Вакансия (8 глава)

Публикация в Книге: Вакансия

8-1

 

VIII. Группа особенных детей

 

Все словно оглохли и ослепли одновременно. Никто не предпринял даже слабой попытки вступиться за Веру. Люди проходили мимо, отводя глаза. Старая уборщица, бросив быстрый взгляд на происходящее, отвернулась и продолжила натирать пол. Вера кричала, но ее словно никто не слышал. А, может, это сон? Может, на почве переживаний за пропавшего мальчика у нее разыгралось воображение, и ужасы ей просто снятся? Сейчас она откроет глаза, увидит потолок своей квартиры, встанет, примет душ, почистит зубы, выпьет кофе и отправится на работу.
На работу… Когда молчаливые мужчины втащили Веру в помещение, на двери которого было написано «Подвал. Посторонним вход воспрещен», она расплакалась. Вспомнила, с каким энтузиазмом пришла устраиваться на место воспитателя в этот детсад, как считала часы до начала первого рабочего дня. Вера всегда любила детей. Мечтала создать собственную семью, но как-то не везло с мужчинами. Даже подумывала, как говорится, родить ребенка для себя. Без каких-либо обязательств перед его отцом. Ее тянуло к детям, поэтому она и пришла работать сюда — чтобы находиться к ним поближе. А теперь любимая работа превратилась в кошмар. Куда ее тащат? Что с ней сделают?
Вера упиралась, не желая идти по длинному коридору, освещаемому тусклыми лампами. Здесь было сыро и пахло плесенью. Такие места популярны в голливудских ужастиках. Но это — не ужастик. Это — реальная жизнь! Реальный цивилизованный мир. В нем не может быть такого!
Как выяснилось, может. На пути попалось несколько человек, но они разительно отличались от тех, что наверху. Никто не улыбался, все выглядели мрачно и неопрятно. Казалось, они давно забыли, что такое вода. Слипшиеся волосы висели сосульками, на лицах и руках виднелись грязевые разводы, одежда лохмотьями висела на телах. От людей разило потом и грязью.
Около одной из дверей мужчины остановились. Эта дверь, как и остальные в коридоре, была металлической и очень походила на те, что обычно устанавливают в психбольницах — в отделении для особо буйных пациентов. Сунув в скважину массивный ключ, конвоир повернул его и открыл дверь, оглушившую скрипом все пространство. Изнутри в лицо Вере ударили холод и смрад. Мужчины втолкнули ее внутрь, и дверь за спиной захлопнулась.
— Эй! — Вера в ужасе принялась колотить кулачками по металлу. — Выпустите меня отсюда! Что вы делаете?!
Ей никто не ответил.
Прекратив попытки докричаться до угрюмых конвоиров, Вера повернулась и осмотрелась. Помещение, освещаемое очень тусклой, постоянно мигающей лампочкой, чем-то напоминало общественную душевую. Две параллельные стены, оставившие узкое пространство между собой у входа, метра через полтора-два расходились в разные стороны. Кафельное покрытие на них давно потрескалось и было вымазано чем-то темным. Пол из более прочного кафеля был скользким и усыпанным мусором. До ноздрей Веры донесся запах сигаретного дыма.
Сделав несколько неуверенных шагов, Вера дошла до места разветвления прохода и осторожно выглянула из-за угла. Слабый свет выхватил из темноты женскую фигуру, одетую в белое, и подвижный огонек, то поднимающийся, то опускающийся.
— Ну, чего встала? — прозвучал голос незнакомки. — Надоело тарабаниться? Забудь. Тебя не выпустят в ближайшее время.
— В ближайшее время?.. — пробормотала Вера, отложив другие вопросы.
Курившая не двинулась с места. Дым от сигареты тонким столбиком поднимался к вытяжке на потолке. Неужели она в рабочем состоянии? Судя по обстановке, здесь вообще ничто не должно работать.
— Ну, да, — равнодушно ответила женщина. — Блин, как же надоело по сто раз объяснять одно и то же! — Огонек резко дернулся вниз и погас. — В последнее время много вас стало, новеньких. Как будто у нас тут резиновые стены!
Кафель отразил цокот каблуков, и Вера отступила назад. Незнакомка подошла вплотную, и у девушки подкосились колени. Сразу голос показался ей знакомым, но от страха она так и не вспомнила, где его слышала. Теперь же смотрела во все глаза на неопрятную женщину в белом халате перед собой и не верила тому, что видит.
— Элла Григорьевна, — представилась та, протягивая руку. — Но это ведь лишнее, да? Уверена, ты уже знакома с моим двойником.
 
***
 
Ирина вернулась из кабинета заведующей, едва удерживая себя на ногах. Из нее будто высосали жизнь. И сцена с Верой никак не выходила из головы… Куда ее повели? Почему никто даже не попытался остановить тех мужчин?
Что здесь происходит?!
Дети что-то говорили ей, но Ирина не слышала. Села за стол, уронила голову в руки. Если бы не Павел, она бы сбежала прямо сейчас. В полицию идти бесполезно, — там в такое не верят, а улики портятся в долю секунды. Скрываться? Вариант. Можно уехать из города, из страны. Поискать убежища за границей.
Ирина боялась за мужа. Она давно поняла, что эта организация похожа на земной филиал Ада: жизнь в стенах «Сказки» течет совершенно иная, чем снаружи. Другие правила и нечеловеческие законы. Ни на одной работе сотрудников не волокут силком в неизвестном направлении, игнорируя их крики. А здесь — будто так и должно быть.
Отчаянным взглядом Ирина обвела группу. Дети, как ни в чем не бывало, играли друг с другом, смеялись, занимались своими делами. Они выглядели совершенно нормальными. Чокнутый здесь только персонал. Если бы только родители знали, с кем оставляют своих малышей! Ирине хотелось кричать во всеуслышание о беспределе в детском саду, но она не имеет на это привилегии. Хорошо, если после такого «номера» пострадает она одна, но ведь твари могут отыграться на Павле! Несчастной воспитательнице хватило на всю жизнь впечатлений, которые получила, взглянув на то фото.
Еще долго Ирина раздумывала бы над произошедшим и ситуацией в целом, если бы в группу не вошла Татьяна.
— Ирина Петровна, — как всегда, официальным тоном обратилась она, — в связи с обстоятельствами руководство вынуждено возложить на вас ответственность за среднюю группу. Это временно — до тех пор, пока будет найден новый воспитатель.
Женщина подняла голову и моргнула.
— Вам нехорошо? — без доли интереса осведомилась Татьяна.
— Все в порядке. — Ирина выпрямилась. — Я позабочусь о средней группе. — Она без улыбки, требуемой договором, посмотрела на старшую воспитательницу. — Где Вера Владимировна?
В глазах Татьяны блеснули молнии.
— Не ваше дело, — отсекла она. — Выполняйте свою работу и не суйте нос, куда не просят.
Она ушла, а Ирина, пораженная откровенной наглостью, еще долго смотрела на дверь.
 
Приближался конец рабочего дня. Все в детском саду, включая нянечек и ворчливую уборщицу, делали вид, что ничего не произошло. Дверь в кабинет заведующей была приоткрыта. Юлия сидела за компьютером и что-то увлеченно строчила. О Вере никто не говорил. Даже дети не спрашивали. Неужели их тоже запугали? Да что за изверги здесь работают?!
Детей понемногу разбирали. У забора столпились иномарки, богатые родители деловито вышагивали по аллейкам, поднимались в группу. Вооружившись помощью молодой молчаливой нянечки, Ирина присматривала за обеими группами и постоянно бегала из одной в другую. Когда половину детей забрали, собрала оставшихся в своей, а для родителей повесила на дверь записку.
Уже минут пятнадцать один мальчик ходил вокруг Ирины и искоса на нее поглядывал, будто хотел что-то сказать. Вроде бы, его зовут Сашей. Поначалу воспитательница делала вид, что не замечает, но потом не выдержала.
— Ты чего-то хотел? — ласково спросила она, наклонившись.
Другие дети возились с игрушками или просто шумели, ожидая, когда за ними приедут. Посмотрев по сторонам, как вор, собравшийся проникнуть в чужое жилье, Саша приподнялся на цыпочки и шепнул воспитательнице в ухо:
— Настоящий садик работает ночью.
Быстро отстранившись, он развернулся и ушел. Ирина удивленно смотрела ему вслед и чувствовала, как внутри у нее холодеет.
В начале седьмого забрали последнего ребенка. В опустевшее помещение ввалилась уборщица с ведром и шваброй. Что-то ворча себе под нос, она принялась тереть пол. Заглянула Татьяна и, удостоверившись, что никого из воспитанников не осталось, сообщила Ирине, что та может идти домой. Собрав личные принадлежности в сумочку, Ирина попрощалась с уборщицей и пошла к выходу. У коридора, ведущего к подвалу, остановилась. Туда увели Веру. Хоть она и не выходила из кабинета заведующей в ту минуту, но знала это. Что с ней сделали? И где те молчаливые мужчины?
— Помочь найти выход? — прозвучал язвительный голос за спиной.
Ирина обернулась. На нее сурово смотрела старшая воспитательница.
— Послушай меня внимательно, — процедила она. — Проблемы других сотрудников тебя не касаются. Если хочешь и дальше работать здесь и получать хорошую зарплату, не лезь не в свое дело.
— А если не хочу? — с вызовом бросила Ирина.
— Отправишься за ней. — Татьяна кивнула в сторону коридора и ушла.
— Сука, — сквозь зубы прошипела Ирина, и ей показалось, что та ее услышала.
 
Слова мальчика не вылетали из головы. Что он имел в виду? По дороге к воротам воспитательница прокручивала их раз за разом. Попрощавшись с охранником, она вышла и отправилась домой.
Дома все было, как обычно: муж поделился новостями с работы, жена промолчала о своих, отделавшись простым «все нормально». Какой смысл рассказывать ему о той девушке? Или о словах ребенка? Все равно не поверит. Таков уж Павел: верит лишь тому, что видят глаза и ощущают пальцы. Раньше и сама Ирина от него не отличалась.
До тех пор, пока не устроилась на работу в «Сказку».
Муж давно уснул, а Ирине не спалось. Ворочаясь с боку на бок, она не могла сомкнуть глаз. В голове продолжала звучать странная фраза мальчика. Взяв с прикроватного столика мобильный, женщина посмотрела на время. Почти полночь. В обычной ситуации она никогда бы не решилась выйти на улицу в такой час, но той ночью ноги сами повели ее из дома. Надев черный спортивный костюм и легкую куртку того же цвета, Ирина бесшумно выскользнула из квартиры. Она сама не знала, что собирается делать, но все-таки пошла.
Как же это глупо! Ну, мало ли, что может взбрести в голову ребенку! Это не значит, что надо непременно проверять правдивость его слов. Она вела себя как бестолковый подросток, которому в жизни не хватает приключений. А если попадется на глаза пьяным отморозкам? Что тогда? Лежала бы в постели рядом с мужем, спала бы… Тем более, завтра рано вставать на работу.
Ирина сама не заметила, как оказалась около ограды. Будка охранника пустовала. Неужели садик никто не охраняет? Хотя бы сторож? Никого не было видно. Тишина резала по ушам. Ни людей, ни освещения. Только черный квадрат здания с едва различимыми дырами — окнами. Пустынная территория отпугивала. Что она, Ирина, здесь делает? Взрослый ведь человек! Зачем приперлась сюда среди ночи? За каким делом?
Между калиткой и землей было небольшое пространство. Ирина недолюбливала свою худобу, которую считала излишней, но сегодня она ей помогла, — не заботясь о чистоте одежды, она проползла под рядом кованых прутьев с острыми концами. За один зацепился капюшон куртки, и пришлось попотеть, чтобы освободиться. Наконец, Ирина встала и отряхнулась. Что ж, она внутри. Хорошо, что на территории не установлены камеры, иначе ей бы устроили знатную взбучку за нарушение порядка. Почти не слышно, на цыпочках, Ирина пошла по аллее к корпусу. Чернота одежды сливалась с окружающей обстановкой, и даже если внутри здания кто-то находился, увидеть ее он не мог.
«Куда тебя понесло, дура? — отчитывала себя женщина. — Еще и ночью! Вообще умом тронулась. Наслушалась детских бредней!»
Что бы там ни говорил внутренний голос, а ноги упорно шли к корпусу.
Дверь оказалась запертой. А чего она ждала? Может, светского приема и поклонов? Заведение закрыто до утра. А сторож… может, у них нет денег или желания его нанимать. Да и что тут охранять-то? Детсад не сверкает роскошью. В любом случае, вряд ли какой-нибудь вор полезет за игрушками.
Ирина пошла вдоль стены, сама не понимая, что ищет. Все же очевидно: здесь никого нет. Пора поворачивать домой. Завернув за угол, она прошла до следующего. Ладно, раз уж явилась, обойдет здание вокруг и с чувством выполненного долга вернется в свою квартиру.
Повернув, Ирина остановилась в ступоре. Она ожидала длинную череду пустых черных окон, но слабый свет, сочившийся из трех, заставил ее сердце подпрыгнуть. В здании кто-то есть. Может, все-таки сторож? Хотя, что ему делать в кабинете ритмики? Вряд ли он увлекается танцами.
Борясь со страхом быть замеченной, Ирина прокралась к окну и осторожно заглянула внутрь. Слабый свет охватывал просторный зал. Днем там горели софиты, но сейчас они были выключены. Зато повсюду кто-то расставил свечи. Зачем? Решили устроить средневековый бал? Ирина удивилась, увидев внутри Эллу Григорьевну. Она же болеет. Что принесло ее сюда ночью? И где тогда ее джип?
Рядом с заведующей, по обе стороны от нее, стояли секретарша и старшая воспитательница. Обе выглядели серьезными и сосредоточенными. Дверь в зал отворилась, и в проеме возникли уже знакомые Ирине мужчины — те самые, что увели Веру. Они вновь тащили упирающуюся девушку. Ее Ирина не узнала. Сцена выглядела ужасно. То ли стены, то ли окна хорошо пропускали звуки, и вопли несчастной буквально оглушили подглядывающую.
— Что за хрень тут творится? — прошептала она самой себе.
Между тем девчонку, которой на вид было не больше двадцати, грубо усадили на пол. Ее руки привязали веревками к поручням для разминки. Незнакомка продолжала кричать. Слезы вместе с тушью текли по ее щекам, голос надрывался, но все, кто находился в кабинете, равнодушно смотрели на происходящее.
— Приведите детей! — громко велела заведующая молчаливым гигантам.
Детей?! У Ирины задрожали руки и ноги. Да что здесь творится?!
Тем временем Элла Григорьевна кивнула женщинам, и те подошли к незнакомке. Она на мгновение притихла, а потом закричала вновь, когда на ней разорвали одежду. В клочья свитер, майку и джинсы, — откуда у этих двух такая сила? Следом за обрывками в угол полетели остатки нижнего белья. Теперь девушка, абсолютно голая, сидела на полу и в ужасе, время от времени кашляя, кричала. Никто ее не слушал. Юлия и Татьяна вернулись на свои места.
Ирина не могла поверить глазам. Происходящее напоминало ритуал какой-то секты. А вдруг персонал детского сада и есть секта? Шизанутые сатанисты, которым место в дурдоме? И то, что сейчас там творится — их дикий обряд. Но при чем здесь дети?
Ирина получила ответ на этот вопрос раньше, чем предполагала. Двери снова распахнулись, и в зал вошли те двое, держа в руках связки цепей. А за ними… Ирина чуть не выдала себя вскриком и вовремя успела зажать рот обеими ладонями.
Словно стая собак, в кабинет ритмики на четвереньках вбежали они. Нет, эти существа кто угодно, только не люди! Грязные, полуголые, со спутанными волосами. Но первое, что бросилось Ирине в глаза — это их зубы. Обе челюсти каждого неестественно выпирали, и губы не могли закрыть их полностью. Кривые желтые зубы, все до одного, были заострены.
— Детки, пора ужинать, — ласково, но достаточно громко сказала Элла Григорьевна.
Девчонка у ужасе заверещала, когда десять пар голодных глаз устремились на нее. Лязгнули цепи, послышался рык, и в следующую секунду жуткая свора бросилась на несчастную. В одно мгновение кровь окропила стену. Чавкающие звуки и затихающий крик жертвы набатом прогремели в ушах Ирины. Отшатнувшись, она ступила назад, продолжая зажимать рот ладонями.
Это неправда! Ей снится! Такого не может быть в реальном мире!..
Все тело обдало холодом, когда Ирина почувствовала, как локоть сжали чьи-то пальцы.
— А кто это у нас тут шпионит?
Views All Time
Views All Time
60
Views Today
Views Today
2
(Visited 29 times, 1 visits today)
6

Дорогие читатели!
Все мои группы с ЗАВЕРШЕННЫМИ книгами закрыты. Чтобы читать произведения, отправьте запрос на вступление и я приму вас в кратчайшие сроки.

Автор публикации

не в сети 32 минуты

Айли Рей

4 634

Раньше думала, что взрослая жизнь - это весело. Сейчас от такого "веселья" хочется удавиться.

Город: Dark Island
26 лет
День рождения: 16 Апреля 1991
Комментарии: 1211Публикации: 413Регистрация: 23-06-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • Автор групп (25)
  • бронза - конкурс ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
  • бронза - конкурс ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • серебро - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА

6 комментариев к “Вакансия (8 глава)”

  1. Интересно, какие неприятности навлекла на себя Ирина?  Финал совсем не оптимистичный.

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    2
    1. Спасибо, Саш!) Решила я, что хватит прелюдий. Пора переходить к действиям)

      Раньше думала, что взрослая жизнь - это весело. Сейчас от такого "веселья" хочется удавиться.
      2
    1. Да… к сожалению…

      Спасибо!

      Раньше думала, что взрослая жизнь - это весело. Сейчас от такого "веселья" хочется удавиться.
      0
  2. То есть настоящая Элла Григорьевна, нормальная?

    Дааа уж, вот это "детки". Где же они таких набрали?

    Жалко, что ещё и Ирину схватили…

    2
    1. Нормальная. А вот ее двойник — зло во плоти. И детишки… жуткая у них история. Но обо всем по-порядку) Спасибо!

      Раньше думала, что взрослая жизнь - это весело. Сейчас от такого "веселья" хочется удавиться.
      2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *