Сказка восьмая. Вырубка

Публикация в Книге: 15. А.Треффер - Сказки оборотной стороны (славянские мифы, фэнтези)

В качестве иллюстраций использованы переработанные автором фотографии картин русских художников и другие.

На улице мело. Сквозь раздёрнутые занавески в маленький дом заглядывал хмурый зимний день. В комнате напряжённо молчали двое. Угрюмый мужчина расположился в кресле, а его заплаканная  жена вытянулась на диване, устремив глаза в потолок.

Наконец, тяжело вздохнув, женщина поднялась. Сделав шаг, она опустилась на ковёр и, прижавшись щекой к ладони мужа, сказала:

– Аль, милый, я понятия не имею, что на меня нашло. Ты же знаешь, я никогда не была капризной и вздорной, и не думала о тебе дурно. Пожалуйста, скажи, что ты меня прощаешь.

Подняв жену с пола и усадив её рядом с собой, мужчина уверил:

– Конечно, Жанна, я прощу тебе всё: и это, и даже большее, но, родная, что с тобой творится? Ты срываешься не в первый раз. Я понимаю, что твой гнев направлен не на меня, находись здесь кто-нибудь ещё, вероятно, досталось бы и ему, но меня тревожит твоё состояние.

Женщина снова расплакалась.

– Я не знаю, Аль, – твердила она, – я не знаю.

У входа постучали. Пара не сразу поняла, что ручку дёргает вовсе не ветер, и визитёр, не дождавшись отклика, ударил по двери так, что та заходила ходуном.

– Он что, звонка не видит? – вскакивая, пробормотала Жанна.

– Не вздумай открыть, – остановил её Альберт, – мы ведь не знаем, что там за человек.

Послышался новый стук. Выскочив в холл, оба приникли к стеклу, пытаясь сквозь пелену вьюги рассмотреть незваного гостя, а осознав, кто стоит на крыльце, окаменели.

Там топтался огромный бурый медведь. Он поднял лапу, и на металлическую перегородку обрушился очередной удар. Не получивший ответа зверь, не опускаясь на четвереньки, сошёл со ступенек и направился к окну, за которым замерли хозяева. Осклабившись, он поскрёб раму когтем, но, разглядев ошеломлённые, перекошенные страхом лица, отступил и, осмотрев себя, негромко заскулил. В один миг Топтыгин преобразился, превратившись в молодого человека, одетого в добротный тулуп и валенки, а наблюдатели ахнули, опознав в пришельце Велеса.

Щёлкнул замок, и гость со словами приветствия ступил через порог. Пожав руку Альберта, он поцеловал Жанну в щёку и извиняющимся тоном сказал:

– Весь стужень [1] по полям, лесам и весям [2] мишкой бродил, привык и забыл обратиться. Не серчайте.

– Я давно так не пугалась, – нервно улыбнулась женщина.

А муж принял у бога верхнюю одежду. Одёрнув рубаху и пригладив волосы, тот шагнул в комнату. Остановившись перед обрамлённой чёрной лентой фотографией дородного мужчины, снятого в полный рост, он перевёл вопросительный взгляд на  хозяев.

– Это мой брат, – просветила его Жанна.  – Алёша месяц назад скончался от рака.

Велес погрустнел.

– Большинство людей, увы, смертны. И сколько же горя приносит близким их уход.

– Большинство? – вопросил Альберт. – Разве умирают не все?

– И я, – ответствовал собеседник, –  и мои соратники когда-то были такими же, как вы. Но мы совершенствовались и сумели подняться на уровень творцов или, как это называется у вас, божеств. А изменившись, обрели и бессмертие.

Посмотрев на снимок ещё раз, Велес хлопнул в ладоши и оказался одетым в точно такой же костюм, как и человек на фото. Кинув взгляд на своё отражение в зеркале, он удовлетворённо кивнул и, словно не замечая ошарашенных лиц напротив, сел в кресло.

– Значит, – судорожно сглотнув, продолжил развивать тему Альберт, – каждый из нас может стать подобным тебе?

– Да, – подтвердил Велес, –  но таких я видел немного. Люди подвержены страстям и склонны творить зло, а для того, чтобы взлететь, нужно находиться в постоянной, не прерывающейся ни на миг гармонии с самим собой и окружающим миром.  На это способен не каждый.

– Но ведь ты смог, – возразила Жанна. – Как?

– Я просто жил, – последовал ответ, – ничего не просил, не сомневался, никому не причинял боли и… не задумывался о том, что всё могло бы быть по-другому. Конечно, этого мало, но… сейчас к делу. Друзья мои, я пришёл не гостевать, мне нужна ваша помощь.

– Что опять стряслось? – встревожился Альберт.

– Беда, – последовал ответ, – Прошин лес начали вырубать.

Женщина охнула.

– Вот почему через посёлок прошло столько техники, – расстроено сказала она. – Кажется, здесь собираются строить дома для шишек.

– Разве шишки нуждаются в крове? – разинул рот Велес.

– Я имела в виду высоких начальников, – проглотив смешок, исправилась Жанна.

– А-а, человеческих божков, – понял тот.

– Их можно назвать и так, – подтвердил Альберт. – Ведь они, в буквальном смысле, вершат наши судьбы.

Собеседник задумался.

– Мне не хотелось бы обрушивать на их несчастных холопьев всю ярость природы, – наконец, сказал он. – Возможно, есть другой способ…

– Мы попробуем что-нибудь сделать, – пообещал мужчина. – Я обращусь в нужные инстанции, создам петицию и постараюсь собрать как можно больше подписей, но если это не поможет…

– Тогда я применю силу, – поднявшись, произнёс Велес. – Спасибо, Альберт.

Проводив бога, муж и жена вернулись в комнату и, сев у компьютера, начали сочинять текст официального письма.

 

Предприятие Альберта и Жанны не увенчалось успехом. Миновала неделя, другая, но ничего не изменилось. Люди получали ничего не значащие отписки, а работы на вырубке шли полным ходом. И в один из ясных зимних дней Велес собрал военный совет. В знакомой комнате расположились мрачный Прохор, его перепуганная беременная жена, сам Велес и ещё несколько обретших человеческий облик языческих богов.

– Скоро и я, как тот бедолага, отправлюсь в небытие, – подавленно говорил леший. – Или мне с Лёлей придётся в деревню перебраться.

– Не хнычь, Проша, – уговаривал его Велес,  – мы достаточно сильны и всё уладим.

– Предлагаешь устроить разгул стихий? – поинтересовался Даждьбог, [3] с любопытством изучающий ноутбук Альберта. – Так люди давно научились с ними справляться.

– Против настоящего гнева природы им не устоять, – проворчал здоровяк Перун[4], – они даже не ведают, что это такое.

– У нас нет другого выхода, – печально подтвердил Велес. – Но, мыслю, во время сражения многие погибнут, и, в первую очередь, животные. Стоит ли этого один лес?

– Стоит, – прогудел Стрибог [5], – чтобы впредь неповадно было. Мы долго с этим мирились, но…

– Согласен, – решительно заявил Перун, – пора Земле встряхнуться и скинуть тех, кто обращается с ней, как с падчерицей, а не с матерью. Вы посмотрите, что деется: чащобы вырубают, поля жгут, воду грязнят и даже вокруг земного шара…

– Так ты признал, наконец, что планета круглая, а не плоская? – с усмешкой перебил оратора сидящий за компьютером Даждьбог.

Не удостоив того ответом, громовержец продолжил:

– Даже вокруг него накидали сора. Сколько можно терпеть? Ссечь под корень и…

– Да ты что?! – возмутился Велес, – Нельзя этого делать. А их….

Он кивнул на встревоженных  Жанну и Альберта.

–… их и таких, как они, за что наказывать?

– Хм…

Перун почесал в затылке.

– Ну, тогда надо что-нибудь придумать… – неуверенно начал он.

– Зачем же устраивать вселенскую чистку? – робко спросила Жанна. – Мне кажется, вы могли бы вмешиваться в события только там, где творится произвол.

– Э-э, матушка, – возразил Стрибог, – да мы и успевать не будем…

– Она дело говорит, – согласился с женщиной молчавший до этого момента Сварог [6]. – Люди – наши дети: пусть глупые, пусть убогие, но, где ж это видано, чтобы родители чад своих за недоумие кончали. Станем сегодня сражаться здесь, завтра там, а после поглядим.

Наступило молчание.

– Что ж, – поднявшись, заговорил Велес, – идём готовиться. Заутро битву начнём за землю нашу.

Он обратился к Альберту.

– Даю тебе силу, чтобы сородичей своих звериных собрать не по луне, а при свете дневном. Станешь им воеводою.

Мужчина серьёзно кивнул, а бог негромко добавил:

– Жену в лес не пускай, тяжела [7] она.

Он направился к выходу, а приросшие к месту Жанна с мужем опомнились лишь когда дом покинул последний гость. Взявшись за руки, оба сели на диван, и женщина приникла к плечу мужчины.

– Вот почему ты так часто плачешь и сердишься, – счастливо улыбаясь, сказал Альберт.

И Жанна, глаза которой опять были на мокром месте, улыбнулась в ответ.

 

Шёл второй час пополудни [8]. На вырубке, где экскаваторы, вгрызаясь в мёрзлую землю, корчевали огромные пни, а бульдозеры, смешивая комки почвы с сухим снегом, заваливали образовавшиеся ямы, было шумно. Рёв моторов перекрывали доносившиеся из леса жужжание бензопил и треск падающих деревьев. Но миновало полчаса, все звуки, словно по волшебству, стихли, и в наступившей тишине слышались только голоса переговаривающихся людей.

– У нас в России всё через задницу, – досадливо сказал один из рабочих, спрыгивая с подножки самосвала, куда сгружали вывороченные коряги. – И почему бы не начать строительство летом. Дело пошло бы быстрее.

– А куда ты торопишься, Слава? – подойдя, поинтересовался бригадир. – Чем дольше мы тут пашем, тем дольше нам платят. А потом, шут знает, найдём ли мы ещё такой выгодный подряд.

– Хм.

Вячеслав почесал затылок.

– И верно.

Натягивая тёплые рукавицы, он наблюдал, как на открытое пространство выходят лесорубы, спешащие на обед. Внезапно мужчина напрягся и поманил к себе недавнего собеседника.

– Паш, посмотри-ка, мне мерещится, или там и вправду кто-то есть?

Действительно, за людьми, держась на небольшом расстоянии, следовали волки. Самый крупный из них, наверное, вожак, не таясь, шёл впереди, вдохновляя собратьев. Вглядевшись в глубины леса, Павел ахнул: зверей было невероятно много и они двигались прямо на растерявшихся рабочих.

Огромная стая показалась из-за деревьев и рассредоточилась вдоль новой опушки. И с каждой секундой количество опасных хищников росло.

– Мама моя, – внезапно потеряв голос, просипел Слава.

Его слова вывели бригадира из оцепенения.

– Беги к бытовке за ружьём, – приказал он.

И, когда товарищ со всех ног кинулся к вагончику, схватился за рацию. Главный зверь, словно понявший, что сейчас произойдёт, прыгнул вперёд и сомкнул зубы у человека за запястье. При этом он смотрел тому в глаза сознательным, жутким гипнотическим взглядом, и ослабевшие пальцы мужчины вскоре разжались. Отпустив руку противника волк схватил упавший в снег передатчик, швырнул его сотоварищам, и один из тех легко перекусил кусок пластика пополам.

Павел закричал, но тотчас смолк, в ужасе наблюдая, как открывается зубастая пасть, и непривычный к человеческой речи язык монстра выталкивает из глотки искажённые слова:

– Ухэдити ис нахэво леса.

Уразумев, что имеет дело с говорящим животным, бригадир хриплым шёпотом вопросил:

– Кто ты?

– Валкалах, – прозвучало в ответ.

Мотнув головой в сторону замерших собратьев, собеседник добавил:

– Язысески бохи протиф.

В мозгу мужчины, осознавшего смысл сказанного, что-то щёлкнуло и, мгновенно постигнув величие того, что собирался загубить и собственную ничтожность, он быстро закивал:

– Мы уйдём, уйдём, ни минуты здесь не останемся…

И закричал, увидев бегущего с ружьём Славу:

– Нет, нет, не надо…

Павел опоздал. Прозвучал выстрел, потом другой, третий: обезумевший от страха рабочий палил по волчьей стае. Последним, что услышал бригадир, прежде чем погрузиться в беспамятство, был грозный, многократно повторённый медвежий рык.

На вырубке творилось страшное. Невероятной силы вихрь поднимал и кромсал бульдозеры и экскаваторы, огромные машины летали по воздуху так, словно были сделаны из бумаги. Сверкали молнии, гремел гром, и люди, ограждённые волшебством Велеса, выторговавшего эту уступку у Перуна и Стрибога, в животном ужасе бежали прочь. Волки же, оставшиеся на своих постах, с тоской смотрели на неподвижное тело вожака, распластавшееся рядом с потерявшим сознание Павлом.

 

А Жанна в эти минуты глядела в окно. Со страхом всматриваясь в  буранную мглу, она, не замечая, что делает, рвала на кусочки влажный от пота носовой платок. Сидящая на диване Лёля время от времени попискивала, но не произносила ни слова. В конце концов, женщина решилась открыть рот.

– Неужели они погибнут? – дрожащим голосом спросила она. – Как же так? Я понимаю, Прохор – хозяин этого леса, он должен за него стоять, но Альберт…

– Альберт – мужчина, – загробным тоном произнесла подруга, – и воин.

Она помолчала.

– Но если он умрёт, – прозвучало тихое, – я не знаю, зачем мне жить.

– Что ты, что ты, – взволновалась Лёля, – а ребёнок? Ведь малыш – его продолжение.

Снова наступила тишина.

– Ты права, – натянуто улыбнувшись, сказала Жанна, – просто я ещё не привыкла к мысли, что он существует.

Раздался громкий стук. Кинув взгляд в окно, за которым стихала буря, женщина бросилась открывать. На пороге стоял Велес. Оказавшись внутри, он крепко сжал плечи хозяйки:

– Держись, Иоанна, – произнёс он, – не всё так хорошо, как хотелось бы.

– Что….

Переведя взгляд на появившегося в дверях Прохора, несшего на руках окровавленного, обмякшего волка, Жанна, слабо охнув, рухнула на пол без чувств.

 

Миновали три дня. Око зимнего солнца весело подмигивало с небес, потрескивал мороз, украсивший инеем ветви деревьев, которые сверкали, словно самоцветы, а внутри дома царила суета. Жанна наскоро обшивала кружевом треугольный кусок чёрного полотна, а Лёля пыталась стянуть шубу на огромном животе.

– Кажется, у меня будет двойня, – застёгивая пуговицы, пропыхтела она.

– Так радуйся этому, – отозвалась подруга.  – А Прохора-то как осчастливишь…

– Дамы, – прозвучал знакомый баритон, – пожалуйста, помогите мне одеться. Не могу протолкнуть лубок [9]  в рукав.

– Сейчас, милый.

Жанна кинулась к вошедшему Альберту. Она быстро справилась с проблемой, и тот сел в любимое кресло. Лицо его было печально.

– Жаль Павла, – грустно сказал мужчина. – Он потерял много крови и слишком долго мёрз на снегу, иначе его удалось бы спасти.

– А почему не помог Велес? – спросила женщина.

– Он поддерживал собратьев, а когда всё закончилось, было поздно. Эх!

Помолчав, Альберт продолжил:

– Я обязан Павлу жизнью. Если бы он меня не заслонил, мне достался бы весь заряд.

– Но разве оборотня можно убить обычной пулей? – задала глупый вопрос Лёля.

– Судя по тому, как у меня болит простреленное плечо, вполне, – без улыбки ответил собеседник.

Опершись о подлокотник здоровой рукой, он поднялся.

– Идём. Мы должны успеть на ближайшую электричку, на похороны опаздывать нельзя.

Застёгивая дублёнку, Жанна поинтересовалась:

– А что теперь будет с лесом?

Муж пожал плечами.

– Не знаю. Но уверен, что на какое-то время его оставят в покое. А если им хватило одного урока, то и навсегда. Прохор восстановит порушенное…

– Обязательно, – пробасил тот, входя. – Лёлечка, нам пора.

И, обращаясь к хозяевам, сказал:

– Мы вас немного проводим и домой. А через несколько деньков наведаемся в гости.

Леший с женой направились к выходу, вторая пара последовала за ними. Хлопнула дверь, и в доме воцарилась тишина.

 

[1] Стужень – декабрь.

[2] Веси – мн.ч. от устаревшего слова «весь», что значит «деревни, сёла».

[3] Даждьбог – один из главных богов в восточнославянской мифологии, бог плодородия и солнечного света.

[4] Перун – бог-громовержец в славянской мифологии, покровитель воинов.

[5] Стрибог – в восточнославянской мифологии бог ветра.

[6] Сварог – бог огня, кузнечного дела, семейного очага. Небесный кузнец и великий воин.

[7] Тяжела – беременна.

[8] Пополудни – после 12 часов дня.

[9] Лубок – здесь гипсовая шина.

Views All Time
Views All Time
320
Views Today
Views Today
1
(Visited 38 times, 1 visits today)
8

Автор публикации

не в сети 2 часа

Александра Треффер

16K

Холодно...

Россия. Город: Орехово-Зуево
49 лет
День рождения: 26 Февраля 1968
Комментарии: 4127Публикации: 773Регистрация: 10-07-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • Автор групп (25)
  • АВТОР МЕСЯЦА
  • бронза - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • серебро - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА

16 комментариев к “Сказка восьмая. Вырубка”

    1. Романтики  больше? ))) Ну, лес-то, похоже, удалось спасти. Здесь. А сколько ещё таких безжалостных вырубок…
      Спасибо!

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      2
      1. Вообще, вы вот пишете таким слогом народных сказителей. Это само по себе требует спокойного внимания, а не когда тебя дёргают целый день. Хотя меня и ночью дёргают, но это другое)))

        2
  1. Да, похоже, не для нашей суматошной жизни эти сказки. Видимо, поэтому кое-что ускользает от внимания читателя. Это я из минувшего опыта… Но как бы то ни было, рада, что удалось создать атмосферу. И вновь спасибо!

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    0
  2. Даждьбог, Стрибог, Перун….. Обожаю, когда стихии очеловечиваются таким образом!) Например, 12 месяцев в сказке… Я до сих пор верю, что они одушевлённые0404

    2
    1. Я, пока писала, сама поверила 06 Буду очень разочарована, если леший окажется злым букой, а полевик ворчливым стариком 19 Ну, а мощь Перуна пару дней назад я испытала на себе )))

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      2
  3. Наконец-то Естество образовало деятельный альянс в борьбе за исконные права. А то и принятие христианства, и монгольское иго, и самодержавие с ленинизмом прохрюкали!.. Вечно у нас так: покуда за жабры не заграбастают, ждём Чуда…  

    2
    1. Боюсь, что чуда не случится, пока у людей не появятся мозги. Или всё-таки оно будет, но в виде полного апокалипсиса. Наши боги не злобны, но если их довести… Они и так долго щадят свой народ.

      Спасибо за отзыв!

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      0
    1. Рекомендую начать с первой, это серия, связанная одной темой.

      Благодарю Вас, Ольга! 

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *