Стрекоза и Муравей

Публикация в группе: \"Другие сказки\" - (СКАЗКИ)

Стрекоза и Муравей.

Драма.

 

Муравей впахивал лифтёром в крупной финансовой фирме. Работа была тяжёлая, на износ. Каждый вечер он приползал домой без ног, голова его трещала от калейдоскопа всех этих лиц, дорогих костюмов и холодных кивков, а единственным желанием всего его существа было куда-нибудь упасть и заснуть. Всё равно куда, главное – чтобы его оставили в покое.

 

Он всех их ненавидел. Всех этих богатых людей, лощёных, вылезающих из дорогих машин и небрежно поправляющих у себя на руке часы за пару миллионов долларов. Он ненавидел их за их деньги, успешность и власть. За то, что весь этот блестящий  мир был так далёк от него, и что в этом, по его мнению, виноваты были они. Ненависть стала смыслом его существования, чем-то вроде воздуха. Он дышал ею, жил и не мыслил свой мир без неё совершенно.

 

Однажды за ним заехал знойный жук Азиз, дабы отпраздновать свой разрыв с этой стервой Дюймовочкой – событие, вне сомнения, заслуживающее отдельно выделенного на него праздничного вечера. Азиз был богат, у него был свой ларёк на соседнем рынке, что уже было причиной большой зависти для Муравья, но Муравей старательно прятал своё презрение от жука, поскольку тот всегда платил за него во всех заведениях растрономического и разгульно-выпивательного свойства.

 

В этот раз это был какой-то страшно дорогой ресторан – повод же обязывал. Муравей никогда в таких местах не был и смотрел во все глаза на белоснежные скатерти, лепнину на стенах – а на цены в меню его нельзя было заставить посмотреть под страхом смертной казни. От одной только мысли о стоимости вот этого всего на их столе его пронизывал такой всеобъемлющий ужас, что дрожали коленки, а на лбу выступила испарина.

 

В конце концов, он решил попытаться взять в себя в руки и направился в направлении клозета, дабы освежиться – и вообще. Когда он был уже на полпути, его качнуло влево – и он попал в ВиАйПи-зону, где на большом диване сидела какая-то гламурная Стрекоза в окружении таких же, как она, подружек. Видимо, надо было слушать Азиза и закусывать то, что он пил, ибо увидев сей щебечущий воздушный букет, разодетый в Армани и прочую Шанель (на этом его познания мира дорогих марок одежды заканчивались), глаза его налились кровью и он, путаясь в словах, икнув и занюхав скатертью на их столе, прохрипел: «Расселись тут! Королевы гламура, епт!» — после чего, похолодевший от страха Азиз выволок его побыстрее вон из ВиАйПи-зала и из ресторана. Муравей упирался и пытался вырваться, крикнув пару раз: «Дуры!» — после чего был погружен Азизом к себе в машину и отвезён домой.

 

Последующее утро было недобрым. Голова Муравья раскалывалась, перед глазами всё плыло. С трудом дотащив свой измученный организм до места своей – пока ещё – работы, он принялся за свои служебные обязанности. Опять замелькали лица, пиджаки, машины и часы… Но вдруг – этого ещё не хватало! – сверху спустился директор и, строго посмотрев на помятое лицо лифтёра, процедил сквозь зубы:

 

-Приведи себя в порядок, скоро приедет владелица нашей фирмы.

 

От этих слов Муравей вытянулся по стойке смирно и козырнул директору, после чего побежал вытирать пыль везде, где только можно, начищать до блеска окна и светильники, даже свои ботинки почистил.

 

О начальнице ходило много слухов. Никто, кроме директора и его помощницы, её в жизни не видел – и поэтому слухи разрастались с астрономической скоростью, обрастая каждый день всё новыми подробностями, дополнениями и опровержениями. Говорили, что сама она высока, красива, а характером строга. Что несколько лет в разводе, есть двое детей, которых воспитывает няня, потому что мать вечно занята в делах и командировках. Что заработала каждый рубль сама, уйдя от первого мужа, который был баснословно богат, в своём стареньком пальто, и не взяв с собой ничего, хотя имела право на половину нажитого имущества. Говорили ещё, что у неё железная хватка и что она прекрасно разбирается со всеми делами, и что за это её уважают даже ярые женоненавистники и крупные финансовые магнаты.

 

И вот, наконец, час Х настал. Около входа уже долгое время стоял директор со всем своим штатом и нетерпеливо курил. Однако, увидев приближающийся лимузин, он поспешно затушил сигарету, поправил галстук и пригладил причёску. Нацепив на лицо приветливую улыбку, он протянул подобострастно руку даме, вышедшей только что из шикарной машины – после чего вся эта стайка облепила владелицу фирмы и, подхватив её под руки, двинулась в сторону входной двери.

 

Муравей похолодел. Ему показалось, что земля перед ним разверзлась и он увидел, как Сатана ему улыбнулся из недр ада. Прямо на него, окружённая всеми этими лебезившими людьми, шла та самая гламурная Стрекоза, только теперь она была одета в строгий деловой костюм, а взглядом могла испепелить любого, в чём Муравей ни секунды не сомневался.

 

На негнувшихся ногах, он сделал шаг и, трясущимися в панике руками, медленно открыл перед ними дверь. Стрекоза Павловна, как её называли все присутствующие, быстро взглянула на него – и в этот момент Муравью показалось, что он немножко умер, немножко отделился от своего бренного тела, немножко полетел сквозь тёмный туннель, вылетел из него на яркий свет… Потом он увидел какое-то светлое существо, качавшее головой, глядя на него, и, глубоко вздозхнув, зачеркнувшее что-то в какой-то графе – а потом он вдруг ожил, сидящий на полу у входной двери, а вокруг, к его великому счастью, никого уже не было.

 

В тот же день он уволился по собственному желанию, без объяснения причин, и больше никогда не пил, не закусывая.

(Visited 44 times, 1 visits today)
8

Автор публикации

не в сети 1 год

Мария фон Юсефссон

324
38 лет
День рождения: 10 Апреля 1980
flagШвеция. Город: Стокгольм
Комментарии: 40Публикации: 20Регистрация: 16-02-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • серебро - конкурс ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО

4 комментария к “Стрекоза и Муравей”

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *