Приговор: виновен. Глава 6

Публикация в группе: Приговор: виновен (ПОДРОСТКОВАЯ ПРОЗА/ДЕТЕКТИВ)

XKxS9BTtrps

ГЛАВА 6.

Pink- What about us

— То есть вы, юные леди, подтверждаете, что Джейсон Райт и правда крепко спал в комнате все это время?

— Подтверждаем,- в унисон ответили Тимбелл и Робинсон. Кейт поморщилась, когда ей в нос в  очередной раз ударили приторно-сладкие духи. Кайра самодовольно улыбнулась, встретив внимательный взгляд шерифа Томпсона- у этой девушки никогда не хватало ума различать заинтересованность мужчин ее внешностью от простой насмешки над ее поведением. 

— Что ж, я рад сообщить Вам, мистер Райт,- он обратился к коренастому широкоплечему мужчине с очень густой бородой, но зато гладким как бильярдный мяч черепом.- Ваш сын, судя по всему, и правда невиновен.

— Я вот только не пойму,- прохрипел Райт старший, наклоняясь к столу. Он метнул хмурый взгляд на беззаботную Тимбелл, громко чавкавшую жвачкой. Большой светло-желтый пузырь надулся так, что почти закрыл ее надменно вздернутый веснушчатый нос. Она продолжала медленно раздувать его еще больше, пока Кейт не дернула ногой, якобы случайно задев Тимбелл. Шар громко лопнул, но не очень удачно, и Кайре пришлось пальцами соскребать жвачку с щеки.

— Этот старикан… как бишь его? Крю, да. Он ведь сказал, что видел моего сына там…

— Если быть точнее, он видел лишь куртку Вашего сына, мистер Райт,- шериф облокотился на одну руку.- И тот, кто был одет в нее, судя по всему внешне очень напоминал Джейсона. 

— Выходит, какой-то сопляк хотел подставить моего сына?- зарычал Райт старший, вновь сурово взглянув на Тимбелл, словно это все была ее идея с поджогом дома.

— Мы будем проверять информацию. Тем более, я знаю, Джейсон- спортсмен, а тут эта сигарета… извините,- настойчивый рингтон заставил Томпсона прервать свои оправдания.

— Полицейский участок, шериф Томпсон Вас…- он не закончил свою речь. Губы шерифа вздрогнули, он весь как-то занервничал, задергался. Кейт с удивлением наблюдала его реакцию, силясь расслышать, что там такое говорят в трубку, но ей удалось уловить лишь невнятное шипение.

— Да, хорошо. Хорошо, я понял,- Томпсон отложил трубку и как-то криво улыбнулся собравшимся.

— Что ж… как замечательно идут дела! Стоило нам установить, что Джейсон Райт чист как ангел в своих помыслах, как был найден истинный виновник произошедшего. Его уже везут в участок,- на этой фразе шериф порывисто встал с места, пожал руку Райту, Кейт и Кайре, хотя та по привычке подала ее как будто для поцелуя. Силой воли Робинсон заставила свои брови остаться на месте, а не подняться вверх в крайне презрительном выражении. 

«Господи, тупица ты непроходимая, Тимбелл!- думала Кейт, пока они выходили из кабинета шерифа. Высокий конский хвост цвета чуть светлее красного дерева вызывал у нее отчаянное желание схватиться за него и хорошенько приложить дуру виском.- Хоть бы ты тоже что-нибудь подожгла, чтобы тебя посадили.»

Джейсон уже стоял возле регистратуры, такой смешной с этой торжествующей ухмылкой. Правда, его самоуверенность заметно спала, когда следом за шерифом появился его отец, как всегда мрачный и грозный. 

Пока Томпсон подписывал какие-то бумаги, Кейт подошла к Джейсону. Тот протянул было руки, чтобы обнять девушку, но Робинсон ловко вывернулась.

— Ну что, арестант?- она усмехнулась, оглядывая длинный деревянный коридор.- Оправдан по всем статьям.

— Спасибо, Китти,- он весело улыбнулся.- Правда, спасибо. И тебе, Кайра,- последнее он произнес уже с некоторой натянутостью. Тимбелл пронзительно захихикала и буквально упала на его плечо.

— Брось, БигБанни. Я вся к твоим услугам,- весело пропела она, подмигивая поочередно обоими глазами. Тут уже Кейт не выдержала.

— Да даром не сдались твои услуги, Тимбелл,- Робинсон смерила ее уничтожающим взглядом. Кайра уже раскрыла было густо намазанный ярко-малиновой помадой рот, как вдруг послышались крики и ругань, и вскоре распахнулась входная дверь.

Трое крепких полицейских тащили за плечи черноволосого смуглого парня в клетчатой рубашке. Он отчаянно сопротивлялся, выкрикивая самые крепкие уличныеругательства, пытаясь вывернуться из цепкой хватки. 

— Пустите, козлы, пустите!- рычал юноша, прямо-таки с животной свирепостью скаля зубы. Он был похож на раненного волка, загнанного в угол. 

— При активном содействии Кейт Робин…- продолжалбурчать себе под нос шериф, пока, наконец, парня не подвели вплотную к нему. При имени Кейт тот вдруг резко выпрямился, перестал выворачивать руки и в упор посмотрел сначала на шерифа, потом на Джейсона, а потом и на Кейт.

Девушка сжала зубы так, что зашумело в ушах. Она очень усердно пыталась никак не выдать своего ужаса, но прекрасно понимала, что в ее глазах и так читаются все самые скрытые эмоции. 

— Мистер Рейес,- шериф Томпсон вдруг сам занервничал. Хьюст Рейес поджал губы- он все еще не спускал глаз с лица Робинсон, а в голове эхом отдавалось «При активном содействии Кейт…»- 

— Вы не имеете никакого права меня арестовывать,- прохрипел Хьюст, как будто с трудом отворачивая голову от девушки. Кейт продолжала непонимающим взглядом обводить его фигуру и трех полицейских, плотно сжимавших его со всех сторон.

— Имеем, еще какое!- писклявым голосом заявил вдруг один из помощников шерифа. Он достал из кармана рубашки маленький пластиковый пакетик, в котором лежали две сигареты, одна почти докуренная до фильтра, другая едва тронутая.

— Как Вы объясните это, мистер Рейес?- надменно проговорил молодой помощник, размахивая сигаретами перед глазами Хьюста. Тот нахмурился.

— Что мне объяснять? Законы физики?- он с такой злостью рявкнул на юнца, что тот быстро отошел назад, предоставив все дело шерифу. Томпсон медленно, словно нехотя, приблизился к новому подозреваемому и что-то сказал ему одними губами.

Джейсон Райт в этот момент думал лишь о том, что чувак в клетчатой рубашке, пропахнувшейся пивом, куда больше подходит на роль подозреваемого, чем он, любимец учителей и вообще всех женщин города.

***

— Что ты думаешь об этом обо всем, аресте Джейсона, поджоге, теперь об этом новом подозреваемом?- Стейси подняла голову с плеча Джо, внимательно вглядываясь ему в глаза. Пушок, вильнув хвостом, спрыгнул с кровати и деловито прошелся по комнате.

Джо лениво приоткрыл один глаз и улыбнулся.

— Да ничего я не думаю. Думаю, что это не наше дело. Почему тебя волнует судьба дома Анны Льюис, Джейсона Райта и этого, как его…- Саммерс презрительно сморщил нос.- Рейеса?

Стейси села на кровати, прижав к груди край простыни. Ей сложно было ответить на этот вопрос. Если бы она сказала Джо правду о том, что чувствует, будто эта история совсем не так проста, как кажется, он бы засмеялся или чего лучше стал бы ее успокаивать. Но другой версии своей заинтересованности Стейси и вправду не имела- она просто чувствовала, ощущала это на подсознательном уровне, что не может все быть так поверхностно, что не может дом Льюисов гореть просто из-за чьей-то дурацкой выходки или мести.

— Не знаю…- она опустила голову, и кудрявые прядки упали на глаза. Джо убрал их назад, взял в ладонь ее нежную щеку и погладил.

— Послушай, Стейси, детка. Не так много времени осталось до переводных экзаменов, так что не забивай ты себе голову этими левыми происшествиями. Ну подожгли дом Льюисов, ну знаешь, неудивительно. Мы же дружим семьями, так они там все немного не в себе- Кэролин, мать Анны, так и вовсе на сектантку похожа.

— К слову о странностях… ты заметил, что с самой Анной что-то не то?

Джо надавил ей на челюсть, поднимая ее лицо вверх. Он внимательно посмотрел в ее большие круглые глаза и едва ли не по слогам произнес:

— Выкинь ты из головы ее. Чокнутая баба. Не удивлюсь, если это все было сделано из мести. Ты же помнишь, как она вела себя с новенькими девочками в школе.

— Да, но дом подожгла не девушка, а парень. 

— Ну значит какой-то обидчивый хрен, которого она отшила,- в голосе Джо уже слышно было раздражение.

Стейси снова легла к нему на грудь. От рубашки Джо пахло ментолом и дорогим, изысканным одеколоном. Она потерлась носом о ключицу. Саммерс запустил руку ей в волосы и стал медленно расчесывать их пальцами, словно убаюкивая, призывая этим жестом отпустить от себя тяжелые мысли и полностью отдаться моменту.

Они не так часто бывали близки. В основном их тактильный контакт ограничивался публичными поцелуями и объятиями. Когда же они оставались наедине, то почему-то каждый раз словно терялись, с чего начать- как вести себя теперь, когда не нужно улыбаться миру, не нужно показывать свои чувства со всей фотогеничностью, не нужно играть роль идеальной пары. В такие моменты их отношения выглядели как что-то ошибочное, нелепое; но Джо Саммерс был опытен в деле обращения с девушками, и хоть ему самому было отчасти неудобно, он первым шел на эти проявления домашней нежности, на долгие объятия и куда более откровенные поцелуи.

Пушок заскучал- устав вилять хвостом и красноречиво мурлыкать под нос, он запрыгнул на кровать и прильнул к руке хозяйки. Стейси улыбнулась, глядя на маленькую милую мордашку. Она не была лишена этого чисто женского умения дарить нежность, и вообще она охотно дарила ее кому угодно- родителям, Пушку, Кейт,- но только не Джо. Что-то было не так с их отношениями, что-то отторгало Стейси от него, но опять же, все эти душевные позывы были столь туманны и неясны даже для нее самой, что она попросту не решалась попытаться объяснить их еще кому-нибудь.

— Стейси, ты любишь своего кота больше,- с шутливым упреком проговорил Джо. Стейси резко села на него, игриво откинув волосы назад. Пусть это шло не от чистого сердца, но ей больше нравилось играть в такую сексуальную кошечку, чем постоянно размышлять с самой собой, любит она Джо или нет.

— Не спорю, он- чемпион моего сердца. Но у тебя есть возможность побороться хотя бы за второе место.

Джо приподнялся и обнял ее за талию. Его карие лучистые глаза улыбались, посылали такой солнечный свет, что Стейси вновь стало стыдно- ну зачем она обманывает этого светлого мальчика?

— Высшая радость для меня- сбросить с пьедестала проклятую Робинсон.

— Даже не мечтай,- Стейси толкнула его за плечи вперед и их губы слились в страстном поцелуе.

Все шло идеально по сценарию, а большего им и не надо было.

***

После тринадцатого неотвеченного звонка Рита не выдержала. Родные стены дома давили на нее; она бесцельно бродила по широким светлым коридорам, в сотый раз рассматривая с фотографической точностью выписанные фрески, изображающие античные сюжеты. Но вся эта гротескная и пафосная красота дома Саммерсов становилась все более гнетущей, все более пугающей для маленькой девочки в простеньком платьице.

Все свои шестнадцать лет она провела здесь, в этом громадном особняке, стоявшем чуть поодаль города, на отшибе. В детстве, когда они возвращались из парка аттракционов по извилистой дорожке, уходящей в сторону от государственной трассы, Рите каждый раз начинало видеться странное- будто бы ее родители и Джо на самом деле не те, за кого себя выдают, и едут они вовсе не домой, а к ведьме, которая носит длинные спутанные волосы и варит зелья в полночь. Но как только Коди, их личный водитель, открывал дверь и на руках спускал вниз юную леди Саммерс, все вновь становилось на свои места. 

Они с Джо никогда не играли в обширном парке возле дома, хотя рабочие отца даже построили для них детскую площадку и бассейн. Рите больше нравилось проводить время внутри, читая книги о далеких неизведанных странах и медленно засыпая в отцовском кресле в библиотеке. Возможно, поэтому, за их некоторую нелюдимость, другие дети считали их странными, и уже когда Рита выросла, ей трудно было заводить друзей среди сверстников. Родители обучили ее замечательным светским манерам, но она не переняла той легкости и непринужденности в общении от матери. Ее внутренняя замкнутость следовала за ней по пятам с ранних лет, с первых ее страхов, главным из которых был ее брат, Джо.

Он никогда ее не обижал, никогда не пытался насолить, у них даже не было этого периода полного непонимания и ненависти, через который обязательно проходят братья и сестры разного возраста. Но отчего-то Рите всегда было некомфортно оставаться с ним наедине. Со временем она переросла этот детский подсознательный страх, убедила себя, что это все- игры ее воображения, такие же фантазии, как и те, в которых она представляла собственный дом логовом ведьмы. И все же, когда он обнимал ее перед сном, когда с улыбкой брал за руку на совместных прогулках, что-то начинало шевелиться у нее в груди, какой-то тревожный червячок.

Сейчас, когда надежда, что Хьюст возьмет трубку, окончательно исчезла, для Риты стало невыносимым находиться дома и ждать приезда брата. Она накинула прямо на легкое домашнее платье курточку и стремглав выбежала из дома.

Хьюст мог не брать трубку вечером или ночью, оно было понятно- Рита все же догадывалась, что ее нежный парень в своей компании превращается в «нехорошего мальчика», как их называет ее мама. Что он пьет, дерется, катается по городу пьяным. Что он приходит домой (или его приносят), в свой родной гараж, и падает без чувств на кровать. Она обо всем этом догадывалась, пусть на утро он, опухший, но уже в чистой одежде и гладко выбритый, ждал ее на условленном месте и говорил, что вчера сам дошел домой и ни грамма не перепил. 

Но почему он не брал трубку сейчас, средь бела дня, когда в основном занимался тем, что околачивался возле склада одного богатого еврея, ожидая прибытия машины с грузом? 

Он говорил ей, что помогает водителям с грузом. Но Рита понимала, что «помогать с грузом»- значит таскать невозможно тяжелые баулы и коробки, пока эти потные, здоровые мужики курят и плюются возле машины. Не то чтобы он ее обманывал, он просто представлял перед ней свое положение в более радостном свете- мол, нет, он не надрывается за сущие гроши, перетаскивая девяностофунтовые мешки с песком и камнями. Рита много раз порывалась сказать отцу, намекнуть, не называя имен, но знала, что даже если Ричард решит проявить благосклонность- а к людям такого сорта, как Хьюст, он никогда не проявлял благосклонности- Рейес никогда не примет его предложения. 

Остановившись у ворот, она набрала его номер еще раз. Выждала восемь длинных, режущих слух гудков, застегнула куртку и отправилась к так называемому «дому» Хьюста Рейеса.

Саммерс едва сдерживалась, чтобы не пуститься бежать. Воротник куртки давил ей горло; она плотно сжимала в кармане телефон, так, что вскоре вспотела ладонь. Что-то неладное творилось с ее любимым; тучи сгущались над бедными Ромео и Джульеттой. 

Ее сердце пропустило удар, когда она увидела знакомую машину за несколько метров от гаража. Бобер был у Хьюста; значит, что-то и вправду случилось. Рейес никогда не приглашал домой никого, кроме Риты. 

Дверь была чуть приоткрыта. Рита услышала какую-то возню и невнятное бормотание.

— О, Рита…- Бобер растерянно выпрямился. У него в руках была связанная в узелок простыня. На матрасе валялись вещи Хьюста, его рубашки, майки, джинсы, фляжка. И телефон.

— Что здесь происходит?- Рита быстро прошла к матрасу, взяла телефон- четырнадцать пропущенных от нее. Все верно.

Бобер замялся. Он смущенно почесал затылок, как будто это его упрекали в том, что он не брал трубку.

— Понимаешь… Рита, ты только не пугайся,- он протянул было руки, чтобы взять ее за плечи, но Саммерс вскочила на ноги. 

В последний раз она слышала эту фразу, когда ее отец был вынужден уезжать города из-за поступавших пачками писем с угрозами. Он как раз переизбирался на пост мэра, и его машину несколько раз пытались поджечь. Это было не в Сейдоне, а в административном центре, но недоброжелатели Ричарда легко смогли разыскать его дом и семью. Тогда мама впервые за все время показала детям, что умеет не только улыбаться- несколько раз ей приходилось прятать их в подвале, а самой, вооружившись отцовским охотничьим ружьем, стоять под дверью, на случай, если охрана не успеет приехать и спасти их.

К ним в дом ломились жестокие и злые люди, а мама все повторяла в приоткрытую щелку подвала- «Ты только не пугайся, дочка… не пугайтесь, дети, все хорошо. Мама с вами.» 

Эта фраза каждый раз била Риту под дых. Она не могла рассказывать об этом знакомым, ведь никто не верил, что хрупкая Валери Саммерс держала в руках старое охотничье ружье, пряталась вместе с детьми в подвале, беззвучно глотала слезы отчаяния и страха, тревожно вслушиваясь в глухие удары по двери дома и голоса, выкрикивавшие проклятия им в окна. Такая история не могла случиться с благополучной, прекрасной семьей Саммерс, ведь в городе они- вторые после бога люди. Никто не верил, что это было, а это было, и эта фраза «ты только не пугайся» будет звенеть в голове Риты Саммерс всю ее жизнь.

— Что… что мне не пугаться?- хрипло спросила Рита, не мигая глядя в глаза Бобра. Он опустил руки.

— С Хьюстом беда. В тюрягу забрали, говорят, есть доказательства, что это он поджег. Я тут за его вещами пришел…

Рита сделала шаг назад. Она отвернулась от Бобра, ничего не ответив на эту новость. Ее самый худший сон начинал сбываться- «нехороший мальчик» Хьюст Рейес столкнулся-таки с законом. И что самое страшное было для его девушки- то, что, фактически, она легко могла ему помочь, лишь замолвив словечко отцу, но никогда бы этого не сделала. И все потому, что страшнее проблем с законом было бы только то, что Ричард Саммерс догадался об отношениях его дочери.

Пока она напряженно проворачивала в голове, что сейчас будет говорить шерифу Томпсону и как сделать так, чтобы отец не узнал о ее визите к заключенному, Бобер незаметно сунул фляжку Хьюста во внутренний карман куртки. Теперь она вряд ли понадобится его другу. 

(Visited 14 times, 1 visits today)
2

Автор публикации

не в сети 4 месяца

Kim Grant

66
Подросток. Пишу о том, что окружает, о нашем внутреннем мире, похожем на бурю в самом сердце моря.
Цель творчества- донести до своих сверстников, что в первую очередь мы все должны быть людьми достойными. Расширять границы сознания и познавать жизнь вместе с читателями.
19 лет
День рождения: 04 Сентября 1999
flagРоссия. Город: Магнитогорск
Комментарии: 8Публикации: 19Регистрация: 20-06-2018
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *