Полигон. Глава 7

Публикация в группе: \"Полигон\" - (ПРИКЛЮЧЕНИЯ, повесть)

 

 

VII

 

  Милицейский «рафик» остановился у кирпичного здания контрольного пункта, и из машины вышли пятеро омоновцев во главе со старшим лейтенантом – рослым молодцеватым брюнетом с насмешливым взглядом бывалого служаки. Все были экипированы по-будничному: пятнистые утеплённые робы, надраенные до сияния берцы, синтетические дубинки из чёрного полимера и наручники, болтающиеся у бёдер.

  — Гаврилыч! – окликнул водителя старлей. – Если увидишь пытавшихся незаметно улизнуть – сигналь. Я не думаю, что их тут будет много. По агентурным данным – штук пять или шесть.

  — Данные свежие? – поинтересовался водитель.

  — Ну… мне выдали час назад, перед посадкой, а шефу, наверное, ещё вчера.

  Старлей подошёл к зданию и отворил дверь:

  — Есть кто дома?

  Навстречу вышел угрюмый Колчан.

  — Честь имею. Какие проблемы?

  — Это у вас тут они, проблемы-то. Для того и прибыли, чтоб устранить. Вы, простите, кто будете?

  — Работаю здесь. Вон, за углом бульдог мой железный.

  — Ага… Документики какие-то при себе имеются?

  Васька взял из шкафчика сумку и достал оттуда паспорт с правами. Протянул:

  — Неплохо бы и на ваши одним глазком…

  Старлей с прищуром глянул на него.

  — Зря ёрничаем. Дельце тут на вашу богадельню серьёзное может нарисоваться. Впрочем, если так желаем официальности – оперуполномоченный старший лейтенант Гаранин.  

  — Оч-чень рад. Младший бульдозерист ефрейтор Колчанов. Про дельце знаем в подробностях, только стопудóво, что здесь никто к нему не примазан, потеряете кучу времени. Кстати, как-то слишком легко вы экипированы для серьёзного дельца. А ну как на засаду тóркнетесь?  

  — Не очкуй, младший ефрейтор, отобьёмся без потерь, за то и платят. А уж насчёт примазанности – без твоих рекомендаций, будь добр… Кто здесь у вас старший?

  — В смысле, по работе?

  — От-т, гляньте на него… — тонко улыбаясь, изумился Гаранин. – Нет, Гюльчатай, по общежитию свободных женщин Востока, блин!.. Гаврилыч, может прихватим острячка попутно? Пусть в «обезьяннике» язычок оттачивает, аудитории там хватит.

  — А я что?.. — без всякого смятения пожал плечами Васька. – Оскорбил кого или сопротивление оказываю? Уточнил только… Вон старшой, сюда топает. – Он мотнул головой в сторону Полигона.

  К хоззоне неторопливо приближались Егорыч с Таисией. Каждый нёс в руке по большой сумке, у Таисии за плечами был пристроен рюкзак.

  Гаранин усмехнулся:

  — Уже и проводы с почётным эскортом. Они что, решили, мы в круиз отправляемся? Повезём эти баулы как бесплатное приложение к актам задержания?

  — Не волнуйся, дорогой, много места они не займут, — раздался голос с небольшим южным акцентом. Все обернулись на него и узрели Робина, вышедшего из-за угла постройки.

  — Ну как же, без лиц кавказской национальности мы тут просто капитулируем, — скривившись, протянул Гаранин, иронично разглядывая приближавшегося к нему Шагаряна.

  — Да, я из Армении, — спокойно ответил Робин, протягивая ему тоже паспорт и водительское удостоверение. – Будешь меня депортировать, хозяин жизни?

  — Это уж как доведётся, — мельком глянув на документы, не оставался в долгу старлей, однако было заметно, что спеси у него слегка поубавилось. – Ты, мне сказали, тут за старшего? – обратился он к подошедшему Егорычу.

  — А разве мы на базаре капусту для закваски себе выбираем? – небрежно поинтересовался тот.

  — Не понял…

  — Так ведь в неё тычут для проверки на качество, милай. Да и не припомню, чтобы мы когда-то за брудершафт выпивали. Дошло?

  — Вот что, отец, — разозлившись, выпалил Гаранин, — экспромт устраивать будешь в домашнем кругу, а здесь перед тобой должностное лицо при исполнении. Потому будь любезен отвечать на вопросы и оказывать содействие работникам охраны правопорядка. Я смотрю, развёл ты тут целый социальный приют на паритетных началах, и за это я могу запросто упечь тебя вместе со всеми. И если не хочешь продолжать трудовую деятельность вдали от крова родного…

  — Слышь, гражданин поручик, — перебила его Таисия, осторожно подёргивая за рукав куртки. – Все давно поняли, чего вам тут надо. Только покуда ты чесал помелом и грудью пёр не в том направлении, все разбежались кто куда. Хошь спросить, кто я такая? Та, кого ищете: бомжиха, без ксивы и домашнего телефона. А это, — она кивнула на сумки с рюкзаком, — всё, что имею при себе. Вопросы будут?

  Столь откровенная прямота, видимо, слегка ошарашила представителей силовых структур, которые больше привыкли к догонялкам и сопротивлялкам. Таисия же, воспользовавшись небольшим тайм-аутом, продолжила:

  — И решила я таки помочь вам, хлопчики, в вашем тяжком насущном хлебушке. Там, — она указала рукой в сторону раскрывающего свои объятия Полигона, — ежели держаться правой стороны, увидите с краю у бровки воткнутую вешку – такую с человечий рост жердинку с повязанной жёлтой тряпицей. Это как ориентир. Супротив неё метрах в тридцати увидите похожее на землянку помещеньице. В нём будет сидеть или лежать божий одуванчик Полина Никитична Заболоцкая, которая без вашего молодецкого ухаживания прямо увянет на месте.

  — Я провожу, — вызвался Колчан. – Двоих надо.

  Гаранин, поколебавшись, отрядил с ним людей, после чего хмуро спросил у Таисии:

  — Остальных, как я понимаю, искать уже бесполезно?

  — Как знать, — пожала она плечами. – Может, и получится. Только дальше я вам уже не союзница…

 

  Когда все оперативники разбрелись по Полигону, и у въезда остались, кроме «рафика» с водителем, Таисия с Егорычем, последний, отведя её немного в сторонку, тихо сообщил:

  — Тебе привет от Гришука. Он же Хрящ, если помнишь.

  — Видел его? – удивлённо прошептала Таисия. – Когда, где?

  — Вчерась, поздно вечером. Домой ко мне притопал, уставший – еле на ногах держался. Я говорю, ночуй у меня, место есть, да где там уговоришь. Ты же знаешь его… И главное, Тайк. Видел он, как Болта повязали. У Навлицкого, рядом с прокатным пунктом. Тот и вякнуть не успел… Теперь кумекаешь, чего так быстро пятнистые сюда заявились?

  — Да уж… Всё равно, рано или поздно от этого не ушли бы. Непонятно другое: если Гришук не был повязан с Болтом, чего ему приспичило ходули накручивать, да ещё при Скаринкине?

  Егорыч вздохнул.

  — В том-то и дело, что был. Только на другом дельце. В Ветрино они финский лодочный мотор умакнули, а спихнуть не получилось – без документации никто в округе и близко не хотел к нему подходить. А кто-то из дайверов и вовсе в райотдел капнул. В общем, оба в одной связке болтались, как альпинисты над пропастью. А мотор так и лежит полуразобранный в балке, что с другой стороны отсюда. По запцацкам решили толкать, выбора не оставалось.

  — Вот же идиоты… А ты откуда всё это знаешь?

  — Да разговор имели приватный, без посторонних. Гришук сам явился через пару суток после назаровского случая и выложил всё, как на духу. До того Болт к нему заходил и слегка маху дал – трепанул не то, что следовало. Вот мы и решили сообща под колпак его подвести, пока он сам тут всех не сдал с потрохами. Не успели, как видишь…

  Внезапно их беседа была прервана донёсшимся с Пятака шумом; все глянули в ту сторону и узрели картину первобытной охоты на дикого зверя. По мусорным кучам и отвалам Гаранин с двумя подручными пытались настигнуть скачущего во всю прыть, словно мустанг в прерии, Третьяка. Даже со стороны было заметно, что шансы у блюстителей правопорядка мизерные: оступаясь и проваливаясь едва ли не на каждой пяди хлама, омоновцы в своих кованых юфтевых крагах выглядели хромоногими инвалидами в сравнении с рассекающим столь привычную для себя пересечённую местность героем скользких дорожек. Впечатление усиливала полу-нагота бегуна: судя по всему, застигнутый врасплох Третьяк успел лишь натянуть штаны с кедами и прихватить верхнюю одёжку. Теперь же он на ходу облачал свой расписной торс и с азартным бесшабашием подвывал: «А-а т-только п-пуля к-казака… а-а в-во степи дог-гонит!..»

  — Вот это экземпляр! – подбирая выпавшую изо рта сигарету, промолвил водитель. – Жаль, на видео заснять нету возможности, любую хронику украсило бы. Неужто упустят парни, а?

  — Без вариантов, — заметил вновь подошедший Колчан. – И это он ещё не похмелился…

  Третьяк тем временем достиг края площадки, резко обрывающейся метров на пятнадцать к основанию, заложенному ещё при расчистке местности под объект. Спрыгивать вниз было явным безумием, и потому Гаранин, переключившийся на спокойный шаг, зловеще улыбался, отстёгивая с себя наручники. Двое других разошлись веером по обе стороны от него, заключив таким образом беглеца в полукольцо. Третьяк, понаблюдав их манёвр, оглушительно свистнул, изобразил красноречивый жест посредством согнутой и сжатой в кулак руки, как это делают боксёры при хуке снизу, и как ни в чём не бывало сиганул с обрыва.

  Колчан рассмеялся. Троица преследователей, всё ещё не веря в фиаско, подбежала к обрыву и некоторое время ошеломлённо поглядывала вслед уже исчезающему в примыкавшем к Полигону с западной стороны редколесье прыгуну. Третьяк же, целый и невредимый, отбежал на некоторое расстояние, повернулся назад и, сложив рупором ладони, истошно провопил:

  — С-суки мутные! Чешите репы, пароход на мели!..

  После чего развернулся и демонстративным шагом двинулся восвояси…

  Тем временем ещё двое омоновцев подводили к машине Микитишну, осторожно поддерживая её под локотки. Водитель сокрушённо покачал головой:

  — Чего делается… И где вы только её раскопали?

  — Где… Аист в узелке доставил. Сказал, коль рожать людей перестали, так помереть им хоть не давайте, — проворчала Таисия, отодвигая дверцу салона, чтобы помочь Микитишне туда взобраться.

  Гаранин, похоже, не сильно был обескуражен неудачей с Третьяком. Возвращаясь к машине, он с увлечением докладывал кому-то по мобильнику:

  — …И предположить не мог, что здесь такая колония могла существовать. Одних конурок по типу блиндажей не меньше пяти насчитал. Куда там нашим партизанам в войну: так замаскированы, что в метре будешь стоять – не усечёшь. В одном даже радиоприёмник с подключённым динамиком стоит. А насчёт кухонных причиндал, так наш общепит просто отдыхает. Ей-богу не удивлюсь, если тут обнаружат водопровод, канализацию… Хорошо-хорошо, уже закругляемся. Акт в отделе составлю… Пока, увидимся.

  — Цицерон… — пробормотала Таисия, усаживаясь в салоне рядом с Микитишной и пристраивая сумки с рюкзаком в ногах.

  — Мне как, тоже в «пенал» садиться? – скромно поинтересовался Егорыч. – А то вон первые мусоровозы уже на подходе, приёмкой заниматься надо.

  — Занимайся, — снисходительно процедил Гаранин, глядя куда-то поверх его. – Будет время, навещу, весьма мне тут понравилось. Прямо глоток оазиса посреди пустыни…

  … Неподалёку, у обочины подъездной грунтовки, стояла одинокая фигура Поэта. Он вовсе не прятался, просто оказывал собравшимся почтение своим присутствием. Вероятно, оперативникам и в голову не пришло иметь на него виды, − настолько не вязался его облик с общим контентом происходящего. Если они и обращали на него внимание, то, скорее всего, принимали за безобидного местного жителя, случайно заглянувшего проведать знакомого. А те, кто его тут знал, естественно, не собирались выдавать из гуманных или же каких иных соображений.

   А возможно Поэт, несмотря на кажущуюся отрешённость, глубже кого бы то ни было понимал и осознавал случившееся, которое не в силах был изменить, и теперь с привычной безмятежностью созерцал то пространство, где его, будто пылинку, относило течением всё дальше.

 

2008

полигон5

(Visited 28 times, 1 visits today)
4

Автор публикации

не в сети 1 день

Shel19

1 166
52 года
День рождения: 20 Мая 1966
flagКанада. Город: Melfort
Комментарии: 308Публикации: 60Регистрация: 29-03-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • золото - конкурс ДЕБЮТ
  • Почётный Литературовец
  • Активный комментатор
  • номинант-конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • золото - конкурс Священная война

2 комментария к “Полигон. Глава 7”

  1. Трудно сказать, кому это во благо, а для кого возможный конец пути. Очень важно ощущать свою нужность в этом мире, — пускай даже и в такой среде. 

    Спасибо, что читали. С уважением! 

    2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *