Полигон. Глава 6

Публикация в группе: \"Полигон\" - (ПРИКЛЮЧЕНИЯ, повесть)

 

VI

 

  Как и следовало ожидать, Болта в его с Митюхой «камчадальской» норе не оказалось. Это лишний раз подтверждало версию Хряща о не последней роли первого в этом всё быстрее раскручивающемся дельце. Хрящ на всякий случай пошарил внутри, но ничего заслуженного не приметил. Он понимал, что Болт не станет идиотствовать, храня краденое «по месту жительства»: Полигон и сам по себе идеален для такой цели, в любом отвале или ямине можно замаскировать для постороннего глаза какой угодно скарб. Он, Хрящ, и сам не раз так практиковался. Но здесь, похоже, случай особый: Болтика использовали в качестве внешнего раздражителя, дабы по собственной инициативе на свой глупый кумполок побольше грозы намагничивал. А уж сокровищница продмаговская где-нибудь в паре километрах отсюда в каком-нибудь ельничке лежит себе и грустит аки засидевшаяся в девках клуша-бесприданница. Хотя и вероятность того, что Болту неизвестно её местонахождение, тоже была, иначе бы тут не околачивался, а временно упорхнул «в академический отпуск», как уже не раз бывало. Впрочем, для отвода глаз можно их кое-кому тут и помозолить…

  От «камчатки», расположенной в охвостье Полигона, в самом отдалении от «портала», убраться с территории незамеченным можно было только одним путём – по крутому склону через густо заросшую балку, образовавшуюся, вероятно, ещё при расчистке территории под проектируемую свалку много лет назад: снимали грунт, чтобы ссыпать и утрамбовать на выделенном рабочем участке складирования. Природа-мать не оставила без внимания исковерканное цивилизацией урочище, и теперь низина балки в летнюю пору представляла собой непроходимые джунгли, подпитываемые невесть откуда появившимся родничком, посылавшим жизнь и влагу не только растительному окрестному сообществу. И если Болт решил дать под шумок тягу подобру-поздорову, у него был только этот путь, разве что не окопался где-нибудь поблизости, подобно тушканчику, и теперь в полном затишье шевелит ноздрями, тварь грызливая. Хрящ знал достаточно утоптанную не только «камчадалами» тропинку, спускавшуюся по заросшему откосу к ручью; её часто использовали в качестве шухерно-аварийного хода, когда Полигон инспектировали нежелательные официальные лица. Однако подойдя к краю бровки, откуда она начиналась, Хрящ сразу же понял, что со вчерашнего дня ею никто не пользовался. После полудня моросило, и на глинистой насыпи намётанному глазу ничего не стоило узреть даже оставленные птичьи иероглифы. На сей раз и тропинка и прилегающий к ней давно заброшенный без промысла участок были явно нетронутыми. В других же на этом участке местах без риска разбрызгать по откосам спинной мозг исчезнуть было попросту невозможно: склоны были настолько круты, почти отвесны, что при одном взгляде с краю всё вокруг начинало в глазах пританцовывать. Разве что спуститься по верёвке, да где и за что её тут сверху зачалишь…

  Хрящ понимал, что даже если и удастся выщемить Болта, ситуации это не исправит, а возможно, даже ещё и усугубит и без того дрянное положение дел. Беда с Митюхой и последовавший очень скоро за ней приезд Скаринкина явственно указывают на такой же скорый приезд лавочки уже совсем иного пошиба; говорильня отойдёт в историю и, как нетрудно предсказать, вступит в силу Его Величество Закон с его поступательно-карательным механизмом легализованного принуждения и, за редким исключением, необратимых последствий. Что же заставило его незаметно улизнуть с «портала» при известии о Митюхе и рвануть вслед законченному подонку? Ведь не страх же за собственное нутро: чувство сие давно уже не забирало Григория Василевского в свою охапку, оно перегорело, словно лампочка высокого накала, в бараках и каждодневных заботах о хлебе насущном, так почему-то тяжело добываемом. А уж грязные делишки тут всем рожи в несколько слоёв намазюкали.

   И совсем уж не праведный гнев торопил призвать к ответу нагадившего по всей округе Болта, которого теперь уже навряд ли кто здесь увидит. Почему же тогда он, Григорий, вдруг сорвался будто заяц и ретировался на отшиб, никому ничего не сказав? Может, какой-то внутренний голосок попытался намекнуть, что, дескать, недурно бы вильнуть в сторонку, дабы избегнуть попадания в коловорот событий, никак не совпадающих с его интересами? Кто же ты, Хрящ, в таком случае, если не сучий потрох и скурвленный обмылок!..

  Он медленно и тяжело присел на валявшееся рядом поленце, нашарил в карманах курево, чиркнул спичкой, после чего долго сидел, подперев голову обеими руками и неподвижно уставившись себе под ноги. Через какое-то время к нему подошёл Поэт и, тихо вздыхая, стал рядом, как обычно, чтя своим наполовину астральным присутствием обстановку. Но Хрящ, похоже, ничего и никого не хотел видеть вокруг; Поэт, выдержав регламент почтительности, тихонько растворился в уже потемневшем пространстве Полигона.

 

 Следующее утро выдалось пасмурным и сырым; временами накатывала морось, тут же распыляемая порывами циклонического ветра, и оттого многим казалось, будто кто-то злорадно балуется, пережимая напор воды в огромном шланге, протянутом над свалкой и близлежащими окрестностями. Таисия, хмурясь, набрала из колонки воды и неторопливо двинулась с наполненным ведром к себе в помещение. Перед тем как пролезть в него, она с прищуром огляделась вокруг, поёжилась и плотнее запахнулась в ватник. «Зима-то вон уже, нахрапом катит, — подумалось тут же. — И как с Микичишной быть, ума не приварю. Хошь не хошь, а как-то через Егорыча, что ли, а то и участкового надо решать. Куда ей тут в морозы…»

  Мысли о надвигающейся зиме почему-то обходили стороной обитателей Полигона. Наверное, большинству было где временно перемариноваться, а для гвардии вроде Поэта или Хряща времена года отличаются разве что продолжительностью дня и ночи; температурный фактор здесь – понятие абстрактное, а часто и арифметическое: при минус двадцати принимаешь сорок, становится плюс двадцать. Одежонка у них что зимой что летом незаменима и консервативна. А «герой труда и спирта» хоть при какой погоде готов в одном исподнем улюлюкать по кочкам и ухабам, только бы опять же известная перспектива впереди маячила. Что же касалось самой Таисии, её планы после вчерашнего разговора с участковым несколько поколебались в плане гордыни, и Скаринкин посулился замолвить пару слов своему корешу-зоотехнику из ближайшего свинокомплекса, где можно хотя бы временно помахать лопатами и вилами не за так, плюс койко-место в общаге…

  Микитишна почему-то сегодня была на удивление бодра: поднявшись с топчана, сама облачилась в утеплённый дождевик и резиновые боты, и теперь собиралась на утреннюю облегчительную процедуру, благо в нескольких метрах от их землянки Третьяк с Митюхой проковыряли в спрессованном бульдозером мусоре специальный жёлоб для дам, по которому вся органика уплывает на безопасное расстояние и не озонирует на общем специфическом фоне.

  — Всё нормалёк, мать? – привычно громко обратилась к ней Таисия, поскольку той давно овладела возрастная глухомань. — Помощь нужна где?.. Я говорю, помочь дойти?!

  Микитишна, подёргивая головным тиком, издала булькающие звуки, что в несложном переводе значило отказ; шипение же из её беззубого рта трактовалось как просьба о помощи.

  — Хозяин — барин, — проворчала Таисия и занялась стряпнёй. Здесь, в помещении, имелся ещё вполне ходовой примус, не требующий особых материальных и топливных затрат, Егорыч выделит сколько попросишь. Есть и спецпогребок, вырытый самолично и придавленный канализационным люком, где хранятся концентраты и соленья. Хозяйственные руки ощутимы в блиндаже повсюду: кругом чисто, прибрано, нехитрый скарб всегда под рукой и на своём месте. Не то что у остальной братии: лежанки-топчаны в глине и мазуте, посуда насекомыми засижена, тряпки смердят, повсюду хлам, − сами черти разбежались бы от такой декорации!..

  Однако мысли блуждали вокруг вчерашнего вечера. Теперь выходит, главные подозреваемые они тут все в деле магазинной кражи, а ежели постараться, и бедолагу Митюху запросто могут сверхурочно подоткнуть. Не Скаринкин, конечно, просто дело запросто могут передать по инстанции выше, что весьма вероятно, если учесть тяжесть содеянного. А в райпрокуратуре могут такие волки ошиваться, которым ничегошеньки не будет стоить поднажать операм, чтоб поскорее закрыли дельце, и лучших козлов отпущения, кроме как бомжи-полигонщики, здесь и не подобрать. И даже если Митюха придёт в себя, едва ли сможет назвать, кто его изувечил, ударили-то по всем приметам сзади. А уж мотив деяния выставить проще пареной репы: рассорились при делёжке, а то и просто убрали, чтоб не сдал с потрохами в случае поимки.

  Сама Таисия допускала, что в обоих случаях могли фигурировать обитатели здешней коммуны. Иначе чего ради два ханурика вчера испарились при виде участкового? Тут, правда, можно было допустить саму конспиративность как таковую – следствие их незаконного положения в целом, или какие другие огрехи… Но всё же против факта не попрёшь: исчезновение обоих даёт все основания подозревать их первыми. А уж в случае чего катушка раскрутится по полной, захватив остальных, включая и её с Микитишной. Как говорится, «попал под каток – кусай локоток».

  И всё-таки в отношении Хряща у неё никак в голове не укладывалось, что тот и есть возможный подельник-крыса, огрёбший весь довольно убогий, надо признать, куш, да и мотанувший восвояси, огрев при этом несмышлёного партнёра по чердаку. Ну не мог он такого отчебучить, не в его это натуре, − а вот поди ж докажи это кому постороннему! Особенно брюхатым и горластым чинушам, коих за последние годы расплодилось, что колорадских жуков; по всему видать, рассчитывают рёвом поутробнее снискать почтительное всепослушание нижестоящих. Тенденция, надо сказать, прослеживается отовсюду, куда ни забрасывала судьба Таисию Аверьянову; оттого и не пыталась отстаивать свои хиленькие права, сутками убивая время в ожидании приёмов в кулуарах всевозможных администраций. Терпение, оно тоже не безгранично…              

  … А Витюша с Оленькой почти каждую ночь приходят. Покамест не зовут к себе, ну и ладно; стало быть, неплохо им там, хоть мамкина поддержка никогда не лишняя…

 

 Через какое-то время Таисия, перекусив сама и чинно усадив Микитишну похлебать, выглянула из блиндажа. Так и есть: Поэта ежели поблизости глазами не наблюдать, то ощутим он порой бывает ещё сильнее. Просто чудо гипотетическое: ни единого звука, а уже тут как тут, будто вешка столбовая, − ишь, бородёнкой пошевеливает.

  — Ну как? — осторожно кивнула ему Таисия. – Не заявлялся?

  Вопрос касался исчезнувшего Хряща. Поэт слабо поморщился, что явствовало бесполезность вопроса. Он вообще никогда не выдавал ни утверждения, ни отрицания в ответах; неопределённость в них была прямым следствием его натуры. И с течением времени язык жестов и мимики овладевал им всё больше, вытесняя членораздельную речь и ставя под удар эволюцию Дарвина и происхождение видов.

  Таисия вздохнула: похоже, ей давно пора у глухонемых переводчицей наниматься. Эдак скоро и сама замашет-забулькает, как прибабахнутая.

  — Может, чего пожуёшь? – поинтересовалась она. – А то чаёк ещё не остыл, печенюшки дам.

  Последовала та же реакция: дескать, всухомятку не проскочит, а вот ежели плеснула бы – тогда и пожевать не грех.

  Таисия поджала губы: самое времечко свободу культивировать, здесь и так она со всех сторон прёт. И тут она заметила Егорыча, стоявшего на гусенице пустующего пока экскаватора и быстро машущего в их сторону. Даже на расстоянии было заметно, что он не на шутку встревожен.

  — Однако… — Таисия снова повернулась к Поэту. – Ты здесь у нас теперь самый шустрый, так что гони на всех парах и разузнай, чего случилось, а то пока я со своим артритом доковыляю, коммунизм наступит.

  И снова она подивилась лёгкости и беззвучию, с какой тот двинулся к «порталу»; казалось, к ногам были приделаны воздушные подушки.

(Visited 36 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Shel19

1 166
52 года
День рождения: 20 Мая 1966
flagКанада. Город: Melfort
Комментарии: 309Публикации: 59Регистрация: 29-03-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • золото - конкурс ДЕБЮТ
  • Почётный Литературовец
  • Активный комментатор
  • номинант-конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • золото - конкурс Священная война

4 комментария к “Полигон. Глава 6”

    1. Собственно, сюжетная линия малообещающая. Мелкий человечек в колоссальном маховике Закона и проституирующей юриспруденции лишь смазывает общий механизм Инфраструктуры. Но ведь бесконечно так продолжаться не может. Отсюда события столетней давности, и, увы, ситуация, воротившаяся на круги своя. Виват революциям! 

      2
  1. Супер! Очень впечатляюще описаны персонажи! Интересная глава!))

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    2
    1. Персонажи, можно сказать, списаны с натуры. Разве что криминал добавлен "полётом воображения". Здесь глубоко копать не надо, чтобы понять всю ситуацию: людям деваться некуда, кроме как нелегально поддерживать своё жалкое существование. 

       Спасибо, Эмми, что читаете. Успехов Вам! 

      2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *