескольких проблемных направлениях. Карина решила на бумаге, как она когда-то это делала, составить алгоритм действий. Все так переплеталось, что потребовалось перепробовать несколько вариантов взаимосвязей, чтобы сформировать какое-то приемлемое представление.
Решением такой аналитической задачи Карина отвлекла себя от мыслей психологического характера, связанных с совершённым выбором жизненного пути. Когда же она встала из-за стола, чтобы приготовить ужин, они скопом набросились на нее. Прежде всего, нужно позвонить Виктору и ответить на его предложение о замужестве. Она набрала его телефонный номер:
– Виктор, дорогой, мне больно говорить это, но я не готова посвятить себя семье. Мне очень тяжело отказаться от твоего предложения, которое меня сразу бы сделало счастливой. Я предпочла амбициозный путь профессионального утверждения, ощущения себя значащей личностью. К сожалению, отдавая себя работе, я не смогу уделять тебе столько внимания, сколько ты заслуживаешь. В последнее время я слишком глубоко упала, и мне хочется почувствовать свою значимость.
– Карина, милая, мне очень жаль. Ну что ж – это твой выбор, я не вправе судить, желаю тебе успеха! Что привело тебя так быстро к принятию такого решения, и чем ты собираешься заниматься?
– Я была почти на пути к тебе, и вдруг произошла случайная встреча с одной женщиной, которая перевернула мою жизнь. У меня есть перспектива стать руководителем одного предприятия.
– Вот так! Хотелось бы узнать подробнее – может быть, я буду тебе полезным помощником. И вообще мы можем остаться близкими друзьями, и не только друзьями. Я слова на ветер не бросаю, и наша «жизнь кончается не завтра».
– Витя, спасибо, родной. Мне так приятно слышать слова соучастия, несмотря на то, что я тебя немного обидела. Ты у меня единственный друг, и я обязательно к тебе зайду, как только смогу чуть выплыть из водоворота, в котором я оказалась: обстоятельства требуют быстрого принятия решений. До скорой встречи!
Карина была рада такому исходу разговора, начинать который она боялась. У нее как будто выросли крылья – связь с Виктором не порвалась и даже закрепилась в выгодном состоянии. Следующее срочное дело – найти подругу Зою, которая закончила факультет бухгалтерского учета и, по-видимому, должна сейчас работать в этой сфере. Карина очень давно ей не звонила, и было неудобно возобновлять общение с просьбы, но больше не к кому обратиться.
Телефонную трубку взял Валерий – муж Зои, он не сразу вспомнил Карину. Зоя искренне обрадовалась пропавшей подруге:
– Я тебе несколько раз звонила, и решила, что ты уехала. Где ты была?
– Никуда я не уезжала, была в очень плохом моральном состоянии после смерти Сережи и никого не хотела видеть – извини, даже тебя.
– А теперь состояние лучше? А может что случилось?
– И то, и другое сразу. Я иду работать на очень ответственную должность, и мне нужна помощь бухгалтера в анализе отчетов о работе предприятия. Прости за обращение к тебе – дело это конфиденциальное и никому, кроме тебя, я не могу довериться. У тебя есть возможность встретиться?
– Запросто, – у меня дородовой отпуск.
– Зойка, – закричала Карина, – у вас будет второй ребенок! Как я рада за тебя.
– Да, и на этот раз девочка. Так что приезжай, мы с тобой поработаем и поболтаем. К тебе я приехать не могу: Валерий меня никуда не выпускает – боится, чтобы ничего не случилось, только на прогулку – вдвоем. Все дела вне дома делает сам, да и на улице, действительно, скользко. Тебе удобно часов в одиннадцать?
– Конечно.
Положив трубку, Карина расстроено откинулась на спинку кресла, сразу отрезвев от восторженного состояния предполагаемой деятельности. Искренняя радость за вторую беременность Зои, отодвинула на второй план деловую задачу. Одновременно воскресла давняя тоска из-за собственной женской неполноценности, невозможности реализовать главное предназначение женщины – дать жизнь новому человеку. «Это, по сути, скрытая инвалидность! Ну и что? Чего ты убиваешься? Инвалиды писатели, художники, ученые живут и делают великие дела, приносят пользу обществу, особенно, если они не очень обременяют его. Думаю, никто не видел в президенте Рузвельте инвалида», – парировала своим мыслям Карина. Она докажет, что также может многое сделать.
Все-таки желание увидеть свою полноценную семью никогда не покидало Карину. И сейчас она снова в сознании отложила эту задачу на будущее, после восстановления своего статуса в обществе.
На следующий день Карина рассказала Зое события последних дней и причину, которая привела ее к ней. Потом они засели за анализ отчетов. Зоя помогла Карине увидеть состояние производства. Получалось, что фабрика лишь с трудом осуществляет выплату банку по кредиту. Удивляет высокая процентная ставка по взятому кредиту. Нет никакой уверенности в перспективности работы фабрики, и выплата банку в следующем году находится под угрозой. Кроме того, маловероятно, что МВД сделает заказ на следующий год. Нужно искать заказы и пути увеличения производительности труда. Неоправданно высокой была численность сотрудников в непроизводственной сфере, а также высоки затраты на неквалифицированный труд. Без радикальной модернизации фабрике не обойтись.
– Карина, ты оденешь очень тяжелый хомут на шею, если возьмешься за руководство этой фабрикой, – сказала Зоя после проведенного анализа.
– Я это понимаю сама. Но «без труда не вытащишь и рыбку из пруда». Ты знаешь, Зоя, что у меня нет альтернативы работе – разве что замужество, но его я пока боюсь. А работа ради занятости или небольших денег меня только деморализует. Я должна заняться таким делом, которое захватит меня всю. Данное предложение – именно такое. Здесь нельзя будет работать в пол силы, здесь или пан, или пропал. Конечно, много будет значить поддержка, которая, если не поможет, то хотя бы защитит от врагов. Все остальное зависит от меня самой и от той команды, которую я смогу создать. Только никому не рассказывай, Зоя, об Ольге Владимировне и моих планах стать директором фабрики – возможно, я за месяц сама откажусь от этой затеи.
– Конечно, Кариша, я никогда тебе не наврежу, так же как никогда не забуду вашу с Сережей помощь мне.
– Зойка, так приятно иметь близкого человека, – ответила Карина, обнимая ее.
– Жаль, что я не могу пока непосредственно помочь тебе в работе, но советоваться приходи.
– Прости, но я от тебя не отстану. А когда выйдешь из декретного отпуска, может быть, и работать будем вместе.
– Дай Бог тебе силы и успеха!
                                                           ***
К появлению завтра на работе Карина тщательно готовилась. Она мысленно прорепетировала свою встречу с директором фабрики, весь возможный разговор и свое поведение. Такую же виртуальную пьесу она проиграла в отделе кадров. Потом Карина подготовила свой наряд. Она знала, как важна первая встреча с человеком, а также знала, что может произвести сильное впечатление своей внешностью. Сережа всегда шел с ней на важные встречи. Он старался провести их в неформальной обстановке и тогда присутствие жен было уместным. Карина не только была красива лицом, но имела изумительную фигуру. Конечно, в присутствии такой женщины мужчины становились мягче и создавалась дружелюбная обстановка, которую Карина искусно поддерживала в нужном русле. Правда, ее качества создавали ей проблемы среди женщин: они видели в ней подругу только в случае, когда сами были на достаточно высоком интеллектуальном уровне и с не худшими внешними данными.
На этот раз ей, наоборот, нужно смягчить свою обаятельность – она претендовала на роль директора, а не секретарши. О брюках не может быть и речи, а лицо выбирать не приходится. Карина решила надеть классический светло-серый костюм с юбкой до середины колена, как сейчас требуется для государственных служащих. Костюм уже сам подсказывал выбор фасона блузки и речь могла идти только о ее цвете – она остановилась на светло-сиреневом. Далее Карина задумалась над украшением. Обручальное кольцо она не носила – прикрывать им свое одиночество было больно, и также не хотелось демонстрировать статус вдовы. Обычно она носила перстень, но он, так же как и браслет, сегодня будет неуместен. А вот на шею что-то можно надеть, но не броское золото. Карина выбрала камею на тонкой золотой цепочке, которая подходила к блузке и усиливала впечатление от небольшого декольте блузки.
Итак, Карина выглядела строгой деловой женщиной, но вместе с тем молодой и красивой. Наряжаясь возле зеркала и любуясь собой, она с горечью подумала, что сейчас она оделась ни для кого. Приятно одеваться в состоянии любви, когда ожидаешь услышать от любимого человека восторженную оценку твоих стараний. Еще старательнее одевается женщина, когда хочет использовать внешний вид для достижения любви. А женщина живет любовью всегда. И, если она потеряла интерес к одеванию, ее только можно пожалеть. «Нет, я опять люблю себя, я – нравлюсь себе», – заключила Карина и довольная проведенным днем направилась спать.
 
Свой рабочий день естественно было начать с представления директору. Будучи ему навязанной, Карина не имела оснований надеяться на его особенное дружелюбие, но формальная процедура знакомства должна быть выполнена. С проходной Карину проводили в приемную директора, и секретарь предложила ей зайти к Василию Степановичу.
– Приветствую вас Карина Анатольевна, – произнес, вставая из-за стола, мужчина лет сорока пяти. «Приятная внешность,– отметила про себя Карина, – по крайней мере, не будет неприязни в общении».
– Здравствуйте, Василий Степанович, – использовала ничего не выражающую фразу Карина. – Извините, что я оказалась здесь не по вашему желанию, но я надеюсь, что вы будете мною довольны.
– Никак иначе. К тому же не хотелось бы с такой симпатичной женщиной иметь плохие отношения. Присаживайтесь Карина Анатольевна.
– Спасибо за комплимент. Добросовестно работать я обещаю, – ответила Карина, усаживаясь за небольшой столик у директорского стола, обычного для небольших кабинетов начальства.
– Расскажите, пожалуйста, о своем трудовом опыте.
Когда Карина закончила свой рассказ, директор секунд десять молчал. Она специально не коснулась личной жизни, поэтому думала, что услышит вопрос относительно ее семейного положения. К тому же Карина видела, что он внимательно изучал ее пальцы и, не найдя никаких колец, по-видимому, предположил, что она любовница весомого человека, который устроил ее на довольно хорошую работу. Кто же он? Но у директора хватило такта не задавать интересующий его вопрос, и он сказал:
– Ваш опыт, конечно, небольшой, но, учитывая ваш возраст, вполне достаточный. Вообще каждая работа имеет свои особенности, и учиться приходится заново. Я сам здесь три года и первые два года только познавал производство. Важно, чтобы была хорошая команда управленцев, вы ее увидите – через тридцать минут у нас начнется планерка, и вы сразу ощутите ритм жизни предприятия. Надеюсь, что вы органично вольетесь в эту команду.
– На планерке будет ваш зам по управлению персоналом?
– Уже нет. Я попросил Ивана Захаровича выйти сегодня на работу только для того, чтобы передать вам дела: он ждет в теперь уже вашем кабинете, вас проводят к нему. Планерка в 10-30.
Помещение отдела кадров состояло из двух небольших комнат, в одной из которых работало две сотрудницы, а другая была кабинетом начальника. Иван Захарович вел себя официально, познакомил Карину с содержимым двух шкафов и стола у него в кабинете, а также с теми документами, которые сейчас были в работе. После этого он простился и ушел, забрав свои чайные принадлежности. Карина, оставшись одна, чувствовала себя неловко. «Чего ты переживаешь, он и так очень много проработал в пенсионном возрасте? Кто-то его все равно должен был заменить», – успокоила себя Карина и пошла на планерку.
Директор представил Карину присутствующим, их было одиннадцать человек, сидели все на стульях вдоль стены. Карина открыла новый ежедневник и стала конспектировать совещание. Обсуждались текущие вопросы, ничего не было программного или перспективного. Болевым вопросом были энергоносители и ремонт швейного оборудования.
После планерки Карина пошла в свой кабинет. Она еще не чувствовала его своим, пока в нем не было ее вещей. «Завтра я принесу все необходимое для чая, а сейчас давай посмотрим содержимое наследства», – решила Карина. Изучение документов заняло весь остаток дня. Время от времени заходили ее помощницы Валя и Лиля с бумагами, на которых требовалась подпись начальника отдела кадров. Хорошо, что они знали свою работу и пока им не требовалось никаких указаний. Карина фактически с их помощью входила в круг своих обязанностей. Наконец, этот страшный день завершился. Она хотела взять одну из папок домой для изучения, но решила, что на сегодня это будет излишним.
Занимаясь вечером домашними делами, Карина не переставала анализировать полученную за день информацию. У нее перед глазами стояли участники планерки: «Нужно изучить каждого, сначала по документам, а потом лично встретиться и обсудить круг обязанностей. Хорошо бы с низов получить информацию о состоянии каждого участка производства. Только действовать необходимо осторожно, чтобы не вызвать подозрений», – поставила себе задачу Карина.
Свою идею личного знакомства с руководителями и их подразделениями Карина начала уже через день. Она поняла, что изучение документов целесообразно проводить одновременно с живым общением. Этот процесс она решила начать с менее значимых звеньев производства, продвигаясь к верхам. Карина спешила со сбором информации о работе фабрики, поэтому трудилась в напряженном режиме. Активный стиль работы нового начальника отдела кадров удивлял сотрудников, но в то же время им нравилось, что их работой и проблемами предметно интересуется человек из руководства. Поэтому они, хотя и пытались скрыть собственные недостатки, охотно критиковали коллег из смежных подразделений и даже иногда руководство. Самое главное – они говорили о том, что им нужно и почти всегда предлагали пути улучшения производительности труда. Карину удивляло дружеское отношение к ней сотрудников, и она относила его, с одной стороны, за счет боязни потерять работу из-за остановки производства, а с другой стороны, они, по-видимому, улавливали неслучайный характер интереса начальника отдела кадров к работе фабрики. Карина обладала хорошими аналитическими способностями, и полученная разрозненная информации скоро сформировала представление о реальном состоянии фабрики и путях его улучшению. Пока она еще не видела самой схемы улучшения и соответствующих действий в этом направлении, но, по крайней мере, она видела элементы стоящей перед ней задачи.
Активность Карины привлекла внимание Василия Степановича. Однажды перед началом планерки он ей сказал:
– Ваш глубокий интерес к деятельности наших служб представляется необычным для начальника отдела кадров. Конечно, это похвально, но, простите меня, когда вас сюда назначили, я предполагал, что новый сотрудник будет выполнять свою работу формально в рамках должностных обязанностей.
– Это плохо, или хорошо, что вы ошиблись?
– Увлеченность в работе – это хорошая черта, – уклончиво ответил директор.
– Я добросовестно отношусь к своим обязанностям вашего заместителя по управлению персоналом. Оценка соответствия сотрудников занимаемой должности – моя работа. А производство, как вы сами можете судить, я знаю плохо, вот и приходится вникать в суть работы: в современных рыночных отношениях судьба предприятия в значительной степени зависит от активности, квалификации и добросовестности сотрудников, тем более – руководящих.
– Карина Анатольевна, я обратил внимание на вашу деятельность только потому, что я последнее время практически не наблюдаю у сотрудников творческого отношения к работе. Буду рад видеть в вас истинного помощника.
Карина ожидала этого разговора, и обрадовалась, что сумела умно провести его. Теперь она могла свободнее продолжать выполнение своего плана.
Однажды после знакомства с экономическим отделом один из сотрудников отдела сказал Карине, что хотел бы сообщить интересную информацию, но без посторонних глаз. Карина предложила пообедать в перерыв в кафе за пределами фабрики. Она подумала, что он просто ищет повод для знакомства, но решила не упускать возможность узнать в частной беседе какие-либо «тайны мадридского двора». Из его личного дела она узнала, что он работает на фабрике 6 лет, ему 41 год, женат, есть дочь. Таким образом, семейный статус исключал ее подозрение о неделовой подоплеке встречи, хотя внешне он был приятен и создавал впечатление сдержанного серьезного мужчины.
В кафе они пришли, конечно, врозь. Как только они сделали заказ, Карина спросила:
– Что побудило вас к доверительному разговору со мной?
– Возможно, вы предположили, что моя инициатива – обычная уловка познакомиться с вами, хотя, безусловно, при других обстоятельствах я проявил бы такое желание. Причина моей навязчивости в следующем: я увидел в вас человека, которому небезразлична судьба фабрики. Не знаю движущую силу вашего интереса – черта ли вашего характера или другие основания – но мне захотелось вам помочь лучше разобраться в «анатомии» производства. Может подсознательно во мне проявляется мужской интерес к привлекательной женщине, обладающей высоким чувством гражданского долга – все же, речь идет о других факторах. Я еще не являюсь кадровым сотрудником, но с болью наблюдаю за развалом фабрики и всей промышленности вообще.
– Спасибо за оценку моих качеств, хотя моя должность далеко не позволяет влиять на наблюдаемые процессы; я, действительно, человек ответственный и деятельный. Я вас слушаю, Андрей Борисович.
Карина получила от Андрея, безусловно, ценную информацию. Видя перед собой благодарного слушателя, он рассказывал все, что знал о связях внутри управленческого аппарата, неофициальных операциях, незаконных приемах. Знал он много, но важнейшей была информация об использовании кредита. Руководство не стесняется в своих действиях – все молчат, опасаясь увольнения. Были неоправданно введены три новых должности, которые заняли родственники руководящих сотрудников фабрики. Директору купили новую машину BMW, а старую машину, в отличном состоянии, продали, якобы с аукциона своему человеку. Для вида купили два швейных стола. Конечно, большая часть кредита ушла на погашение долга за энергоносители, но ничего не предпринимается серьезного для их экономии. Да и сам кредит взят в банке брата директора, вот почему такой высокий процент: другие банки якобы отказали в кредите из-за нерентабельности производства фабрики, а здесь согласились. Кредит все равно выплачивается не из кармана директора.
Карина слушала, не обсуждая и только иногда задавая уточняющие вопросы. Обед подходил к концу, а запал Андрея еще не затухал, поэтому Карина предложила продолжить разговор в понедельник, поблагодарив его за информацию.
Возвращаясь на фабрику, Карина мысленно повторила разговор с Андреем – впечатление было ужасное. Карина попросила Валю и Лилю десять минут ее не беспокоить, так как ей нужно поработать, а сама опустошенно села за стол. «За что я взялась? Мне кажется, я пытаюсь остановить поезд собственными усилиями. Отступить и остаться здесь в своей должности тоже не имеет смысла – это просто один из вагонов поезда, который движется к разрушенному мосту. Или идти до конца по избранному пути, или совсем изменить жизненные ценности?» – не находила Карина ответа. – «Может, за выходные что-нибудь придумаю, стоит встретиться с Зоей». Карина почувствовала, что очень нуждается в отдыхе.
 
Все, что Карина узнала о фабрике за эти две недели и свои сомнения, она изложила Зое, помогая ей приготовить обед. Она почувствовала давно не испытываемое ею удовольствие совместного выполнения таинства сотворения вкусной пищи. Может быть, мужчины являются более профессиональными поварами, но женщины истинно вкладывают душу в колдовство у плиты. Зоя сочувственно отнеслась к переживаниям Карины, но привела много доводов в поддержку продолжения работы в выбранном направлении. Карина и сама понимала разумность таких действий, но важно было услышать подтверждение от Зои. Потом Карина пообедала со всей семьей, и, очутившись в столь дружнной среде, в ней опять всплыло чувство своего одиночества и тоски по семейной обстановке.
                                                            ***
Вернувшись домой в пустые комнаты, она еще более гнетуще ощутила одиночество. Оно усилилось, когда одновременно в ней затосковала женщина. Рабочие проблемы не покидали ее ни днем, ни ночью, она вела себя как самолет, летящий на автопилоте. А сейчас она его на время отключила и почувствовала необходимость в ласке, нежных словах, желание стать необходимой хотя бы на время. Это чувство, которому она дала волю, стало разгораться в ней все сильнее и сильнее. Карина представила один из моментов с Сережей, когда она отдавалась прелести страсти. Воспоминания пошли картина за картиной, переводя ее иллюзорный мир. Она лежала на диване и купалась в прекрасных представлениях.
«Стоп, чему ты предаешься?» – остановила себя Карина. – «Все прошлое ушло, ищи будущее. Почему бы не получить реальное наслаждение с Виктором? Он тебя вполне устраивал и тобой он явно доволен. Переведи отношения с ним в плоскость удовольствия, не обременяя дополнительными проблемами совместной жизни. А потом – куда вывезет. Вот прямо сейчас и позвони, вдруг сегодня это произойдет, кстати – удобный момент».
Виктор, к счастью, оказался дома и был рад звонку Карины. Она вела себя, конечно, целомудренно, не выдавая цели своего звонка. Но Виктор сам упрекнул ее в том, что она покинула его. Карина сослалась на безумную занятость, причины которой она расскажет ему при встрече.
– Вот сегодня и расскажи – ответил Виктор.
– Виктор, это можно рассматривать приглашением?
– Конечно, если ты можешь. Сегодня же суббота и, надеюсь, ты не работаешь. А я всегда тебе рад.
– Витя, мне так приятно это слышать. Я прибегу к тебе, только немного приведу себя в порядок.
Нескрываемая радость на лице Виктора, когда он встретил Карину, показывала лучше слов искренность чувства к ней. Да и слова выражали преданность, желание близости.
– Карина, дорогая, я так ждал твоего звонка! Звонить тебе не имело смысла – решающий голос у тебя. После тех прекрасных часов я уже не мог забыть тебя. Приду домой, расслаблюсь и вижу твое смуглое лицо с серо-голубыми глазами и бархатной дорожкой бровей. Какое волшебство исходило от него в те мгновения, когда ты ожидающе-нежно смотрела на меня. А твои светло-русые волосы, рассыпавшиеся по подушке! Как приятно иметь приятные воспоминания. Но я не хотел бы тебя видеть только в воспоминаниях.
– Витя, дорогой, прости меня. Я тоже скучала, но я была в другом мире, в котором тоже проходит моя жизнь – ее творческая часть. Пока я не могу совмещать эти два мира, но, надеюсь, что научусь. Мне трудно, но я не хочу пока прибегать к твоей помощи и даже вводить тебя в мои проблемы – мне нужно убедиться в правильности своего выбора.
– Ну и что, сейчас ты уже сделала, какие-нибудь выводы?
– Я уже близка к ним. Я потом расскажу. А сейчас я пришла к тебе как женщина к очень близкому человеку.
Виктор нежно обнял Карину:
– Спасибо. Ты обедала?
– Да, я решала некоторые вопросы с подругой-бухгалтером, с ее семьей и пообедала.
– Я тоже пообедал, поужинаем вместе. А сейчас предлагаю десерт с вином Ай-Серез из Массандры. Оно не уступает заграничным винам такого класса, и его часто подделывают, поэтому я покупаю только в фирменном магазине. Ты, наверное, поняла, что к вину я отношусь с любовью – как к женщине.
– По-видимому, в твоем отношении к нему заложен глубокий смысл.
– Да, это так. Изготовление вина – это изощренное искусство многих людей, и в него вложен не только труд, но и их любовь. Они делают свое творение для наслаждения людей. Поэтому тот, кто пробует вино, я говорю – пробует, а не пьет, должен с уважением и тоже с любовью относиться к их произведению. Оно может понравиться больше или меньше – это зависит от вкуса, но важно найти этот вкус. Ведь недаром происхождение дегустации обязано виноделию. Карина, я тебя утомил своей тирадой?
– Что ты! Так приятно наслаждаться вином рядом с любимым мужчиной и слышать его бархатный голос излагающий мудрые мысли. Я чувствую себя мухой, окутанной паутиной и полностью готовой к жертве. Надеюсь, ты меня не съешь? – игриво спросила Карина.
– Как можно, Каринушка? – ответил Виктор, целуя в губы Карину. – Я могу только по капле, как вино, смаковать тебя.
– Вот так тебе будет лучше почувствовать меня, – сказала Карина, и, взяв немного в рот вина, приложилась к губам Виктора.
Почувствовав сладость, перетекающую из губ Карины, Виктор ощутил поток ее нежной плоти, желания, который быстро переполнил его тело и был готов вырваться из него как магма из вулкана:
– Каринчик, я так не могу!
– А что тебя сдерживает?
Виктор нежно дотронулся языком до век Карины, прошелся по бровям, потом поцеловал мочки ушей. Он нежно играл губами с завитками волос за ушами, опускаясь к шее. Карину это чрезвычайно возбуждало, она откликалась на ласки Виктора звуками, подобными мурлыканью кошки. Доступ к телу ниже ограничивала блузка. Виктор расстегнул пуговки и освободил Карину от блузки, и вдруг Карина поймала его удивленный взгляд – оказалось, он относился к ее лифчику.
– Карина, какая ты умница, что надела тот самый комплект белья, в котором была тогда! – восторженно произнес Виктор, целуя груди выше лифчика. – Он стал символом той прекрасной ночи. Я вспоминал на тебе бирюзовые трусики с вышитыми незабудками и мне приятно материализовать это видение.
– Ты можешь их увидеть.
Виктор легко поднял Карину за подмышки с дивана, расстегнул сзади змейку юбки и стянул ее с бедер. – Боже мой, какая прелесть! – Он поднял Карину как маленького ребенка в охапку на уровень своей груди и, приложив губы к пупку, языком стал щекотать его ямку. Карина, смеясь, извивалась в его руках от наслаждения и невыносимой чувствительности этого места к прикосновениям его языка.
– Каринушка, прости, я чуть-чуть пошутил: меня приводит в восторг чувствительность твоего тела, но я не буду злоупотреблять этим удовольствием.
– Мне тоже приятно, но длительное наслаждение может перейти в непринятие, поищи другое место.
– Лучше это делать не здесь, – сказал Виктор и отнес Карину в спальню. Положив ее на спину, он снял с нее лифчик, оставив трусики, и с минуту молча смотрел на нее:
– Что-то есть обворожительное в твоем теле. Я по настоящему влюбился в тебя, а тело завораживает меня – оно, действительно, восхитительное.
– Витя, я хочу тебя поцеловать.
Виктор наклонился и в долгом поцелуе ласково прижался к губам Карины. Потом нежно стал гладить обеими руками ее тело от грудей до бедер, лаская кружочки грудей. К этому подобию массажа добавилось короткие лизания живота и сосочков, которые приводили Карину в состояние экстаза. Перевернув ее на живот, он проделал ту же процедуру с поясницей и попой. Карине страстно захотелось почувствовать тело Виктора рядом с собой, и она, перевернувшись, обеими руками прижала его голову к груди.
 
Был уже поздний вечер, когда Карина и Виктор почувствовали голод. Но не хотелось прерывать расслабленное состояние соприкасающихся тел. Голова Карины лежала на плече Виктора, а рукой он обнимал ее грудь.
– Витя, я просто обязана тебя покормить, необходимо восстановить твои силы, так что покажи, что у тебя есть.
Ужинали они долго – спокойный процесс еды сочетался с наслаждением от общения уже на ментальном уровне. Карина все-таки вынуждена была немного посвятить Виктора в свою деятельность.
– Виктор, думаю, ты убедился, что я чувственная женщина и мне хочется женского счастья. Но сидит во мне мужское самолюбие – не принимать, а давать. Для того чтобы что-то давать, его нужно иметь, а осознание богатства неразделимо с чувством самодостаточности, ощущением значимости и независимости. Имея все это, я смогу стать нежной заботливой и щедрой.
Так вот, свое желание я могу реализовать только в крупном деле, оно подвернулось в виде спасения нашей швейной фабрики.
– Мне известно, что ею завладела некая корпорация, не знаю, зачем: швейное производство совершенно нерентабельное дело. В производстве примитивного ширпотреба ты не сможешь конкурировать ни с нашими цехами, ни с продукцией из Китая. Как тебя угораздило влипнуть в бесперспективный проект? Между прочим, насколько я знаю, там уже три года работает новый директор.
– Я не буду рассказывать об обстоятельствах, по которым я «влипла» в этот проект. Я пока работаю заместителем директора по управлению персоналом, изучаю производство, людей, ищу пути возрождения фабрики, возможно, со значительными изменениями профиля работы. Кое-что я уже вижу. Если это окажется просто миражом, я посвящу себя тебе.
– Каринка, мне жалко тебя – это необыкновенно трудное дело. И хотя мне хочется, чтобы осуществился выгодный мне вариант твоей жизненной программы, я желаю тебе успеха в этом проекте – я тебя люблю, а это означает принятие твоих установок. Если нужно, я по возможности помогу.
– Когда я вплотную займусь реализацией моей программы, я обсужу ее с тобой. А пока об это никому не рассказывай. Моя безумная занятость обусловлена необходимостью срочного принятия решения – каждый пропущенный день усугубляет состояние фабрики. Давай больше не будем говорить о делах и найдем более приятное занятие.
Карина пришла домой только после обеда. Она чувствовала себя обновленной: душа находилась в состоянии покоя и удовлетворенности, а от тела исходило наслаждение, хотя в тазу чувствовалась знакомая усталость. Голова была необыкновенно светлой, легкой. Карина легла на кушетку и погрузилась в состояние близкое к нирване. Вскоре она, действительно, перестала чувствовать тело и летела в облаках, над зеленью лесов, над озером. «Как замечательно прошли выходные, – заключила Карина, когда вернулась в реальный мир. Теперь есть силы работать дальше».
 
«Работать, работать.… Почему я своей целью сделала роботу, не лучше ли жить так, как прожила эти сутки? Но ты знаешь, что ухаживать за тобой и нежить Виктор будет недолго: ты станешь доступной, известной, обычной и пропадет чувство восторга. Свойство привыкания и потери остроты ощущений присуще всем, но у мужчин желание новизны является их жизненной установкой. Ну чего ты хочешь, если это свойство имеет биологический характер – самцы выполняют программу поддержания вида! Самки на время вынашивания детёныша отключаются из процесса спаривания, вот самец и вынужден искать другую самку. Поэтому мужчины склонны к полигамии, эта склонность у мусульман возведена в норму – мужчина удовлетворяет своё желание с несколькими женами. Женщине трудно принять отведенную роль, ее просто приучили, правда, закрепив за нею некоторые привилегии. Современная женщина ценит себя выше – она хочет быть единственной у данного мужчины. Для этого ей приходится быть разной: она меняет цвет волос, причёску, тип и цвет маникюра, особенности макияжа, одежду, нижнее бельё. Но в нашем мире этого мало: мужчина оценивает женщину не только по внешнему виду, но и по интеллекту, и здесь разнообразие вариантов перевоплощения значительно больше, чем с внешностью – можно быть разной в каждой ситуации. Важно чувствовать интерес и настроение мужчины и быть его эхом, ещё лучше, – чтобы он видел, что ты чуть выше его. Тогда он захочет завоевать тебя – ведь по своей сути он охотник.
Так вот, если ты хочешь иметь рядом с собой хорошего мужчину, прежде всего самой нужно быть на высоте. Слава Богу, у тебя хорошая внешность, а интеллект нужно развивать», – завершила Карина свои доводы в подтверждение выбранного жизненного пути.
Остаток дня она провела за анализом взятых с работы документов.
                                                          ***
Рабочий день уже закончился, но не для Карины. С тех пор, как она стала директором фабрики, она обычно задерживалась в кабинете часа на два-три. Это было ее личное время, но в течение часа после окончания работы к ней мог зайти любой коллега для неофициальной беседы по работе или просто обсудить свои представления. Карина приняла демократичный метод руководства, но была требовательной в выполнении решений. Это ей помогло найти пути к выживанию фабрики. Карина решила выпить чаю, прежде чем отдаться Интернету, – она быстро его освоила и он стал инструментом работы. Хотя дома тоже был компьютер, но там она использовала его только в личных целях. Здесь же она через Интернет получала информацию обо всем, что связано с одеждой: рынках, моде, новинках технологий, выставках, ярмарках. Карина требовала, чтобы каждый руководитель подразделения фабрики был осведомлен о новостях в своей области, но сама хотела владеть общей ситуацией. Ей нравилось, когда ей первой удавалось сообщить что-то новое, и с удовлетворением принимала сообщения от коллег. Атмосфера корпоративности среди руководства фабрики была предметом ее гордости.
Наливая чай в чашку, Карина задумалась: сегодня ровно два месяца, как она стала руководителем фабрики. Эти месяцы были сумасшедшими. Выделенный ей для принятия решения месяц заканчивался, но она не видела, где можно достать деньги для осуществления ее проекта. Без них не один вариант спасения фабрики не проходил! Однажды Карина позвонила Виктору, извинилась, что не появляется и рассказала о проблемной ситуации. Он ответил, что в денежном вопросе помочь не может. Потом, как советовала Ольга Владимировна, обратилась к ее заму по экономике. Он, не рассматривая детали проекта, в целом признал его вполне жизнеспособным. Финансовые проблемы можно решить, доказав через суд криминальный характер навязанного кредита или выплатив его за счет другого более дешевого кредита. Судебное решение может затянуться и его выигрышность сомнительна, а по поводу нового кредита посоветовал поговорить с Ольгой Владимировной.
Оценка реалистичности ее проекта окрылила Карину и она с большей уверенностью пошла с докладом к Ольге Владимировне. Разговор был долгим, она вникала во все подробности, оценивая обоснованность и перспективность предложений. Многое с ее помощью приобрело более рациональный характер. Наконец она сказала:
– Молодец Карина, я в тебе не ошиблась. Теперь готовь доклад для выступления перед Советом Правления. Я предложу дать тебе кредит под минимальный процент. А Василию Степановичу предложим спокойно уйти, пригрозив криминальным расследованием его деятельности. Но ты, Карина, понимаешь, сколько личного труда придется тебе вложить, чтобы новый механизм производства начал вертеться.
– Да, Ольга Владимировна, понимаю, но я очень хочу запустить его – это стало целью моей жизни. Ведь я даже пожертвовала личным счастьем с прекрасным человеком, отступать мне некуда.
– Ну и дура. Правда, такая же, как я. Скажу, что я и поддерживаю тебя, чтобы не быть одинокой в этой стае зазнавшихся мужиков. Между прочим, находясь среди них, я заставляю их совершенствоваться – они не любят, когда женщина ими командует.
Совет дал добро на проект и на кредит под два процента на пять лет. Выступив затем перед коллективом фабрики, Карина изложила основные принципы перестройки фабрики: ориентация на самостоятельность, борьба за престижность на рынке, устранение функциональной раздробленности производства, профессиональная грамотность и инициативность руководящих работников, приведение численности работников фабрики в соответствие с возможностями производства. В основу реализации последнего пункта были положены профессиональные способности сотрудников, а не обязательно их возраст. Выполнить кадровую перестройку Карине помог созданный ею Совет специалистов из работающих и ушедших на пенсию сотрудников. Первым помощником во всех делах стал Андрей Борисович, которого Карина назначила начальником экономического отдела. Беспокойство вызывала бухгалтерия, но Карина решила потерпеть годик и предложить Зое должность главного бухгалтера.
По всем вопросам своей деятельности Карина неоднократно обращалась к Ольге Владимировне или ее помощникам – они были более осведомлены в ее проблемах, поэтому деловой контакт с Виктором не реализовался, а для непроизводственных отношений просто не было времени.
На оставшихся три месяца до конца года фабрика была обеспечена заказом МВД, но за это время нужно найти новые заказы. Теперь фабрика имеет новую торговую марку, нужно добиться, чтобы потребитель связал ее с доступной мужской одеждой хорошего уровня. Конкурировать на рынке женской одежды фабрике было не под силу – она очень изменчива.
Допив чай и перебрав в голове события этих двух месяцев, Карина вернулась к сегодняшнему дню. Она заявила участие фабрики на выставке одежды бывших стран СНГ в Москве, и последние дни вся деятельность была посвящена доработке выставочных образцов. Карина решила еще раз просмотреть макет буклета для выставки.
Вдруг зазвонил телефон – это мог быть только Олег: ему разрешалось звонить когда угодно, да и только он мог быть на работе в это время. Он был руководителем группы дизайнеров и работал с увлечением. Карина была знакома с Олегом еще во время работы в ателье, теперь она его еле нашла и уговорила перейти на фабрику, предоставив ему большую творческую свободу.
Конечно, это был Олег и просил его срочно принять.
– Олег, что-либо случилось? – спросила Карина вошедшего Олега.
–◦Карина Анатольевна, извините меня за вторжение: ничего не случилось, просто у меня есть интересное предложение, и я не могу успокоить фантазию, пока не услышу ваше согласие или, наоборот, возражение.
– Ты знаешь, что я всегда готова к обсуждению.
–◦Вам, наверное, знакомы белые халаты с вышивкой эмблемы фармацевтических фирм? Думаю, нам стоит предложить заказчику услугу по изготовлению вышитого символа его учреждения на костюмах. Стоит это продемонстрировать на выставочных образцах фирменных костюмов – они будут выглядеть привлекательнее с вышивкой на нагрудном кармане. Заказчику может быть привлекательной идея получать костюмы с эмблемой, созданной по совместному с фабрикой дизайну. Затраты на вышивку при массовом пошиве будут небольшие, а выигрышность серьезная, в частности, это привязывает заказчика к нам.
– Молодец Олег, у тебя отличная голова и ответственное отношение к делу.
– Я принес несколько эскизов вышивки. Эмблема должна соответствовать цвету костюма и не быть яркой на его фоне: думаю, что следует оперировать малиновыми, темно-красными, темно-зелеными и темно-синими цветами.
Карина отобрала из предложенного набора три варианта придуманных Олегом эмблем:
– Я тебе целиком доверяю подобрать для них цвета. И еще, полагаю, что ты вместе с Андреем Борисовичем на выставке целиком справитесь, я приеду только поучаствовать в открытии.
– Спасибо за доверие, Карина Анатольевна.
 
Участие в выставке впервые принесло ощущение оптимизма – презентация фабрики прошла успешно. Пожалуй, большее значение сыграли не только предложенные образцы одежды – здесь много не пофантазируешь, а кажущаяся заказчику серьезность фабрики: факт участия в выставке, наличие сайта, хороший буклет и невысокие цены. Карина была рада, что программа подъема фабрики начала работать. Она дорого далась Карине, потому что вначале требовала серьезных расходов на непроизводственные мероприятия, которые, казалось, наносили ущерб финансовому состоянию фабрики. Только поддержка Андрея Борисовича в экономическом обосновании расходов и его хорошая репутация в коллективе фабрики как специалиста и человека обеспечили принятие сотрудниками этой программы.
Заказов команда из Москвы привезла немного, но у себя в городе фабрика и этого не имела: на ней продолжал висеть имидж гибнущего предприятия. Небольшие партии костюмов без эмблем заказали розничные продавцы из северных и восточных областей Росси. Москва и население вокруг нее живет лучше и более ориентировано на продукцию из Запада. Как и предполагалось, нашла спрос аккуратная и удобная одежда для обслуживающего персонала, водителей и подобных специальностей, которым костюм не уместен. Уже эти заказы позволяли фабрике при численности около 300 человек начать работу в наступающем году. Кроме того, посетители выставки из Екатеринбурга, Казахстана и Ростова-на-Дону выразили готовность оформить заказ на фирменные костюмы после согласования со своим руководством вида ткани и эмблемы. Эту работу с успехом можно провести по электронной сети, и здесь Карина почувствовала, насколько был прав Андрей Борисович, внедряя эту сеть на фабрике.
Окрыленная, успехом Карина решила представить ту же коллекцию одежды на выставке во Вроцлаве, которая должна быть в конце ноября. Предварительную заявку она сделала еще в начале сентября, но не была уверена в целесообразности участия, пока не опробовали коллекцию в Москве.
Следующие затем недели до Нового года настолько спрессовывали время и дела, что у Карины было ощущение увлекаемой волной, несущейся на скалы. Но в хаосе буйства берегового прибоя вдруг оказался небольшой коридор, в который волна и вынесла Карину – она выдержала испытание на живучесть.
Андрей Борисович с Олегом вернулись из Вроцлава с хорошим результатом: заключили один большой контракт на пошив фирменной одежды для открывающегося банка и еще три меньших контракта – для солидных управленческих структур: выигрышной оказалась цена продукции. «Теперь можно начать жить», – решила Карина.
                                                            ***
После чрезвычайного напряжения последних недель Карина потеряла способность расслабляться, у нее нарушился сон. Раньше усталость тела одерживала победу над мозгом и, выполняя принцип самосохранения организма, отключала мышление, позволяя сну овладеть телом. Постоянное принуждение организма к работе нарушило функциональные связи, и теперь Карина не могла освободиться от навязчивых мыслей. Она отключиться от поиска выхода из создавшихся ситуаций. Ее должность вынуждала заниматься сразу многими проблемами и требовала интенсивной роботы головы. Карине представлялось, что она заснет, как только прикоснется к подушке, но это прикосновение через несколько минут успокаивало тело и освобождало мозг от физиологических требований. Он начинал работать в спокойной обстановке и именно в эти минуты Карина находила необходимое ей решение проблемы.
Теперь она, наоборот, хотела избавиться от навязчивой деятельности мозга и предпочла бы предаться беззаботному расслаблению. Но мозг не успокаивался и властвовал над телом так сильно, что стал отнимать у него даже ночь и вынуждал проснуться уже через два – три часа сна. Известно, что навязчивые мысли не существуют только во время занятий спортом или любовью; в последнем случае они отсутствуют и после.
Да, Карина с удовольствием вспоминала состояние блаженства и отрешенности после интимной близости. Даже, если ее не было, Карина становилась спокойной и отрешенной, прижавшись голым телом к Сереже, и беззаботно засыпала. А какое она испытывала счастье, когда он прижимал ее к груди, как прижимает ребенок, усыпая, любимого медвежонка. Теперь она спит одна, и никакая радость от решенных проблем не может заменить ей восторг ощущения любимого тела. В какой-то мере к такому состоянию она была близка с Виктором, но это были скорее ощущения изголодавшегося тела – в них не было любви. Как бы она хотела вновь почувствовать беззаветную преданность к любимому человеку и увидеть такое же ответное чувство. В состоянии любви даже проблемы таковыми не являются и они, действительно, решаются.
– Что же делать? – задалась вопросом Карина. – Нужно освободиться от напряжения. Но как? Времени немного – только на Новогодние праздники, дней 7 – 10. Провести их с Виктором – почему-то меня не прельщает: одно дело день – два, на большее нужна более глубокая духовная связь, иначе это общение станет раздражать. Все же я не чувствую тяги к нему, только физиологическое наслаждение, а оно не может быть растянутым во времени. Нет, нет, мне сейчас нужно освободить голову от навязчивых мыслей. Если нельзя через любовь, остается только спорт. Но как реально это осуществить?… Да ведь это же горные лыжи! – вдруг осенило Карину.
 
III. Счастье
 
Двигатели самолета надрывно гудят, оттесняя сознание в мир грез и сна. Карина, слившись с креслом, чувствовала себя девочкой на коленях доброго нежного существа, который спас ее от ужасного страшного зверя, называемого работой. Семь дней она даже не будет вспоминать о ней. Карина знала, что через несколько часов она окажется там, где была счастлива с Сережей.
Конечно, для отдыха можно было выбрать более модный горнолыжный курорт, например в Чехии или в Альпах, но Карине не хотелось обременять себя общением на чужом языке и тратить усилия на освоение с окружением. Ей ничего не нужно, кроме ощущения единства с природой, с ее красотой и величием – и при этом вступить в игру с ней, наслаждаясь напряжением от предчувствия опасности на грани риска при спуске. Она уже чувствовала на щеках жгучий ветер и видела веер снега, вырывающийся из-под лыж. Однако скоро ее представления стали расплываться и она уснула…
Карина, не задумываясь, собралась в Приэльбрусье на Чегет – там все знакомо и, конечно, дешевле. Трасса на Чегете одна из самых сложных трасс, но Карина не предполагала использовать скоростной спуск. Прежде всего, она позвонила в гостиницу Иткол – ей с радостью забронировали одноместный номер: на них меньший спрос, чем на двухместные номера, и вообще желающих провести здесь Новый год мало. Карина, наоборот, предвкушала удовольствие от возможности побыть в праздник одной. К тому же на подъемнике будут меньшие очереди. Карину не пугало, что гостиница в километре от подъемника Чегет-1, – это будет разминка перед подъемом. Она ожидала не физического отдыха, а душевного покоя.
Беспокойство вызывало горнолыжное снаряжение: она не хотела выглядеть «чайником», как называли новичков, – снаряжение должно быть надежным и соответствовать моде, которая быстро меняется. Эти два требования делают горные лыжи дорогим видом спорта. Карина зашла на горнолыжной сайт и поняла – ничего из старой экипировки брать нельзя. Однако тратиться на новое снаряжение без уверенности его дальнейшего использования нецелесообразно. Оказалось, что при гостинице существует услуга проката снаряжения, и она по телефону сделала заявку на лыжи, ботинки и шлем, сообщив свои антропометрические данные и желаемый уровень вещей. А вот очки, шапочку и горнолыжный костюм Карина купила. Здесь она не экономила деньги и выбрала светло-голубой костюм модной японской фирмы, который делал ее еще более соблазнительной, чем, если бы она была голой, а соблазнять у нее было чем. «А почему бы нет? Прекрасно, что я еще хочу этого», – подбодрила себя Карина. Шапочка с небольшим козырьком фирмы Шелби добавляла свою долю к привлекательности образа…
 
Требование пристегнуть ремни разбудило Карину – самолет заходил на посадку в Минводах. Далее следовало бы два с половиной часа трястись в автобусе, но собралась компания на машину до поселка Терскол, а там, конечно, до гостиницы ее довезут. Даже на машине ехать было утомительно: уходящий зимний день щемил тоской, а пасмурное небо, нависшее над серой без снега равниной, навевало печаль. Когда же въехали в Боксанское ущелье, оно вообще показалось дорогой, ведущей в потусторонний мир.
Карина с облегчением вздохнула, когда увидела знакомое здание гостинцы «Иткол» – к ее удивлению на стоянке было много машин. Ей предложили на выбор номер с окном на склон горы или на площадку перед гостиницей, Карина выбрала вид на склон – ей хотелось во всем изолироваться от признаков цивилизации. Ей понравился современный уровень удобств в номере – он стал выше, чем тогда с Сережей, правда, у них был двухместный номер.
В горах темнеет рано, поэтому Карина не стала выходить на улицу и до ужина осталась в номере. В ресторане людей оказалось много – ей объяснили, что в субботу сюда приезжают любители горнолыжного спорта из Нальчика, Минвод и других мест. «Так вот почему много машин, значит, завтра на подъемнике будет очередь», – подумала Карина. Не ожидая никаких проблем, кроме этой, она впервые за последнее время беззаботно уснула.
 
Утро было опять серым и сырым – в это время года в Боксанскм ущелье такая погода является обычным явлением. Вся радость там – наверху. Сразу же после завтрака Карина пошла в прокатный пункт за лыжами и экипировкой. Она знала, что выбор горнолыжного снаряжения подобен выбору машины – все должно быть надежным и удобными, а это стоит не дешево. Карина прислушалась к совету менаджера-консультанта и выбрала продукцию фирмы Salomon, с которой не стыдно показаться на склоне. Пришлось также заменить взятые с собой очки, так как они составляли дисгармонию новой экипировке. Карина добилась своего – она не выглядела ни новичком ни вызывающе модной. С лыжами в руках и с ботинками со шлемом в рюкзачке Карина двинулась к подъемнику.
Конечно, на подъемник Чегет-1 была очередь, пришлось стоять почти полчаса. Наконец Карина поплыла в кресле канатно-кресельной дороги над Чегетом до следующего подъемника Чегет-2. Внизу осталось серое мокрое одеяло туч, потом появились рваные облака, затем и они оказались внизу. Здесь на высоте 3000 метров над уровнем моря светило солнце и ослепительно сверкал снег, пришлось одеть очки. Настроение, как вскипающее шампанское, переливалось через границу ощущений…. Карина решила начать спуск со следующей высоты, но сначала хотела насладиться величественным видом окружающих гор. Для этого она вышла на смотровую площадку, которая располагалась по периметру небольшого круглого кафе со смешным названием «Ай» – это слово на Чегете произносилось часто новичками, когда они падали. В кафе всегда были чай, кофе и разные бутерброды, сидя за столиками можно было любоваться почти круговым пейзажем через стеклянную стену. Прямо далеко внизу простиралось Баксанское ущелье с еле видимыми домами поселка. Справа, казалось совсем рядом, склон вершины Донгуз-Оруна отделял Чегет от остального мира. Сейчас склон был в тени и выглядел устрашающе мрачным – снег не держался на таком крутом склоне, только чуть-чуть задерживался в углублениях между глыбами камней и льда. Эта контрастность усиливала рельефность поверхности, как будто оскалившейся множеством клыков. Зато с противоположной Донгуз-Оруну солнечной стороны глаза ослепляла белизна заснеженных покатых склонов ущелья. Изюминкой этого пейзажа, конечно, был двуглавый Эльбрус. В нем была особая красота, которая всегда восхищала. «Его две вершины, которые иногда называют шапками, скорее похожи на белоснежные груди этой горной композиции», – подумала Карина. С переполняющими душу ощущениями прекрасного она покинула смотровую площадку.
Поле того, как Карина надела ботинки, шлем и прикрепила лыжи, она стала необычным человеком – лыжи стали частью ее тела. Далее наверх вел кресельный подъемник, но с одинарными креслами. Еще выше поднимались на буксировочном подъемнике – бугеле, и спуск оттуда, длиной только 90 метров, был достаточно крутой. Карина решила не рисковать для первого раза и начала спускаться сразу, сойдя с кресла.
Она выбрала спуск отсюда, потому что трасса до кафе была в два раза короче, чем нижняя, однако она была круче. Три года назад она вполне освоила технику горного спуска и спускалась здесь достаточно уверенно. Но сейчас она почувствовала, что переоценила свои способности, поднявшись выше кафе «Ай» – элементы техники давались нелегко. При выполнении поворотов Карина старалась следить за переносом тяжесть тела с одной лыжи на другую, но психологически давила боязнь высоты и неуверенность в возможности торможения. Ее пролеты имели разную длину и разные углы. Главной причиной страха было отсутствие рядом поддержки опытного лыжника, каким был Сережа. На этом участке «чайники» не катались, и мимо нее с шуршанием лыж о снег проносились лыжники, спускавшиеся с самой вершины. Карина даже подумала, что зря не воспользовалась помощью тренера, хотя он работал обычно с группой начинающих.
Все-таки она благополучно добралась до Чегет-2 и присела на скамейку перевести дух и набраться сил для спуска ниже. Дальше дела пошли лучше, хотя Карина еще не чувствовала уверенности. Вдруг около нее притормозил лыжник и остановился, наблюдая за ней, потом подъехал и посоветовал:
– Вы смелее сменяйте опорную лыжу! Больше уверенности! Вы умеете тормозить, а это главное. Не бойтесь упасть – и вы не упадете!
– Благодарю вас за поддержку! Она мне очень важна.
– Я вижу здесь вас впервые, но вы уже когда-то катались на горных лыжах. Давно?
– Это было три года назад.
– Вы быстро восстановите технику. Успеха вам! – и полетел вниз.
Пока Карина проехала полтора километра до подножия Чегета, опытный лыжник мог спуститься второй раз, так как для него время занимал только подъем. Чтобы не перегружать себя в первый день, свой второй спуск Карина начала от кафе. И опять около нее чуть притормозил тот же парень, успев сказать: «Замечательно!» Это придало Карине уверенность, хотя она понимала преувеличение ее мастерства.
После третьего спуска, она решила, что для дебюта достаточно, так как почувствовала усталость от физического и нервного напряжения. Действительно, сил осталось только добраться до гостиницы. После обеда Карина спустилась по нижней трассе только два раза – внизу сумерки наступали быстро.
На следующий день, это был понедельник, на подъемнике людей было значительно меньше. Карина решила повторить вчерашний спуск с Чегет-3, и теперь она почувствовала удовольствие от владения лыжами, весь спуск к подножию занял значительно меньше времени. Когда стояла в очереди на подъемник, к ней подъехал тот парень, который вчера давал ей советы:
– Здравствуйте леди, я наблюдал за вами – вы уже хорошо катаетесь.
– Спасибо за комплимент. Что, я выгляжу солидной дамой? – ответила Карина и сняла очки.
– Нет, что вы – я имел в виду вашу элегантность. Мне будет приятно с вами познакомиться, – и тоже снял очки.
Он представился, его звали Анатолий, он был явно моложе ее. Лицо выражало интеллигентность, но приятного мужского типа, голубые глаза излучали доброту и внимание.
Кресла этого подъемника были двухместными и они сели вдвоем. Карина не решила, стоит ли поддержать знакомство или остаться на уровне партнеров по катанию: его возраст несколько смущал, да и она приехала сюда не для знакомств. Ей вполне достаточно удовольствия от спусков.
– Сегодня я уже удовлетворил свое желание экстрима, – заговорил Анатолий, – и могу вас сопровождать на спуске. Давайте поедем на самый верх – длиннее спуск.
– Вы согласны тратить на меня время?
– Да вы сегодня будете спускаться с такой же скоростью, как я.
– Думаю, вы преувеличиваете мои способности, но я благодарна за помощь. А когда вы успели накататься?
– Я живу с друзьями в служебном помещении кафе «Ай», и первый мой спуск начинается еще до включения подъемника.
Анатолий рассказал, что это помещение предназначено для спасателей и людей, застигнутых непогодой. Оно представляет собой узкий сарай с двухъярусными нарами на десять человек, но там очень холодно, так как одна стена образована узкими застекленными рамами, в соответствии с дизайном кафе. В помещении не предполагалось длительное проживание, поэтому щели в рамах не заделаны.
– А как же вы решились на такие условия пребывания?
–Во-первых, представляете какая экзотика! Вы бываете здесь только днем, а мы видим закаты и восходы. Слышим молчание гор или вой метели. Трудно было первую ночь, когда снег залетал в щели и мы затыкали их газетами. Сейчас мы обжились, для обогрева и приготовления пищи есть две электроплитки мощностью в полтора киловатта. Во-вторых, пребывание обходится нам очень дешево, так как наше присутствие снимает вопрос охраны кафе и подъемника Чегет-2, кроме того мы чистим снег вокруг кафе.
Пока подъемник поднимал их до кафе, Карина узнала, что компания Анатолия состояла из молодых ученых-физиков из Харькова. Их было восемь человек и среди них две женщины.
Выше кафе Карина ехала в одиночном кресле впереди Анатолия. Далее до верхнего пункта бугельной трассы они добрались тоже врозь,
Высота этого места от основания Чегета составляла 1100 метров, длина трассы спуска два с половиной километра. «Жуть, – подумала Карина, – и я отсюда должна спуститься!» Ширина дорожки спуска здесь была небольшой – практически спускались по образующей конуса – и съехать за ее пределы было рискованно. Этот участок относился к числу опасных мест трассы Чегета. Сюда она с Сережей не поднималась – тогда был ремонт бугельного подъемника. «Зато, какая красота – дух захватывает!»
– Ну что, Карина, поехали! И…раз, и…два, и…раз, и…два. Вот так…, выдерживай ритм! Видишь, как хорошо получается, смотри только на пять – десять метров впереди себя.
Анатолий ехал чуть сзади и сбоку, его присутствие успокаивало Карину. Вот они проехали начало бугельной трассы.… Далее до кафе Карина спускалась уже совсем на большой скорости – практически рядом с Анатолием. У кафе они немного постояли, чтобы Карина отдохнула, и двинулись ниже.
Во время следующего подъема разговор стал более раскрепощенным – Карина даже про себя подумала, чего она так «расщебеталась». Анатолий рассказал, что он кандидат наук, ему двадцать семь лет, приехали они на два дня раньше и третьего января утром уезжают.
Поднявшись до кафе, Анатолий сказал, что вынужден уйти, так как сегодня он дежурит по кухне и его свободное время закончилось. Попросил у нее номер мобильного телефона, чтобы не искать ее долго завтра на трассе. Карина удивилась просьбе, но сообщила номер.
«Странно, что я заинтересовала такого молодого парня. Вроде бы я не давала повода думать, что приехала за развлечениями». Но все же ей было приятно с ним. Поведение Анатолия было совсем не похоже на поведение мужчин, которые искали партнера для секса: он был вежлив, внимателен, заботлив, его высказывания были продуманными. «Конечно, – он же научный работник!… Значит, и поведение его должно быть продуманным. Чем же я тогда его заинтересовала? Если он женат, он не вел бы себя так. Конечно, я спрашивать об этом не буду», – подвела итог размышлениям, и начала спуск, наслаждаясь шуршанием лыж по снегу и ветром в лицо.
 
После обеда она осталась в номере: сегодня она получила свою долю адреналина и даже чувственные впечатления, чего никак не ожидала. Позвонила Андрею Борисовичу, которого оставила исполняющим обязанности директора, чтобы узнать, не произошло ли чего-нибудь необычного. Он просил, чтобы она вообще не думала о делах, поэтому не звонил ей. Конечно, он ответил, что все в порядке. «Спасибо ему – истинно преданный и ответственный человек, на него можно положиться».
Карина решила остаток дня провести в безделье: сходила к подъемнику посмотреть со стороны на лыжников, прошлась по поселку и вернулась к ужину. Вдруг, к удивлению, зазвонил телефон – это был Анатолий, он сообщил, что завтра ниже Чегет-2 до одиннадцати часов будут происходить соревнования по слалому, которые он рекомендует посмотреть, кататься можно будет только вверху.
– Конечно, я хочу посмотреть.
– Тогда сообщите мне, когда сядете на подъемник, – я вас встречу на выходе, мы спустимся чуть ниже для наблюдения.
– Хорошо, Анатолий, спасибо за приглашение.
Отключив телефон, Карина задумалась: он явно хочет быть с нею, сами соревнования для него вряд ли представляют интерес. Такой поворот событий был совсем неожиданным и непонятным, и ей нетерпелось узнать в них свою роль.
Карина посчитала, что полчаса для зрелища достаточно и с таким расчетом пошла на подъемник, Анатолий ее ждал на выходе с подъемника. Соревнования уже шли, публики вдоль трассы было достаточно, хотя это были соревнования только спортивных школ. Зрелище было увлекательное. Когда соревнования уже закончились, но вешки еще не сняли, Анатолий сказал, что воспользуется возможностью спуститься по трассе слалома и подождет внизу, пока она завершит свой обычный спуск. Карина увидела, что еще несколько лыжников последовали за Анатолием – он прошел трассу, не сбив вешек, хотя с меньшей скоростью, чем у спортсменов. Карина подумала, что возможно эта демонстрация им была задумана с целью понравиться ей: «Но зачем?»…
Они опять сидели в кресле подъемника и обменивались впечатлением о слаломе. Потом вдруг Анатолий неожиданно спросил:
– А как вы будете встречать Новый год?
– Я не задумывалась об этом, кажется, администрация гостиницы предлагает гостям организованно встретить Новый год.
– Я приглашаю вас встретить Новый год необыкновенно – в нашей компании в кафе «Ай» на высоте 3000 метров над уровнем моря. Думаю, не стоит отказываться от такой редкой возможности – будет глинтвейн и песни Окуджавы, Городницкого, Кима, Высоцкого и других. Среди нас два прекрасных гитариста.
– Анатолий, милый, – вырвалось у Карины, – это замечательный сюрприз. Я тронута вашим приглашением, но хотят ли ваши товарищи принять меня в свою компанию.
– Я уже получил их согласие.
– Чем я могу помощь в организации этого мероприятия?
– Ни чем особенным, возможно, поруководите мужчинами в приготовлении бутербродов. Мужчины готовят глинтвейн и не предполагают утруждать женщин кухней. Возьмите на прокат спальный мешок – я сегодня после обеда спущусь в магазин за продуктами и захвачу ваш спальник.
Опять были спуски от самого верха трассы. Анатолий позволил Карине большую свободу в движении и некоторое разнообразие в технике. Их спуск по склону напоминал балет или полет бабочки и мотылька: она летела более сдержанно, а он порхал, развлекаясь, вокруг нее, благо, технически это ему было не трудно. Уставшие, они расстались у кафе – он пошел к себе на обед, она – на спуск, в гостиницу.
После обеда Карина дождалась в номере Анатолия, который зашел после покупок и они вместе пошли на подъемник. На этот раз во время подъема она попросила Анатолия рассказать о своей работе и друзьях, с которыми ей придется познакомиться.
– Компания состоит из сотрудников двух физических институтов города: одна семейная пара и одна пара, которая еще не оформила свои отношения, остальные тоже женатые ребята, кроме меня. Здесь теоретики и экспериментаторы, все молодые кандидаты наук, но профессиональных разговоров на отдыхе мы не ведем: во-первых, принципиально, а во-вторых, для обсуждения нужна доска и мел, – улыбаясь, пошутил Анатолий.
– Я не представляю вашу сферу деятельности – думаю, она очень специфична.
– Немножко, есть. Говорят физик – это человек, умеющий думать, но не умеющий жить. Но это относится только к великим физикам и математикам – не к нам, – поскромничал он.
Анатолий сказал, что, получив направление в этот институт, он сделал первый шаг к цели своей жизни. Следующим шагом была защита в прошлом году весной кандидатской диссертации. Мог бы защититься раньше, но пришлось сменить тему на более актуальную – зато теперь он работает в перспективном научном направлении.
Карина не услышала ничего о его личной жизни; конечно, она не стала его расспрашивать –  наверное, он сам коснулся бы этой темы, если бы хотел. Так как Анатолию нужно было занести продукты в помещение и взять лыжи, он пригласил Карину посмотреть их расположение. Оно состояло из небольшой кухни и узкого барака с нарами на две стороны. На хозяйстве дежурили двое ребят – готовили ужин, остальные катались. Оказалось, что спасатели привезли елку и установили в помещении кафе, ее нужно украсить – игрушки, лампочки они предоставили.
– Что ж, Анатолий, по-видимому, сам Бог указывает на мой вклад в Новый год – будем наряжать елку?
– Карина, с вами – с удовольствием. А можно «с тобой»? Вы настолько мне стали близки за эти три дня, что мне трудно произносить «Вы».
– Пожалуйста, но ты понимаешь, что мы не в детском саду, – и слова для нас имеют большее значение.
– Карина, позволь мне хоть здесь побыть ребенком, взрослой жизни у меня достаточно, – опять отшутился Анатолий.
«Вот так, дорогая! – подумала Карина, – …и жизнь, и слезы, и любовь… – все возвращается, все возможно. Хотя нельзя дважды войти в одну и ту же реку, но, постой – это совсем другая река!» Сладостное чувство быть любимой захватило ее, но цепкие руки разума не отпускали ее в безумный мир страсти.
– Ну, если взрослые позволят наряжать елку, мы это сделаем. Правда, Толя?
– Конечно, Каринка.
Они так слажено, дружно, разговаривая с игрушками, наряжали елку, как будто они первый раз, будучи детьми, делают это. Им нравилось, что заходившие выпить горячий напиток лыжники восторгались елкой. Руки разума почти отпустили Карину – осталось только открыть сердце сладострастной чувственности.
Кататься было уже поздновато. Анатолий надел лыжи только для того, чтобы спуститься с Кариной вниз.
– Каринка, завтра я встречаю тебя на выходе из подъемника, кататься будем до обеда, потом отдыхай. Ты должна успеть на последний подъем – я узнаю, когда будут отключать подъемник. Возьми потеплее удобную одежду, так как в кафе ночью холодно, возможно плед или одеяло. До завтра!
Карина, улыбнувшись, попрощалась, сдерживая себя, чтобы не поцеловать Анатолия. Она почему-то почувствовала усталость, хотя после обеда не каталась, елка, конечно, не в счет – это приятое занятие. По-видимому, усталость была нервного характера от неуравновешенного психологического состояния. Она, впервые за последние месяцы, не знала, как себя вести и чего она хочет. Даже привычная тяжесть лыж, ботинок и шлема ей была обременительной.
 
Дожидаясь ужина, Карина намеренно включила телевизор, чтобы избавиться от мыслей о Толе. Она попала на какой-то фильм, но, услышав имя героини – Стелла, поняла, что это известный французский фильм «Посвящается Стелле», посмотреть который ей никак не удавалось. Карина любила французские фильмы за чувственную, глубокую игру актеров, чаще в трагических сценариях. С замиранием сердца она следила за формированием отношений между Стеллой и значительно старшим талантливым, но отчаявшимся композитором. По-детски игривое – несмотря на смертельный диагноз – поведение Стеллы натолкнулось на стену отчужденности, даже озлобленности Ричарда. Но своей любовью она сломала эту стену – возродила талант Ричарда, вдохнула в него нежную чувственность. Карина невольно примерила сюжет этого фильма к собственной ситуации: «А здесь ты старше!… Вот тебе – приехала, чтобы отдохнуть от проблем и нашла другие.… Но это сладкие проблемы – это любовь! Счастлив человек, которого она посещает…. Ты должна отдаться ей, если… она настоящая». Эта прекрасная мысль позволила Карине спокойно заснуть в ожидании завтрашнего дня.
 
Наступившее утро было последним днем уходящего года. Для Карины он может оказался началом новой жизни, а саму жизнь она, возможно, узнает в новом году. «Как она сложится? Никак не ожидала, что прямо на пороге года судьба подкинет мне извечную задачу, – быть, или не быть! Да, возраст с его опытом усложняет жизнь – уже боишься потерять голову».
Дружеское обращение, естественно, сблизило Карину и Анатолия, появилось ощущение, что они давно знают друг друга. Общение стало проще, а с ним возникло желание помочь друг другу, сделать приятное. Видимо, это чувство двигало Анатолием, когда он сказал:
– Кариша, ты значительно преуспела за эти дни в технике спуска, но я думаю, что ты можешь больше, и должна уехать отсюда с чувством гордости за саму себя.
– Что ты имеешь в виду, освоить слалом? Это невозможно.
– Нет, – я имею в виду скоростной спуск: ты уже прекрасно владеешь лыжами, нужно только преодолеть страх скорости и боязнь упасть, трассу ты тоже хорошо знаешь, так что представляешь, куда ехать. Опасность на пути представляют слабые лыжники, но их сегодня немного – разъехались. К тому же особенно разгоняться не надо, чтобы объехать и тех, что встретятся. Я буду спускаться впереди и буду их немного отпугивать.
– Толя, я боюсь!
–А я уверен, что ты сможешь. Вот увидишь, насколько прекрасен такой спуск! Я тебя буду беречь как маленького ребенка.
Спуск от Чегета-2 она прошла по новым правилам – хотя с достаточным напряжением, но не упала! Второй спуск был уже более быстрым – она почувствовала прелесть скорости, даже немного расслабилась в конце и упала, но осталась довольна своим успехом. Карина представляла себя чайкой Джонатан, которую Салливан учил овладению скорости. Скоро она, действительно, подобно чайке летала с горы, и Толя сказал: «Джонатан, ты видишь, что всего можно достичь, стоит только захотеть». Карина уже усвоила это правило в жизни, теперь она убедилась в необходимости еще и другого – чтобы ощутить свободу, нужно победить страх!
Это – последний день катания. Завтра после празднования Нового года будет не то настроение, поэтому они отдавались этому занятию как последнему глотку воды. К тому же Карина была на душевном подъеме – и от своего успеха, и от ощущения рядом влюбленного мужчины. В последнем она не сомневалась, но упорно не проявляла своего понимания. А меж тем, спортивная программа дня заканчивалась…
 
«Я неотвратимо приближаюсь к главному событию года, – а может, и жизни! Удивительно, никогда еще после детства я не ждала этого праздника с таким нетерпением. Хочу, чтобы Дед Мороз подарил мне необыкновенно дорогой подарок, и … боюсь получить его», – волновалась Карина.
После обеда она пошла в магазин купить коробку конфет для компании, после чего почувствовала страшную усталость и уснула. Собираться на вечер было просто, так как никакой праздничной одежды, кроме теплого костюма, не требовалось; она еще взяла одеяло. А вот лицу Карина уделила внимание, оно – все достояние женщины. С трепетом она позвонила Анатолию и сообщила, что выходит.
Он встретил Карину вверху и проводил в свое расположение. Кафе уже не работало. Странно было видеть его пустым, без музыки и шума людей. Своими вертикальными окнами оно напоминало граненый стакан, заполненный светом угасающего дня.
– Кариша, побудем некоторое время здесь, и ты увидишь удивительную смену красок угасающего дня в горах.
Сейчас освещенность вершин была противоположной по сравнению с днем: склон Донгуз-Оруна был освещен, и из мрачного он превратился в зловещий, c безобразным нагромождением обломков скал. Довольно быстро все ближайшие вершины покраснели под лучами заходящего солнца, а Боксанское ущелье утонуло во тьме – только вершины Эльбруса поражали своей белизной на фоне темно-синего неба. И когда все вокруг стало темным, Эльбрус еще долго сменял окраску своих вершин. Теперь Карина поняла чувства Николая Рериха, которые он передал в изображениях Гималаев в разные периоды дня.
Анатолий представил Карину друзьям, они молчаливо дружелюбно, как равную, приняли в свой коллектив. Этот момент напомнил ей описанную Ричардом Бахом сцену приема чайки Джонатан в стаю посвященных чаек – да, она уже умела летать!
Каждый чем-то занимался: двое играли на нарах в шахматы, один в павильоне кафе играл на гитаре, кто-то писал, иной читал, двое хозяйничали на кухне, готовя обычный ужин. Анатолий с Кариной стали им помогать. Поужинали часов в семь и все собрались в кафе. Горел только камин, и его мерцающее пламя создавало на стенах волшебную декорацию авторским песням. Оба гитариста прекрасно звучали в дуэте, их поддерживало несколько голосов, а самые известные песни пели все вместе. Обстановка была романтичной, задушевной, возвышенной. Тем временем из кухни принесли большую кастрюлю глинтвейна. Его аромат наполнил помещение, теплота напитка приятно разлилась по телу.
Карина растворилась в волшебном мире вечера, и чувство близости к Анатолию стало еще сильнее. Он явно влюблено поглядывал на Карину, в бликах огня его лицо чуть освещалось. Вдруг он наклонился к ней:
– Каринка, думаю, ты уже поняла мои чувства к тебе. Это не увлечение с намерением известных отношений. Я – ученый, и даже здесь я могу правильно оценить свои чувства, – он взял ее за ладошку и, глядя в глаза, сказал – я люблю тебя! – Потом, помолчав несколько секунд, продолжил. – Я говорю тебе эти слова, ничего не зная о тебе: для меня сейчас не имеет значения, замужем ли ты или нет, как ты отнесешься к моим словам – это мои ощущения. Давно в такой степени я не имел их. Я так спешу о них сказать, потому что боюсь – не успею это сделать.
Карина не ожидала, что развязка произойдет так прямо и так быстро. Но искренний человек так именно и должен поступать.
– Толя, твое признание застало меня врасплох – я видела, что тебе нравлюсь, но не думала о столь сильном чувстве. Мне лестно, что я произвела на тебя хорошее впечатление, но, несмотря на то, что я свободна, есть много причин, по которым наши отношения не могут быть близкими – хотя бы разница в возрасте, я старше тебя на десять лет.
Произнеся это, она устыдилась своей реакции – в душе были совсем не те слова. «Как же ты зачерствела!»
– Разве это имеет значение, Каринчик, когда существует любовь?
– Прости за мою бестактность, а ты уверен, что испытываешь именно любовь? Ты уже сталкивался с ней, хотя при твоем возрасте возможность познать ее могла быть?
– Да, однажды,… но закончилась эта история печально. Я мог бы рассказать и, по-видимому, расскажу, но уже в новом году. Каринка, сейчас будем пить шампанское.
Действительно, по приемнику началось поздравление президента. Под бой часов все стали поздравлять друг друга и чокаться пластиковыми стаканчиками с шампанским.
– Толя, желаю тебе счастья! Оно у тебя обязательно будет.
– Тебе тоже, – а если оно у тебя есть, то вдвойне.
Карина ничего не сказала, только улыбнулась. Они опять влились в компанию. Поставили кассету с танцевальной музыкой, и Карине вместе с двумя женщинами пришлось играть в танцах приятную роль дамы. Правда, трое юношей не танцевали, так что эта роль не была обременительной. Последним кавалером был Анатолий, и их близость впервые стала телесной. Сердце Карины трепетало от этой близости – ей хотелось опустить голову ему на плечо, но она боялась проявить нежность к этому юноше…
 
Часть компании отправилась спать, оставшиеся опять собрались вокруг оставшегося гитариста. Анатолий сел с Кариной в стороне:
– Мне так приятно было с тобой танцевать! Вот наступил новый год, и я должен рассказать тебе о своей единственной любви. Она была к моей однокурснице – искренняя, нежная, романтичная. Наши отношения имели целью создание семьи, а не на сожительство. Я считал необходимым обеспечить материальное благополучие, а в моей профессии это можно сделать через защиту диссертации. К сожалению, моя любимая была из другого города и, конечно, ей целесообразно было там работать и жить с родителями. Мы предполагали, что расстояние нас не разлучит, но уже через полгода она вышла замуж…
Я защитился через три года, но жизненный пыл у меня пропал. После ее измены меня ничего не интересовало, кроме науки…. потом немного отошел; были у меня две девушки, но я не был в них влюблен и не увидел ни в одной из них свою будущую жену.
Вдруг встречаю, Каринка, тебя – и у меня проснулось желание любить. Тому причиной не столько твои внешние данные – красивые девушки мне встречались – в тебе я чувствую женщину, которая мне нужна. Возможно, вдобавок к твоим природным данным сказались возрастные ценности: ты ушла от девичьего желания нравиться, привлекать мужчину, наоборот – ты знаешь себе цену, у тебя свой мир и ты его бережешь. За эти годы я переосмыслил свою первую любовь – она возникла из юношеского желания близости с противоположным полом и повседневного общения с красивой девушкой. Произошедшая неудача настолько повысила требования к моей спутнице, что я не видел никого, кто бы им соответствовал. Наше общение на подъемнике открыло для меня цельную женщину, с которой не только приятно, но и интересно. А еще – твоя настойчивость и уверенность в овладении горнолыжной техники демонстрируют способность добиваться успеха, быть на высоте – это качество близко мне. И при всем при этом ты остаешься женственной.
Кариночка, я благодарен Богу за встречу с тобой, и не знаю, к чему она приведет, но я не хочу расставаться с тобой!
– Толенька, мне лестно слышать такие слова, я хочу быть любимой. Ты нравишься мне своей искренностью, нежностью и ты, пожалуй, полностью соответствуешь моим требованиям к мужчине. Несмотря на столь недолгое знакомство, ты сумел верно оценить мой характер и духовные ценности. Да, я уже взрослая, пожалуй, даже слишком! К сожалению, нас разделяют не только десять лет возраста, а десятилетия жизненного опыта. К счастью, мое плохое осталось позади, но я Толенька боюсь ответить тебе взаимностью.
– Каринчик, милый котенок, ты сомневаешься, что я могу тебя сделать счастливой и материально обеспеченной?
– Нет-нет…. Смогу ли я тебя сделать счастливым?
– Но мне ничего не нужно, кроме любви, или ты боишься, что ее может не быть?
– Толенька, она уже есть, и я не знаю, что с ней делать, милый.
– Она сама подскажет, что делать, – он взял ее руку, погладил и поцеловал. – Я принесу одеяло, стало холодно.
 
Карина никогда не чувствовала такого душевного спокойствия и нежности, как сейчас на руках Анатолия. Подобно ребенка, он прижал ее спину к груди, поддерживая голову на согнутом локте одной руки, а другой удерживал склоненное тело. Этой же рукой он гладил волосы Карины. Спиной она чувствовала его тепло, а ноги и бедра он аккуратно укутал одеялом. У нее было ощущение, что Анатолий не только ее согревал, он ее берег, защищал. Ей хотелось быть в этом состоянии бесконечно долго – каждый вечер будущей жизни. В грёзах она наслаждалась ощущением счастья, огнем камина и душевной песней под аккомпанемент гитары.
Камин погас, и гитарист ушел спать. Ночной холод остуживал помещение кафе. Карина забеспокоилась, что Анатолий мерзнет:
– Толенька, тебе, думаю холодно. Идем спать!
– Да надо, но мне так не хочется расставаться с тобой.
–◦Это только на ночь, завтра мы опять будем вместе! – Карина приподняла голову, поцеловала быстро близкую щеку и освободилась из объятий.
Анатолий помог ей забраться в спальный мешок на нижних нарах рядом с двумя женщинами, а сам полез наверх.
Утром оказалось, что ночью выпал снег, он шел и сейчас. О катанье не могло быть и речи. Поднявшиеся на Чегет-2 спасатели для борьбы с лавинами сообщили неутешительный прогноз на ближайшие два дня. Так что группе Анатолия не имело смысла оставаться здесь, они решили после завтрака собираться для поездки в Минводы. Карина должна была уезжать сегодня – теперь они уедут вместе. После вчерашнего вечера ее отношение к Анатолию, естественно, должно быть иным, но она не проявила никаких изменений, и на его вопросительные взгляды ответила:
– Толенька, не торопи, вот видишь, судьба создает нам условия быть вместе.
Карина уговорила рабочих подъемника опустить ее вниз раньше – ей нужно собраться в дорогу. К группе она подсоединится внизу.
 
В автобусе они сидели рядом, взявшись за руки, но ни о чем личном не говорили – здесь было неуместно проявлять чувства. В аэропорту ближайший рейс на Харьков был уже заполнен, и группа надеялась улететь только поздно вечером. Карине с билетом повезло, и на ее рейс уже объявили регистрацию. Глаза Анатолия выражали растерянность.
– Неужели мы так расстанемся?
– Нет, не так, – улыбнулась Карина. – А вот так! – Она уверенно поцеловала его в губы и, не давая ему прийти в себя, сказала: – Я люблю тебя! Пиши, звони – вот мои реквизиты, – и протянула опешившему Анатолию визитную карточку.
Анатолий мельком глянул на визитку, увидел слово «Директор…» чего-то, потом на уходящую через турникет Карину:
– Любимая…
 
Сидя в самолете, Карина удивлялась своему поступку – верх взяло сердце, а не голова. Она еще в автобусе размышляла над тем, как раскрыть Анатолию причину ее сдержанности. Ей тяжело было сознаться в своем недостатке, и в то же время она считала бесчестным скрывать столь важный для будущей жизни фактор. Возможно, Анатолий сейчас даже не осознает важность родного ребенка – он живет только любовью, для него сейчас нет ничего выше.
Но, с другой стороны, разве она имела право отказом убить у него столь тяжело родившееся чувство? Чувство, которое наполняет смыслом жизнь, дает духовные и физические силы! Да она сама настолько влюбилась в него, что просто боялась причинить ему боль. А как она хочет его любви! Это чувство сильнее, чем было к Сергею. Может потому, что она тогда еще не настрадалась и ее чувства были девственно открытыми? Сейчас Карина понимала, что судьба подарила ей Анатолия, и другого случая больше не будет. Да, она поступила правильно – эта любовь станет бесценным подарком, когда она будет обоюдной. Карина подумала – она следует совету орла ворону в калмыцкой сказке из «Капитанской дочки»: «Чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что Бог даст!»
                                                        ***
На фабрике во время ее отсутствия все шло в обычном режиме – Андрей Борисович умел руководить производством. Сейчас предстояло удостовериться в соблюдении поставщиками и заказчиками договорных обещаний в новом году. Карина попросила начальников отделов представить информацию по этому делу, чтобы почувствовать возможные трудности. Каждый раз начало года подсовывает неожиданные сюрпризы.
Первый вечер Карина пришла домой поздно и была настолько усталой, что не стала смотреть электронную почту – она не смогла бы реагировать должным образом на ожидаемое письмо от Анатолия. С другой стороны, она боялась увидеть его отсутствие и оттягивала возможность встретиться с этим фактом. Что если Анатолий был шокирован тем, что она «директор»!
На следующий день вечером после работы, когда она уже была одна в кабинете, раздался междугородный звонок телефона. Это был Анатолий!
– Каринка, дорогая! Я несказанно рад слышать твой голос! Ждал вечера, чтобы не мешать твоей работе, еле дождался. Сразу же по приезде домой я послал тебе по «электронке» письмо, но ответа нет. Твои слова в аэропорту до сих пор звучат в моей душе. Ты любишь! Я счастлив! Но я не могу существовать, не видя тебя и не слыша тебя!
– Милый Толенька! Наша встреча – это промысел Божий, по-другому и не скажешь! Я потянулась к тебе, потому что почувствовала духовную близость, родственность душ и не ошиблась! Вчера я очень устала. Я посмотрю почтовый ящик. Мы сможем разговаривать по Скайпу, но письма тоже важны: я могу записать отдельные мысли в течение дня, а потом отправить.
– Кариша, я сообщил в письме мой Скайп-адрес, жду твой вызов. Какое наслаждение ожидать этот вечер!
– Толенька, целую тебя, мой дорогой!
–Целую, Каринка-Принцесса!
Карина обратила внимание на имя, которым он ее назвал. «Принцесса – это говорит о многом: о месте, на которое он ставит ее среди окружающих людей, его уважении и, в то же время, об отношении как к любимому нежному изысканному ребенку. Одновременно такое обращение подразумевало неотъемлемое для сказок желание – завоевать любовь Принцессы», – фантазировала Карина, растаявшая от нежности. Она была на вершине счастья.
Дома она прочитала его письмо. С каким восторгом он говорил о ней! Разве имела она права лишить Анатолия этого чувства любви? – «Не ожидал, что я найду такого человека, с которым мне захочется провести всю жизнь! Твое признание окрылило меня, я хочу долететь до тебя, достать рукой, но ты далеко. Мысленно беседую с тобой. Наша любовь – это сказка, у нее неземные черты, она возникла удивительным образом из желаний и мечты. Однако это не грёзы – ты есть! Будет величайшее счастье, если мои фантастические чувства воплотятся в реальную земную любовь. Знаю, что это не всегда исполняется – пустить любовь в сердце означает согласиться на страдание. Но твое признание принесло мне радость – я стал источником любви! Еще большее счастье – сделать кого-то счастливым.
Целую тебя, целую, целую, дорогая Каринка-Принцесса! Целую в щечки и в прелестные губки, которые поцеловали меня!»
Карина несколько раз прочитала письмо. Вот это счастье! Ей захотелось прижаться к Толеньке, охватить шею руками и целовать, целовать. Боже мой, что с ней произошло – она готова пойти на все, лишь бы быть с ним! Такой страсти она еще не испытывала в жизни, а она уже далеко не девчонка, чтобы быть такой безрассудной! Она забыла обо всех своих сомнениях. Быть – только быть с ним! Набрала его Скайп-адрес:
– Дорогой Толенька! Любимый! Прочитала твое письмо – спасибо тебе за чувства, которые ты проявляешь. Прости меня за то, что я затягивала с ответом на твое признание в ту новогоднюю ночь, – мне очень хотелось быть твоей, но мешали некоторые жизненные обстоятельства, которые теперь не имеют значения. Я люблю тебя! Все остальное вытекает из этих слов.
– Каринушка, свой выбор я сделал еще на Чегете, а ты человек более зрелый и опытный, чем я, так что нет сомнений в наших чувствах. Теперь осталось найти путь, чтобы быть вместе. Нужно хотя бы встретиться: я ничего не знаю о тебе, а я хочу жить твоей жизнью, знать круг твоего общения, проблемы, условия жизни, твои привычки – да все! Не могу работать, так как постоянно думаю о тебе. Ты же знаешь, что работа у меня мыслительного характера, теперь мысли о тебе имеют приоритетный характер. Я уж не говорю, насколько мне физически хочется быть с тобой!
– Толенька, любимый, возможно, я не такая, какой ты меня представляешь. Действительно, нам надо встретиться. Ты живешь с родителями, а я одна, поэтому приезжай ко мне. Сейчас в начале года мне трудно принадлежать тебе, думаю, что дней через десять мы сможем встретиться. А пока мы каждый вечер будем разговаривать. Да, чуть не забыла – ведь мы можем видеть друг друга! Я практически не пользовалась Скайпом, поэтому не ставила вэб-камеру.
– У меня то же самое: я общался с коллегами, но я не чувствовал необходимости видеть их. Что может быть приятнее в конце дня увидеть тебя и пожелать – спокойной ночи!
– Толенька, мой милый! Я очень устала, но буду спать и чувствовать тебя рядом, дорогой.
– Приятных тебе снов, Каринка-Принцесса!
Однако уснуть Карине удалось не скоро: общение с Толей настолько ее возбудило, что она долго в воображении продолжала разговаривать с ним. Сон тоже был очень неспокойным – тело чувствовало Толеньку рядом, она ласкала его волосы и целовала, целовала его губы. Истомленная она просыпалась и осознавала, что это только сон, гнала свои представления прочь. Но они возвращались – как только Карина усыпала, перед ней повторялись сцены их общения на Чегете. Утром она поняла, что ожидание встречи с Анатолием станет невыносимым.
 
На фабрике каждый день были какие-то срочные вопросы, и в их решении Карина абстрагировалась от душевных проблем. Пришлось съездить в Турцию на ярмарку тканей, это тоже заняло ее мысли. В суете она не сразу заметила, что Андрей Борисович был в подавленном состоянии – он был обеспокоен здоровьем жены, у которой возникла патологическая слабость, а причины ее не могли установить. Карина осознала, что она, злоупотребляя добротой и обязательностью Андрея Борисовича, не задумывалась о его семейных обязанностях и перегружала его задачами общего характера. До сих пор она не имела заместителя и в свое отсутствие назначала и.о. директора, чаще всего – Андрея Борисовича. Карина решила прекратить его эксплуатировать и ввела должность заместителя, которым стал начальника планового отдела.
Вечерами Карина около получаса общалась с Анатолием. Теперь она все знала о нем и практически все рассказала о себе. А сколько приятных слов они сказали друг другу! Толя стесняется хороших слов в свой адрес. Он говорил, что ее «люблю» ему хочется, как драгоценность, спрятать под стекло, накрыть от яркого света тканью, и только, когда очень захочется, приоткрыть ткань, посмотреть и вспоминать все, что связано с ним. Он осознал, что может кому-то быть еще так дорог, как маме. Перед Кариной предстал чрезвычайно чувственный человек. Она просто купалась в дымке его нежности и с нетерпением ждала встречи. Свои чувства она иногда раскрывала через песни, которые ему посылала. Наиболее полно выразила это песней «Лишь ты умеешь так любить!» в исполнении Милы Романиди:
                        Лишь ты умеешь так любить,
                        Быть верным нежным добрым быть!
                        И мною ты ведь так любим,
                        Не отдавай меня другим!
Толе сказал, что эта песня помогает ему выдерживать разлуку.
Наконец она сумела отключиться на выходные от дел и посвятить их любви. С трепетом Карина готовилась к встрече с Анатолием. Она шла ва-банк, бросая на карту всю свою прошлую и будущую жизнь, и была совсем неуверенна в выигрыше. Так она никогда не поступала, но она так никогда и не любила!
                                                                       ***
Карина нажала кнопку открывания двери в воротах, накинула шубу на халат, и вышла встречать Анатолия на крыльцо. Он быстро шел, улыбаясь, и скрип снега под ногами как будто отсчитывал секунды до встречи. В одной руке у него был саквояж, а в другой – большой букет роз.
– Здравствуй Кариночка! – и протянул ей розы. Они были нежно-розового цвета, как щечки Карины, которые покрылись румянцев от возбуждения и поцелуев Анатолия. – Каринчик-котенок, наконец-то я убеждаюсь в реальности тебя, наконец-то я целую тебя, любимая!
Поцелуи выражали значительно больше, чем можно было сказать словами.
– Ну, вот мы и вместе, – произнесла Карина, – идем в дом. Я тебя познакомлю с домом, а потом позавтракаем. Пока я подам на стол, ты можешь переодеться в домашнее – в ванной комнате приготовлено все необходимое.
Карина заранее продумала завтрак: он должен быть обычным домашним завтраком, но в то же время показать изысканный вкус хозяйки и ее заботу о любимом человеке. Вскоре на кухню зашел Толя в подаренном ему халате и поцеловал Карину:
– Кариша, спасибо за такой нежный халат. Ты ведешь себя настолько просто и внимательно, что я чувствую себя как дома. Я всегда мечтал о таких отношениях с любимым человеком – близких, как с мамой, но с влюбленностью до безумия.
– Мамину заботу я обеспечу, а остальное зависит от тебя, – улыбаясь, ответила Карина – Садись за стол.
Стол был большой, на несколько человек и значительная часть его была занята разными блюдами, хотя на каждом еды было понемногу.
– Ты что, завтрак готовила для принца?
– Ну, ты же называешь меня принцессой, – мой любимый тоже имеет высокий титул.
– Хорошо, но обед обеспечу я.
– У меня все есть, и мы можем пообедать дома.
– Такое значительное событие – нашу встречу – нужно отметить в ресторане!
– Согласна, а теперь поправляй свои силы после дороги.
Завтракали они, разговаривая, не торопясь, долго. Чувствовалось, что Анатолий хотел уже обсудить будущую совместную жизнь, но Карина уходила от этой темы. Наконец, она прямо сказала:
– Толенька, давай мы, по-современному, притремся, узнаем друг друга. Ты можешь приезжать сюда свободно – это сейчас на работе были трудности, да и я к первому твоему визиту относилась с беспокойством. Когда-то и я приеду, познакомлюсь с твоими родителями, а потом будем решать организационные вопросы. Ты даже не знаешь мои женские качества.
– Каринчик-котенок, а я как раз за этим и приехал! Анатолий встал, подошел к Карине со спины и, наклонив голову, прижался к ее щеке, положив руки на плечи. – Твоя женская сущность – это самая прекрасная часть того, что нас свяжет. Я понял твои слова, как приглашение познакомиться с тобой поближе? – прошептал на ушко Анатолий. В ответ Карина повернула голову и прильнула к его губам. Анатолий опустил руки с плеч в вырез халата:
– Ой, они свободные! – воскликнул он, дотронувшись до грудей. – Какая прелесть! Кариша, иди ко мне! – добавил Анатолий, помогая ей встать.
– Толик, идем в спальню! – произнесла Карина, очутившись в его объятиях.
– Мы там еще будем неоднократно. Я хочу налюбоваться твоими грудочками в естественном состоянии. – Он легко подхватил Карину и посадил на другой конец стола. Потом спустил с плеч халат, и Карина предстала в соблазнительной наготе. Ее немного смутило необычная поза, но восторженный взгляд Анатолия наполнил её гордостью за свое тело.
– Каринушка, я угадывал за одеждой очень красивую грудь, но реальность превысила воображение. Они похожи на две половинки дыньки с темными пятачками хвостиков! Вот, я открыл в тебе одно достоинство – скорее сокровище! – воскликнул Анатолий, целуя соски. – Твое тело восхитительно пахнет, необыкновенно – я теряю голову!
Карину тоже пьянила нагота молодого мужского тела, которое касалось ее. Анатолий стоял перед ней и ласкал груди, шею, волосы, лицо. Они наслаждались поцелуями, но их тела тоже стали близкими.
– Толенька, а ты еще не все сокровища открыл, – прошептала Карина, чувствуя, что страстно хочет большего. С его стороны тоже была видна готовность к этому.
Анатолий сбросил с себя халат, прижался всем телом к Карине, их языки тоже соприкоснулись. Карина охнула от наслаждения, почувствовав в себе долгожданную часть тела любимого. Они очутились в мире чувственного пространства, где существует только ощущения тел и безграничное желание, но нет самих тел и нет мыслей. Карина сплела руки на шее Анатолия, слившись в единый организм с ним, наслаждаясь ласками его рук сзади, в то время как его губы безумствовали на ее шее, лице, плечах, приводя в трепет каждую клеточку тела. Нижняя часть их тел жила самостоятельной жизнью – то раздувая, то пригашая огонь страсти. Стол тихонько поскрипывал, подобно скрипу снега три часа назад. Карина как будто плыла, поднимаясь с волной, а потом осторожно опускаясь вниз. Она знала о существовании тантрического секса, но среди ее бывших партнеров не было мужчины, способного на такую практику. Анатолий не только телесно принадлежал любимой – он слился с ней на интуитивном, духовном уровне.
Карина вдруг почувствовала готовность отдаться власти прибоя, насладиться его безумством, прежде чем разбиться о берег. Анатолий уловил этот момент, охватил Карину сзади и буквально вдавил ее в себя. Она взлетела высоко, высоко на гребень волны, у нее захватило дух, тело окаменело, и яркая вспышка ослепила ее.
 
Очнулась Карина удовлетворенная ослабевшая в той же позе в объятиях Анатолия. Он нежно целовал ее веки.
– Толюся, я некоторое время была в раю, ты тоже?
– Нет.
– Почему-у?
– Мы были только на пороге рая, надо же познать рай!
Анатолий поднял Карину со стола и перенес в спальню на кровать. Она лежала расслабленная, позволяя ему открывать интимные части тела, которые были недоступны для его ласк в прежней позе. Вскоре Карина опять обрела необыкновенную чувствительность, ее кожа как струна отзывалась на прикосновение пальцев, губ, языка Анатолия. Она почувствовала прилив сил и прежнюю страсть, и захотела на этот раз сама отблагодарить его за полученное удовольствие.
Последующая их игра была настолько гармоничной обоюдной и естественной, что непонятно, кто был из них ведущий. Карина все же стала хозяйкой положения, усевшись на Анатолия. Позволив себе свободу движений и наслаждения, Карина так увлеклась, что опять почувствовала близость оргазма. Анатолий тоже полностью отдался действу, и они, увлеченные бурей чувственных ощущений, вместе очутились в раю.
Затем был сказочный сон, но «походы в рай» еще происходили. Карине этот день любви напомнил сюжет фильма «Подсолнухи» с Софи Лорен. Так же как герои фильма они, в конце концов, проголодались, но в отличие от них не стали жарить яичницу из двадцати яиц, а все-таки пошли в ресторан.
Сидя за столиком, расслабленная вином, Карина с нежностью смотрела на Анатолия, стараясь передать ему благодарность за его настойчивость. В нем удивительным образом абсолютно мужское начало, во всех проявлениях, сочеталось с добротой, верностью, нежностью. Она не только не встречала, но даже в воображении не могла представить мужчину такого характера. Ей повезло!
Романтичная обстановка выбранного ими ресторана стала прекрасным завершением дня. Мелодии игравшего скрипача нежным прозрачным сари окутывали влюбленных, соединяя их души. Карина прочувствовала счастье – быть любимой женщиной!
Потом была волшебная ночь, когда она спала вместе с дорогим мужчиной, а потом еще целый день ощущения единства с ним.
Карина проводила Анатолия на ночной поезд. Вернувшись домой, она остро почувствовала одиночество. Но картины двух прошедших суток еще ярко вспыхивали в ее сознании, и она наслаждалась их воспоминанием.
 
Все последующие дни недели дела фабрики полностью поглотили Карину. Но поздний вечер все же принадлежал ей. Она видела Анатолия в скайпе, и создавалось иллюзорное впечатление близости, единства. Узнав, что он любит Далиду, прислала ему две песни в ее исполнении. Эти песни ярко выражали чувства Карины к Анатолию. В свою очередь он прислал ей песню Дениса Майданова «Вечная любовь», в частности с такими словами:
Если я буду оборван как дервиш,
И стану жить, все на свете кляня,
Я буду знать все равно, что ты веришь,
Я буду знать, что ты любишь меня.
Ночью мозг переходил в автономное состояние, и Карина искала телесного Анатолия. Однако когда она уже могла его поцеловать, прижаться к нему, он вдруг исчезал, и его приходилось искать опять. Утром она вставала неудовлетворенная, разбитая. Чашка кофе приводила ее в рабочее состояние, а далее день брал в свои «дружеские» объятья.
Но вот подошла долгожданная суббота, сейчас должен появиться Анатолий, и здесь настойчиво заговорила совесть:
 − Ты не имеешь права продолжать эту связь, не сделав выбор.
 – Но у меня нет сил оборвать две жизни, – отвечала Карина.
 – Вы сейчас оба счастливы, и лучше сохранить эти минуты на всю жизнь, чем через несколько исковерканных лет, даже не вспомнить их!
 – Почему я сама должна сделать это?
 – Потому что ты старше, опытнее, а главное – потому что ты любишь его!
 – Не мучай меня хотя бы сутки!
 – Если будешь затягивать, оторваться будет еще труднее.
Карине стоило большой силы воли и умения не выдать Анатолию, что это их последняя встреча. Даже наоборот – чувство ожидания разлуки сделало ее еще более внимательной и нежной к Анатолию. Он отвечал ей тем же. В воскресенье они обедали дома – жаль было тратить драгоценные часы ощущения супружеской близости. Позже, когда Карина готовила чай для ритуального «файв о’клок», Анатолий заметил ее напряженность, но Карина отшутилась:
– Сосредоточилась на том, чтобы полдник выглядел действительно по-английски.
После чаепития, еще за столом, Карина осторожно начала:
– Толенька, я должна тебе кое-что сказать.
– Ну, наконец-то, – обрадовался Анатолий, ожидая, что она собирается обсудить узаконивание их отношений. Ранее он уже говорил, что согласен на переезд в ее город и всегда найдет работу преподавателя или системщика в любой фирме…. Но ее лицо почему-то выглядело слишком серьезным.
– Я тебя безгранично люблю, и была бы счастлива пройти жизнь рядом с тобой. Однако более разумным будет нам расстаться.
– Каринчик, котенок, что ты говоришь? Вся моя жизнь теперь немыслима без тебя! Неужели ты придаешь значение различию в возрасте?
– Не я, Толенька, жизненный опыт свидетельствует об этом. Мы с тобой находимся сейчас почти в одинаковых фазах жизни. Но у нас разная крутизна жизненных устремлений – насколько я помню, в математике она называется производной. Вот и разрыв между нашими состояниями будет увеличиваться. Правда, конечным состоянием любой жизни является старость, и там мы можем стать опять близкими. А я хочу быть близкой тебе всю жизнь, даже не так – я хочу быть твоим желанием. А в возможности этого я не уверена….
– Каринка, я не верю, что это твое мнение. Я знаю уровень твоего интеллекта, и ты прекрасно представляешь, насколько многопараметрической является изложенная тобой проблема: нужно принять во внимание, интеллект, здоровье, интересы, степень близости друг другу, характер и еще многое. Существует много примеров счастливых супружеских пар, когда жена старше мужа. Важно – какая она. Женщины, настолько гармоничной мне, я не встречу ни в каком возрасте. Уверен, что ты мне будешь так же близка и через сорок лет. Что-то в твоем обосновании является более существенным, чем возраст.
– Да, ты прав, дорогой Толенька. Я думала, что мне не придется раскрывать второй довод против нашего брака. На этот раз я должна сказать о моей особенности – у меня не может быть ребенка!
– Моя Принцесса! Но я люблю тебя! Главное – иметь свою половинку, а все другое – решается обоюдно.
– Прости, милый, важность ребенка ты пока не в состоянии понять. Осознание появится позже, причем иметь именно своего ребенка. Я уже пережила этот этап, и сейчас моя мечта – приемный ребенок. Но я не могу позволить лишать тебя наследника. Не имею права!
Карина, закрыв лицо ладонями, уронила голову на стол. У нее текли слезы и она не хотела, чтобы их видел Анатолий. Он встал со стула, поцеловал голову Карины и обнял ее за плечи.
– Каринчик-котенок, ты преувеличиваешь трагичность этого фактора. Достаточно много супругов живет без детей, особенно сейчас, и не по физиологическим причинам.
– Толенька, но детей иметь естественно, и у чувственного мужчины обязательно возникает это желание, а ты к ним относишься. Если бы у нас с тобой эта проблема возникла подспудно, как у меня с Сергеем, я бы ничего не могла сделать. А в данном случае я не могу начинать жизнь с ощущением дефекта и беспокойством, что когда-то он станет причиной семейных трудностей. Любимый, я не позволю себе этого! – она повернулась к Анатолию и, обняв его, уткнулась головой в грудь.
– Кариша, ты не осознаешь, что делаешь со мной сейчас во имя будущего. А если его у меня не будет! Я буду в жизни искать подобную тебе, и не уверен, что найду. Как ты знаешь, я ошибся один раз, и до сих пор не видел женщины, близкой мне. Потеря тебя изувечит мне жизнь.
– Я понимаю, что это драма, но время лечит – через какое-то время наша любовь будет в прошлом, как для меня стала моя жизнь с Сережей. Да и ты преувеличиваешь мои достоинства. Думаю, Толенька, тебе нужна более мягкая женщина, чем я – во мне излишняя организованность, целеустремленность, я – директор по своей сути.
– Не решай за меня! Я нашел то, что хотел. Мне нужна жена не для ухода за мной, а моя половинка в женском теле.
– Давай оставим рассмотрение последствий. Мне не легко далось это решение и еще труднее – открыто заявить о нем. Я могла бы прибегнуть к какому-либо обману, но это не в моем стиле. Милый мой, родной, единственный! Так надо! – прошептала Карина, глядя прямо в глаза Анатолию.
Анатолий понял, что все кончено,…отошел и сел в кресло. Оба молчали. Через некоторое время он спросил:
– Мы можем хоть иногда общаться в Интернете?
– Толенька, не нужно! Это будет приносить боль. Мы должны начать новую жизнь и воспоминание будет сдерживать нас.
– Каринка-Принцесса, очень больно расстаться с тобой! Ты хоть проводишь меня на вокзал.
– Конечно, дорогой! Я сказала все, и мне стало легче. То будет завтра, а сегодня ты еще со мной, мой любимый Толюсенька! – подошла Карина к Анатолию и осыпала его лицо поцелуями.
 
Вернувшись с вокзала, Карина перестала сдерживаться, упала ничком на кровать и разрыдалась. Она охватила подушку, на которой лежала голова Толеньки, на которой еще остался его дух, и не сдерживала слез. Но скоро она поняла, что с ней просто произойдет истерика, встала и выпила несколько рюмок коньяка.
Утром домработница, которая приходила три раза в неделю, была очень удивлена, увидев Карину в постели:
– Карина Анатольевна, вы заболели?
– Катюша, я прогнала любимого человека…
– Он вас обидел?
– Нет.
– Он женат?
– Нет, – я просто дура….
Карина поняла, что не в состоянии идти на работу, поэтому позвонила заму Эдуарду Васильевичу и попросила его провести планерку. Оставаться сама с собой она не могла и решила поехать к Зое.
На Зою произвела большое впечатление рассказанная Кариной история. Ее поразила решительность Карины, в разумности решения она сомневалась:
– Я понимаю, когда женщина отказывается от своего счастья во имя счастья любимого, но в твоем случае очень иллюзорным представляется счастливое будущее Анатолия. Твой альтруизм несовместим с женским началом – обычно женщину волнуют свои интересы.
– Зайка, тебе представится странным – я так его люблю, что боюсь сделать его несчастливым!
Уже то, что они вместе поплакали над трудностями женской судьбы и проявили жалость к Анатолию, облегчило душу Карины.
После обеда Карина была на фабрике.
Через два дня Анатолий прислал электронной почтой стихотворение с названием «Зачем мечтать»:
Зачем мечтать о том, чего не будет?
Зачем гадать на то, что не дано?
Пусть обо мне она скорей забудет:
Быть вместе невозможно все равно.
 
Мгновенье вспыхнуло и ослепило,
Оставило неизгладимый след,
И даже чувства в пламя превратило.
Теперь их, к сожаленью, больше нет.
 
Вернее есть – придавлены тоскою
В мечте о том, что сбыться не могло,
Они уйдут, уйдут вместе с тобою,
Оставив, перебитое крыло.
 
И я, поверь, едва ли, дорогая,
Найду слова о том, чтоб рассказать,
Как жил в восторге, от любви сгорая,
С тобой был счастлив и умел летать.
 
Карина сердцем ощутила щемящую боль Анатолия. Она осознала непоправимость своей ошибки и в отчаянии проревела весь вечер.
 
IV. Берег
 
Карина тяжело переносила расставание с Анатолием: ей не хотелось идти домой, она долго оставалась на работе, в выходные дни иногда ходила в гости к Зое. Кстати оказалось предложение Ольги Владимировны отчитаться на Совете Правления о работе фабрики. Сделать отчет о проведенной работе было нетрудно – необходимо только хорошо подать материал, а вот перспективы работы нужно подкрепить соответствующими обоснованиями, и здесь еще нужно потрудиться. Так что у Карины свободного времени было мало и это спасало от депрессии.
 
Болезнь жены Андрея Борисовича развивалась трагически – предположение об онкологии подтвердилось после операции, причем уже были метастазы. Врачи считали, что жить ей осталось месяц – два, поэтому ей не стали делать химиотерапию. Андрей Борисович взял отпуск для ухода за женой. Карина переживала за их семью – дочери только 12 лет. Она посчитала своим долгом посетить их, по крайней мере, проявить больной сочувствие, к тому же она была знакома с Викторией Степановной. Карина понимала необходимость какого-либо презента к цветам, но не знала на чем остановиться: конфеты, соки, фрукты – это мелочь, более значимые продукты – вынуждает хозяев организовывать стол. В конце концов, Карина пришла к выводу, что при ее должности будет приличным вручить непосредственно Виктории Степановне солидную сумму денег в качестве помощи на лечение. Она обрадовалась этой находке, так ей по-дружески хотелось помочь Андрею Борисовичу, но он от нее денег не взял бы.
Посещение семьи оставило у Карины тягостное впечатление, хотя она там не подала виду. Никто кроме Андрея Борисовича не знал о безнадежном состоянии больной, ей сказали, что сейчас ее ощущения являются нормальными для послеоперационного состояния – за два, три месяца она придет в норму. Поэтому Виктория Степановна стоически переживала и боли и физические ограничения. У Карины перед глазами стояло сдержанное сосредоточенное, но ласковое лицо дочки Наденьки, когда она ухаживала за мамой.
Вернувшись домой, Карина, расстроенная, легла на диван. Она понимала неизбежный ужас мучений Виктории Степановны, которые будут заглушаться наркотиками, отчаяние беспомощного Андрея Борисовича, но не хотела согласиться с реальностью безысходного длительного горя Наденьки. Насколько будет сломлена ее психика без ощущения рядом мамы, женской ласки и совета. Андрей Борисович вряд ли женится, и сможет ли чужая женщина вообще стать близким человеком Наде.
 
Чтобы отогнать печальные мысли, Карина включила телевизор. Фильм или какое-либо шоу она не собиралась смотреть, нашла новости. Официальные новости уже заканчивались, шла какая-то «бытовуха». И вдруг диктор сказал, что в автомобильной аварии погибли двое супругов, а их дочь осталась живой и хочет иметь приемных родителей, ей 13 лет. Далее показали эту девочку: «Может быть, кому-то покажется странным, что я хотела бы быть в семье. Я никогда не забуду маму и папу, но я хочу чувствовать заботу и самой заботиться о близких людях. Я не хочу быть одинокой, а школа-интернат на меня действует удручающе. Если найдутся люди, которым я нужна, буду рада» – сказала девочка.
Карину поразило это заявление: обычно рассматривалось усыновление маленьких детей или признание своим ребенка супруга, а здесь взрослая девочка, у которой еще свежа память о родителях, хочет усыновления. Как скоро она сможет адаптироваться к новой семье? С другой стороны понятно ее желание – она не представляет жизнь без семейной атмосферы, которая сопровождала ее тринадцать лет. В то же время такого взрослого ребенка усыновляют редко – трудно налаживаются отношения.
И здесь Карину ошеломила мысль: а готова ли она к осуществлению своей мечты – усыновлению ребенка в раннем возрасте, например, от двух до четырех лет, как обычно происходит? Нет! Она переросла потребность ощущений раннего материнства, и вряд ли готова выполнять требования, которые сопряжены с уходом за младенцем. А вот здесь ребенок, который уже не имеет этих требований, – он уже готовый, преподнесен «на блюдечке»!
«Но занять место матери такого ребенка, практически невозможно. Об этом не может быть и мысли. А ведь тебе сейчас важно не ощущение материнства – тебе нужен рядом близкий человек, и твои желания сходятся с ее желаниями! К тому же мы одного пола, так что может быть много общего».
От неожиданного вывода Карина вскочила с дивана и стала ходить по комнате. Эта девочка, Светлана, была бы для нее спасением от одиночества после потери Анатолия. Своего замужества теперь она не представляла. Но Светлана хотела бы быть в семье, а Карина одна. «Однако девочка в первую очередь будет выбирать себе маму-подругу, а мужчина идет как приложение. Что если я ей понравлюсь, и мы прекрасно обойдемся без приемного папы! Нужно поторопиться установить с ней контакт».
Карина в Интернете нашла сайт телевизионного канала, который дал сюжет о девочке, а также сам сюжет и контактную информацию. На следующий день она позвонила туда. Это оказалось Региональная служба по делам детей соседней области. Сотрудник Управления сказал, что она должна стать кандидатом на усыновление в Управлении по делам детей по месту проживания и там она получит всю информацию о порядке усыновления.
По слухам Карина знала, что дела с усыновлением идут медленно, и, познакомившись с регламентирующими документами, поняла, почему медленно – слишком много этапов и необходимых документов. Но главное – процедура усыновления идет не в том порядке, который она представляла! Она думала, что все начинается с ребенка, к которому возникло родительское чувство, а потом вступает в дело бюрократическая процедура. Оказалось, что сначала ты должен быть допущен в претенденты на знакомство с детьми, потом тебе строго дозировано предоставляют кандидатуры на усыновление, и после заявки на усыновление предстоит еще суд. На всех этапах – сроки, да еще довольно ограниченное время действия документов. Понятно, что за длительностью процедуры усыновления Карина могла потерять Светлану. «Ну что ж, другого пути нет – а вдруг смогу! Не получится – может, буду искать другой вариант усыновления, раз встала на этот путь».
Надежда Карины поддерживалась удачным возрастным фактором. В соответствии с нормой усыновления разница в возрасте задействованных лиц должна быть более 15 лет. Ей как раз 38 лет – прекрасное совпадение! Обычно усыновлять решается в молодом возрасте до 35 лет, так что такие люди не могут претендовать на усыновление Светы. Карина быстро занялась подготовкой документов для постановки на учет кандидатом на усыновление.
 
Отчет Карины на Совете Правления стал тяжелым испытанием ее профессионализма. Ольга Владимировна предупредила ее, чтобы она была готова к самой жесткой критике, но уничтожать ее никто не собирается. Хотя в целом Совет признал работу фабрики перспективной, а использование выданного кредита целенаправленным, было высказано мнение, что модернизация производства идет неудовлетворительно, мало рекламных продуктов, замена оборудования остановилась, мало используются компьютерные программы, расходы на зарплату большие, эффективность энергосбережения низкая и еще много конкретных замечаний.
Выводы Правления вместе со своими предложениями Карина изложила на расширенном заседании руководства фабрики. Она потребовала каждого ответственного работника составить план-прогноз развития своего подразделения с учетом самых совершенных методик. После представления проектов они будут рассмотрены для формирования проекта модернизации фабрики. «Те сотрудники, проекты которых будут признаны неквалифицированными, будут уволены. На фабрике должны работать профессионалы, которые не только знают, что происходит в подразделении, но также представляют, какие новейшие технологии существуют в данной области и что нужно сделать для их внедрения у себя» – такими словами Карина закончила заседание.
Так как Андрей Борисович не мог полноценно участвовать в работе, Карина стала курировать проект экономического отдела. Они обсудили вместе канву проекта, для чего он зашел на фабрику. По выражению лица Андрея Карина поняла, что состояние жены плохое, так это и оказалось. Через десять дней Виктория Степановна умерла.
Главным объектом внимания Карины на похоронах была Наденька. Глядя на ее слезы, Карина представляла, какой ужас творится у нее в душе. Конечно, с ней были обе бабушки и дедушка, но не было мамы! И уже никогда не будет! Карина попыталась трансформировать состояние Наденьки на пережитое Светланой горе. Как она смогла справиться с ним?
 
Переживания на похоронах проникли в плотно застегнутый корсет души Карины. После Анатолия ее душа погрузилась в кому. Эмоциональная окраска происходящих производственных отношений не затрагивала ее духовный мир – он стал закрытым для внешних раздражителей. Но сегодня… Ей захотелось убедиться в существовании Анатолия. «Если бы он нарушил запрет и прислал письмо!» – страстно желала Карина. Но в Интернете ничего не было. И опять поток воспоминаний об Анатолии довел ее до слез. Ночью ей приснилось, что она занималась с Анатолием любовью, но это были разорванные, отрывочные эпизоды, как в фильме с порванной пленкой. Проснувшись в неудовлетворенном состоянии, Карина все-таки была рада ощущению близости с Анатолием.
 
Через два дня после похорон Андрей Борисович появился на фабрике. Как-то после планерки Карина спросила его о состоянии Наденьки.
– Она в депрессивном состоянии: ходит в школу, выполняет уроки, делает работу по дому, но делает все как автомат, молча. В школе ни в чем не участвует, не общается с подругами, но на вопросы учителей отвечает.
– А вы пробовали найти контакт с ней.
– Да, но ничего, кроме формальных отношений не получается. Школьный психолог говорит, что нужно просто время. Бабушки приглашали ее в гости на выходные – отказалась. Все свободное время читает: по совету психолога я подтолкнул ее к этому.
– Я вам очень рекомендую гулять с дочкой после работы; не задерживайтесь на фабрике.
– Этот момент я упустил – без жены не хватает времени. Обязательно буду!
 
Карине удалось за месяц получить статус кандидата на усыновление, теперь ее могли допустить до ознакомления с детьми. Света оказалась в школе-интернате другого города, к счастью, ее еще не усыновили. На свидание с нею пришлось ехать за 200 километров. Карина очень переживала за благополучие этой встречи. Дело в том, что Карина, как сказала ей сотрудник службы в делах детей, была уже второй кандидатурой на усыновление Светланы. С первой парой супругов она контакта не нашла. Карина знала, что в случае установления контакта она может иметь свидание с ребенком каждый день, поэтому взяла отпуск и устроилась в гостинице.
Встреча с ребенком должна происходить в присутствии сотрудника интерната, поэтому никакой близости, даже духовной, не могло возникнуть – только внешнее знакомство и формальные сведения. Карина видела Свету по телевизору, и она произвела хорошее впечатление, ее беспокоила только реакция Светы на свою будущую «маму». «Получу ли я ее согласие на последующую встречу?» – волновалась Карина.
Вот открылась дверь, и в комнату свиданий в сопровождении сотрудницы вошла девочка, скорее даже девушка, знакомая Карине. У нее были русые волосы и серые глаза, по-видимому, поэтому ее назвали Светланой.
– Здравствуйте!
На лице девочки Карина увидела удивление.
– Здравствуй, Светлана! Меня зовут Карина, ты чем-то удивлена?
– У вас красивое имя. Я ожидала увидеть женщину более старшего возраста.
– Моя молодость – это лучший или худший аргумент при усыновлении?
– Возраст не главное, но все же у нас может быть больше общего. Пожалуйста, расскажите о себе.
Рассказывать пришлось долго, так как у Светланы было много «почему». Карина тактично не интересовалась ее прошлым, но и без этого чувствовалось, что Светлана устала от разговора.
– Светлана, может быть, мы продолжим знакомство завтра?
– Хорошо, давайте.
Итак, Карина получила согласие на второе свидание. На нем вопросы Светланы исчерпались, и она выразила согласие на усыновление. Теперь Карина могла подать заявку на усыновление и продолжать встречаться со Светой. Во время этих свиданий Карина постепенно знакомилась с ее прошлой жизнью.
Итак, наиболее важные шаги сделаны, но только после решения суда Карина станет приемной матерью. Эта отсрочка представлялась нестерпимой, хотя для отказа оснований не было.
 
Сегодня Карина проснулась с ощущением праздника – закончились все процедуры усыновления и ее дочь сегодня будет ночевать с ней. Её дочь! Как это звучит! Она расписала план проведения этих выходных и приготовила в доме несколько сюрпризов для Светланы.
Провожал Светлану весь персонал школы-интерната и друзья; все были рады за нее, хотя не исключено, что кто-то завидовал.
Садясь с дочкой в такси, Карина поняла: «Нужно думать о машине – у меня теперь не только работа, а и семья». Когда подъехали к воротам дома, Карина протянула Светлане ключи:
– Вот тебе твои ключи, открывай калитку, дом – проходи!
– Карина, я еще к этому не готова! Твой дом такой большой!
– Сразу привыкай – наш дом!
В гостиной на столе Светлану ожидал букет белых роз и смартфон.
– Светочка, это подарки тебе. Я не собираюсь тебя баловать, но для меня сегодня большой праздник – я имею дочку! Надеюсь, что у нас все будет хорошо, и ты почувствуешь меня близким человеком. В дальнейшем я буду завоевывать твою любовь не подарками, а вниманием, искренностью, заботой, моя дорогая, – закончила свой монолог Карина и обняла Светлану.
– Спасибо, Карина! Я думаю, что так и будет. Сейчас я не в состоянии все осмыслить – слишком сильные и непривычные впечатления. Все новое! Мне нужно вжиться в дом, в ощущение тебя.
– Прекрасно понимаю тебя, идем на кухню!
На кухне все выглядело обычным, только на полу стояло блюдечко с молоком. Догадавшись о его предназначении, Светлана поискала глазами по сторонам и нашла на коврике в углу пепельного пушистого котенка месяцев двух с голубыми глазами:
– Какая прелесть!
– Светик, – это твой друг! С ним тебе не будет одиноко, когда я на работе.
– Я всегда мечтала о котенке! Как ты догадалась? – вскрикнула Света, беря на руки это пушистое создание, и поцеловала Карину.
Потом прошли в комнату Светы. Там тоже ее ожидали подарки: на кровати лежал небольшой Чебурашка, а на столе была разложена школьная форма. Карина по внешнему виду Светланы, как специалист, оценила размер ее одежды, однако пришлось искать такой фасон, чтобы очертания появившихся небольших грудей выглядели гармонично с костюмом.
– Нам придется еще купить много одежды, мы завтра посвятим этому день, но форму я выбрала сама. Ты, по-видимому, будешь ходить в приличную школу, а там форма обязательна. Примеришь, если что-то не так, обменяем.
– Дома я училась в экономическом лицее.
– Здесь мы обязательно найдем подобный, я пока этим не занималась. Мы имеем еще две недели до первого сентября.
– Спасибо за Чебурашку, Карина! Он будет спать с нами – я привезла с собой мягкого барашка Бешку, с которым сплю с трех лет.
– Вот и хорошо – у тебя прекрасная компания! Идем, покушаем, и нам еще о многом нужно поговорить.
Действительно, говорить было о чем. Здесь вдвоем можно беседовать более свободно и быть более откровенными, чем на свиданиях. Перед Кариной был человек со сложившимися вкусами, привычками, интересами, взглядами, которые Карине необходимо познать и принять, чтобы они стали естественными для нее. И в то же время, как матери, необходимо узнать отрицательные черты характера Светланы, которые тоже являются составной частью личности. А она уже личность! Карине нужно за несколько дней впитать все наследие воспитательного процесса родителей Светланы и, в свою очередь, собой заполнить душу Светы, чтобы она знала свою новую «маму» полностью. Так что они с перерывами проговорили весь день.
Пришло время ложиться спать. Карина мучалась, не зная как объяснить Светлане свое желание. Боялась быть неправильно понятой, однако решилась:
– Светик, ты конечно не игрушка и уже довольно большая, чтобы спать с мамой, да к тому же приемной. Я не хочу насиловать твои чувства, но я мечтала, хоть с большим опозданием, ощутить рядом с собой в кровати нежное родное существо. Возможно, в данном случае это игра, но разреши мне поиграть. Завтра будешь спать в своей постели, а если захочешь, будем некоторое время спать вместе. Я давно сплю одна.
– Кариша, что ты! Я тоже хочу спать с тобой, я замучилась от навалившихся на меня бед. Ты – мое спасение. Я должна ощутить маму – пусть не ту, мою. Мне хочется подобно котенку прижаться к теплой груди, почувствовать объятие нежных рук. Ведь мы теперь вместе!
– Милый Светик, спасибо тебе за твои чувства! – крепко обняла Карина. Она обратила внимание, что Света назвала ее ласково – Кариша. «Насколько она еще ребенок, как ей хочется ласки!»
Карина принесла из комнаты Светы ночную рубашку.
– Карина, ты меня балуешь – у меня никогда не было такой красивой ночнушки.
– Женщина должна любить себя, в постели она должна быть красивее, чем на балу. Я могу позволить себе удовольствие одевать тебя красиво.
Пока Светочка переодевалась, Карина любовалась ее изящным девичьим тельцем с комочками грудей и узенькой попочкой. Ей не верилось, что эта милая девочка принадлежит ей. Одновременно она почувствовала ответственность за сохранение этого подарка судьбы, желание увидеть ее девушкой и женщиной. Сколько ей предстоит сделать, чтобы осуществить обычную родительскую мечту.
Когда Карина в свою очередь обнажилась, чтобы надеть ночную рубашку, она увидела, как за нею внимательно наблюдает Света с кровати.
– Карина, какая ты красивая! Удивительно, что ты до сих пор одна.
Конечно, Карина не рассказала об Анатолии – ее детское сознание не сможет понять причину, по которой она осталась одна.
– Внешности для счастья недостаточно, надеюсь, что оно у меня еще впереди.
Нырнув под махровую простынь к Свете, Карина прижала ее к груди и целовала, целовала головку, лобик, носик, ушки:
– Моя милая Светочка, моё солнышко, мой цветочек, моя ненаглядная девочка!
– Кариша, ну что ты! Я столько нежных слов давно не получала. Да и с мамой я не спала, поэтому такая ласка меня смущает. Давным-давно в выходные дни по утрам я забиралась в родительскую кровать, а потом и я уже стеснялась, да и они меня считали взрослой.
– Нам стесняться некого – мужчин здесь нет, а ласку любят все, особенно женщины. Мамина нежность сопровождала тебя тринадцать лет, поэтому ты к ней привыкла, я новый человек для тебя, но прошу заметить – не чужой.
Вскоре Карина освободила Свету от объятий, так как почувствовала, что та засыпает, но все же оставила руку на ее бедре. Она продолжала усваивать мир совершившейся мечты – столько много необыкновенного, неиспытанного. «Ведь я не рожала Светочку, не проводила бессонные ночи у ее постели – откуда взялась такая тяга к ней, такая чувственность? Возможно, выплеснулось многолетнее желание ребенка. А может природный инстинкт материнства? Я ведь сплю с нею совсем с иным чувством, чем с мужчиной: с ним я ощущаю себя ребенком, а здесь я – опекун, мать, ответственное за нее лицо. Какое прекрасное качество я обнаружила в себе!»
Вдруг Света стала во сне что-то бормотать, искать рукой, повернулась к Карине:
– Доченька, я здесь, здесь. Спи! – обняла Свету, и та успокоилась. «Боже мой, я ей нужна!»
Следующий день они провели в покупках – сколько всего нужно ребенку! Вечером Карина позвонила Андрею Борисовичу:
– Андрей Борисович, извините, что я давно не общалась с вами – только сегодня закончилось мое усыновление.
……………….….
– Спасибо! У меня стоит проблема определения Светы в школу, желательно в экономический лицей, а я очень далека от этих вопросов. Может быть, вы с Наденькой что-либо посоветуете?
……………………
– Очень хорошо. Я приглашаю вас в гости, расскажите, и заодно наши девочки познакомятся.
……………………
– Жаль, я сочувствую вам. Тогда мы приедем к вам. Светлана по развитию значительно старше своих лет, но в трагичности судеб у них есть схожесть, – думаю, она сумеет найти контакт с Наденькой. Как видите, Светлана сумела подчинить себе жизненную ситуацию.
……………………
– Да, мы приедем в субботу после обеда.
«Сколько времени прошло, а Наденька не может привыкнуть!» – с горечью подумала Карина. Оказалось, экономический лицей находится недалеко от них, и Наденька там учится.
Карина рассказала Свете трагедию Наденьки и высказала надежду, что, возможно, только Света своим примером поможет ей выйти из депрессии.
 
Для первой встречи знакомство девочек, пожалуй, прошло хорошо. Карина приехала с тортом. Сначала все вместе за чаем обсудили возможность учебы Светы в лицее, где учится Надя. Она не проявляла активности в разговоре, но на вопросы отвечала. При этом ее лицо не выражало никаких эмоций. Поэтому Карина, сославшись на необходимость обсудить производственные дела, предложила Наденьке познакомить Свету с учебниками и с жизнью лицея.
Карина, действительно, хотела услышать мнение Андрея Борисовича по ряду экономических проблем фабрики, но важнее было найти повод оставить девочек вдвоем. Беседа заняла больше часа, а девочки не появлялись, возможно, соблюдая приличие. Так как уже следовало уходить, Карина зашла за Светой в комнату Наденьки. Девочки спокойно о чем-то разговаривали.
– Светик, мы уже закончили с Андреем Борисовичем разговор, а как вы?
– Да, мы уже просто так болтаем. Надя занимается по тем же учебникам, по которым я занималась в прошлом году. Хорошо, что мы будем в одном лицее.
– Спасибо тебе, Наденька, за рекламу лицея! У меня к тебе еще одна просьба: Светочка не знает город и место, где находится лицей; мне нужно ее познакомить со всем, было бы хорошо, чтобы ты помогла нам в этом – в виде прогулки-экскурсии. Я, ведь, тоже за работой не вижу города, а в нем идут изменения. Можешь нам помочь в эти дни до начала занятий?
– Да, конечно, могу Карина Анатольевна. Когда?
–◦Давай прямо послезавтра, в понедельник. Андрей Борисович, вы отпускаете Наденьку с нами?
– О чем речь, конечно.
– Отлично, о времени договоримся по телефону.
Эта прогулка принесла Карине несравненное удовлетворение. Ей была приятна роль заботливой мамаши. Венцом этой роли стал выход Наденьки из ступора. Она с увлечением рассказывала Светочке о разных происшествиях, праздниках и событиях в городе, да и просто о разных историях, которые произошли с ней и ее друзьями. Светочка тоже превратилась в обыкновенную девочку, и Карина увидела мир ее глазами. Пообедали они в ресторане, а потом просто гуляли по парку, который уже стал терять яркую зеленую окраску. Зато клумбы восхищали разноцветьем астр. Наденьку доставили домой к вечеру.
 
Светочка продолжала спать в спальне Карины, и это было так естественно!
На время своего отпуска Карина предложила домработнице Катюше пойти в отпуск. Поэтому кухней занималась Карина, а уборкой в доме – Света, хотя она с удовольствием помогала и в приготовлении еды.
– Карина, мне немного стыдно, что Катюша будет за меня что-то делать – у нас в доме домработницы не было.
– Светочка, я очень много работаю и физически не могу обслуживать столь большой дом. Сейчас, слава Богу, есть ты, но я не хочу тебя перегружать домашней работой – ты должна хорошо учиться. Катюша приходит только три раза в неделю, так что на нашу долю забот будет хватать.
– Может быть, достаточно два раза в неделю?
– Мне нравится твоя хозяйственность. Со временем мы будем хозяйничать вдвоем, а сейчас ты еще не ощущаешь ситуацию. Кроме того, Катюше, думаю, меньше работать будет не выгодно, а мне не хотелось бы ее терять – хорошая женщина.
 
Следующее воскресенье они пошли гулять в парк вместе с Андреем Борисовичем и Наденькой. Девочкам взяли на прокат велосипеды, а взрослые прогуливались, а потом сели на скамейку. Впервые за период их общения они поделились информацией о личной жизни. В результате этой прогулки Карина почувствовала, что у нее появился друг. Света тоже обрела подругу.
 
Карина с волнением сопроводила Светочку в лицей, и с чувством выполненной великой миссии на следующий день вышла на работу. Хорошо, что Карина выбрала Эдуарда Васильевича своим заместителем – на фабрике все работало как часы. Возможно, ему не хватало творчества, но исполнитель он был великолепный. Набравшись духу, Карина продолжила начатое до отпуска усовершенствование производство. Опять пришлось выкладываться на работе, но теперь ее дома ждала родная Светочка, и это придавало ей силы. При этом она не забывала, что Светочка нуждается во внимании и находила время и способ обеспечить его. Необходимость в дружеском общении с Андреем Борисовичем отпала, так как она ежедневно видела его на работе, а девочки встречались в лицее. Однако Карине хотелось не навязчиво пригласить их в гости, так как они ни разу не были у нее. Такой повод вскоре появился – ее день рождения.
Карина давно не чувствовала праздничности этой даты, которая обычно является семейным праздником, и сейчас ей стоило бы воспользоваться этим атрибутом семейности. Если его отметить только со Светочкой, не будет выглядеть празднично, лучше всего это событие разделить с друзьями, а из таковых – только Андрей Борисович с Наденькой, Зоя еще не ходит с младенцем по гостям.
Продумывая организацию встречи с гостями, Карина понимала, что трудно найти общность интересов двух взрослых и двух детей. За столом будет все хорошо, но процедура еды в таком коллективе не должна быть долгой. Разделиться на два лагеря Карина считала неприличным. Поэтому Карине пришла мысль – после обеда посмотреть фильм интересный для всех, а потом подать десерт и обсудить фильм.
Днем рождения Карина осталась довольна. Особенно удачной оказалась ее идея с фильмом. Она выбрала фильм почти двадцатилетней давности – «Общество мёртвых поэтов», который удостоен «Оскара» за лучший оригинальный сценарий, а также получил много других наград. Он рекомендуется для просмотра детям совместно с родителями. Фильм произвел большое впечатление на всех, во время просмотра взрослые и дети пережили весь спектр эмоций. Учитель английского языка и литературы в исполнении Робина Уильямса вызвал восхищение своим мастерством и любовью к детям. Достаточно долго после фильма Карина не могла остановить его живое обсуждение и перейти к десерту. Дискуссия раскрыла внутренний мир близких Карине людей, и они, к счастью, оказались такими, какими она их представляла.
 
В делах время бежало быстро. Карина никогда не думала, что когда-нибудь будет так загружена и при этом сможет со всем управляться. Конечно, она стала более организованной, овладела приемами, которые когда-то назывались научной организацией труда. На фабрике ее подчиненным пришлось последовать ее принципам и критериям. Сотрудников, не выполняющих ее требования, Карина увольняла, но талантливых и инициативных – ценила и поощряла.
Ольга Владимировна продолжала быть учителем, куратором и матерью Карины, оставаясь на божественной высоте. Как она обещала, была произведена эмиссия акций Концерна. Имея достаточную зарплату и будучи уверенной в стабильности деятельности Концерна, Карина купила солидный пакет акций за деньги, оставленные Серёжей. Конечно, осуществить эту акцию помогла Ольга Владимировна. Дальше оставалось только попасть в Правление Концерна.
Отказываться от услуг Катюши Карина не стала. За своей работой и желанием просто отдохнуть со Светочкой, у нее оставалось мало времени для домашних дел. Все было отдано на откуп их двоих, и это оказалось превосходно – Светочка получила еще одного близкого взрослого человека, с которым она многое обсуждала. Карина купила автомашину и обучилась вождению, теперь утром до работы она завозила дочку в лицей.
Новый год встретили вместе с семьей Наденьки. На этот раз все чувствовали себя совершенно свободно – Карина с Андреем Борисовичем, как и девочки, вели себя как члены одной семьи. Однако Карина осознавала, что отношения между родителями основаны только на желании создать комфортную обстановку дочкам. Она вместе с Андреем Борисовичем играла театральную пьесу с семейным сюжетом. Эта игра дала прекрасный результат в психологии девочек: их прежние семьи ушли в прошлое, а сейчас они жили в другой семье – вполне приемлемой.
 
Все же в Карине не умерла женщина, и требовательно задавала неприятный вопрос. Карина просила ее пока не мучить, подождать немного: «Я уже решила две жизненные проблемы, возможно, придет время и для третьей». При этом она вообще не представляла, что ее нужно решать – все ушло с Анатолием. И сейчас, на Новый год, она не смогла задушить мучительное воспоминание о нем.
 
Весной на годовщину смерти родителей Светочки Карина поехала с нею на их могилу. Печальный, но необходимый обычай – память об ушедших – воспитывает душевность и заботу о живущих. Карина не мешала Светочке быть самой собой и не сдерживала ее в эмоциях. Конечно, она плакала, но уже по взрослому. Они привели в порядок могилу, и Карина договорилась с сотрудниками кладбища о регулярном уходе за могилой.
Естественным путем подошел конец учебного года. Учеба Светочки не создавала проблем. Теперь следовало подумать об отпуске, при этом, понятно, разделить ее с Наденькой нельзя. Карина решила посоветоваться с Андреем Борисовичем:
– Давайте подумаем, как решить эту проблему.
– Карина Анатольевна, я предлагаю снять квартиру где-нибудь в Крыму на два месяца: один месяц я побуду с девочками, а другой – вы.
– Можно, но им наскучит быть на одном месте. Да и вам будет не легко с двумя девочками. Я предлагаю отправить их на одну смену в детский лагерь, а потом поехать вместе в Крым, например, в Ялту, Алушту или куда-то.
– Конечно, это будет интереснее, легче, так как мы разделим между собой нагрузку, и мне приятнее. Но не вызовет ли наш одновременный отпуск лишние разговоры на фабрике?
– Меня это нисколечко не беспокоит, а для вас это имеет значение?
– Нет, я только беспокоюсь за вас. Я подыщу приличный детский лагерь недалеко от города, чтобы удобно навещать их в выходные. А какое жилье вы предпочитаете в Крыму?
– Думаю, лучше гостиницу, я могу взять на себя большую часть расходов. Буду вам благодарна, если вы возьмете эту задачу тоже на себя. Конечно, бронировать номера в гостинице нужно сейчас.
– Я могу этим заняться, а расходы мне тоже под силу, если вы не хотите дорогую гостиницу.
– Ну, что вы!
Карина знала, что Андрей Борисович сделает все наилучшим образом – она могла положиться на него. «Удивительные у нас отношения: на работе он как будто читает мои мысли, понимая с полуслова, но собственное лицо никогда не теряет и не стесняется спорить. В присутствии девочек ведет со мной как с сестрой или даже как с их воспитательницей: вежливость, уважение, понимание, порядочность, почти отец обеих девочек. В то же время наши отношения бесполые – он как будто избегает видеть во мне женщину. В чем дело? Или он похоронил в себе мужчину, или я его совершенно не интересую в этом плане, или он настолько сдерживает себя, учитывая сложный набор сложившихся обстоятельств? Хотя, чего меня это интересует – он мне в другой роли не нужен. Просто – любопытно». Характер отношений с Андреем Борисовичем беспокоил Карину вначале их родительского содружества, но потом она успокоилась, довольная результатами. «Но все же они странные», – прервала свои размышления Карина.
 
В детском лагере Светочка и Наденька были в одной группе и их считали сводными сестрами, так как к ним приезжали одни родители. Их сплоченность, порядочность, организованность вместе с чувством справедливости и доброты вызвали уважение детей; скоро сестры стали в группе арбитрами по всем вопросам. Так что Светочка и Наденька вернулись домой довольные отдыхом.
Андрей Борисович для совместного отдыха выбрал Алушту, по его словам, здесь спокойнее, дешевле и легче было найти гостиницу. Он заказал два полу-люкса в туристической базе «Алушта», а также подобрал маршруты экскурсий.
 
Номера Карины и Андрея были расположены на одном этаже. Жили они как две дружеские семьи: вместе завтракали у Карины в номере, ходили вместе на пляж, обедали в каком-либо предприятии питания, вечером была прогулка и ужин в кафе или в номере. Рынок и магазины были близко, обычно за молочными продуктами и свежими овощами утромходил Андрей Борисович. Отдых проходил интересно и спокойно.
Однажды Карина заметила, что девочки на пляже что-то обсуждали, но при ее приближении замолчали. Такое их поведение продолжалось и в течение дня. Вечером во время прогулки они шли сзади, тогда, как обычно они предпочитали идти впереди и выбирать маршрут прогулки. Карина тактично ничего не спрашивала, она предпочла подождать, пока сочтут нужным поставить ее в известность.
Вечером следующего дня девочки предложили зайти в кафе. Там Светочка проявила неожиданную активность в заказе:
– Карина, я предлагаю вам с Андреем Борисовичем заказать вино?
– Почему вдруг? – удивилась Карина, хотя они иногда в обед пили вино, но сейчас его почему-то предложила Светочка.
– Сегодня мы перешли экватор нашего отдыха здесь – все хорошо, желательно, чтобы и следующая половина оставила только приятные воспоминания. Мы хотели бы к вам присоединиться – ты же разрешаешь иногда нам чуть-чуть вина.
– Светочка, я удивлена твоей инициативе, но повод стоящий. Андрей Борисович, закажите, пожалуйста, что-то из того, что мы уже пили и подходящее для наших детей. Хотя, видите, – какие они взрослые! Вы, наверное, об этом шептались.
– В частности, остальное я расскажу после.
Когда принесли вино и заказанные блюда, Андрей Борисович разлил вино и собрался сформулировать, как мужчина, обозначенный тост, как вдруг встала с бокалом Наденька.
– Простите меня за смелость, Карина Анатольевна и папа, а еще больше за то, что я скажу – это вторая половина нашего заговора. – Карина замерла в недоумении. – Мы очень довольны вами! Вы нам создали семью. Сказать вам об этом должна именно я по причинам, которые и так понятны. Света меня привела к пониманию ценности ваших усилий, доброты, любви. Она нашла новых родителей, а я в лице вас, Кариша, обрела близкую женщину, которая может стоять рядом с папой, – дальше Наденька не смогла говорить, у нее потекли слезы….
Карина встала, обняла ее и поцеловала, что сделала впервые.
– Наденька милая, спасибо тебе за мою оценку! Ты моя вторая дочечка!
– Надюша, дорогая, как ты выросла! Для меня самый дорогой подарок – видеть тебя такой взрослой, умной, – медленно произнес Андрей Борисович, нежно глядя на Наденьку.
– Карина, Андрей, вы ничего не поняли! Она согласна на ваш брак, мы хотим быть одной семьей! – выпалила Светочка.
Все молчали. Оба взрослых смотрели на детей, потом перевели взгляд друг на друга. Молчание нарушил Андрей Борисович.
– В странное положение вы нас поставили – меня в первую очередь. Мужчина должен делать предложение женщине, а ты, Надюша, даже не поинтересовалась моим мнением.
– Папочка, но я знаю, что ты думаешь в первую очередь обо мне, а я чувствую, насколько тебе приятна Карина. Ты это скрываешь. Но я тоже ее полюбила, я хочу, чтобы ты был счастлив. Мои наблюдения подсказывают, что ты для Кариши – больше, чем друг, но она бережно относится к моим детским чувствам. Как ты сказал, я выросла и больше понимаю. Вы были бы хорошей парой, и я имела бы маму, а Света – папу.
– Милые девочки, вы все за нас решили…, но мы никогда с Андреем не обсуждали такую возможность. Он очень деликатный. Так что вы застали нас врасплох. Правда, Андрюша? – неожиданно вырвалось у Карины. – Главное, мы никогда не предполагали вас разъединять. – И посмотрев на улыбающегося Андрея, продолжила, – Спасибо за предложение, мы обсудим. А сейчас, раз вино налито, я с удовольствием выпью за Светочку и Наденьку, за то, что вы такие разумные, тактичные, заботливые, с благодарностью вашим родителям, которые вас так воспитали!
В продолжение ужина девочки поделились течением прошедших закулисных переговоров. Андрей с Кариной вели между собой разговор тоже на эту тему, старались говорить в шутливом, несерьезном тоне, так как, по-настоящему, она требовала интимного обсуждения. После первого тоста вино пили только взрослые, но вдруг Андрей налил немного вина в бокалы девочек и произнес:
– Мы обещаем, что в ближайшие дни дадим вам ответ на поступившее предложение. Выпьем за положительное решение! – шутливо закончил он.
– Даем вам сутки, – в таком же духе сострила Светлана, – управитесь?
– Пожалуйста, не ставь сроки – такие вопросы не решаются быстро. Но все же, выпьем!
Из кафе домой девочки пошли, как всегда, впереди, предоставив взрослым приличную дистанцию для беседы.
– Кариша… Я могу тебя так называть?
– Ну, конечно. Чем бы это история не закончилась, мы не имеем права быть официальными – девочки хотят других отношений, – ответила Карина.
– Ты понимаешь, исполнить их желание можно одним путем. Это – фантастическое счастье для меня! Я не мог даже думать о тебе, как о будущей жене. Мое желание состояло только в том, чтобы выучить Надюшу, отдать замуж и работать.
– У нас была хорошая дружба, а дружба отличается от любви тем, что ею невозможно заниматься. К дружбе привыкаешь, и она в другую форму отношений может перейти или по расчету, или в результате какого-то экстраординарного события. Любовь – это вспышка, она возникает в сердце, и ею управлять невозможно. А секс без любви – так называемый, дружеский секс – это желудевый кофе.
– Я согласен с тобой. Но нельзя уж так безоговорочно утверждать отсутствие связи любви с мышлением. Оно через мораль удерживает от сексуального влечения к малолетней, супруге друга, прости – к начальнице. Спонтанная любовь возникает на ограниченной базе приятных чувственных впечатлений с желанием большего познания объекта. Часто эмоциональная составляющая играет незаслуженную роль в формировании отношений. Возникающая в таких случаях любовь не является прочной.
А есть любовь, возникшая в результате более глубокого раскрытия человека – его характера, взглядов, поведения, интеллекта, остается только позволить себе близость с ним. Так иногда развиваются отношения с коллегой и даже с женой друга, когда понимаешь и, главное – знаешь, что лучше ее для тебя никого нет. Правда, здесь нужна большая смелость, чем сделать предложение девушке, с которой встречаешься. Любовь на базе знания, как правило, – прочная, а острота любовных отношений идет по восходящей, в отличие спонтанной любви.
– Откуда у тебя такие глубокомысленные выводы по столь деликатному вопросу? Насколько я знаю, у тебя небольшой опыт в любви – только жена.
– Карина, я мог бы ответить как кот Матроскин: «А мы еще и шить умеем!» – у меня есть голова и интеллект. Ты знаешь меня как специалиста и чуть-чуть как человека. Мы ограниченно общаемся только год, и я не считал необходимым раскрываться перед тобой – я не видел цели, а хвастаться я не люблю. Ты ведь не знаешь, что я читаю, какие у меня интересы, увлечения.
– Андрей…. Прости меня! Я, действительно, тебя мало знаю.
– Я – тоже. Но вокруг тебя мне видится ореол…. Может быть потому, что у меня был ограниченный круг общения с женщинами….
– Ты выразил правильные мысли, только мы оба не знаем, как применить эту теорию к нашему случаю. Давай разойдемся до утра, а там посмотрим, какие появятся идеи.
 
Однако мысли не давали уснуть. Карина понимала положительные стороны совместной жизни с Андреем, однако представить себя в постели с ним – не могла. Хороший мужчина и, возможно, хороший в сексуальном плане, но – как Андрей Борисович может стать сексуальным партнером? Было такое ощущение, что обстоятельства совершают над ней насилие. «Почему у тебя такой протест – ведь ты так просто, даже с удовольствием, легла в постель с Виктором Степановичем! – задала себе вопрос Карина. – Потому что я его считала только сексуальным партнером. – Не совсем…у тебя была и другая цель. – Да, я примеряла на себя роль его жены. – Вот видишь – ради цели! А сейчас ты считаешь, что цель насилует тебя? Знаешь, ты лукавишь, ссылаясь на трудность превратить дружбу, понимаешь, – настоящую дружбу – в супружеские отношения, в данном случае ради прекрасной для тебя и дочки цели!»
Карина поняла, что действительной внутренней причиной ее сопротивления является Анатолий – светлая память о пережитой прекрасной любви. Печально…она не рассталась с ним. «Но ты же прогнала его – забудь, иначе он тебе не даст жить! Забудь, и ты на сложившуюся ситуацию посмотришь другими глазами! – Не могу…. – я женщина. – Теперь ты еще и мать, ты отвечаешь не только за себя. Соберись! Ты же можешь быть решительной! Вспомни, как ты сумела выйти из жизненного тупика, как у тебя хватило силы принять правильное решение с Анатолием, да и много других правильных решений! – Дай собраться с силами!» – завершила, засыпая, этот трудный диалог сама с собой Карина.
Утром Андрей принес с рынка не только продукты, а и гладиолусы – огромные, всевозможных цветов, они выглядели чрезвычайно празднично. От стука двери Надюша проснулась:
– Ух, какой красивый букет! Это Карине?
– Конечно, ты же разрешила – вот я и веду себя как любящий мужчина. Но… – это шутка, мне хочется сделать ей приятное, чтобы Карина ощутила праздничность сегодняшнего дня. Вчера я не смог отреагировать должным образом.
– Папа, а ты ее уже любишь?
– Что значит – любишь? Любовь бывает разная, Карину я и раньше любил, но – как чужого человека.
– А теперь она стала своей, близкой?
– Нет, Надюша, переход к близости… бывает не простым, иногда ее вообще не бывает: люди живут, надеясь, что близость придет, а ее нет. Теперь все зависит от Карины.
– Мы… со Светой вам поможем.
– Как это?
– Посмотришь, все будет хорошо!
Надюша отнесла продукты Карине и вернулась, сообщив, что можно идти завтракать.
Приняв гладиолусы, Карина не сдержала удивления:
– Ты идешь традиционным путем. Говорят, что ухаживание мужчины начинается с момента, когда он начинает тратить деньги.
– Вот и пусть этот день тебе запомнится, как день моего признания в любви. А вообще, я хочу выразить философию жизни – в букете каждый цветок имеет свою индивидуальность, но только вместе с другими создается восторженная утонченность, совершенная красота.
– Андрюша, спасибо! – и поцеловала его в щеку. Это произошло впервые.
Девочки, внимательно наблюдавшие за сценой, зааплодировали.
Завтрак прошел как обычно, с тем отличием, что взрослые называли друг друга по имени. Когда Андрей с Надей ушли собираться на пляж, Светочка вдруг спросила:
– Карина, тебе не нравится Андрей?
– Нравится.
– Почему же ты так сдержанна по отношению к нему?
– Светочка, мы с тобой как-то говорили о разных отношениях мужчины и женщины – в любви они должны иметь высшую степень чувственности. Ты уже стала женщиной и тебе тоже придется решать – позволить секс с данным мужчиной или ты должна желать его. Да, я могу позволить, но я хочу желать! Думаю, моя история научит тебя многому.
– Но ты сама мне говорила, что первое впечатление бывает обманчиво. Я помню, ты сказала: «Любовь начинается не когда нравятся достоинства, а когда прощаются недостатки». Я вижу, что перед тобой барьер, который ты не можешь убрать. Карина, извини меня, что я вмешиваюсь в проблему матери, но теоретически я уже взрослая, и я очень-очень хочу видеть тебя счастливой.
– Ты видишь – у нас почти семейные отношения.
– Семейными они станут тогда, когда ты с Андреем будешь спать в одной комнате, я с Надей – в другой.
– У меня нет альтернативы Андрею,… по-видимому, так и будет.
– Кариша, дорогая! Мы стали активизировать вас потому, что только во время отпуска может быть достигнут контакт между вами, а дома вас разъединят служебные отношения.
 
Обдумывая на пляже этот разговор, Карина восхищалась умом Светочки и близостью, которая установилась между ними за год.
Пути сближения с Андреем она решила не обсуждать, а перейти к общению близкому к супружеским отношениям. Пока это была игра без внутреннего наполнения, и Андрей последовал ее стилю поведения. Эта внешняя близость была принята девочками с удовлетворением.
Однако игра в супругов продолжилась и на следующий день, и девочки быстро поняли истинный характер отношений. Карина на пляже заметила, что они опять стали шептаться. «Возможно, опять что-то замышляют, – потом узнаем», – предположила Карина.
После обеда к вечеру опять пошли на пляж. Девочки любили баловаться в воде, поэтому они обычно купались отдельно от взрослых, Карина и Андрей всегда по очереди следили за ними. В этот раз Карина видела, как они вышли из воды, но Наденька почему-то пошла вверх на набережную, а Светочка к ним.
– Карина, дай, пожалуйста, денег – Надя хочет купить мороженное, и пошла занять очередь. Вам покупать?
– Да.
Через минут десять Светочка пришла с мороженным.
– А где Надюша? – спросил Андрей.
– Она встретила в очереди Ларису из ее класса и осталась с ней поговорить.
– Тебе не следовало ее оставлять одну – ты старшая и таким образом отвечаешь за нее.
– Но я боялась, что растает ваше мороженное.
Прошло время, достаточное для общения, а Надюша не появилась. Тогда попросили Светочку сходить за ней.
– Ее там нет, – вернувшись, заявила она.
– А ты посмотрела вокруг? – встревожилась Карина.
– Конечно.
– Света, ты не знаешь, откуда Лариса пришла покупать мороженное?
– Не знаю.
– Тогда, Андрей, – иди, ищи Наденьку на пляже в той стороне, а я пойду в эту сторону. А ты, Светочка, оставайся на месте, чтобы встретить ее, когда она появится.
Через какое-то время пришла Надя:
– Ну, как здесь?
– Видишь, – плохо. Пошли тебя искать…. Ты слишком задержалась. Когда они теперь вернутся, и в каком будут состоянии?
– Карина расстроилась? – обеспокоенно спросила Надя.
– Очень, это она решила искать тебя.
–◦Давай двинемся навстречу им, чтобы быстрее сообщить о моем появлении; я – навстречу Карине, ты – навстречу Андрею. Я хочу сама показаться ей.
Первыми вернулись на свое место Андрей со Светой, – они молчали. Через некоторое время они увидели Карину и Надю, которые шли, взявшись за руки, их лица были заплаканы. Андрей встретил Надю с возмущением:
– Мне рассказала Светлана, что ты была у Ларисы дома. Как ты могла пойти к ней, не поставив нас в известность?
– Не ругай ее – она уже извинилась передо мной, – стала защищать ее Карина, – у нее еще заниженное чувство ответственности, она еще ребенок.
– Папа, я думала – только посмотрю, где живет Лариса.
– Хотя Карина тебя простила, я не прощаю – у меня для этого есть основания. – Андрей догадался, что случившееся как раз представляет событие, обещанное Надей для сближения взрослых.
– Ты призналась Карине? – прошептала Света Наде.
– Нет.
– Я думаю, что наши дочки сделали нужные выводы, и подобное разгильдяйство больше не повторится. Предлагаю зайти в кафе и выпить «за укрепление дружбы» между членами семьи.
Этой фразой Карина фактически обозначила себя членом семьи. Однако в кафе это определение не прозвучало более четко. Карине казалось, что в этом нет даже необходимости – никто не будет называть ее мамой, хотя такую роль за ней признали. Другое дело Андрей – он должен точно знать, жена она ему или только – подруга Карина. По дороге в гостиницу она сказала:
– Андрюша, думаю, ты понял, а сейчас я говорю тебе прямо – я согласна быть твоей женой.
– Я рад это слышать, но…. Мне трудно озвучить мою мысль – я не хочу тебя обидеть…. Пойми, Кариша, она появилась у меня после твоих колебаний. Короче, скажу так – наша будущая жизнь будет более надежной, если ты будешь желать стать моей женой, а не соглашаться в силу сложившихся обстоятельств.
– Так оно и есть, – перебила его Карина.
– Подожди, я закончу мысль, и ты меня поймешь. Ты не можешь меня желать, потому что меня не знаешь. Мы – взрослые люди и знаем, какое значение для супругов имеют сексуальные отношения. У тебя есть определенное представления о них, и будет печально, если я не буду им соответствовать. Я не имею в виду какие-то недостатки – просто не такой!
– Андрюша, я с удивлением слушаю тебя!
–◦Возможно, это мои «завихрения», но они не глупые. Раз ты готова стать моей женой, то в ближайшее время будешь со мной спать – попробуй это раньше. Молодежь теперь так и делает. Ты же знаешь – я в своих действиях всегда последователен, чтобы исключить ошибки. И еще раз – прости, милая Кариша, за это условие. После его выполнения ты еще раз повторишь свое согласие или мы найдем другой вариант отношений.
– Хорошо, мой муженек, – днем раньше, днем позже – так пусть удовольствие будет раньше, – пошутила Карина, повернулась и уверенно поцеловала его губы. – Я – твоя!
 
На следующий день Андрей купил два билета на концерт группы «Машина времени», которая после Ялты, давала концерт в Алуште.
– Девочки, я купил вам билеты на концерт, о котором вчера мы говорили.
– А вы не пойдете? – спросила Света.
– Нам сейчас приятнее побыть вдвоем, – прямо ответил Андрей, учитывая, что они достаточно взрослые, чтобы понять новоиспеченных молодоженов.
Пустив к себе в душу семью, Карина естественно приняла и мужа в лице Андрея, а соответствующие интимные отношения она принимала уже как следствие. «Но можно с них начать – так даже интереснее, да еще в гостинице! В этом есть элемент озорства, приключения. В то же время, события развиваются как-то непоследовательно – не было соответствующей прелюдии к постели. Вот сейчас зайдет Андрей, и….» – представила себе Карина.
И он зашел. С букетом роз чайного цвета. Стал на колени и протянул букет:
– Моей прекрасной жене!
– Андрюша, тебе не к лицу стоять на коленях – я хочу, чтобы ты был главой дома.
– А я с просьбой – прими меня в свое лоно!
–Конечно, дорогой! Вставай!
Он поднялся, прижал ее к своей груди и, опустив голову на ее плечо, прошептал на ухо:
–Какое упоительное чувство – ощущать твое тело, нежную упругость грудей, оказаться в волнах волос! Мне необходимо вобрать в себя реальность твоей плоти!
– Дорогой, у нас, к сожалению, только два часа…
– Дай мне тебя раздеть… стоя.
Андрей медленно снимал с Карины одежду. Когда она сталась только в лифчике и трусиках, он отошел, любуюсь ее фигурой – как ходят вокруг понравившейся статуи – а затем быстро скинул с себя одежду и обнял Карину. Его руки скользили по ее спине, пояснице, ягодицам. Расстегнутый лифчик освободил груди, и сосочки соприкоснулись с бархатом его груди. Это возбуждало, но еще больше Карину возбуждало восхищение нею Андрея. Она наслаждалась чувством собственной красоты, которое передалось ей от него – от его нежных слов, ласкающих мужских рук, осторожных касаний тела. Благодарная, она прильнула к его губам…
Восторженность Андрея в постели возросла. Он относился к телу Карины как к драгоценному кладу – брал из него один предмет, любовался им, целовал, игрался – затем доставал следующий. Андрей давно не был с женщиной, но это не привело к неудержимому желанию обладания нею, а наоборот – он наслаждался Кариной, как сноб наслаждается новым хорошим коньяком, задерживая во рту маленький глоток, чтобы лучше запомнить вкус и необыкновенное ощущение.
От переживания за правильность действий и избытка чувств у Андрея дрожали руки. Карина не представляла такого трепетного отношения мужчины к женщине, обычно природа наделяет мужчину властным типом поведения. Карина растворилась в волшебных ласках Андрея – она потеряла ощущение тела, стала какой-то чувственной субстанцией. Но вдруг эта субстанция стала электризоваться, ее заряд все возрастал, возрастал – только одно прикасание – и будет разряд. И Андрей его осуществил… Ток прошел по телу…, потом еще более слабый разряд…
Придя в себя, Карина, прежде всего, подумала – насколько прекрасный момент она пережила, и теперь он может повторяться и повторяться. Даже больше – вместе с умиротворением души у нее появилось чувство спокойствия за будущее – она теперь не одна! Ею вдруг овладела радость – в одно мгновение она перевернулась на Андрея и прокричала, многократно его целуя:
– Я хочу за тебя замуж! Да, да, да!
– Моя милая Каринка! Я счастлив! – И притянул ее к груди.
Но озорничать у них не было времени – должны прийти дети, и Андрей ушел в свою комнату.
Утром во время завтрака Карина сказала:
– Дорогие мои доченьки, я выхожу замуж за Андрея Борисовича! Теперь он принимает на себя обязанности отца Светочки, а я – матери Наденьки. Вы – сводные сестры – мы дома это узаконим. Не обращайте внимания на эти подробности, они нужны, чтобы вы стали законными сестричками.
Девочки зааплодировали и бросились целовать Андрея и Карину.
– Оставшиеся три дня мы будем жить по-семейному: Светочка – с Наденькой, а мой муж – со мной. Должна сказать, что вы не должны изменять обращение к нам – мне известна семья, где родные дети обращаются к родителям по имени. Важно лишь отношение.
Эти три дня сделали отпуск сказочным. Насколько прекрасно усыпать и просыпаться, прижавшись к теплому телу мужа. Когда Карина ложилась в постель, все, кроме него, прекращало существовать – никаких мыслей – только любовь! «Такое спокойствие души! Я не чувствовала его много лет. Странно, не секс, а именно покой стал главным достоинством моей жизни с Андрюшей. В нем все – и мужчина, и глава семьи, и нянька, и друг, и администратор», – Карина еще плотнее прижалась к мужу.
 
Вернувшись из отпуска, Андрей переехал к Карине, и дом ожил – он стал полноценным гнездом большой семьи, как планировал Сережа. Процедура регистрации брака прошла тихо – только в присутствии Зои с мужем, чтобы не травмировать чувства Наденьки и не вызывать нежелательной молвы в отношении быстрого брака Андрея. На работе Карина решила все же прямо на планерке сказать о своем замужестве: «Оно никоим образом не изменит наши рабочие отношения – возможно, только я буду более требовательна к Андрею Борисовичу, а он будет более добросовестно относиться к своим обязанностям. Мы не должны быть дурным примером».
 
В конце сентября отметили день рождения Карины – ей исполнилось сорок лет. Хотя принято эту дату не отмечать, но для неё этот день оказался самым замечательным праздником за последние несколько лет. Вопреки возрасту Карина по духу ощущала себя как в известном выражении – 20-летней девушкой с 20-летним стажем. Был хороший семейный ужин, который подарили ей дочери. Они попросили задержаться родителей на работе, и встретили их накрытым столом; венцом их кулинарного мастерства была утка по-боварски и собственный торт. Карина осознала, насколько это прекрасно, что судьба подарила ей девочек – с мальчиками она не смогла бы чувствовать такую близость.
 
Жизнь шла. Конечно, возникали проблемы – и на работе, и дома. Но они носили преходящий характер, и всегда им находилось решение, которое искали вместе. «Насколько легко выстроились отношения с Андрюшей – в доме у каждого своя сфера ответственности, где мы полностью доверяем друг другу. Может быть, поэтому у нас нет столкновения мнений, но советуемся мы с удовольствием. По-видимому, это следствие уважения друг друга, – оценивала Карина итог прожитых совместно двух месяцев. – И я не чувствую себя в доме главой! На работе я – руководитель, возможно, поэтому в доме эту роль я отдала ему. У меня такое чувство, как будто я боролась с бурным потоком, пытаясь вырваться на спокойную воду, а теперь я не только добралась до нее, но могу выйти на берег. Я устала плыть! Я – на берегу! Буду ходить босыми ногами по песку, лежать, вечером всей семьей сидеть у костра и смотреть на звезды…. Ну, не надо – ты не такая уж лентяйка! А вот следующее лето, действительно, следует провести где-нибудь в подобной экзотической обстановке: мы – и природа!»
 
Приближался Новый год. Вместе обсуждали, как девочкам провести каникулы. На работе это время тоже является сложным. За такими заботами Карина уже не вспоминала предновогодние дни два года назад, когда она встретила Анатолия – она его выбросила из памяти, как и всю прошлую жизнь. Так легче жить.
После праздника Карина решила посмотреть, кто поздравил ее по электронной почте. И вдруг она увидела письмо с адресом Анатолия! «Вот это удивительно, что-то неординарное – наверное, женился. И тема сообщения странная – судьба!
– Уважаемая Карина Анатольевна…
– Чего он так?… Подпись странная – Игорь….
– Пишет Вам близкий друг Анатолия – я тогда был на Чегете. Вынужден Вам сообщить о его гибели в результате несчастного случая на горнолыжном курорте в Чехии.
– Боже мой! – еле сдержала крик Карина.
– Вы знаете о нашем обычае встречать Новый год в горах. Гибель произошла совершенно нелепо, подробности Вам не нужны. Спасти его не удалось. Прежде, чем его покинула жизнь, он попросил меня из его почтового ящика, чтобы Вы обязательно прочитали, послать такое сообщение: «Он любит Вас, желает счастья и надеется на встречу с Вами в Вечности! Так решила Судьба»
– Как же так!!! Он не смог меня забыть!
– Для нас это большая потеря. Анатолий много работал, закончил докторскую диссертацию, осталась только защита, но в личной жизни продолжал быть с Вами. По Интернету он следил за работой Вашего предприятия. Мне неприятно Вас расстраивать, но я обязан выполнить просьбу Анатолия.
Он всегда будет с нами.
               Игорь.
«Что же это такое? Как же так? – От отчаяния Карина потеряла возможность мыслить, еле сдержала крик и слезы. – Если бы я была рядом с ним, этого не случилось! Возможно, мы вообще встречали бы Новый год в другом месте! Я убила его! – Нет, Карина, ты видишь, Игорь написал – «Судьба». Так и есть! Ты потеряла Анатолия, но нашла и сделала счастливыми двух дочек, – говорил ей разум. – Ну почему что-то достается через потери? – Судьба!..»
Все же Карина не могла укрыться от угрызения совести за ссылкой на судьбу. Что-то неприятное постыдное скользкое обнаружила она в душе. «Прогнав Анатолия, ты скорее думала о своем покое, чем о его жизни, примитивно прямолинейно распорядившись его судьбой. Кто тебя наделил правом считать, что только твое мнение правильное? Наверное, эта уверенность пришла с должностью. Помнишь, насколько лояльнее ты раньше относилась к людям? А теперь в тебе незаметно поселилось высокомерие. И судьба Анатолия роковое следствие твоего перерождения! Проявила твердость характера, сыграла в Виолетту! Та хоть сама пострадала!» – выносила ей жестокий приговор совесть. – Толенька, прости! Ведь мы непременно были бы счастливы – может быть недолго, а может быть навсегда! Теперь я, правда, на берегу, а тебя поглотила река.
Карина не могла показать Андрею свое состояние, поэтому, сославшись на сильную головную боль, выпила снотворное и уснула.
 
 

© Copyright: Анатолий Толкачёв, 2013

Регистрационный номер №0151210

от 4 августа 2013 года.

(Visited 64 times, 1 visits today)
12

Автор публикации

не в сети 20 часов

Элина

9 516
"Красота в глазах смотрящего"
44 года
День рождения: 06 Февраля 1974
flagРоссия. Город: Москва
Комментарии: 1935Публикации: 135Регистрация: 23-09-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Почётный Литературовец
  • Активный комментатор
  • Активный автор
  • бронза - конкурс ДЕБЮТ
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • симпатия - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА

11 комментариев к “Карина ( из моего блога » Избранное»)”

    1. Дорогой Юрочка! Большое спасибо , что прочли повесть! Благодарю за прекрасный отзыв ! Очень рада , что Вам понравилось!

      С теплом , Элинка.

      2
  1. Интересная повесть, со множеством событий и душевных переживаний. Правда, читать такой объём сразу сложно, лучше разбивать. Но, главное, она посвящена тебе, Элиночка, что рождает особый интерес.

    0
    1. Дорогая Сашенька! Такой объём прочитать  сложно, я согласна. Я не стала разбивать, оставила всё, как создал автор.

      Мне нравится , как пишет Анатолий, у него отличная проза.

      Я очень благодарна тебе , Сашенька, за отклик на это произведение.Мне   очень  интересна была твоя оценка.

      С уважением и любовью, Элинка.

       

      2
  2. История драматическая, трагическая и где-то даже мистическая В некоторых эпизодах даже хотелось убить то Карину, то её мужчин. Вообще, если это посвящение тебе, то очень оригинальное, хотя мне думается и я не хочу говорить за всех, а только за себя, не этично с моей стороны судить произведение, посвящённое тебе. Достаточно просто сказать то, что ты хотела бы услышать: Мы в восхищении laughlaugh

     

     

    2
  3. Большое спасибо , дорогая Кариночка!  Огромное спасибо , что прочитала! Мне это произведение  посвятили после написания.

    Я считаю Анатолия Толкачёва хорошим прозаиком! Благодарю за прекрасный комментарий!Мне приятно, что эта повесть  тебе  понравилось!Очень оригинально получилось ,  она названа твоим именем.

    С уважением и теплом, Элинка.

    2
    1. Элина, посвятила чтению весь вечер! Я не обратила внимание на имя автора с самого начала —   так была захвачена сюжетом. Начало было интригующим. Но, когда дошла до сцен близости, сразу стало понятно, что творил мужчина.  Это было шито белыми нитками! Я не критик, от комментариев, конечно же, воздержусь, тем более автор посвятил это повествование Вам, Элина!   

      0
      1. Милая Наташенька! Большое спасибо за прочтение! Это один хороший автор из Харькова, которого я знаю по сайту ХВ , посвятил мне своё ранее написанное произведение.Он со мной, тогда еще не общался , но почему-то подумал , что я должна быть похожа на Карину.Но я совсем другая, просто приятно , что посвятил.
        Благодарю за внимание, поддержку и участие.
        С теплом и уважением, Элина.

        2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *