Возрождение

Публикация в группе: А.Треффер - Другие произведения

В ночь перед православным Рождеством метель разошлась не на шутку. Она вихрила позёмкой по хрусткой от мороза дороге, развлекалась, загоняя послушный ей ветер в сугробы, и тот барахтался в них, взметая тучи маленьких колючих искр, горстями бросала ажурные снежинки в лицо потемневшему небу и завивала кольца пурги вокруг застрявшего в снегу вездехода, за лобовым стеклом которого белели человеческие лица.

А с холма неподалёку на эту кутерьму глядела женщина. Страшная буря не колыхала тёмных одежд, свободно свисавших вдоль тела, и, казалось, странная незнакомка совершенно не чувствует холода. Она разглядывала завязшую машину, а исхудалые пальцы её теребили крупный медальон, напоминающий свастику.

– Что я им скажу? – бормотала она. – Как сумею объяснить, что никому не причиняю вреда, а лишь выполняю свою работу?

Работу? Когда-то сопровождение людей в стан предков не было для неё тяжким трудом. Те знали, куда их ведут, и, держась за руку спутницы, весело шагали вперёд, чтобы вскоре возвратиться на Землю, помня свою прошлую жизнь.

– Они мне не поверят, – перекрывая вопли ветра, неожиданно закричала женщина, – и, как остальные, уйдут туда, где я не сумею их отыскать. Что же мне делать?! Что делать?

– Тебе мало шума, – прозвучал вопрос, произнесённый низким басовитым голосом, – чтобы добавлять ещё? Что с тобой, почему ты плачешь?

– Ты? – удивилась отирающая слёзы собеседница, глядя на вынырнувшего из белесой  хмари высокого бородатого мужчину в огромном тулупе. – Зачем ты здесь?

Тот хмыкнул.

– Похоже, ты забыла, что сейчас моё время, и я обхожу дозором свои владения.  Что стряслось?

Женщина кивнула на промёрзший вездеход.

– Я не знаю, как убедить их пойти со мной. Эти люди не верят в нас, они стремятся туда, где нет ничего, кроме страха и мрака…

Бородач изумлённо вытаращил глаза.

– Да какое тебе до этого дело? Когда народ забывает о своих корнях, его участь – чернота Нави [1]. И пусть. Придя в мир в следующий раз, они не единожды подумают, во что стоит верить…

Послышался стон:

– Ты не понимаешь, что говоришь, Мороз [2]. Даже если им удастся вернуться, они ничего не вспомнят, и снова уверуют не в то и не в того. А мы… ещё несколько столетий, и мы окончательно растворимся в вечности. Посмотри на меня…

Женщина скинула капюшон, обнажив лицо, кожа которого так обтянула кости, что оно казалось черепом мертвеца.

– Ты помнишь, как я смотрелась когда-то? А сейчас… сейчас люди перед уходом видят меня такой – устрашающей, а не умиротворяющей. И этот ужасный символ…

Смерть подняла косу, перепачканную кровью жертв.

– Я должна провожать их к пращурам, а не отсекать от Земли, отправляя неизвестно куда.

Морозко фыркнул.

– Чудна твоя речь, Мара [3]. Что тебе до них? Ты слишком…

– Она права, – донеслось из буранной мглы.

Раздвинув вьюжные завитки, к собеседникам шагнул кряжистый мужик с густой бородой и козлиными рогами.

– Морена права, – повторил незнакомец. – Мы не должны бросать наших детей, какими бы они ни были, во что бы ни верили. Тёмная Навь не для светлых славянских душ. Сейчас я им всё растолкую.

Шагнув к машине, он прошёл сквозь тонкую стенку и исчез внутри. Но вскоре появился вновь в сопровождении призрачных фигур, словно сотканных из мерцающих нитей.

– Они готовы, сестра. Веди их.

Морена преобразилась. Вмиг исчезло тёмное облачение, и одежды её, отороченные белыми, как облака, мехами, засияли небесной голубизной. Глаза заблистали, лицо округлилось, обретя былую красоту, и богиня протянула изящные тонкие руки к испуганным теням.

– Идём, РОДные, – певучим голосом произнесла она, – я отведу вас туда, где нет боли и бед, туда, где вас ждут и любят.

И, прежде чем исчезнуть, шепнула:

– Благодарю тебя, Велес [4]!

А оставшиеся посреди бурана боги долго смотрели ей вслед, и лица обоих цвели улыбками, исполненными надежды и веры в грядущее возрождение.

 

[1] Навь, Явь и Правь у славян – три стороны бытия. Навь (тёмная и светлая) – мир мёртвых, загробный мир. Явь – это физический, наш мир. Правь – это высший мир, мир светлых богов.

[2] Мороз (или Морозко) у славян – повелитель зимних холодов.

[3] Мара (Марена, Морена, Морана) у славян – богиня смерти и справедливости.

[4] Велес – одно из центральных божеств в славянской мифологии. Скотий бог, покровитель искусств. По некоторым преданиям вместе с Марой сводил души умерших в мир Нави.

Views All Time
Views All Time
47
Views Today
Views Today
2

В случае обнаружения ошибки, выделите её и нажмите Shift + Enter или НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ чтобы сообщить нам. Мы немедленно отреагируем!

(Visited 64 times, 1 visits today)
12

Автор публикации

не в сети 3 часа

Александра Треффер

11k

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.
Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.
И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все - как будто бы под небом
И не было меня!
Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.
Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе... –
Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!
К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви…

49 лет
День рождения: 26-02-1968
Россия. Город: Орехово-Зуево
Комментарии: 2389Публикации: 632Регистрация: 10-07-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • Автор групп (25)
  • АВТОР МЕСЯЦА

12 комментариев к “Возрождение”

  1. Вот это было бы хорошим прологом для романа об истоках человечества, о столкновении прошлого с настоящим и о ценности жизни. Уже заставляет задуматься….laugh

    6
    1. А потом меня арестуют за пропаганду неоязычества ))) Но, кто знает, может, что-нибудь со временем и родится. Сказки оборотной стороны тоже с одного рассказа начинались.
      Спасибо, Карина!

      2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.