Деловой брак звучит лучше, чем фиктивный

Эту пару я заметила давно — мы частенько сталкивались у касс в Таргете. И каждый раз, наблюдая за ними, удивлялась причудливости судьбы. Она — невысокого роста, худенькая, миловидная и он — весьма тучный, с тросточкой. «И у них любовь», — вздыхала моя младшая сестра, находящаяся в перманентном поиске свой второй половинки. Однажды мы столкнулись в буквальном смысле слова — наши тележки зацепились колесиками. И родное «ой» выдало в женщине русскую натуру. Мы разговорились и даже заболтались. Через неделю, снова увидев друг друга в супермаркете, обнялись как давние друзья и решили выпить по чашечке кофе. 

Оксана, так звали мою новую приятельницу, жила в Америке уже два года. Приехав сюда из Волгограда вместе с мамой в гости к маминой подруге, была так очарована Америкой, что однажды за ужином воскликнула «как хорошо бы здесь остаться и жить!». Мамина подруга Алена посмотрела на нее внимательно и произнесла: «Надо искать тебе мужа».  А в Волгограде Оксану ждал парень — они познакомились в институте и встречались вот уже пять лет, а предложения руки и сердца все не было. Они расходились и сходились, ссорились и мирились. Не то, чтобы Оксана любила его, Олег был хорошим — не пил, пытался найти работу, то тут подрабатывал, то там. Иногда Оксана задумывалась о том, какая ожидает ее жизнь с Олегом: вечное безденежье, кредиты, сплошное выживание, а ведь ей всего 25! 

Как-то мама в разговоре упомянула, что ее подруга Алена приглашает ее погостить в Америку, но вот страшно ехать одной — английского мама не знала и страшно боялась попасть в какую-то историю. Вот и поехала Оксана вместе с мамой в Сент-Луис, штат Миссури, надеясь, что за полгода Олег соскучится настолько, что с предложением тянуть не будет. Америка ошеломила ее. Все как в любимых фильмах: домики, газоны, машины у домов, широкие трассы. Такая далекая, знакомая лишь по сериалам, жизнь, стала вдруг такой близкой, такой реальной. Неделю Оксана бродила по улицам Рок хилла, жилого района Сент-Луиса, представляя себе, что живет в одном из домов, например, по Хадсон авеню. Это ведь не тоже самое. что жить на Автозаводской. Мамина подруа живет здесь уже десять лет. Вышла замуж за Билла, владельца местной лавки хозяйственной утвари, получила гражданство и, судя по всему, весьма довольна. 

— Надо искать тебе мужа, — повторила Алена. — и побыстрее. У тебя виза всего на полгода, так что единственный выход — фиктивный брак. 
От этих слов повеяло каким-то холодом. И потом, есть ведь Олег. А есть ли? За пять лет он так и не сделал ей предложения, может вообще не сделает. А здесь… Вот если найти какого-то мужчину, мало ли какие обстоятельства в жизни у человека. Пожить с ним пару лет, получить гражданство, а потом можно и любовь искать. И жить вот тут, на Хадсон авеню, в просторном доме. 

Идея выдать Оксану замуж в Америке захватила всех. Алена внимательно изучала свое окружение — вдруг найдется какой нуждающийся в деньгах холостой местный житель. Билл, муж Алены, прикидывал, есть у него холостые знакомые. Поначалу Оксана штудировала сайты знакомств, увидев это Алена только руками всплеснула: «Милая, этим будешь заниматься после развода! А сейчас нужен просто подходящий мужчина. Подходящий не тебе, а под требования».

Так Оксана выяснила, что фиктивный брак — это сделка, за которой стоят деньги. Деньги, которые надо заплатить будущему фиктивному мужу за то, что он, женившись на тебе, даст возможность получить грин-карту по свидетельству о браке. На вопрос «сколько нужно денег», Алена ответила уклончиво: «по-разному. Вообще 20-30 тысяч, но если найти какого безработного холостого, то можно поторговаться». Звучало, конечно, не сильно привлекательно. Но ведь это сделка — стороны не испытывают друг к другу никаких чувств, просто договор. У нас товар, у вас купец. 
Как-то Билл привел на ужин одного из своих постоянных покупателей. 56-летний американец с большим животом и гнилыми зубами. Как оказалось, у него весьма нетрадиционная ориентация и все свои деньги он тратил на развлечения с молоденькими мальчиками.  Был практически изгнан из дома Аленой, которая потом устроила разнос своему мужу:
— Нет, ну ты кого привел? Они же собеседование не пройдут! Тут даже дураку ясно, что брак фиктивный.

Так Оксана узнала еще один щекотливый момент фиктивного брака. На собеседовании, на котором будет решаться судьба ее грин-карты, нужно выглядеть любящей парой. И не только выглядеть. Нужно знать все-все о своем «муже», но и предоставить неоспоримые доказательства семейной жизни. Совместные фотографии с семейных торжеств, поездок, обыденной жизни. Да и знать нужно хорошо свою половинку. Например, офицер может спросить мужа, где в вашем доме стоит мусорное ведро. И если муж не ответит, возникнут подозрения, а живет ли он вместе с женой в одном доме. Или спросят ее, какого цвета зубная щетка у ее мужа, а она и знать не знает. И все, прощай мечты. Тогда не поздоровится обоим – псевдомужа упекут в тюрьму и накажут штрафом в четверть миллиона, а ее помаринуют несколько месяцев в тюрьме и депортируют из страны. Собеседования проводят отнюдь не добросердечные тетеньки из социальной службы, а вполне себе опытные следователи, у которых на ложь и обман нюх.  

Вообще, осведомленность маминой подруги в вопросах фиктивного брака, наводила на мысль, что все это позналось на собственном опыте. Так и оказалось. Алена заключила сделку с Биллом, который десять лет назад еле-еле сводил концы с концами и уже раздумывал не продать ли хиреющий бизнес и уехать в другой штат. Алена отдала ему все свои сбережения, тысяч 20 долларов, продав свою однушку в Волгограде. Через несколько лет получила грин-карту. Вот только разводиться передумала. Билл оказался вполне приличным человеком, не пил, не терроризировал новоиспеченную жену (а сколько таких браков заканчиваются тем, что муж шантажом выманивает у жены деньги, грозясь все рассказать властям!). Время от времени Алена позволяет себе тайные романы, «для души», как она говорит, стараясь, чтобы муж об этом ничего не узнал. А муж, ну что муж… В доме чисто, обеды вкусные, рубашки выглажены. Многие его приятели, женатые на американках, этим похвастать не могут. Так они и живут уже десять лет вместе. 

Поиски мужа для Оксаны затягивались. В основном, по финансовым причинам. Можно было, конечно, договориться о том, что Оксана будет частями отдавать деньги, но это очень небезопасно. Кто гарантирует, что у американского мужа не возрастет аппетит?  У Билла, мужа Алены нашелся знакомый юрист по иммиграционным делам, который и просветил Оксану.
Например, если муж и жена говорят на разных языках – это признак того, что в грин-карте иностранной жене будет отказано. Если пара не говорит на одном языке, как они могут построить счастливый брак?
Большая разница в возрасте. Конечно, разновозрастные браки не редкость, но вкупе с другими подозрительными моментами и этот может склонить чашу весов в пользу отказа.
Внимательно присматриваются и к разной религии супругов – нужно иметь очень сильные чувства, чтобы ужиться вместе и стать настоящей парой, особенно если религия играет вожную роль в жизни хотя бы одного из супругов. 
Различия в социальном статусе, тайная церемония бракосочетания (когда друзья и коллеги даже не в курсе такого события, а за церемонии свидетелями выступали совершенно посторонние люди), скоропалительный брак,  даже ваш график работы (если вы оказываетесь дома в разное время) – все это может стать решающим для офицера в момент принятия решения. 

Все это заставило Оксану призадуматься, а так ли ей нужен фиктивный брак? С другой стороны, иного способа остаться в Америке у нее нет. А по мере ее американской жизни все сложнее было представить себя в Волгограде, на Автозаводской улице в убитой маминой однушке.  Ей удалось посмотреть и на другую сторону. Гленн, юрист по иммиграционному праву, рассказал ей об одном клиенте, который был счастливо, как он думал, женат на российской женщине. Но ровно на следующий день после получения ею 10-летней грин-карты, она исчезла из их дома, оставив записку «Прощай. Не ищи меня». Ее семья отказывалась даже разговаривать с незадачливым мужем.  Мужчина обратился к юристам из-за опасения, что его брак признают фальшивым, а его самого упекут в тюрьму и наложат крупный штраф.
Нет, сказала себе Оксана, обманывать я не буду. Пусть будущий муж знает, что мне нужен брак для получения грин-карты. Так честнее. 

За два месяца до истечения срока туристической визы нашелся подходящий кандидат. Чарли, 52-летний вдовец, согласился на брак с Оксаной за 15 тысяч долларов. Сначала он запросил 20 тысяч, но Алена добилась скидки взамен на обещание Оксаны ухаживать за своим будущим мужем.  Оксана поначалу не понимала, что значит ухаживать – Чарли не был похож на инвалида, она уже испугалась, что попадет в руки к какому-то тирану. Но оказалось, что ухаживать означало готовить обеды, убирать в доме, стирать, чистить – словом, работа домработницы. Ну что ж. Если иначе никак, придется потерпеть. 

Свадьба была скромной, но с соблюдением всех требований для иммиграционногo офиса.  Далее потянулась рутина: заполнение бумаг и подача заявления, ожидание вызовы на собеседование.  Я пыталась расспросить, как жилось Оксане в первые месяцы ее замужества, но отвечала она уклончиво.  Привыкла. Терпела. 
Накануне собеседования ее знобило. Самый важный момент. Сейчас, на основании их с Чарли ответов, офицер решит, достойна ли она двухлетней грин-карты. За неделю до собеседования они с Чарли проговаривали каждую мелочь:  любимый цвет, любимое блюдо, первая любовь, в каком платье была Оксана на первом свидании, в каком ресторане Чарли сделал ей предложение.  Больше всего Оксана боялась, что офицер что-то заподозрит и разведет их с Чарли по разным кабинетам и будет задавать одинаковые вопросы с тем, чтобы потом сравнить ответы. Но все обошлось – сказалась недельная подготовка. 

Сейчас Оксана на двухлетней, так называемой условной, грин-карте. Два года даются паре для совместной жизни и с целью проверить, является ли брак фиктивным или нет. За три месяца до ее истечения, Оксана будет подавать документы на постоянную. Я спросила ее, что будет тогда с Чарли?
— Разведусь, — коротко ответила Оксана. – Буду жить своей жизнью.  Работать. Долг надо отдать. Чарли через год совместной жизни поставил условие – или я ему пишу расписку на 50 тысяч долларов и выплачиваю их, или он сообщает в иммиграционную службу, что я обманом его женила на себе.
— Не жалеешь, что ввязалась в фиктивный брак?
— Я называю его деловым. Поздно жалеть. Да и хорошо тут. – подумав, добавила:
— Будет хорошо.

(Visited 25 times, 1 visits today)
8

Автор публикации

не в сети 9 месяцев

Светлана Будяк

322
Рижанка. Волею судьбы оказалась в Англии. Прожила там 7,5 лет и решила уехать (не стала Англия мне родной страной). Теперь живу в Праге :)
39 лет
День рождения: 16 Января 1979
flagЧехия. Город: Прага
Комментарии: 44Публикации: 31Регистрация: 03-08-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • номинант - ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО
  • симпатия - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

4 комментария к “Деловой брак звучит лучше, чем фиктивный”

  1. Света, эта история тянет на авантюрный роман) А вообще, я сначала подумала, что действие происходит у нас в Харькове, когда прочитала о "Таргете"…

    4

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *