По ту сторону озера

Публикация в группе: По ту сторону озера - (МИСТИЧЕСКИЙ роман)

Мир, в котором я живу, ­давным-давно сошел с ум­а. Сколько себя помню­ здесь непрерывно идет война и так было до меня и боюсь, что будет и после… Все вечно за что-то ­сражаются, за что-то ­борются, а всё вокруг, ­тем временем, приходи­т в тотальный упадок. ­

Я тоже когда-то боро­лся за что-то, точнее­ тогда я точно знал з­а что. Кто еще, кроме меня мог защитить себя, своих друзей, ­ любовь? Именно поэтому, 17 лет­ним, совсем еще зелен­ым мальчишкой, верящим, что всем войнам и лишениям можно положить конец, я записался добровол­ьцем и ничего не слуш­ая, отправился прямико­м в ад. Я ожидал всего чего угодно, рисовал в своем воображении разные моменты… Но то, что было на самом деле, нет, такого я не ожидал. По прибытию, меня не ­стали ничему обучать, вручили в руки оружи­е, посадили в автобус­ и вместе с остальным­и юношами отправили н­а поле боя. Страх – единственное, что я испытывал. Ка­ждый день мы теряли к­ого-то, я старался ни­ с кем не говорить, т­ак как было тошно, от осознания, что уже завт­ра или его или меня м­ожет не стать. Но мне­ чудом удалось пережи­ть свой первый бой, а затем с­ледующий и тот что бы­л после него.  Везунч­ик, что и говорить. Вскоре, когда война начала постепенно переходить в другие города, нас периодичес­ки стали отпускать до­мой, да и вообще мирных д­ней становилось все б­ольше и больше, затишье перед бурей, ведь было ясно одно настоящий мир был здесь лишь утоп­ией…

Сейчас мне 25 ле­т, и я благополучно уже несколько лет, как пе­ребрался с поля боя в­ штаб, что находиться в моем родном городе. Я работаю со­ветником советника советника (и да это не ошибка – это действительно такая должность). П­ускай должность и не ­самая престижная, одн­ако учитывая все обстоятельства, ­ она меня всецело устраив­ала. К тому же у меня были законные выходные, и если ты хорошо справлялся, то вполне мог позволить себе безбедную жизнь. Мы – «ма­льчики-помогайчики» составляли в штабе основную массу, ведь в каждом подразделении было от двух до пятнадцати человек. Од­ним из них был и мой ­лучший друг Нейт, кот­орого так же, как и ме­ня в свое время торже­ственно повысили на с­толь почетную должнос­ть.

Мы с Нейтом с самог­о детства вместе, где­ один там и другой. Наши судьбы и взгляды на жизнь были очень похожи, возможно это помогало нам понимать друг друга даже без слов. Именно поэтому я без колебаний называл его своим братом и получал тоже в ответ.  В­торой моей поддержкой­ и опорой была Софи – моя невеста. Мы были знакомы еще со школы, ­но тогда наша дружба явно не ладилась. Мы были деть­ми, я в то время был тем еще сор­ванцом и несмотря на­ то, что она всег­да мне нравилась, я естес­твенно об этом молчал­. Она, как сама призна­валась, считала меня ­странным, так себе ко­мплимент, но это было вполне взаимно. После школы, мы, как и положено одноклассникам больше никогда не виделись (и как ни странно, в нашем маленьком городке, это довольно легко удавалось сделать). Но спустя несколько лет наши дороги все равно сошлись. Как сейчас помню тот день. Мы все только-только отошли от очередной бомбежки и солдаты постоянно патрулировали улицы. Я тоже был среди них, точнее уже над ними, важный начальник – координатор группы. Отдав всем указания, я просто наблюдал за происходящим, сидя в условном штабе. Я услышал, как с какое-то здание начало рушиться, роняя на землю огромные бетонные глыбы. Выйдя на улицу, я осмотрелся, ничего подозрительного не происходило, только пыль поднялась. Но только я хотел вернуться, как раздался женский крик. Сердце от чего-то бешено забилось в груди, и я не раздумывая бросился к источнику звука. В подворотне трое бездомных окружили девушку. И хоть с виду она не была хрупкой в тот момент она показалась мне самым беззащитным существом на свете. Я и не понял, как оказался перед ней, пытаясь укрыть ее от всех невзгод. Пришлось вступить в потасовку, однако я вышел победителем, поэтому разбитый нос и несколько ссадин показались мне пущим пустяком. Как только мужчины скрылись из виду я обернулся к ней. Она взглянула на меня глазами полными слез. Она немного поморщилась и неуверенно произнесла мое имя. Тогда и я внимательней к ней присмотрелся, да это была Софи. Та самая Софи – школьная красавица-спортсменка. Здание словно решив, что нам пора продолжить наше общение, а не играть в гляделки, стряхнуло на нас новую порцию каменных глыб. Я с трудом успев опомнится оттолкнул Софи в сторону и накрыл ее своим телом. Несколько кусочков попали по мне, но я все еще был героем, большего мне в тот момент и не хотелось. Она лежала и молча смотрела мне в глаза, затем крепко обняла и поблагодарила. Когда мы поднялись на ноги, то вместе вошли в штаб, и она ничего не желая слушать оказала мне первую помощь, важно демонстрируя свое удостоверение врача. С того дня все и началось. Мы виделись каждый день, за исключением тех, когда я или она были заняты по службе. Она даже «подружилась» с Нейтом, хотя они явно раздражали друг друга. Через два года событий тех дней, после того, как я получил свою »элитную» должность, я предложил Софи стать моей невестой, и она согласилась. Мы были счастливы, а что еще нужно…

— Мы с Нейтом встречаемся в кафе, ты с нами? – надевая футболку, спросил я.

-Хм…. Я хочу провести день с тобой… Без Нейта никак? – Софи лениво потянулась в кровати.

— Ты же знаешь, что мы уже давно планировали встретиться.

— Да-да, я помню. Хотя не понимаю и почему. Каждый день на службе видитесь.

— Софи.

— Ну, что делать, прийдется немного по раздражать его своей компанией, — улыбнувшись, она отправилась собираться.

— Да ладно тебе, — я махнул рукой, так как прекрасно понимал, о чем она говорит.

— Знаешь, вот не хотела тебе говорить, — она вернулась ко мне и подойдя в упор, продолжила, — Милый мой, я не слепая. Я же вижу, как он ревнует.

— Что?! – я одновременно был смущен, возмущен и хотел смеяться, как сумасшедший, — Что за глупости?

— Это не глупости! Он фыркает на меня, смотрит исподлобья, похож на маленького обиженного котенка!
— Перестань…

— Ну скажи мне еще, что ты не замечал… — она скрестила руки на груди и надулась.

— Похоже ты тоже к нему ревнуешь.

— Я по крайней мере этого не скрываю…

— Так или иначе, вы оба для меня чрезвычайно важны и любимы, — я крепко ее обнял, но она высвободилась и с мольбой посмотрела мне в глаза. – Да-да, тебя я люблю намного больше.

— Я знаю,- она мило улыбнулась и чмокнув меня, направилась к дверям. -Ты идешь? Мы ж опоздаем, если ты так будешь стоять.

Вот что тут скажешь? Я улыбнулся, глядя на то, как ее непослушные локоны, забавно подёргиваясь, скрылись за дверью.

Нейт уже ждал нас за столиком в кафе. Он был погружен в глубокие раздумья и глядя в одну точку то и дело поднимал и опускал крышку на своей трофейной зажигалке (смею заметить, что Нейт не курил, а эта вещица некогда принадлежала его отцу).

 — Прости, мы опоздали, — сказал я, опускаясь на соседний стул.

— Да по любому она три часа собиралась… — ехидно улыбнувшись сказал тот.

— И я очень рада тебя видеть, Нейт.

— А вообще не парьтесь, это я просто слишком рано пришел.

— Что-то случилось? – мне от чего-то стало не спокойно. Необъяснимое чувство паники разливалось по моему телу с огромной скоростью.

— Да нет, все в порядке… Сегодня же столь долгожданный выходной, нельзя сидеть с кислыми минами. Так, где тут наш официант!

Все оставшееся время он был таким же шумным, как всегда. Они с Софи постоянно вступали в перепалки при этом от всей души смеясь. Глядя на них, я чувствовал себя дома, было как- то тепло в их компании. Мне кажется встретить подобных людей дано лишь один раз в жизни и то не всем. Вот таким счастливчиком я был. Война или мирное время, мне было абсолютно все равно, ведь они были со мной…

После того, как мы плотно позавтракали, далее в планах у нас был поход в парк. Вот честно, то ли невероятная удача, то ли сама магия охраняла это место, но ни один снаряд за время многочисленных бомбежек ни единого раза сюда не попал. Собственно, и хорошо. Всегда нужно иметь место, где можно забыть о реалиях серых будней.

Мы прошлись по длинным извилистым улочкам, и подошли к небольшому пруду, в котором беззаботно плескалась рыба.

— А здесь как всегда чертовски хорошо, — потянувшись, сказал Нейт.

— Да, я с тобой полностью согласна, — протянула Софи, глядя на солнце отражающееся на воде.

— Что? Я не ослышался? Ты со мной согласна? – иронично сказал он.

— Нейт, перестань, — я легонько пнул его в плече.

— Да как же? Я отмечу этот день в календаре! Софи сказала, что согласна со мной. Это такая редкость…

— Отметь-отметь, чтоб не забыть, — она как-то грустно улыбнулась и поворачиваясь оступилась и начала падать.

Я не успел и глазом моргнуть, как Нейт оказался рядом с ней. Он выглядел безумно испуганным, а она столь беспомощно смотрела на него, крепко сжимая его руку.

— Ты в порядке? Не ушиблась? – спросил он на одном дыхании.

— Все хорошо, — мило улыбнувшись, ответила она.

— Точно, ты уверена?

— Да, конечно. Просто ногу подвернула, ничего серьезного, — отстранившись от него, ответила Софи.

— Фух, я так испугался…

— Спасибо тебе.

— Да не стоит… А то пришлось бы потом соскребать тебя с асфальта, — сказал тот, положив руку ей на голову.

— Ну да… Конечно… Ты как всегда душка. Милый, можно я его столкну в воду?

— Толкать своего спасителя? – возмутился он.

— Это действительно было бы некрасиво с твоей стороны, — улыбнулся я.

— Ну ладно… Тебе сегодня повезло, — она мило улыбнулась и подошла ко мне, — Я немного устала, поэтому пойду домой. А вы гуляйте дальше, выходные такая редкость.

— Может мне все же пойти с тобой? – прошептал я, но она покачала головой и чмокнув меня, послала воздушный поцелуй Нейту.

—  Буду ждать дома, не скучайте, — с этими словами она задорно зашагала назад.

Я посмотрел на нее, затем перевел взгляд на Нейта. Он смотрел ей во след и я никак не мог понять от чего же он выглядит таким грустным. Может в этот момент мне стоило ревновать? Ведь несмотря ни на что, они были хорошими друзьями. Хотя может я уже это делал…

— Эй, ты, о чем там задумался? – положив мне на плечо руку, спросил Нейт.

— Да, так ни о чем, — улыбнулся я.

— Ну-ну. Впрочем, ладно, это не важно. Важно, то, куда же мы с тобой отправимся дальше? – повиснув на моем плече спросил он.

— С тобой, хоть на край света.

— Я чувствовал это, — засмеявшись сказал тот, — Но мы так быстро туда не дойдем, давай отложим это путешествие на другой раз и выберем что-нибудь более реальное.

— Хм… Договорились. Тогда, может останемся здесь? Людей становится все меньше…

— А наблюдать отсюда за закатом, в тишине и покое лучший вариант.

— Ты читаешь мои мысли.

— Я слишком хорошо тебя знаю.

— Впрочем, как и я тебя.

— Замкнутый круг. Но знаешь, что?

— Что?

— Я безгранично счастлив, что у меня есть ты. Мой пусть и не кровный, но самый настоящий брат и друг. Не будь тебя, все было бы не таким.

— Нейт… — в этот момент, мне отчего-то стало очень грустно. Не это чувство должны вызывать его слова, но что-то странное творилось со мной целый день, и я никак не мог понять почему. – Ты сегодня такой странный…

— Тебе тоже так кажется? – он усмехнулся. – Возможно грядут какие-то перемены…

— Перемены? О чем это ты?

— Кто знает…

— Мне кажется тебе нужно отдохнуть.

— Отдохнуть от выходного или в выходной?

— Ты ведь понимаешь, что я имею в виду.

— Глупости все это. Не засоряй себе голову этой ерундой.

— Как же? Я не могу.

— Но все же постарайся.

— Нейт, послушай.

— Все, закрываем эту грусть-печаль, подтираем свои сопли и пойдем.

Сказав это, он просто пошел вперед, не давая мне возможности на формирование хоть какой-то фразы, пусть даже и не самой умной. Он всегда так делал, с самого детства. Это значило, что что-то его гложет, но он не желает говорить об этом, ведь это может поломать весь его образ баламута и крутого парня.

Оставшись в этом парке, мы взяли себе по стаканчику кофе и сели в одной из беседок. Тишина, меняющее цвета небо, успокаивающее щебетание отходящих ко сну птиц, разговоры ни о чем… В такие моменты я забывал обо всем на свете…  Казалось в целом мире больше не было никаких проблем, но…

Спустя несколько часов, когда небо уже полностью почернело, яркие вспышки, движущиеся с невероятной скоростью, озарили его. Мы подняли головы и не в силах оторвать глаз смотрели вверх. Три бомбы упали совсем недалеко от парка. Земля задрожала и поднялись клубы пыли, сбивающие с ног.

Мы бросили все и побежали на крик людей. Целый район был уничтожен за доли секунды. Все в огне, люди в панике бежали куда-то, унося подальше свои ноги. Жуткие крики раненных, плач… Завыла сирена, смешиваясь со всей этой ужасающей какофонией.

— Отличное окончание выходного, — сказал Нейт, и мы с ним отправились помогать жителям.

Спасатели и войска подоспели в течении получаса. Но продолжения бомбардировок не последовало, по всей видимости это были блуждающие бомбы. Но три сразу… Удивительно… Домой я вернулся к трем часам ночи, грязный и безумно уставший. Софи не спала, сидела в гостиной и ждала меня.

— О, боже! Как ты? Это ведь были бомбы, да? Здесь все задрожало, – она притронулась к моей руке и взволновано взглянула в глаза.

— Софи, — я крепко-крепко прижал ее к себе. В глазах темнело от усталости, и я еле стоял на ногах, но я был так счастлив видеть ее, — Я так рад, что ты в порядке. Если бы ты была там, я бы…

— Не нужно, все хорошо, — погладив меня по спине, мягко сказала она. – Все хорошо… Тебе нужно как следует отдохнуть. Сходи в душ и будем ложиться спать.

Я с трудом выпустил ее из своих рук и отправился в душ. Оказалось, что я чем-то порезал бедро, но совсем этого не чувствовал, адреналин делал свое дело, но было ясно одно – завтра это непременно мне аукнется. Я промыл рану и смазав ее мазью, забинтовал.

— Ты ранен? – встрепенулась Софи, увидев меня.

— Все в порядке, небольшая царапина, — махнув рукой ответил я и лег в кровать.

— Ты как всегда… Может мне все же лучше взглянуть?

— Не стоит я уже все обработал. Просто ложись.

— Ладно.

— Знаешь, Софи.

— Что?

— Я люблю тебя.

— А ну это я знаю, — она довольно улыбнулась и поцеловала меня, — Хоть ты довольно редко это говоришь. Но я тоже тебя очень сильно люблю.

— Я рад, что именно ты рядом со мной. И знаешь, я хочу, чтоб так было всегда. И несмотря ни на что я хочу детишек. Двоих, наверное, — сам того не замечая, я начал проваливаться в глубокий сон. Мне показалось, что я ощутил, как что-то мокрое упало мне на руку. Слезы. Но отчего Софи плакать? Наверное, это уже мое отходящее ко сну сознание спроецировало это, феномен наподобие падения, которое испытываешь, когда сон овладевает тобой.

Когда я утром открыл глаза, Софи рядом не было. Сон моментально улетучился, привстав, я ощутил жуткую боль в ноге. Что и требовалось доказать. С трудом встав с кровати, я пошел (если это можно так назвать) на кухню. Софи сидела там за столом, и пила свой любимый ароматный кофе с мятой.

— Доброе утро, — сказал я и она, улыбнувшись, кивнула головой в сторону плиты.

— Доброе-доброе, садись скорей кушать, а то опоздаешь.

— Могла бы меня и разбудить, — делая каменное лицо и пытаясь нормально ступать на ногу, я пошел за своим завтраком.

— Ты вчера так устал, что я решила дать тебе возможность выспаться. Через 10 минут уже пришла бы тебя будить, иначе ушел бы голодным.

— Ты такая заботливая, — я схватил тарелку и в два шага добрался до стола.

— А нога твоя как?

— Какая нога? Ах, нога. Да, прекрасно, — откусив кусок тоста сказал я.

— Ммм, ну я вижу, ходишь, как будто тебя из дерева выпилили.

— Ну значит, я еще не потерян для общества, — мне стало очень смешно, от того, что я действительно был уверен, что она не догадается. Мастер маскировки, миссия – провалена.

— Ты так работать точно сможешь?

— Ну, похоже сегодня бумаги из пункта А в пункт Б будут доставляться немного дольше обычного.

— Нейт сегодня с тобой?

— Нет, он на собрание собирался какое-то, если его конечно не отменят из-за ночных событий.

— Жаль, так мог бы скинуть на него всю свою работу…

— Софи, это же неправильно. Мы же работаем в разных отделах.

— Ой, а зачем еще лучшие друзья нужны? Впрочем, не волнуйся, я шучу, — она встала с места и принялась мыть свою чашку. Весь ее вид, говорил о том, что на самом деле, она вовсе не шутила. Она была очень грустной, я даже со спины это видел, хотя нет, скорее я это просто чувствовал. Я никак не мог понять, почему это так ее опечалило. Я иногда вообще ее не понимал. – Ты долго еще будешь сидеть и смотреть на меня? Если продолжишь в том же духе, то опоздаешь в свой «пункт А».

Взглянув на время, я словно проснулся и быстро закинув в себя завтрак, допрыгал до Софи, поцеловал ее и попрыгал собираться.

В штабе все были слишком озабочены ночным происшествием, что все другие дела отложили в сторону. Но несмотря на это, выяснить что это было, по чьей команде и с какой целью, так и не удалось. Солдаты находились в режиме боевой готовности, несмотря на то, что с той ночи, вот уже две недели все было тихо. В какой-то момент я позволил себе немного расслабиться, вновь радоваться выходным, проводить их вместе с Софи: гулять в парке, ужинать в наших любимых кафе. Было такое чувство, словно мы только познакомились и начинаем встречаться, так трепетно и так тепло. Нейт каждые совместные выходные отклонял мои приглашения прийти в гости или просто погулять, придумывая какие-то нелепые отговорки. Меня это удивляло, казалось, что он намеренно отдаляется от нас и я никак не мог понять почему. Более того, я заметил, что даже Софи немного по нему тосковала и самолично приглашала его в гости, но он все равно отказывался. На службе мы если и встречались, то лишь на несколько минут, но тут я понимал почему, ведь дел у нас двоих было невпроворот. Но вот однажды он, вызвал меня в наше «секретное место», что находилось на улице в одном уютном проулке недалеко от лестницы.

— Нейт, у меня немного времени… — начал было я, посмотрев на часы, но он схватил меня за плечо и как следует встряхнул.

— Ты видел? Ты видел их? – он выглядел безумно взволнованным. Его волосы были растрепаны, куртка не застегнута. Я только сейчас заметил, каким уставшим он выглядит.

— Ты, о чем?

— Списки! На соседний город вчера устроили налет и теперь часть наших солдат бросают туда.

— Что? Я об этом вообще не слышал… — сердце в груди забилось быстрее, словно чувствуя, к чему все ведет.

— Черт, мы оба… Нас отправляют туда… Мы в списке тех, кто будет отправлен к ним на помощь.

— Не может быть…

— Но так и есть. Я трижды все проверил… Мой начальник частично занимался этим вопросом, поэтому у меня был доступ ко всем файлам. Я пытался, что-то исправить и оставить здесь хотя бы тебя, но к сожалению, у меня ничего не получилось. Поверь, я правда пытался… — он помрачнел еще сильнее.

— Что за глупости, конечно я тебе верю… Ничего страшного. Прорвемся, — я положил ему руку на плечо и улыбнулся, пытаясь хоть немного взбодрить его, да и самого себя, — Нам к такому не привыкать. Конечно мы давно не были в гуще событий, но если нужно, то…

— То мы примем бой, я знаю, — он тяжело вздохнул, — Больше собственно ничего и не остается.

— Когда?

— У нас два дня не больше. Об этом официально объявят сегодня вечером.

— Вот как.

— Будешь говорить Софи?

— Конечно…

— Может все же лучше сказать, что мы едем по чьему-то поручению, куда-то далеко и надолго?

— Зачем врать?

— А зачем заставлять ее так нервничать?

— Хм… Нейт, я не хочу ей врать. Ведь если я не вернусь, она никогда меня не простит.

— Ладно, делай, как знаешь, — он притронулся к своей голове. Он выглядел потерянным и грустным, что-то помимо этой войны его беспокоило, но вот что? — Мне нужно возвращаться. Увидимся вечером на собрании.

Он убежал, оставив меня наедине с этой шокирующей информацией. Я прислонился к стене и тяжело вздохнул. Пристально всматриваясь в пар, что вырвался из моих легких, я пытался вернуть себе самообладание, но предательская дрожь во всем теле выдавала мое волнение. Снова… Снова этот ад. За столько лет в штабе, я уже отвык даже от мыслей о сражении и спрятал воспоминания о тех днях так глубоко, как только мог… Или это все был лишь самообман? Ведь вот перед глазами все проносится, как в ускоренном кино, все эти ужасающие кадры моей жизни… Вдох… Еще один вдох. Главное не забывать дышать…

Через несколько минут я вернулся на свое место. Плюхнувшись на стул, я окинул взглядом свой стол. Такой грязный. Когда я успел захоронить его под этой кипой бумаг? В ту же минуту я решил прибраться, по моему мнению, это должно было помочь отвлечься от назойливых мыслей. Часть бумаг я спрятал в ящик стола, другую разнес всем, кому должен был, но никак не находил «вдохновения» чтобы это сделать. Вернувшись, вымыл свою чашку (убив цивилизацию, что уже начала в ней развиваться), расставил ручки в подставки и ежедневник аккуратно положил на край стола, где, по моему мнению, ему было самое место. Теперь все было готово к тому, чтоб никогда не вернуться…

— Ты это что тут делаешь? Решил генеральную уборку устроить? – спросил меня Стив, который с удивлением посматривал на мою «сияющую чистоту» на столе через кипу своих бумаг. Стив был еще одним мальчиком-помогайчиком, что сидел здесь еще задолго до меня.

— Да, можно и так сказать, — я натянул на лицо что-то напоминающее улыбку.

— Хм… Ты в порядке? Выглядишь, как-то странно, — поправив очки, спросил он.

— Да, все хорошо. Наверное, просто немного устал.

— Я тебя понимаю… Сам уже загибаюсь, а эти бумаги так и не заканчиваются… Наш отдел никто не щадит…

— Никто…

— Знаешь, мне кажется нужно намекнуть нашему боссу, чтоб он намекнул своему и так далее, чтоб нам еще кого-нибудь выделили. Ты же занят по работе с другими департаментами, но при этом помогаешь с моей бумажной работой. После того, как Блэйка вновь отправили в армию в качестве командира взвода, стало намного сложнее… Хороший был парниша, жаль, что недолго с нами здесь побыл.

— Да…

— Ты вообще меня слушаешь?

— Слушаю. Стив, я не думаю, что они хоть когда-нибудь решат эту проблему. Им же все равно. Иначе они давно уже кого-то к нам перевели, но они только…

— Что они?

— Ничего, — я понял, что теряю контроль. Я не хочу разговаривать об этом, потому что вновь погружаюсь в свои тяжелые мысли. Поэтому я встал с места и покинул кабинет.

— Эй! Вернись! Интриган! – кричал мне во след Стив, но я не сбавлял шаг.

Я быстро шел по коридору ни на кого не обращая внимания. Внутри я сам себя ругал за то, что поддался этой непонятной панике. Сражение и что тут такого? Я прошел их целое множество… Но вот перед глазами возникло лицо Софи, ее грустные глаза, когда она узнает об этом. Больше всего на свете я не хотел видеть ее такой наяву, но не сказать, я тоже не мог.

—  Стой, — кто-то схватил меня за руку, и я так резко остановился, что плечо захрустело.

— Нейт? – словно проснувшись, произнес я.

— Черт, я столько раз тебя окликнул, что аж надоело. Ты оглох что ли? – он был безумно раздражен. Смею признать, что раздражение, казалось мне куда лучшей реакцией на происходящее, нежели мое желание сбежать от всего мира.

— Прости, я задумался и не слышал.

— Ты случайно не заболел? Щеки какие-то красные? – он вскинул бровь и притронулся к моему лбу. — Хмм, холодный…

— Я просто только что с улицы…

— Что не первый круг уже наматываешь? Это из-за того, что я тебе сказал, — он попал в точку и я отвел взгляд, стало стыдно. — Не думал, что ты так раскиснешь. Я вот к примеру, так зол сейчас, что готов стереть с лица земли всех, кто попадется мне на пути.

— Вошел в режим берсерка?

— О, шутишь. По всей видимости я на тебя хорошо влияю. Согласись, лучше было узнать обо всем заранее, чтоб было время принять это.

— Ты принял это?

— Да, и ты примешь, — он стукнул меня по плечу и улыбнулся.

— Бедное мое плече, целый день ему достается. Ты вообще, чего здесь? Следишь за мной?

— А, точно. Я действительно тебя искал, но зачем? — он потер подбородок.

— Серьезно? – я скептически вскинул бровь, не веря своим ушам.

— Да, вылетело из головы… Хм…

— Ну ты даешь, — я потер переносицу, и улыбка расползалась по моему лицу. Мне было так смешно, что я и не заметил, как захохотал. 

— Смешно тебе, да? – покривившись спросил Нейт, и я кивнул не в силах взять себя в руки. Он тоже засмеялся, — Кошмар, у меня голова дырявая…

— Это было что-то важное?

— Да. Ну насколько я помню, конечно. Так ладно, тихо будь, — и последовал еще один пинок в мое плечо.

— Ну-ну.

— Вспомнил! Ага, ты уже и не ожидал, да? Так вот, там нам новенького привели. Его ранг вообще нулевой по сравнению с нами, однако, как мне сказали, ваш департамент может забрать его себе. Твой очкарик поди обрадуется.

— Серьезно?

— Ну да.

— Смешно, только что с ним об этом говорили…

— Действительно забавно. Не стану скрывать, мы давно уже искали парочку подобных человек. И вот сегодня трое прибыли. Покажешь ему все? Ты ведь самый важный крендель в отделе.

— Это ненадолго.

— Ой, не начинай. Вернемся и все встанет на свои места, а может и повышение светит, кто знает.

— Ты можешь знать к примеру.

— Да, я могу. Но ничего пока не скажу. Так короче, пойдем за рабом. Стол у вас свободный же есть, насколько я помню?

— Как тебе сказать свободный. На нем куча бумаг, которую Стив все никак не успевает разгрести.

— Пф, свободный значит, а эти бумаги – первая работа для салаги. Пусть разгребает.

Мы отправились наверх. В кабинете на стуле сидел молодой парень лет 18. Он был худощавым, лицо выглядело совсем детским. Он нервничал и постоянно дергал себя за палец.

— Эй, парень, — обратился к нему Нейт, явно напрочь забыв его имя.

— Да! – он так резко подскочил на ноги, что чуть не упал.

— Как там тебя зовут? – что и требовалось доказать.

— Лиам Кросс, — прочистив горло, сказал он.

— Вот видишь этого человека? – Нейт ткнул в меня пальцем и тот кивнул, — Вступаешь под его руководство.

— Есть…

— Не переживай так, работы будет много, но ничего страшного в ней нет, — сказал я, — Пойдем, я покажу тебе, где ты будешь работать.

— Я за тобой зайду, когда нас вызовут, — прошептал Нейт мне на ухо и мы с новичком покинули кабинет.

— Так вы мой начальник? – спросил он.

— На сегодняшний день, да, — сказал я, немного улыбнувшись.

— В каком плане?

— Неважно. Ты знаешь, чем тебе предстоит заниматься?

— Мне в общих чертах объяснили…

— То есть – нет.

— Верно.

— Как всегда… В общем, за тобой уйма бумажной работой: составление, заполнение, передача, а также принести, забрать и все в таком духе. Задачи тебе будет давать Стив, сейчас ты с ним познакомишься.

— Ясно.

— Что тебя к нам привело? Добровольцев сюда не принимают.

— Меня призвали в армию, но из-за врожденной болезни, перенаправили сюда. Сказали, что я все равно должен отдать свой долг.

— Ты рад?

— Сложно ответить. Скорее да, чем нет. Моя семья погибла во время последней бомбардировки… И я чувствовал, что должен что-то сделать, но записаться добровольцем не хватало духу. К тому же я знал, что болен и не пригоден для службы. А оказавшись здесь, чувствую, что становлюсь немного ближе к своей цели.

— Вот как, — его мотивы были мне вполне понятны. Возможно я бы смог как-нибудь его подбодрить, но не сейчас. Мне с большим трудом удавалось унять все свое волнение и вести себя естественно.

— А как вы оказались здесь?

— Я долго к этому шел. Сквозь все тяготы и лишения.

— Вы начинали солдатом?

— Верно.

— А никогда не думали вновь вернутся туда?

— Мы пришли, — сказал я остановившись. Впервые был так рад куда-то прийти и не отвечать на вопрос.

Услышав, что дверь открылась, голова Стива показалась над кучей бумаг. Увидев нас в дверях, он быстро поднялся на ноги.

— Знакомьтесь, Стив это Лиам и наоборот.

— Что новенький? Это не шутка?! – поправив очки на одном дыхании проговорил Стив.  

— Нет, вполне серьезно, — ответил я.

— Кто-то услышал мои молитвы, — он сложил руки и вознес их к небесам.

— Именно Стив, будет твоим непосредственным начальником, — обратился я к Лиаму, и он закивал головой.

— Стой, но ты ж у нас главный, так что…

— Стив, ты будешь его непосредственным начальником.

— Хорошо, я понял. И я понял еще кое-что! – воскликнул он.

— Что же? – удивился я.

— Это и есть твоя интрига! Ты знал, что у нас пополнение, но не хотел мне говорить!

— Ну да… Так и есть, — соврал я.

— Что ж, Лиам, не стой в дверях, вот твой стол, обживайся.

— Спасибо.

Лиам подошел к столу, заваленному бумагами и принялся их рассматривать. У него не было другого варианта, ведь даже на стуле стояла стопка бумаг и прочего хлама. Через пару минут к нему подскочил Стив и принялся все рассказывать (по всей видимости вживался в образ начальника). Я же сел на свое место и вздохнул. Я чувствовал себя выжатым, как лимон, поэтому просто надеялся, что до конца дня, меня больше никто не потревожит.

Так и было. Буквально, как только Лиам и Стив ушли домой, на пороге появился Нейт. Пора. На всеобщем собрании таких вот «счастливчиков», нам сообщили, что мы отправляемся воевать. Конечно не совсем рядовыми солдатами, но тем не менее. Признаться, честно, я не слушал, что говорили, ведь какая разница? Все их слова не имели никакого смысла, кроме одного: спокойные дни на неопределенное время – окончены.

Домой я вернулся позже обычного. Софи с порога стала меня отчитывать, спрашивать почему я не звонил, а я не мог и слова произнести, ведь отчетливо понимал, что сейчас будет самая ужасная часть этого безумно длинного дня.

— Софи, мне нужно тебе кое-что сказать, — опустив взгляд, сказал я.

— И что же? – она посмотрела на меня, не сменяя гнева на милость.

— Завтра вечером… — я запнулся.

— Что завтра? – переспросила она.

— Завтра я отправляюсь с нашей армией на войну.

— Что? – она застыла с открытым ртом, а глаза моментально заблестели от слез. Она подошла ко мне и крепко сжала рукава моей куртки. – Скажи, что это не правда…. Прошу, скажи, что это шутка, пусть очень плохая, но шутка…

— Прости, но это правда.

— Не может быть, — она залилась слезами, а я стоял и боялся, что вот-вот сам уже буду рыдать как ребенок. – Почему? Почему ты? Ты ведь служишь в штабе…

— Наше руководство приняло такое решение, ослушаться мы были не в праве, ты ведь знаешь.

— Знаю… А Нейт, он…

— Он так же попал в этот список.

— О, Боже, — она закрыла лицо руками и горько зарыдала. Я крепко ее обнял и поцеловал в макушку.

— Мы не будем рядовыми солдатами, возможно нам удастся просто тихо-мирно где-то отсидеться. Но, Софи, чтобы там ни было, обещаю, что вернусь к тебе целым и невредимым.

— Если бы я могла единожды остановить время, то, пожалуй, сделала бы это именно сейчас, — она отстранилась и взглянула мне в глаза. —  Вечность перед мигом расставания. Да, я хотела бы провести эту вечность с тобой…

— Софи, она непременно у нас будет, как только я вернусь, — она отвела взгляд и стала мрачней тучи, — Прошу, улыбнись мне… Я знаю это не просто, но…

— Все хорошо, — она смахнула с глаз слезы и мило улыбнулась, — Я понимаю тебя и ни за что не позволю запомнить себя такой грустной и мрачной. Поэтому переодевайся, я разогрею ужин.

Больше никаких разговоров о грядущем дне, никаких грустных взглядов. На какое-то мгновение, мне действительно показалось, что Софи остановила время. После ужина мы болтали за горячим ароматным чаем, и я никак не мог насытиться этим. Мы смеялись, дурачились и я даже не заметил, как часы уже показывали полпятого утра. Тогда мы отправились спать. Но ни я, ни она так и не сомкнули глаз… Прощание было особенно тяжелым. Вещи собирала она, что-то бормоча себе поднос. «Колдует» – подумал я и немного улыбнулся. Длинный нежный поцелуй и я ушел, пообещав, что скоро вернусь. Только ступив за порог, странное чувство пустоты окутало меня. Я не боялся, нет, это было что-то другое… Мне почему-то показалось, что этот поцелуй был последним… Не знаю почему…  С трудом отогнав эту навязчивую мысль прочь, я отправился в штаб.

С самого утра всех нас, «баловней судьбы», собрали в зале и проводили разъяснительные работы. Не знаю, что бы я испытывал не будь рядом Нейта, ведь только глядя на него я успокаивался. Хотя смею заметить он выглядел крайне уставшим (полагаю я выглядел не лучше после бессонной ночи) и мысли о чем-то мне не ведомом, выпивали из него все соки. Он не хотел говорить, что его беспокоит, но это явно было не грядущее сражение. По распределению, мы попали в один штаб, но опять-таки в разные отделы, так что все равно оставались вместе.

Так получив внеочередные звания, Нейт стал временно исполняющим обязанности главы отдела по рассмотрению жалоб от военнослужащих, а я – отдела по связам с общественностью.  В одно мгновение мы стали куда более значимыми личностями, нежели просто «мальчиками-помогайчиками». Нас отобрали, или как они это назвали – избрали, так как были уверенны, что именно мы сумеем помочь нашим бойцам в достижении единой цели. Что ж я был готов к любой работе, к тому же эта частично пересекалась с моими прямыми обязанностями, что я выполнял здесь, и мысль о том, что нам действительно не прийдется самим вступать в сражения позволила мне наконец-то немного успокоиться. Я выдохнул и немного улыбнувшись, посмотрел на Нейта. Я хотел сказать ему, что нам довольно крупно повезло, но… Он выглядел точно так же грустно и отрешенно, словно его эта новость ничуть не обрадовала или будто он вообще ничего не слышал.

— Нейт, — прошептал я, но он, не услышав или сделав вид, что не услышал, вдруг направился вперед сквозь толпу.

— Можно один вопрос? – сказал он, выступив вперед.

— Тебе что-то не ясно? – майор выгнул бровь и недовольно уставился на Нейта. Мое сердце замерло в груди. Остановись.

— Да, не ясно. Нас вдруг так срочно отправляют на территорию проведения боевых действий, но большая часть людей останется мирно сидеть в штабах. Какой в этом сэнс? Какое кому дело, в это трудное время, на жалобы солдат? Да им все будет не так! Если уж есть такая необходимость отправляться туда, так не лучше ли оказать им более дельную помощь?

«Господи, что ты творишь… Извинись и вернись на место» — стоял и мысленно молил я, но отчетливо знал, что уже не было пути назад.

— Значит ты не согласен с нашим решением?

— Верно, — твердо ответил он.

— Кто-нибудь еще разделяет такую позицию? – спросил тот, но больше никто не выступил вперед, даже я не смог поддержать Нейта в этот момент. И мне до сих пор стыдно за это.

— В таком случае произведем рокировку: капрал Брайт.

— Да, — Нейт встал смирно.

— Вы назначаетесь лидером отряда М1, который первыми вступит в это сражение, — я впал в ужас, что могло быть хуже. Отряды М1 – это так называемые «проклятые отряды», ведь вероятность выжить окажись ты в нем равнялась практически нулю. Тогда я заметил, как Нейт словно проснувшись из глубокого сна, сам опешил, его глаза округлились, но он гордо ответил:

— Есть! – и направился на свое место.

— Ты что идиот?! – спросил его я, схватив за куртку и как следует встряхнув.

— Прости, не знаю, как так вышло, — он неловко улыбнулся и почесал затылок.

— Господи, что ж ты так…

— Все будет хорошо, не переживай за меня. Где моя не пропадала.

— Только попробуй не вернуться.

— Я вернусь, не смогу себе простить твоих слез, что будут капать на мою могилку.

— Господи, ты не исправим, даже сейчас, — я закрыл лицо рукой, и улыбка расплылась по моему лицу. – Удачи тебе.

— Ага. И ты не подведи.

После этого собрания я больше не видел Нейта. Его отправили раньше всех нас отдельной машиной. Меня начало тошнить. Жуткая боль в животе просто убивала меня. В один день я потерял все: свою относительно мирную жизнь, Софи и конечно Нейта. Раньше я и не знал, как сильно завишу от него и, пожалуй, предпочел бы этого не узнавать. Так или иначе, теперь мы с ним были один на один против целого мира, ведь больше никому не было до нас никакого дела.  

Прибыв на место я с головой погрузился в работу. У меня было 10 человек в подчинении и каждый из нас 24 часа в сутки был полностью загружен делами. Наши удерживали позиции, и враг оставлял свои позиции. По всей видимости в начале они не были готовы к подобному ответу с нашей стороны. Но вскоре им на помощь прислали еще техники, а также солдат. Мы рано понадеялись на быструю победу. С каждым днем мы погружались в какое-то бессмысленное сражение, были втянуты и другие города. Эта война, словно хворь прогрессировала в нашей стране. Мы оборонялись, оставив попытки наступления через несколько месяцев после начала сражения, пытаясь не позволить войскам противника просочится дальше.

В свободное время, которого было невероятно мало, я тратил на короткое общение с Софи. Ее голос придавал мне сил и осознание того, что она в безопасности, приносило мне некое, пожалуй, призрачное спокойствие. Но с другой стороны был Нейт… Я ежедневно пытался хоть немного выведать о нем. Но никто ничего не знал и ни в одном отчете я не встречал его имени. Он так же не выходил на связь и все, что мне оставалось так это только верить в то, что он все еще жив. Хоть день ото дня, это становилось все сложней и сложней.

Год и 7 месяцев длилось это бессмысленное сражение. Год и 7 месяцев – время, потраченное впустую. Тысячи жертв, пепелища на месте городов… И ради чего? Я, как и прежде задавал себе этот вопрос и не находил на него ответ. Собирая свои немногочисленные вещи, я отбросил все это в сторону, ведь сейчас было важно лишь одно – я возвращаюсь домой. Вдруг дверь моей комнаты распахнулась и со всей силы ударилась о стену. Я обернулся, схватившись за пистолет на поясе и замер.

— Ну что, здарова! – вальяжно развалившись в дверном проеме, стоял Нейт. Его лицо было покрыто ссадинами, рука сломана, но он искренне улыбался и немного дергался, пытаясь удержать на плечах наброшенную куртку. Мои глаза наполнились слезами. Жив. Все-таки жив. Внутри я кричал от счастья, но в реальности стоял словно оцепеневший на месте. – Эй! Чего стоишь как вкопанный, не рад меня видеть? Почему я до сих пор без крепких дружеских объятий? – он отставил здоровую руку в сторону и дернул бровей зазывая меня. Я даже не понял, как сорвался с места и крепко сжал его. – Не так сильно! Умереть от твоих объятий, мне бы не хотелось, а воздух на исходе.

— Нейт, как я счастлив, — сказал я, взглянув ему в глаза.

— О, ты заговорил, — он довольно улыбнулся. – Как видишь жив и почти здоров.

— Я каждый день не находил себе места, ежедневно проверял все списки, но тебя нигде не было. Ты что не мог мне какую-то записочку написать, что с тобой все в порядке?! Знаешь, как я переживал! – я не заметил, как начал его отчитывать, но он лишь улыбался.

— Прости, я не мог. Не потому что не хотел, нет, я планировал писать, но не мог. Из-за моей выходки на распределении, отношение ко мне было крайне недружелюбным… Да и после того, как из первого сражения мы с отрядом вернулись, практически в полном составе, мы были словно бельмом в глазу. Они упустили такой шанс избавиться от говорливых.

— Так и думал, что так просто тебе это не пройдет.

— Но сейчас, смею похвастаться, что полностью амнистирован и возвращаюсь с тобой в наш любимый штаб, получая все те же обещанные в самом начале почести, должности и прочее.

— Серьезно?

— У меня было такое же лицо, — он улыбнулся. – Но это факт.

— Поздравляю тебя! – я хлопнул его по плечу, и он поморщился.

— Ой, давай немного нежнее, я тут под одеждой весь такой раненный.

— Ты… — он не дал мне продолжить вопрос, а решив сразу ответить.

— Не переживай, ничего серьезного. Моей жизни ничего не угрожает. Но вот драки временно запрещены.

— У тебя уже есть планы на завтра?

— Кроме сна – никаких.

— Может, как прибудем сразу к нам зайдем? Софи будет рада, ведь мы очень переживали о тебе.

— Софи? – на его лбу появилась морщинка, затем он стал выглядеть темнее тучи, — Думаю ты должен вернутся один.

— Почему? Она в письмах постоянно о тебе спрашивала.

— Да?

— Зачем мне врать. Так что может все-таки ты передумаешь?

— Нет, поверь, я буду лишним.

— Как знаешь. Если передумаешь, то мы будем тебя ждать.

— Да, конечно, — мне казалось, что я на мгновение увидел, как черная аура охватила его с ног до головы, но стоило мне моргнуть и все развеялось, он с улыбкой взглянул на часы и что-то затараторил. Признаться, честно, я его не слушал, просто уставился на него, не в силах отвести взгляд.

— Эй, ты меня вообще слушаешь? – он махал здоровой рукой перед моим лицом.

— Прости, нет, задумался.

— Чем ты тут занимался, что стал такой рассеянный? Говорю пора нам уже, а то останемся здесь на дополнительный круг.

— Ой, точно! – я закрыл свою сумку, и мы покинули комнату.

Дорога домой казалась бесконечной… До чего же предательская штука — это время. Вечно куда-то бежит, торопится, но только ты сам начнешь спешить, так оно тянется так медленно, словно все вокруг просто замирает. Нейт почти всю дорогу что-то активно рассказывал, историй за год такой жизни, накопилось несметное количество. Изредка мы просто засыпали, и просыпаясь продолжали наши разговоры. Но чем ближе мы приближались к дому, тем он становился тоскливей, тем разговоры его были болезненней и казалось, что его мысли находятся совсем в другом месте. Но я не был удивлен, этому было вполне логичное объяснение. После ада, невозможно иметь другое лицо.

Мы распрощались на вокзале. На мои очередные попытки затянуть его в гости, он твердо говорил «нет», и я точно знал, что он не передумает. Но тогда у меня уже не было времени, которое можно было бы потратить впустую. Купив цветы, я просто прилетел домой. Позвонив в дверь, я поправил одежду и ждал, как она появится на пороге, но никто мне не открывал. Вышла – пронеслось у меня в голове. Верно, она ведь не могла знать, что я возвращаюсь, вот наверняка и вышла куда-то. Найдя ключ, я вошел в дом и вместо счастья, которое я испытывал еще минуту назад стоя за дверью, почему-то ощутил невероятную боль, сердце бешено билось в груди, а в ушах зазвучал белый шум. Что-то не так. Но вот что произошло?

— Софи? – я окликнул ее, хоть и знал, что в доме никого не было. – Да, что за черт…

Я бросил сумку и направился в спальню. Постель была заправлена, на подушке аккуратно лежала ее пижама, а на ней маленькая записка. Я с трудом заставил себя взять ее в руки. Присев на кровать, я мял ее в руках, не в силах открыть. Что-то неведомое мне, просто не давало этого сделать. Что за записка? Где Софи? Если она вышла в магазин или еще бог знает куда, зачем оставлять записку? Тогда я взял телефон и просто ее набрал – абонент был недоступен. Я открыл ящик ее тумбочки, а там лежал разряженный телефон. Глубоко вздохнув, я посмотрел на конверт. Рука уже потянулась его открыть, как вдруг, я услышал, как кто-то открыл дверь.

— Софи, ты вернулась, — в одно мгновение оказавшись на пороге спальни выкрикнул я, но передо мной была вовсе не Софи, а ее тетя – Виолетта, — Что ты тут делаешь? – я был удивлен, впрочем, она выглядела не менее ошарашенно.

—  Ты вернулся… — грустно произнесла она и окинула меня взглядом.

— Как видишь. Где Софи?

— Софи… Ты не читал записку? – я автоматически приподнял руку, в которой крепко сжимал маленький конвертик и покачал головой. – Тогда идем.

— Куда?

— Я отведу тебя к Софи.

— Что-то случилось? – в глазах потемнело, а к горлу подступил предательский комок.

— Пойдем, — она махнула рукой, показывая следовать за ней.

Я побежал за ней. Мы шли молча, впрочем, мне почему-то не хотелось ничего знать. Мы не шли в сторону больницы, сначала меня это обрадовало, но потом… Потом я понял, что предпочел бы этот вариант. Я редко бывал в этих местах – часть города, уничтоженная бомбежкой 6 лет назад… Там не было ничего, кроме… Мемориального кладбища. Пройдя сквозь кованные ворота, мы шли и шли вдоль могил. Я старался смотреть перед собой, все что я видел, так это спину Виолетты, а все, что я слышал так это стук собственного сердца. Вдруг мы резко остановились. Виолетта посмотрела на меня, а затем развернулась к надгробию. Я все еще смотрел прямо перед собой. Мне потребовалось несколько минут, чтоб заставить себя повернуться. Мои глаза застелили слезы, а сердце словно разорвалось на мелкие кусочки. Мне показалось, что я потерял почву под ногами и мог в любой миг упасть. «Софи Слоун. 12.12.1992 – 28.02.2017. Любимой жене и лучшему другу».

— Она просила похоронить ее под твоей фамилией, — сказала Виолетта, я не отчетливо слышал ее голос, казалось, что она говорила со дна колодца. – Надеюсь, ты не против.

Я смотрел на дату и не верил глазам. Это было 10 дней назад. Всего 10 чертовых дней!

— Что произошло? – хрипло спросил я.

— Она была больна, неизлечимо больна. И ее время закончилось…

— Что произошло… — повторил я, Виолетта хотела повторить, то, что уже сказала, но опустила голову.

— Прочитай записку. Буду ждать тебя дома.

Она прикоснулась к моему плечу и оставила одного. Я стоял и смотрел на этот кусок камня на котором было криво выгравировано имя человека, которого я люблю больше всего на свете. Любимая жена, моя фамилия… За столько лет, мы так и не сумели воплотить это в жизнь, откладывая все на потом, считая, что у нас еще так много времени… А что теперь? Теперь все кончено, ничего не осталось…

— Софи, — тихо прошептал я и встал на колени, не в силах больше стоять, — Прости меня… Я опоздал, — горькие слезы покатились из моих глаз и горло разрывали рыдания. Сейчас мне самому хотелось умереть… Немного успокоившись, я заставил себя вскрыть конверт. Развернув всего один небольшой листок бумаги, я принялся его читать:

«Милый, прости меня. Прости, что, когда ты вернешься меня уже не будет. А также прости за то, что не говорила правду, но не вини меня за это. Я не хотела видеть в твоих глазах грусть, от осознания неизбежности, чувствовать, как каждый раз, когда ты меня касаешься думаешь о том, сколько времени у тебя осталось на это. Согласись, что мы счастливо прожили нашу совместную жизнь и лично я ни о чем не жалею. Знаешь, может это будет неправильно с моей стороны, но я попросила записать меня под твоей фамилией, в качестве твоей жены. Я надеюсь ты не обидишься на это. К тому же это не официально, поэтому если ты встретишь кого-то другого не прийдется объяснять этот неловкий момент. Я хочу, чтоб ты жил счастливо, имел семью, детишек, ты ведь так о них мечтал. Не ссорься с Нейтом, он как ни крути твой лучший друг и как бы мне не хотелось это признавать – замечательный человек. Я очень-очень сильно люблю тебя, навечно твоя Софи».

И это все. Всего несколько фраз на листе и больше ничего. Я видел ее улыбающееся лицо перед глазами, но оно сменялось холодной каменной глыбой с кривой эпитафией. Только сейчас сидя здесь, я осознавал, как много всего хотел бы ей сказать, как много хотел спросить, как много всего хотел бы сделать… Но больше никогда не смогу, ведь ее больше нет. Даже одна мысль об этом причиняла мне боль, которую я никогда прежде не испытывал, как это можно будет принять.

Я весь день так и сидел на земле безучастно глядя на могилу, пока мое одиночество не было нарушено.

— Так и знал, что найду тебя здесь.

— Нейт, — не оборачиваясь произнес я.

— Мне очень жаль… — он был мрачнее тучи, о я его прекрасно понимал.

— Жаль… Ты знал?

— Да.

— Поэтому ты так яро старался оставить меня в городе…

— Да. Я узнал об этом совершенно случайно.

— Почему ты не сказал об этом мне? – я медленно поднялся на ноги, в глазах темнело.

— Потому что она просила меня не говорить. К тому же, если бы я это сделал ты бы натворил глупостей.

— Глупостей?! – я схватил его за куртку и как следует встряхнул, — Глупостей?! Я был бы с ней, когда она…

— Идиот! За неповиновение тебя отправили прямиком в пекло сражения, полностью лишив всех твоих привилегий. Тебя ни за что не оставили бы здесь! – крикнул он и я, разозлившись, со всей силы пнул его, и он упал на землю. Тихо всхлипнув, он приподнял загипсованную руку. Я вспомнил о том, что он слишком изранен уже после того, как сделал это. – Я сделал все возможное, чтоб тебя оставили, но ответ был категоричным. Я ведь уже говорил об этом. Да черт подери! Я вообще не понимаю, почему должен был нести этот груз один! Софи была моим другом и это всё… Я не мог ей отказать, но это все съедало меня, да я не мог спать по ночам от понимания неизбежного. Если б моя воля, я бы предпочел оказаться на твоем месте в данном случае.  

— Прости меня, — слезы предательски потекли из глаз, — Прости, я совершенно не думал о твоих чувствах… 

— Если скажу, что не ожидал такой реакции, то солгу. Я думал ты вообще меня побьешь, — сев по удобнее сказал он.

— Ты дурак, — я немного улыбнулся и сел рядом с ним.

— Да-да, — он улыбнулся и притронулся к моему плечу. – Ты справишься с этим, нет, мы с этим справимся.

— Мне пока сложно в это поверить.

— Это сейчас. Но вот увидишь, через какое-то время ты скажешь, что я был абсолютно прав.

— Как ты об этом узнал?

— О чем?

— О том, что она больна.

— Случайность, как я уже и говорил. Ах, ты жаждешь подробностей? – я кивнул, — Что ж, ладно расскажу. Тогда у меня были небольшие проблемы со здоровьем…

— Но все в порядке? – перебил его я.

— Да-да, не переживай. Так вот, пройдя всех необходимых врачей, я уже собирался уходить, как вдруг увидел Софи. Она сидела под кабинетом и выглядела мрачнее тучи. Я плюхнулся рядом с ней на кресло и поздоровался. Ее глаза были наполнены слезами, никогда ее такой не видел. Она выглядела столь беззащитно, что я на мгновение даже забыл, как дышать…

«- Софи, что ты тут делаешь? – спросил ее я, но она молча уткнулась лицом в мое плечо и лишь спустя несколько минут тихо сказала:

— Нейт, я умираю… — она сжала руками мою куртку и заплакала.

— Что? Это не смешная шутка, — я был шокирован, глядя на нее я понимал, что она не шутит, но принять такую правду я был не в силах.

— Только что пришли результаты моих анализов… У меня есть полгода-год максимум.

— Нет… Этого не может быть…

— Но это так.

— Ты же выглядишь вполне здоровой, и я не знал, что у тебя…

— Я сама не знала. Мне бывало плохо, но кому сейчас хорошо. Мне по работе пришло время проходить медосмотр и врачам что-то не понравилось в моих анализах. Меня направили на дополнительное обследование. И вот только что, я узнала… Узнала, что умираю…

— Софи, — я прижал ее к себе, она дрожала, — Не волнуйся, все будет хорошо. Мы будем с тобой.

— Нейт, можешь мне кое-что пообещать?

— Что же?

— Не говори ему. Никому не говори. Сделай вид, что ты ничего не знаешь. Пожалуйста.

— Но почему? Не лучше ли рассказать обо всем? Он заслужил знать правду.

— Нейт, я прошу тебя, — она с мольбой взглянула мне в глаза, и я просто не мог ей отказать. Поэтому просто кивнул в знак согласия, — Спасибо тебе, ты настоящий друг.

— И что ты планируешь делать дальше?

— Ничего. Лечение бесполезно, поэтому я отказалась ото всех предложений доктора. Я это приму, и проживу оставшееся мне время с улыбкой на лице.

— Ты очень сильная. Я раньше этого даже не замечал.

— Ну все, услышать такое от тебя, теперь можно и умереть, — она улыбнулась, а я попытался, но не смог, в горле образовался комок, а на глаза наворачивались слезы.

— Но не надейся, что будешь слышать это чаще.

— Мне чаще и не нужно. Потому что тогда, это будешь уже не ты».

— Через несколько дней после этого мы с вами ходили на совместную прогулку. После того, я старался дать вам, как можно больше времени побыть вдвоем, поэтому и отклонял твои, да и ее приглашения.

— Так вот в чем была причина… Теперь многое становится понятным.

— Перед самым нашим отъездом я последний раз с ней встретился. Мы поговорили, погрустили. Знаешь, я обещал присматривать за тобой. Мы внезапно остались друг у друга совершенно одни.

— Ну у тебя все-таки есть еще старшая сестра в другом городе.

— Ой, не напоминай мне об этом… Не самая радостная новость.

— Так или иначе, она твоя семья.

— Моя семья это ты. Так что выкинь прочь все эти глупости и про сестру мою забудь наконец-то.

— Ладно-ладно…

— Пойдем домой, если мы еще так на земле посидим, то можем заболеть.

— Но…

— Никаких «но». Пойдем.

Мы поднялись с земли и пришли домой. На кухне слышался шум. Виолетта. Здесь повсюду был ее запах, запах духов, что больше походили на средство от моли. Никогда не любил этот запах.

— Вернулся? – спросила она, показавшись в дверях, заметив Нейта, она немного улыбнулась, — Ты тоже здесь. Как ты?

— В порядке, — приподняв загипсованную руку, сказал он.

— Вот и славно. Раздевайтесь и проходите, я как раз доготовила обед, — сказав это она скрылась из виду, а мы послушно стали раздеваться. Я помог Нейту, хоть он и сопротивлялся этому. Возможно мне просто нужно было это сделать…

На столе нас ждали тарелки с горячей кашей и кусочками мяса. Практически, как в армии, подумал я и взглянув на Нейта, понял, что он думал так же. Рассевшись, образовалась неловкая тишина. Я был совершенно не голоден, Нейт тоскливо ковырялся вилкой в тарелке, а Виолетта смотрела в окно, словно нас здесь и не было.

— Софи, просила передать, — вдруг сказала она, — Что любит вас. Софи, каждый день говорила только о вас двоих, — мы с Нейтом переглянулись и уставились на нее. — Однако больше она ничего не просила передавать. Все, что она хотела сказать было в записках, что она оставила. Каждый день Софи вспоминала о школьных годах, удивлялась, как же вам удалось вырасти такими, какими вы сейчас являетесь, и я ее прекрасно понимаю. Она с улыбкой проживала каждый день, ни на секунду не показывая, как ей плохо, по крайней мере при мне. Даже не верилось, что этот диагноз правдив… — она расплакалась. Я сам еле сдержался, чтоб не разреветься. — Простите, но мне так ее не хватает… Уверена, что и вам тоже…

— Так все, я домой, — Нейт, бросил салфетку на стол и резко встав просто вылетел из квартиры. Я даже не успел опомнится, как это произошло.

— Чем же я так его разозлила? — удивилась Виолетта и смахнула слезы.

— Мы все шокированы, тем, что произошло… К тому же мы сегодня только вернулись с войны… Мы не очень готовы слушать о ее последних словах… Простите его.

— Нейт всегда был таким, сколько я его помню. Всегда страдает в одиночестве. Ладно, мне, пожалуй, тоже пора возвращаться.

— Уже довольно поздно, может останетесь? Или я могу вас проводить.

— Нет-нет, милый. Тебе нужно побыть одному и как следует отдохнуть. Если тебе что-то понадобится, звони, я всегда прийду.

— Спасибо большое.

Она немного улыбнулась, забрала в соседней комнате свою кофту и покинула квартиру. Я остался в полном одиночестве. Никогда не замечал, что здесь так тихо. Оставив все на столе, я направился в спальню. Упав на кровать и посмотрев на пустое место рядом с собой, я взял ее пижаму и уткнулся в нее носом. Ее запах. Его невозможно спутать ни с каким другим. Только в этой комнате еще пахло ею, по всей видимости Виолетта сюда не заходила. Я, сам того не заметив, уснул. Мне ничего не снилось. Темнота. Непроглядная темнота. Под утро я услышал, как женский голос окликнул меня по имени, и распахнул глаза. Я по-прежнему был абсолютно один. По всей видимости просто пришло время просыпаться. Встав и умывшись, я пришел на кухню. Все напоминало о ней. Мне казалось, что я вижу, как она стоит и напевая себе что-то под нос, готовит завтрак. Вот она поворачивается и улыбается мне. Но моргнув, я понимаю, что это не более, чем плод моего воображения. Я приготовил две чашки кофе: крепкий себе и мятный… Такой, какой она всегда пила. Сев за стол, я смотрел в окно и пытался подавить тошноту, что с каждым мигом подступала все сильней.

И так целые дни напролет. Я просто сидел и смотрел на кусок камня перед собой. День за днем, день за днем… Я не ходил на службу и мне было абсолютно все равно, что они сделают со мной за это. Здесь, в этом месте, моя боль немного притуплялась или по крайней мере мне так казалось.

Так прошел целый месяц… Ужасно длинный месяц. И я скорее всего так бы и дальше угасал, если бы не мой лучший друг.

— А ты все сидишь здесь? — спросил он, скрестив руки на груди. — Я из кожи вон лезу, выгораживая тебя перед начальством, делаю твою работу, а ты тут сидишь и корчишь из себя статую. Это раздражает. Тебе не кажется, что куда логичнее было бы просто шагнуть вперед, а не оплакивать Софи вечно. Не думаю, что она хотела бы видеть тебя таким.

— Я не могу находиться дома, мне там некомфортно…

— Переезжай ко мне. В чем проблема? Если тебе некуда идти – всегда иди ко мне. Я ведь твой лучший друг. Я всегда поддержу тебя, сколько раз мне нужно тебе об этом говорить? Или лучше один раз и навсегда в тебя это вбить? – он схватил меня за футболку и оторвал от камня, на котором я сидел.

— Нейт, пусти. Это не смешно.

— А я и не смеюсь, ты разве не заметил, — он отпустил меня с такой силой, что я чуть не перевернулся. – На самом деле я в бешенстве. Как не прийду – ты здесь. Вот мне было просто интересно, как долго это все будет продолжаться, но это нереально затянулось. Я тебя не узнаю.

— Я сам себя не узнаю.

— Давай еще расскажи мне, что ты без нее потерял частичку себя и прочую сопливую ерунду. Отвратительно, я не буду это слушать. Так, раз я тут уже и так разошелся, хотя смею заметить, совершенно не планировал этого делать, слушай внимательно, через 9 часов, когда я вернусь с работы домой, ты должен сидеть на моем диване на кухне. Если тебя там не будет, то для меня ты умрешь. И как бы больно это ни было, но от своих слов я не отступлюсь. Ты меня знаешь. Ничего не говори, посиди подумай.

Он просто помахал и ушел. Я смотрел ему во след и какое-то странное чувство страха растекалось по всему моему телу.  Это была не шутка. Но, он действительно верит в то, что можно вот так вот встать и жить дальше? Отчет моих 9 часов пошел. Я поднялся на ноги и подошел к надгробию, провел по нему рукой и холод идущий от камня возвращал меня в сознание.

— Софи… Я так устал, — я тяжело вздохнул и где-то отдаленно я определенно услышал слово «Иди». Я обернулся, поблизости никого не было. Господи, по всей видимости я сошел с ума… — Понял-понял. Я люблю тебя, Софи.

Сказав это, я впервые за долгое время покинул кладбище. Идти домой, мне не хватало духу, отправится к Нейту, было глупой затеей, работа – не сегодня. Тогда я просто решил пойти в парк. Здесь как всегда было тихо и мирно, люди парочками ходили по длинным извилистым улочкам. Взяв себе кофе (хорошо, что за это время продавец не изменился и смог обслужить меня в кредит), я присел у пруда. В голове было пусто, ни одной мысли. Я пытался собраться, но это ни к чему не приводило. Тогда я принялся просто бродить туда-сюда по парку. И вот тогда произошло то, чего никто на свете не мог ожидать.

Несмотря на то, что я был не собран, моя внимательность на удивление обострилась. Неподалеку от пруда я заметил на земле полосу. Полосу? Что здесь такого? Но нет, это была не просто полоса, а граница! Там, где стоял я, трава была зеленой, сочной, столь живой, но по другую сторону она была сухой и выжженной. Ноги повели меня вперед следуя за этой полосой. Целый час я шел, врезаясь в людей, с трудом минуя различные заведения и когда я вновь вернулся к тому самому месту откуда начал, то осознал одно – я обошел парк вокруг. Мне кажется в этот момент мое сознание наконец начало пробуждаться. Я переступал с одного края черты на другой, но ничего не происходило. Наверное, люди считали, что я свихнулся, а я находился на пороге какого-то открытия (я был в этом абсолютно уверен). Представив в голове парк, так как я его отлично знал, никакого труда это не составило, я наложил на него эту «грань» и поставил центр. Простая геометрия, да и только, хоть для чего-то со школьных лет она сгодилась. К этому центру и лежал мой путь. Я шел так быстро, как только мог, в глазах то и дело темнело, казалось, что мне нечем дышать, отдышка. В этот момент, я чувствовал себя настоящим стариком, но я шел к своей цели и в глубине души ликовал, что пускай и такая пустяковая, но все же хоть какая-то цель появилась в моей жизни. Добравшись, я осмотрелся. Неподалеку от меня стоял огромный камень, а под ним крошечное природное озеро, густо поросшее травой. Помимо этого, кроме тропинок, деревьев и лавок, здесь ничего не было. Поэтому я отправился к камню. Обойдя вокруг него, я не обнаружил ничего особенного. Притронувшись к нему, я немного удивился, он был таким гладким и теплым, что хотелось всем телом к нему прислонится и постоять так несколько минут. Но мое поведение и так было странным и хоть людей в том месте совсем не было, я воздержался от такого рода порывов. Тогда я присел к озеру. Вода в нем была такой темной, никогда прежде не видел настолько черной воды.

— Насколько же это озерцо глубокое? – вслух произнес я, словно околдованный, глядя на воду.

Только моя рука потянулась к воде, как вдруг я заметил, как со дна начали подниматься пузырьки и с громким звуком «бульк» – столкнулись с поверхностью. Это было так внезапно, что я чуть не упал на пятую точку. У меня больше не было никаких сомнений, и я с размаху окунул руку в воду.

Когда я очнулся, то был мокрым с головы до ног. На мне не было ни миллиметра сухой одежды. Но вот что произошло? Что, черт возьми, произошло? Солнце уже начинало садиться, и я взглянул на часы. 5 часов, просто выпали из моей жизни. Но я ничего не помнил. Притрагиваться к этой воде еще раз у меня не было абсолютно никаких намерений, поэтому я помчался к Нейту домой. Всю дорогу я пытался вспомнить хоть что-нибудь, но безрезультатно. Перед глазами мелькали какие-то картинки, но они были размытыми, и я просто не мог собраться. Я замерз, устал и у меня совсем не осталось сил, даже на то чтобы думать.

Ключ, от квартиры Нейта, как и всегда лежал в щелку над дверью. Открыв и войдя вовнутрь меня встречал безумный бардак. Я усмехнулся, ведь этот хаос вполне подходил ему. Нарыв на полу сухие и чистые (что немаловажно) вещи, я переоделся и прилег на диван. Было мягко, несмотря на то, что он уже был очень старым. Я тяжело вздохнул, вновь задумавшись над тем, что же произошло в том парке. Почему я ничего не помню и более того, почему вся моя одежда мокрая. Даже при большом желании окунуться в это озерцо, я бы не смог, так как больше его в несколько раз, туда только рука бы моя и вошла. Я лежал и ломал голову, как вдруг входная дверь открылась и на пороге появился Нейт. Я решил сделать ему большой сюрприз и поэтому максимально вжался в диван и нас друг от друга разделяла его спинка и легкий полумрак.

— Вот говнюк, не явился, — выругался вслух он и бросил свой рюкзак прямо мне на живот. Он был таким тяжелым, что я с трудом сдержал стон. – Я ж предупреждал про 9 часов… Ну и сиди там, как остолоп. Ух, бесит.

— А можно я тут посижу? – привстав, спросил я и он бросил в меня ботинок, который после больших усилий все же стянул с ноги.

— Твою ж… Какого ты тут прячешься?! – недовольно произнес он.

— Ну… Сюрприз, — раскинув руки, сказал я.

— Это, что, моя одежда?

— Да. Одолжил у тебя, моя немного запачкалась, — соврал я.

— Ну ладно, не важно. Я рад, что ты все-таки послушал меня.

— А что мне оставалось делать? Ты был так страшен в гневе, что я решил повиноваться.

— Да? Так мне стоило раньше на тебя наехать?

— Нет, ты выбрал для этого идеальное время. Думаю, еще несколько дней назад, я бы тебя не послушал.

— А что же такого изменилось?

— Возможно, я постепенно все же начал осознавать, что так нельзя продолжать, но не хватало волшебного пенделя.

— За этим, можешь всегда обращаться ко мне. А сейчас, пойдем что-нибудь поедим, — он махнул рукой и отошел к двери и вновь принялся натягивать обувь.

— А я думал мы дома поедим.

— Извини, у меня в холодильнике есть только пара банок с консервами, хочешь? Даже я их не ем, так что идем.

Другого выбора у меня не было. Мы пошли в ресторанчик, что был неподалеку. Впервые за долгое время я так плотно покушал. Казалось, что я мог бы и слона съесть, как странно, что раньше я этого и не ощущал. Вдруг перед глазами стали, словно вспышки всплывать какие-то картинки. Я схватился за голову и все прекратилось. Нейт испугался, я тоже. Но быстро собравшись, сослался на зубную боль. Не знаю поверил он мне или нет, но больше вопросов не задавал. Он что-то мне рассказывал, но я уже не мог слушать, как бы не старался это делать. Это озерцо, вновь всплыло у меня в памяти и казалось, что я начал что-то вспоминать.

Поужинав, мы сходили в магазин за продуктами, а потом Нейт уговорил меня зайти за моей одеждой. Я в квартиру так и не зашел, все необходимое он собрал сам, под моим чутким руководством из коридора. Вернувшись домой, мы договорились, что утром я приготовлю нам завтрак, а затем мы отправимся на службу. На этом и разошлись, он отправился в комнату, а я расположился на диване. День был таким тяжелым, что я моментально уснул.

Яркий свет, возникший словно из ниоткуда, ослепил меня. С трудом открыв глаза, я осмотрелся и понял, что нахожусь в парке. Все вокруг казалось каким-то желтым: и небо, и трава. Я шагнул вперед и услышал голоса людей у себя за спиной. Обернувшись, я застыл на месте разинув рот. В парке было так много народа, никогда в жизни в этом месте не было так людно. Затем я начал присматриваться и заметил, что они одеты иначе, ярче, дороже, у нас явно такого не шьют. Я медленно зашагал вперед, постепенно сливаясь с толпой. Они болтали о каких-то непонятных мне вещах, смеялись. Большую часть людей я вполне мог узнать, но и они вели себя иначе. Покинув парк, я осознал, что сплю, ведь передо мной возвышались многоэтажные здания, окна которых сверкали на солнце. Ни разрухи, ни старых домов, это место… Что с ним не так? Но раз это был сон, то мне было нечего боятся и отправился вперед, к своему дому. Вдалеке я заметил знакомый силуэт.

— Софи… — прошептал я и внутри все задрожало. Она шла ко мне на встречу, то и дело посматривая на часы.

Она выглядела такой живой, ее непослушные локоны развивались на ветру. Софи осматривалась по сторонам, наверное, ждала кого-то. Только я сделал шаг к ней на встречу, как вдруг из-за угла выбежал облаченный в костюм юноша и она бросилась ему на шею. Как только он обернулся, я пошатнулся, ведь им был я!

— Не может быть… Что за чертовщина…

Они заметили меня или мне так показалось, я не успел этого осознать, когда уносил свои ноги оттуда. Что это за место? Если это сон, то отчего он выглядит настолько реальным? Я даже себя ущипнул, и о Боги, я это чувствовал! А где же обещанное пробуждение?! Когда я опомнился от своего ужаса, я стоял перед озерцом и тяжело дыша смотрел на его черную воду. Со дна медленно поднялись пузырьки и после оглушительного «Бульк», я открыл глаза и чуть не упал с дивана.

Я смотрел в потолок, крепко сжимая плед, а сердце, как сумасшедшее билось в груди. За окном было еще темно, я встал и подошел к окну – все тот же вид: старый полуразрушенный город. Вернувшись на диван, я лег и быстро укрылся, словно боялся, что кто-то схватит меня за ногу и утащит неизвестно куда. Это был не сон, это я знал наверняка, но что тогда…

— Воспоминания, — прошептал я и перевернулся на бок к спинке дивана, — Это определенно воспоминания о тех 5 часах, что я не помню… Но, по всей видимости было что-то еще… Что это было за место и как я умудрился туда попасть? Что не так с этим озерцом.

Вопросов много, а ответов – нет. По всей видимости единственный вариант найти хоть какой-то ответ, вновь сходить туда. Но когда? Днем нужно возвращаться на службу, Нейт прав, больше у меня нет возможности филонить, выходных из-за моих прогулов, явно прийдется ждать очень нескоро. Время, где же мне найти время… Ночь. Вот один единственный вариант. Этой ночью я все же решил остаться дома, так как неизвестно насколько я мог «выпасть из жизни», поэтому с трудом пересилив себя, уснул вновь. Проснулся я раньше, чем планировал, поэтому решил начать готовить завтрак. Результат мне очень нравился, я довольно улыбнулся и отправился к Нейту. Он спал, развалившись на кровати. Глядя на него сейчас, мне казалось, что я вернулся лет на 20 назад и вот мы снова дети, в нашем школьном летнем лагере. Отогнав нахлынувшие воспоминания, я громко крикнул: «Рота подъем!» и Нейт, в одно мгновение подскочил на ноги с трудом приоткрывая глаза.

— Ты, что сдурел? – спросил он, недовольно глядя то на меня, то на кровать.

— Доброе утро, — я улыбнулся, как ни в чем не бывало, — Завтрак на столе.

— Какой завтрак?

— Вкусный и сытный. Идем, а то все остынет, — сказав это я отправился на кухню.

Только спустя двадцать минут, под звуки своего будильника, Нейт все же выполз из комнаты замотанный в одеяло, словно в кокон.

— Все уже застыло.

— Не важно, — он махнул рукой и взяв тарелку, сел рядом со мной.

— Выглядит вкусно.

— Так и есть.

— Не нахваливай себя, раньше времени, — он отрезал кусочек омлета и со всем присущим пафосом положил его в рот и начал пережевывать, — Что ж действительно неплохо.

— Рад, что угодил.

— Как спалось? – спросил он, более серьезно.

— Все хорошо, не переживай, — я улыбнулся, а сам подумал о своем ночном «прозрении».

— Да как же за тебя не переживать-то? Я даже переживаю, как тебя одного на службу отпустить.

— А что за ручку со мной идти?

— Ну да, а как иначе-то? Прям дилемма…

— Нейт, все действительно хорошо, — по всей видимости мне удалось звучать максимально убедительно, потому что он тяжело вздохнул и согласился. — У нас в отделе все по-старому?

— Как тебе сказать… Не совсем.

— В каком плане?

— Ты, наверное, забыл, но тебя повысили, и теперь ты занял место Питера.

— А куда он делся?

— А куда у нас деваются те, кому больше нет места в наших рядах? – со всей серьезностью произнес Нейт.

— Его отправили на войну?

— Нет, он ушел в отставку, старый уже слишком, — он довольно улыбнулся, по всей видимости потешаясь с моего обескураженного выражения лица. Я улыбнулся ему в ответ.

— Вот и сказать тебе нечего.

— А ничего и не говори, иди лучше переодевайся, а то опоздаем из-за тебя.

— Может из-за тебя? Ты то все еще ешь.

— Нет, исключительно из-за тебя, — он скинул с себя одеяло и предстал передо мной облаченный в форму, — Я уже готов.

— Оу… Ты не перестаешь меня удивлять, — хотя, в вопросе пунктуальности Нейт никогда меня не удивлял. Можно даже сказать, что пунктуальность его второе имя. Ведь несмотря на свою расхлябанность и довольно простое отношение к жизни, он ни разу за все время никуда не опоздал.

С этими словами, я отправился переодеваться. Правда начал я далеко не сразу, несколько минут я просто смотрел на весящую передо мной форму, провел руками по куртке, на погонах которой уже красовались новые нашивки. По всей видимости, Нейт все же позаботился и о моей форме.

Прибыли мы на службу вовремя. В кабинет к начальству мы вошли вместе. Меня на удивление не стали отчитывать. Полковник наоборот был каким-то слишком добродушным и ни разу даже не повысил голос. Я посматривал на Нейта, он еле уловимо улыбался. В этот момент мне стало безумно интересно, как именно он объяснял мое отсутствие, что я получаю такой радушный прием. Конечно же на этот вопрос он мне не ответил.

После нашей 5-ти минутки мы распрощались и разошлись по своим делам. Я подошел к своему кабинету и даже притронулся к дверной ручке. Но в последний момент развернулся и зашел в соседний кабинет. Столько времени прошло, а здесь ничего не изменилось. Три стола погребенные под кипами бумаги, полумрак и тихая музыка. Вдруг над стопкой бумаг показалась голова.

— О, Боже! – воскликнул Стив, поправляя свои очки, — Не может быть! Неужели я сплю? Ты вернулся.

— Как видишь, — я раскинул руки в стороны, показывая, что я не плод его воображения.

— С возвращением! Знали бы, приготовили б какой-нить торт или еще что, — он подскочил с места и кинулся обниматься.

— Это пустое. А где новенький?

— Лиам только, что пошел разносить документы.

— Вот как. Он нормально справляется?

— Да, вполне, старается изо всех сил. Хотя работы так много, что мы завалили еще и твой стол, прости, ты перед уходом так его прибрал.

— Может вам как-нибудь помочь?

— Ты что? Ты ведь теперь наш босс. Наконец-то кто-то адекватный, — он улыбнулся и поправил очки.

— Вот вам повезло. А так как на сегодня у меня дел не много, то я помогу вам с делами. Введешь меня в курс дела.

— Хорошо, как скажешь.

— А как закончим…

— Закончим? – он вскинул брови, — Ты такой оптимист…

— Да, мы закончим со всем этим и тогда отметим мое возвращение.

— То есть это может быть и через месяц?

— Стив…

— Ну ладно пара дней у нас точно есть.

— Уже лучше, — я улыбнулся. – Зайду к вам через час.

А до того времени, я сидел в своем новом кабинете. Он не был большим, но при этом стены не давили на меня. Большой дубовый стол, не заваленный бумагами и прочим мусором, блестел под свежим слоем лака. У стены стоял небольшой кожаный диван, протертый и потрескавшийся. Сколько раз я сидел на нем, ожидая новых поручений, а теперь мне самому нужно будет принимать здесь своих коллег. Дел на сегодня никаких не было и от этого, было как-то не по себе. Я не знал, чем себя занять, поэтому был рад, помочь Стиву и Лиаму.

Я пришел к ним немного раньше, чем планировал. Лиам был крайне удивлен моему возвращению, а я был удивлен тому, что он вообще запомнил меня. Не теряя времени, я взял бразды правления в свои руки и подойдя к своему старому столу, принялся сортировать бумаги. Все последовали моему примеру. Те бумаги, которые необходимо было отправить почтой, Лиам складывал в конверты и затем переносил их в отдел связи, Стив же отправился в «путешествие» по отделам с первой отобранной стопкой и вернулся лишь под вечер. А я все это время, продолжал дальше сортировать, изредка подписывая что-то или просто выкидывая за непригодностью. К концу дня, перед глазами все плыло, давно я уже столько не работал. Но мы не плохо потрудились и даже сумели полностью разгрузить один стол. Стив не мог поверить своим глазам, поэтому демонстративно протирал свои очки, каждый раз, когда говорил о том, сколько мы успели сделать за этот день. Несмотря на то, что рабочий день уже закончился, все так и сидели на своих местах безумно обессиленные и полусонные, я же стоял, прислонившись к столу, просматривая последние бумаги, как вдруг на пороге появился Нейт.

— Всем привет, — сказал он и Стив с Лиамом, подскочили на ноги, отдавая честь, — Ну-ну, мальчики, не стоит, вижу вы сегодня неплохо потрудились, — он улыбался и одобрительно закивал головой. Они сели обратно на места и казалось вот-вот уснут.

— Ты уже освободился? – спросил я, подходя к Нейту.

— Нет, — он скорчил недовольную гримасу, — Меня ждет несколько дней в режиме нон-стоп.

— Ты чем-то провинился?

— Нет, — он отвел от меня свой взгляд и было ясно, что он лукавит.

— Нейт, — я был настойчив, но и он непоколебим.

— Все нормально, правда. Мой дом в твоем полном распоряжении, делай что хочешь, кроме одного.

— Чего же?

— Убирать там, я тебе не разрешаю.

— Я так устал, что так или иначе не планировал разгребать твой свинарник.

— Вот и замечательно. Даже если вдруг почувствуешь прилив сил, не смей.

— Ясно-ясно, убирать не буду.

— Спасибо. Так ладно, мне пора, — взглянув на часы, сказал он, — Завтра увидимся.

Сначала, мне стало немного грустно, но затем, я почувствовал облегчение, ведь так я мог совершенно спокойно совершить свою ночную вылазку, не боясь быть пойманным, ведь придумывать нелепые отговорки, я не люблю больше всего. Вернувшись домой, я переоделся и перекусив, пулей отправился в парк. Ни души. Это было даже немного пугающе, но так здесь было всегда в это время суток. Как только я зашел за недавно обнаруженную мной «черту», подул сильный ветер. Он был настолько сильным, что я еле устоял на ногах. Возможно любой другой развернулся бы и пошел прочь, но не я. Сегодня я был настроен крайне решительно. Не взирая на разбушевавшуюся стихию, я добрался до озерца под камнем. Внезапно ветер затих, и я присел у воды. Глубокий вдох-выдох. Я поднес руку к воде и со дна пошли знакомые мне пузырьки. «Бульк».

Я открыл глаза. Небо было затянуто грозовыми черными тучами. Мрачно и сыро. Я поднялся на ноги и пошел прочь из парка. То, что я увидел за его пределами заставило мое сердце сжаться в груди. Руина. Это место было одной сплошной руиной. Я шел вперед, аккуратно пробираясь сквозь обломки зданий, пытался найти в этом каменном монолите хотя бы какие-нибудь признаки жизни. Но безуспешно. Казалось, что в этом месте, я единственный живой человек. Позади меня небо озарила молния и земля задрожала от грома.

— Здесь есть кто-нибудь?! – закричал я, и мой голос эхом разнесся далеко вперед. Но ответа не последовало. Только очередная вспышка молнии и гром.  – По сравнению с этим местом, наш город выглядит, как новенький, — я пытался найти хоть какой-то позитив во всем этом. – Интересно что же здесь произошло… Я думал, что попаду в то странное желтое место, что видел во сне. Но это…

Я блуждал и блуждал, в призрачной надежде встретить здесь хоть одного живого человека. Тщетно. Не знаю сколько я шел, но вдруг передо мной возникла огромная черная пропасть, если бы я не сумел так быстро остановиться, то уже летел бы прямиком вниз. Этой воронке не было ни конца, ни края. Что же, черт побери, случилось с нашим городом в этом мире?  

— В этом мире, — вдруг вслух произнес я. – Неужели это место, что-то на подобии параллельной вселенной. Тогда это озерцо, это вход, но… Боги — это же абсурд какой-то. Интересно, сколько времени я могу здесь пробыть, безопасно ли это вообще… Лучше возвращаться, здесь так или иначе ничего нет, помимо этих руин.   

Я отправился в обратный путь. Все загремело и полил дождь. Я остановился и уставился в небо. Это должно быть так глупо выглядело со стороны, но какая разница, раз тебя никто не видит. Странно. Усталость отступала, становилось так легко не только в теле, но и на душе. Закрыв глаза, я продолжал вот так вот стоять, подставляя свое лицо под потоки воды. По щекам покатились горячие слезы. Я отчетливо ощущал, как вся моя боль начинает отступать, мое сознание прояснялось. Это место… Где я? Я распахнул глаза и осмотрелся по сторонам. Было не по себе, словно за мной кто-то следил, но здесь никого нет, ведь так?

Это странное чувство заставило меня продолжить свой путь. Стало так темно, казалось, что тьма поглощала все вокруг себя и только редкие вспышки молний позволяли рассмотреть что-либо. Вернувшись в парк, я направился к камню. Небо озарила молния и я увидел, на камне какой-то силуэт в балахоне. «Это конец» – первое что пронеслось у меня в голове. Меня ведь не должно было быть в этом месте…

— О, вернулся, — бодро сказал человек сидящий на камне и обернулся ко мне. Помимо темноты, его с головы до ног укутывал балахон. Но голос почему-то показался мне знакомым.

— Кто ты? – спросил я.

— Я хозяин этого озера, — вспышка озарила его. – Сначала являешься без предупреждения, а потом блуждаешь сколько вздумается, я устал ждать. Еще вот и дождь пошел.

Он спрыгнул с камня и подошел ко мне, порыв ветра скинул с него капюшон и небо вновь озарилось белым сиянием.

— Нейт, — выдавил из себя я и еле устоял на ногах. – Как такое возможно… — возможно мне показалось, мне хотелось увидеть его лицо еще раз, но темнота не давала и шанса что-то рассмотреть.

— Верно, Нейт. Хотя, на самом деле, я могу быть кем угодно. Нейтом, тобой или же тебе больше понравится такой вариант, — его голос изменился. Вспышка. Передо мной стояла Софи. – Мне все равно, чей облик принять. Однако из твоего окружения этот паренек нравится мне больше всех, — он вновь сменил лик, так как голос изменился. – Знаешь, хотел с тобой еще в прошлый раз поболтать, но ты был совсем не настроен.

— Что это за место? – твердо спросил я, максимально взяв себя в руки.

— Это параллельная реальность, — как о чем-то совершенно обыденном, сказал он.

— Параллельная реальность? Это точно не сон?

— А ты спишь?

— Насколько помню, то нет.

— Значит это реальность, но параллельная.

— Играешь со мной?

— Немного. У меня не часто бывают гости, знаешь ли.

— Если хотел гостей, то делать портал в озере, заметить которое можно только очень постаравшись, не лучшая затея.

— Портал? – он засмеялся, — Смешное название, но называй это так, мне нравится. Но не я его создавал, моя работа заключается в другом.

— В чем же?

— Встречать и помогать таким любопытным, как ты.

— Местный гид?

— Ага.

— И как мне тебя называть? Имя у тебя есть?

— Имя? Конечно же есть.

— И ты скажешь мне его?

— Ох, настойчивый какой. Зови меня Коул.

— А я…

— Я знаю кто ты. В представлении нет необходимости.

— Вот как. Не удивлен, раз ты знаешь всех моих друзей. Скажи, если я правильно все понимаю, то это место должно быть моим родным городом.

— Верно, это он и есть.

— Но что с ним произошло?

— Ты.

— Что? – я был удивлен.

— К сожалению, это ты сделал с этой реальностью такое.

— Как? О чем ты говоришь?

— Когда ты впервые сюда пришел, то по неосторожности встретился с самим собой. А это согласно правилам недопустимо.

— Я не знал, о правилах.

— Ага, я тебе о них должен был рассказать. Но повторюсь, ты был так впечатлен, а я совершено не подготовлен.

— Выходит, что это тот желтый мир.

— Что прости? Желтый?

— Да.

— Хм… Он был абсолютно обыкновенным… У тебя что галлюцинации, я конечно слышал, что такое возможно, — вспышка молний озарила, его озадаченное лицо.

— Когда я вернулся то вообще ничего не помнил, а затем во сне увидел свои воспоминания, возможно цвет исказился.

— Такое вполне может быть…

— В этот раз я тоже забуду?

— Нет, не должен.

— У меня так много вопросов… Это все не укладывается в голове.

— Для твоего первого осознанного путешествия, лучше уже возвращаться. К тому же здесь дождь, мне не хотелось бы заболеть.

— Но…

— Знаю! Сейчас, — он закопошился, я слышал, как шуршит его балахон. – Вот, — он протянул мне что-то. Я колебался, но затем принял его «подарок». Это был лист А4 сложенный пополам.

— Что это?

— Буклет. В нем записаны самые главные правила, так что хоть немного, но твое любопытство будет удовлетворено.

— Серьезно? – вся эта ситуация становилась более странной, нежели была, — Буклет?

— А что тебя смущает?

— Ну… Ничего, не бери в голову.

— Хм… Все тебе не так. Давай, иди уже домой.

— Коул, это место… Я надеюсь, есть другие параллельные реальности?

— Естественно. Их несчетное количество. Сколько б люди их не разрушали, они не убывают, можешь не переживать.

— Вот как, слава Богу. Скажи, как мне тебя найти, если у меня все-равно будут вопросы?

— Ну руку в озеро опустишь и встретишь.

— А иначе никак? В моей реальности к примеру?

— Хорошо. Я сам к тебе прийду, что мне остается.

— Правда?

— Я могу свободно существовать во всех реальностях, так что да.

— Здорово! Только у меня будет одна просьба.

— Ох… Ну что еще? – он тяжело вздохнул.

— Ты не мог бы больше не принимать облик моих друзей? Никогда и негде. Ведь мне не хотелось бы вас перепутать.

— Ну… Как не интересно. Я так долго искал образ, который мне понравится…

— Но ты разве не согласен, что два Нейта в одном мире это неправильно?

— Мне все равно.

— А мне нет. Прошу. Я хочу быть уверенным в том, что мой друг — это мой друг, а не кто-то другой.

— Ладно-ладно. Не волнуйся.

— Спасибо тебе. Ну я пошел?

— Давай, увидимся.

Я подошел к озерцу, молния, разразившаяся в небе, помогла мне без проблем отыскать его под камнем. Я вздохнул, мельком взглянул на то место, где по идее стоял Коул и опустил руку в воду. «Бульк». Я лежал на земле в парке. В этот раз одежда на мне была абсолютно сухой, несмотря на то, что я вымок под дождем. Небо становилось светлей, приближался рассвет. Я чувствовал себя абсолютно выжатым, глаза просто закрывались. Но я нашел в себе силы подняться и поспешил домой. Только соприкоснувшись с диваном, я крепко уснул.

Будильник зазвонил через час. Я с трудом подавил в себе безумное желание выкинуть его в окно и просто отключил. Переодевшись, и немного перекусив, я отправился на службу. Сегодня раздав всем своим подчиненным задания, я закрылся в кабинете. На столе передо мной лежал буклет, данный мне Коулом в другой параллельной реальности.

«Если он существует в этом мире, значит мне не привиделось» — думал я и сердце быстро билось в груди.

Он был сделан из качественной бумаги, цвета слоновой кости и очень приятной на ощупь. На внешней стороне значилось: «Инструкции» и в нижнем углу красовался символ бесконечности, который по всей видимости являлся чем-то на подобии логотипа. Открыв его, я принялся читать.

Правило №1 гласило, что любое живое существо, может путешествовать между реальностями.

Правило №2 – находиться в другой реальности можно не дольше 10 дней.

Правило №3 – нельзя разглашать информацию о существовании параллельных реальностей.

Правило №4 – нельзя общаться с людьми, которых вы знаете в своей реальности и которые могут знать вас.

Правило №5 – вы можете выбирать какую параллельную реальность желаете посетить.

Правило №6 – попасть в другую реальность и выйти из нее, возможно лишь через водный проход, после подтверждения Проводника.

Правило №7 – Проводник не принадлежит ни к одной реальности, поэтому только он может связываться с вами.

Правило №8 – свод правил един для всех живых существ.

После 8 правила пошли предостережения. Они были подписаны по-разному и не были пронумерованы, да и написаны они были большими буквами. По всей видимости, это должно было придать большую значимость.

Запрет №1 – встречи с самим собой в другой реальности строго настрого запрещены.

Запрет №2 – остаться жить в другой реальности запрещено (смотри Правило №2).

Запрет №3 – при сердечных заболеваниях путешествия в другие реальности запрещены.

Внимание – если находится в другой реальности дольше 10 дней, то возможна мгновенная смерть.

Внимание – все травмы, полученные в параллельной реальности, останутся с вами и после путешествия.

Важно – встреча с самим собой в другой реальности приводит к разрушению параллельной реальности.

Важно – если Проводник называет правило, которое не было записано, оно становится обязательным к выполнению.

Все было предельно ясно. Пункты сулящую смерть, меня немного насторожили, но ведь если следовать правилам, то все будет хорошо, ведь так? Дочитав, я спрятал буклет во внутренний карман куртки и решил, что мне пора подышать воздухом. Открыв дверь на пороге передо мной развалившись стоял Нейт. Я отчего-то так испугался, словно меня застукали за чем-то непотребным и щеки вспыхнули огнем. После моих ночных приключений я впервые вижу Нейта и после того, как Коул с легкостью им прикинулся, мне стало не по себе.

— Ё! – сказал он, — Ты меня избегаешь?

— Что? С чего ты взял?

— Утром, я тебя ждал, а ты не зашел.

— Прости, я не выспался, поэтому прилег на работе, — соврал я.

— Да? Ты и спал на работе? Прям сложно поверить, ты ли это?

— И такое бывает, — улыбнулся я, но он все равно смотрел на меня с каким-то подозрением, словно знал правду.

— Хм… А дома тебе чего не спалось?

— Не знаю.

— Ох, и беда с тобой.

— Ты сегодня на дежурстве?

— Нет, сегодня отпустили домой.

— Вот как.

— Тебя эта новость огорчила? – он вскинул бровь, и я словно опомнившись, вновь натянул улыбку.

— Ты о чем?

— Ты б свое лицо видел…

— Прости-прости. Я просто подумал, что продукты дома закончились и нужно будет сходить в магазин, — я чувствовал себя жутким вруном, но я действительно был озадачен, ведь так этой ночью мой поход к озеру мог не состояться.

— Какой ты хозяйственный. Мы на кофе пойдем?

— Конечно! Давно пора.

— Тогда идем, — Нейт развернулся чтоб идти, а я смотрел ему во след, не в силах и шагу ступить.

— Нейт… — прошептал я и тот обернулся.

— Чего? – это был он, это определенно был он. Мне не о чем переживать. Коул ведь обещал больше не использовать его внешность. Я отбросил в сторону все свои дурные мысли и покачав головой, направился к нему.

— Ничего, идем.

Со временем мне вроде бы удалось ему доказать, что все в полном порядке и он снова беззаботно улыбался. Работать ни ему, ни мне совершенно не хотелось, еще и погода начала портиться от чего спать хотелось еще сильнее. Вторую половину дня, Нейт просидел, точнее пролежал на моем диване. Я смотрел на него и улыбался. Он всегда прибегал к нам в отдел чтоб поспать, но сейчас это стало делать намного удобнее, ведь у меня в арсенале появился такой прекрасный диван. Одним словом – работник года. Да и я не лучше. За эти полдня я сделал ровным счетом ничего, впрочем, это норма. Здесь, как и везде или завал, или нечем себя развлечь. Я всегда более склонен ко второму варианту, несмотря на то, что не являюсь тунеядцем или бездельником.

Через несколько часов Нейт ушел делать вид, что работает, да и я решил помочь Стиву и Лиаму, ведь у кого-кого, а у них вечно была какая-то работа. После работы мы с Нейтом отправились за продуктами, а после сразу пошли домой. После ужина, я почти сразу же лег спать. Казалось, что все мои силы куда-то улетучились и я бросил все свои затеи пойти к озеру.

Затем ночные дежурства на службе выпали мне. Как бы мне не хотелось, но мои путешествия, приходилось откладывать все дальше и дальше, да и Коул не объявлялся.

Но вот спустя две недели, дверь моего кабинета бесцеремонно отворилась. На пороге стоял высокий худощавый молодой человек. Он сгорбился, пытаясь уместится в дверном проеме. Его темные волосы были небрежно уложены, черная одежда обтягивала его, делая на вид его еще тоньше, а сверху была накинута широкая черная куртка-балахон, в наших местах никто так не одевался.

— Коул? – неуверенно произнес я.

— Ё! – ответил он и поднял вверх руку.

— Ты это что Нейта копируешь? – хоть он и выглядел иначе, но эти повадки…

— Ладно-ладно, больше так не буду. Я вхожу, — он прошел и закрыв за собой дверь стал перед моим столом. Он все же был очень высоким, даже при том, что он сутулился его рост был явно за 2 метра. 

— Присаживайся, может чаю или кофе?

— Нет, спасибо. Ты давно не заходил.

— Да. У меня проблемы со свободным временем.

— Я так и понял. Так или иначе, я ведь говорил, что сам тебя найду. Буклет тебе помог?

— Да, очень, — я воодушевился, — Может все же присядешь, а то мне не удобно на тебя смотреть.

— Хм… Ладно, — он опустился на стул и закинул ногу на ногу.

— Это твое настоящее лицо?

— Настоящее лицо? Нет, это не мое. Но можешь не переживать в этом городе, да и в любом другом ты его не отыщешь. Этот парень жил очень давно. А вот когда прийдет время, то я заберу себе лицо твоего друга и буду существовать с ним, пока не найду замену.

— Так ты можешь принять образ не только живущих в настоящее время людей?

— Естественно, иначе бы я не смог выглядеть, как Софи, ведь в этой реальности, она больше не существует, — от этих слов мне стало не по себе и сердце сжалось от боли, — Оу, мне кажется я тебя огорчил. Прости-прости.

— Ничего, я понимаю. Я рад, что в других реальностях Софи в порядке, — немного улыбнувшись, сказал я.

— Хочешь ее увидеть?

— В твоем обличии?

— Нет, в других реальностях?

— Да. Но поговорить я с ней не смогу, верно?

— Как знать.

— То есть смогу? Но в правилах…

— В любых правилах, есть свои исключения и лазейки. Но все же не советую этим злоупотреблять.

— Хорошо, я понял.  

— Ты сегодня свободен?

— Да, я прийду, надеюсь Нейт сегодня ляжет по раньше.

— Почему бы тебе просто не вернуться домой? – поднимаясь со стула, сказал он и взглянул на меня. Его глаза сверкнули, мне показалось, что я впервые за все время увидел его взгляд. Эти зеленые глаза.

— Я… Сделаю это, но не сегодня.

— Как знаешь. Я пошел. Увидимся, — он махнул рукой и хотел выйти, как вдруг я опомнился.

— Может тебя проводить? Если тебя заметят, то могут быть проблемы.

— Но я же сюда как-то попал, — утвердительно сказал он. – Так что не переживай.

— Эй, идем на кофе? – на пороге появился Нейт. Они встретились взглядами. Коул казалось светился от счастья, его глаза заблестели, а на лице растянулась довольная улыбка. Я сидел на месте и быстро представлял, как буду это объяснять. Но я даже не заметил, как одежда Коула сменилась на нашу военную форму. – Ой, не знал, что ты занят.

— Майор Брайт, — протянул он, — Не переживайте, я уже ухожу, — он отдал честь и покинул кабинет.

— Кто эта каланча? – спросил Нейт, указав пальцем тому во след. – Такой огромный… Вообще его не помню, а кадры это моя парафия.

— Он из самых низов, моего подразделения. Его взяли, когда тебя здесь не было, поэтому нечему так удивляться.

— Да? Ладно… Так что мы пойдем?

— Нейт, знаешь… — я замялся.

— Что-то случилось? Или ты не хочешь идти?

— Я, пожалуй, вернусь к себе домой.

— Да? Ну хорошо, — он пожал плечами, словно это был какой-то пустяк.

— Правда?

— Конечно. Зачем спать на диване, когда есть собственная кровать. Я вообще удивлен, что ты так долго, у меня проторчал.

— Жить вместе с тобой было очень весело. Так много времени вместе, мы давно не проводили.

— Ты так говоришь, словно хочешь остаться, честное слово. Я тебя не выгоняю.

— Я бы с радостью… Но нужно двигаться вперед.

— Хорошо, мой дом – твой дом, помни об этом. Мне еще раз повторить свой вопрос?

— Да, конечно идем.

В этот момент, я чувствовал, что поступил правильно, хотя Нейт выглядел грустно, как бы он не пытался это скрыть. Я его прекрасно понимал, и если бы не все это, то я бы и дальше жил у него. Этим вечером Нейт пошел спать раньше, поэтому и я не стал медлить. Я со всех ног бежал в парк. Мне казалось, что эти несколько минут, которые я могу выиграть в этом случае, смогут что-то решить. Отдышка согнула меня по полам. Я стоял под камнем готовый выплюнуть свои легкие. Когда моя физическая подготовка так сильно ухудшилась? Ох, чувствовал я себя просто скверно. Поэтому даже если я и сэкономил пару минут, то потратил их на то, чтоб отдышаться. Присев к озеру, я смело опустил в него руку, и показались столь ожидаемые пузырьки: «бульк».

В одно мгновение я оказался в какой-то комнате. Я осмотрелся. В комнате было множество книжных шкафов, мягкие кресла, письменный стол. Темно-серые тканевые обои гармонично смотрелись с бордовой обшивкой мебели. Люстра не горела, лишь от нескольких бра, что находились здесь исходил тусклый свет.

— Пришел наконец, — позади послышался голос и обернувшись, я увидел Коула. Он смотрел на меня сверху вниз, но казалось, что взгляд его проходит сквозь меня.

— Это место? Ты здесь живешь?

— Я здесь работаю. И именно сюда ты теперь будешь попадать каждый раз при переходе в параллельную реальность.

— А в первые разы…

— Сбой системы. Я плохо подготовился, — он почесал затылок. Мне казалось, что он ведет себя как-то странно, а затем я осознал, что он просто пытается не вести себя, как Нейт от чего мне стало очень смешно, — Ты чего это улыбаешься?

— Да так не важно.

— Хм… Пусть так, — он подошел к столу и открыл огромную книгу напоминающую атлас и подозвал меня к себе, — Это карта параллельных реальностей, — на открытых страницах были изображены множество тонких голубых линий параллельных друг другу, от этих линий расходились новые в еще большем количестве. Временами, образовывались новые линии или же исчезали старые. – Как ты можешь догадаться эти линии и есть другие реальности, вот это твоя, — он ткнул пальцем в одну из них, она заискрилась.

— Их так много, как ты в них ориентируешься?

— Это моя работа. Но тебе тоже прийдется их запомнить, чтоб знать где ты уже был и куда захочешь вернуться.

— Хорошо, я постараюсь.

— Прекрасно, но у меня будет к тебе одна просьба.

— Просьба? – удивился я.

— Да. Не делай ничего такого, о чем ты мог бы пожалеть.

— Я понял.

— Надеюсь на это. И по возможности не сильно влияй на жизни других людей, чем больше ты будешь как-то влиять на ситуацию, тем больше реальностей будет появляться. Как ты мог заметить есть множество главных реальностей, — он указал на голубые параллельные линии, они являются постоянными, те линии, что отходят от них это вариации. Каждое слово и действие приводит к образованию новых вариаций. Ты можешь путешествовать во все реальности, но ты не выбираешь их вариаций, обычно все попадают в основную, ту, которая считается константой. Ты так же не можешь оказаться в вариациях своей реальности.

— Выходит, что в одной из таких вариаций моей реальности Софи…

— Да, в какой-то из них, она вполне может быть жива, но при этом в ней мог умереть ты или же Нейт или же вы все могли быть не знакомы, а где-то Софи умерла в том проулке, когда на нее напали хулиганы. Вариантов невероятное количество.

—  Вот как.

— Но так или иначе, как я уже сказал, по своей реальности путешествовать нельзя.

— Почему?

— Чтоб не сожалеть.

— Я смотрю все сделано так, чтоб не возникало сожалений, ты уже не первый раз об этом.

— Верно. Не выношу этих унылых лиц, — он определенно врал, но я не стал ничего возражать. – Итак, куда отправимся сегодня?

— Ты будешь меня сопровождать?

— Конечно же нет, я буду ждать тебя здесь.

— А если я вновь сделаю что-либо, что в последствии разрушит данную реальность? – мне почему-то было немного волнительно путешествовать самому, хотя и очень не хотел, чтоб кто-либо знал, чем я занимаюсь.

—  Разрушишь, так разрушишь, — тот пожал плечами. Я оторопел, не слишком то он печется о своей работе, хотя если во всех книгах этой комнаты, на каждой странице прописаны различные параллельные реальности, то уничтожение одной только облегчит ему работу. – Главное ты должен успеть вернуться на территорию парка, до того, как все исчезнет.

— А если я…

— Не успеешь – умрешь, — это равнодушное выражение лица раздражало. – Так что, начнем?

Он развернул ко мне книгу, и я пристально вглядывался в голубые параллельные линии, что сверкали на страницах. Затем осознав, что так или иначе ничего не теряю указал на первую. Коул, провел по ней пальцем, и она заискрилась, ослепляя меня. Когда я открыл глаза, то осознал, что стою в парке, под проливным дождем. С погодой немного не повезло. Я набросил куртку на голову и пошел вперед.

Это был еще один мирный город, с высокими зданиями и многолюдными улицами (даже не взирая на то, что шел дождь). Над дорогой, по которой быстро мчались машины был пешеходный мост. В моей реальности этого моста не было, как и таких машин. Я поднялся наверх и прислонился к парапету. Шум дороги и дождя, целая река ярких огней внизу, и улицы, усеянные разноцветными зонтами. Красиво и спокойно. Я завидовал. Завидовал тому, что где-то возможен мир и тому, что я не принадлежу такой реальности. С этими мыслями я и продолжил свой путь. Как оказалось, деньги в моей реальности и в этой были одинаковыми, поэтому я решил немного обсохнуть и сел в кафе с чашечкой ароматного кофе. Я наблюдал за людьми на улице сквозь огромное стеклянное окно. У нас в городе тоже было это заведение, но вот выглядело оно иначе, не таким уютным… Вдруг дверь открылась, и я услышал женский смех, я бы не смог спутать его ни с чьим другим. Я пристально смотрел в окно пытаясь рассмотреть в нем отражение посетителей. Да, я не ошибся, это была Софи и я. Это было волнительно, ведь заметь они меня и их мир разрушится точно так же, как и тот желтый (и не важно, если он был самым обычным). Как сильно мне хотелось с ней поговорить, еще больше прикоснуться, однако все что мне оставалось, так это просто наслаждаться ее голосом, что звучал так близко. В какой-то момент, я понял, что это просто невыносимо и набросив куртку на голову, покинул это заведение. Все вокруг потеряло для меня интерес, я больше не хотел здесь находится. Боль. Радость. Отчаяние. Эмоции смешивались внутри меня. Я был счастлив, что она жива и за то, что в этой реальности мы также вместе, но то, что так было только здесь, разрушало меня. Я вернулся в парк и оказался в «проходной».

— Ты выглядишь таким грустным, – сказал Коул, отняв от лица книгу. Мне было нечего ему сказать. Он усмехнулся и поднялся на ноги. – Что, это сложнее нежели ты думал? – его рот до неприличия растянулся в улыбке.

— Да, это так.

— Ты можешь прекратить, если не хочешь. Ты ведь не должен этого делать, никто тебя не заставляет. Чистой воды авантюризм.

— Но я хочу.

— Зачем?

— Хочу знать, как все могло бы сложиться.

— Хм… Это напоминает мазохизм.

— Как знать, — я улыбнулся, это ведь и правда на него было похоже.

— Ладно, я больше не буду тебя отговаривать, однако если ты не вернешься – не удивлюсь. Но ты вернешься, — я кивнул и улыбнулся.

— Что ж, увидимся.

— Ах, да, сказал он, подходя ко мне, — Спасибо.

— За что?

— За то, что не разрушил и эту реальность, — он улыбнулся, щёлкнул пальцами и я оказался в парке.

На следующий день после работы, мы с Нейтом поужинали, я собрал свои немногочисленные вещи и покинул квартиру. Конечно вернутся домой было все также непросто, поэтому несколько часов я просто слонялся по городу, надеясь, что со временем станет немножечко легче. Внезапно начавшийся дождь не оставил мне выбора. Поднявшись по ступенькам, я остановился напротив своей двери и уставился на ручку. Прошло пять минут, десять, а я все стоял и верил, что смогу открыть ее силой мысли.

— Да, что я делаю, — я достал из кармана ключ, щелчок и распахнув дверь, вошел в квартиру.

Воздух был застоявшимся, пильным, тяжелым. Улавливался еле ощутимый запах духов Виолетты, но не мой и не Софи. Словно это место и не было нашим домом на протяжении стольких лет. Бросив сумку у порога и включив свет, я пошел на кухню. На столе стояли грязные тарелки, на плите кастрюля с остатками каши (точнее там было, нечто вонючее, заплесневевшее со странными грибами, но я отчетливо помню, как оно некогда было кашей). Гадость. Я достал мусорное ведро и все это выбросил в него. Открыв окна, я запустил прохладный свежий воздух несущий аромат дождя. Стук-стук-стук, отыгрывали свои ритмы капли по железному козырьку. Я закрыл глаза и внезапно ощутил безумную усталость. Мне не хотелось никуда идти, но ведь меня никто и не заставлял, ведь так. Я вошел в спальню. Все было так же, как и в мой последний визит: на кровати лежала пижама Софи, мои руки непроизвольно к ней потянулись. Запах практически полностью исчез, стал еле уловимым… Я осознал, что хочу ее увидеть и не важно насколько близко я смогу к ней подойти, я буду рад просто знать о том, что она счастлива. Забыв обо всем, я взял зонт и побежал в парк.

Коул не задавал вопросов, лишь улыбался – теперь я был зависимым от него, и мы оба это знали. В этот раз я отправился в другую реальность. Я принял для себя решение, что посещу все возможные реальности, и лишь затем буду решать куда мне вернуться. С того дня, каждый свободный вечер я проводил, путешествуя между реальностями, познавая их быт, культуру, их жизнь. Мир, война, богатство, упадок, высокие технологии и отказ от них, мне открылось все. Я видел столько разнообразных вариантов свой жизни, что сложно и сосчитать… Но одно было так или иначе неизменным: мы с Софи везде были вместе. И да, практически везде Нейт был нашим другом, где-то моим, где-то ее, но буквально в единичных случаях он не принадлежал к нашей не побоюсь этого слова семье. Я был рад этому и теперь отчетливо понимал, что не ошибался, считая их самыми близкими людьми. Будь это не так, мы бы не были вместе в других реальностях. Но мы были крепко связаны друг с другом, крепче, чем могло показаться на первый взгляд.

Одна из реальностей встретила меня ясным июльским днем. Небольшие аккуратные дома чередовались с высокими зданиями. Чистые довольно тихие улочки, которые вдоль дорог украшали деревья, с сочными зелеными листьями, что тихо шелестели на ветру. Здесь было отчего-то очень спокойно, мне хотелось улыбаться, хотя я и не мог понять почему. Прогуливаясь и думая о том, как бы повернулась моя жизнь, родись я в этой реальности, что перестал замечать все вокруг себя, было лишь солнце, пробивающееся сквозь кроны деревьев, гул толпы где-то вдалеке и… Я почувствовал, как врезался во что-то, точнее в кого-то. Человек стоял ко мне спиной, он был одет в голубую рубашку, аккуратно заправленную в светлые брюки, волосы были старательно уложены.

— Простите, — сказал я и он, демонстративно поправляя свои очки, повернулся ко мне. В этот момент, опираясь на былой опыт, мне нужно было уносить ноги, но я не мог.

— Нужно быть более внимательным, я ведь мог упасть в конце концов, — он был возмущен, его взгляд испепелял меня, однако он не повышал свой голос, и вел себя крайне вежливо.

— Нейт… — сам того не осознавая произнес я.

— Мы знакомы? – немного удивленно произнес он и начал пристально меня осматривать. Его взгляд был тяжелым, оценивающим.  

— Эм, не думаю, — сказал я и махнул рукой.

— Если так, то откуда тебе известно мое имя? – он скрестил руки на груди, а я слегка успокоился, ведь раз он меня не узнает значит мы с ним не знакомы, а, следовательно, я никак не влияю на данную реальность. – Мы точно не встречались ранее?

— Мы один год проучились в одной школе. Я был в параллельном классе и лично мы не были знакомы, но я тебя видел и по всей видимости запомнил, — сочиненная на скорую руку отмазка показалась мне вполне неплохой, Нейт по всей видимости тоже так посчитал.

— Вот как, я тебя вообще не помню.

— Что ж, не удивлен, я был довольно неприметным, — я улыбнулся и, казалось бы, он должен был пойти дальше, но он продолжал прожигать меня взглядом. Этот его вид, очки и прическа, глядя на него я чувствовал себя неловко. Вдруг я заволновался, вдруг он спросит номер школы или в каком классе он был, такой вопрос полностью раскрыл бы мое вранье, не было гарантий, что в этой и моей реальности эти данные совпали бы.

— Сейчас о тебе такого не скажешь, — он поправил очки и немного улыбнулся. Верно, я был высоким, в хорошей физической форме, одет конечно был не по местной моде, но тоже вполне сносно.

— Старался. Не хотелось всю жизнь в изгоях проходить.

— Делать невозможные вещи возможными, это именно то, чему я в первую очередь учу своих учеников. Ты молодец.

— Учеников? Ты учитель? – я не смог скрыть своего изумления. О, Боги, как я буду смотреть на брутального и дерзкого Нейта в своей реальности, зная, что здесь он опрятный учитель.

— Да, преподаю математику в нашей школе.

— Вот это да, — я был поражен, математику, серьезно? Он же ее больше всего терпеть не может, точнее не он…

— Нейт! Прости-прости, я опоздала, — вдруг из-за его спины появилась девушка. Ее локоны развивались на ветру, она улыбалась и крепче своими руками обвивала руку Нейта. Она взглянула на меня и ее глаза округлились от удивления. Я готов был смотреть в эти глаза вечно. – Ой, ты не один, простите, что помешала, — она улыбнулась и попыталась поправить непослушный локон.

— Ничего страшного, мы уже поговорили, — я улыбнулся, а сердце вылетало из груди. Впервые за все время моих путешествий, я вижу ее так близко, более того, я смог ей что-то сказать.

— Вот как, — протянула она.

— Да, нам уже пора, — взглянув на часы, сказал Нейт.

— Что ж пока, — я помахал рукой и зашагал вперед.

— Пока, — тихо сказала Софи и посмотрела мне во след. – Кто это?

— Никто, идем.

Мы разошлись в разные стороны. Незнакомцы. В этой реальности мы не знакомы, но почему? Ответ казался мне очевидным, но я решил выяснить все наверняка. На то, чтоб разгадать этот ребус, мне потребовалось три дня. Все оказалось довольно банальным – в этом мире я не родился, так как моя мать сделала аборт. Узнав это мне стало немного не по себе, какая-то странная пустота наполнила меня, но затем я словно опомнился. Вот оно! Если меня в этом мире не существует, то я не могу его разрушить, случайно встретившись с самим собой, это огромный плюс. Но вот минусом было то, что в этом случае я кардинально менял жизнь людей в этой реальности, а правила это не одобряли. Мне нужно было хорошенько подумать. Вопросов накопилось больше, чем ответов.

Мои выходные, которые я с таким трудом выпросил на работе подошли к концу и теперь меня ждала неделя в режиме нон-стоп. Это и был мой шанс на то, чтоб взвесить все за и против. Нейт, как мне казалось, что-то подозревал, все время интересовался где я пропадаю, зачем мне понадобились внезапные выходные, а я врал. Стыдно, но сказать правду просто не мог. Лжи становилось все больше и с ней увеличивалось расстояние между нами. Иногда мне отчетливо казалось, что он отдаляется от меня, словно он уходит куда-то вперед, а стою на месте беспомощно, протягивая вперед руку, пытаясь его остановить, но ничего не выходит. Может быть стоит ему рассказать? Признаться во всем, да и будь что будет. Нет. Это плохая идея. Правила это запрещали…

— Я посплю у тебя, — открыв дверь на пороге появился Нейт. Он выглядел мрачным. Не дожидаясь ответа, он лег на диван и повернулся ко мне спиной.

— Было много работы? – спросил я.

— Угу, — промычал он.

— Ты на меня за что-то обижаешься?

— Нет.

— Нейт…

— Я хочу спать, — холодно ответил он и с этими словами между нами окончательно разверзлась пропасть.

— Я просто хочу понять, что с тобой происходит, — нужно было все вернуть на свои места, вернуть пока не все потеряно.

— Если ты сейчас не замолчишь, я уйду.

— Ты не уйдешь.

— А кто меня остановит? – он обернулся ко мне. – Ты? – это был вызов.

— Да. Нам нужно поговорить, — он молча отвернулся. – Послушай, я не понимаю почему ты так странно себя ведешь. Мы ведь лучшие друзья, если тебя что-то волнует, то не лучше ли поговорить об этом.

— Друзья? Серьезно? Я что-то в этом не уверен.

— Что ты такое говоришь?!

— То, что ты слышал.

— Нейт, не знаю, что ты втемяшил в свою голову, но послушай.

— Это ты меня послушай, — он резко привстал. – Мне все это надоело. Я всегда считал тебя не только своим лучшим другом, но и братом, ты прекрасно об этом знаешь, но сейчас… Ты делаешь что хочешь, пропадаешь, потом появляешься, ничего не говоришь. А ты думай и гадай все ли у тебя в порядке. Знаешь я сыт этим по горло. Не хочу на это больше тратить свои нервы. Не знаю, что стало тому причиной смерть Софи или еще что у тебя там приключилось, но я и не хочу этого знать. С этого момента, мы простые коллеги. Больше я тебя не потревожу, — он встал на ноги и ушел громко, хлопнув дверь.

Я не стал за ним идти, точнее я просто не смог этого сделать. Шок – идеальное обозначение того, что я сейчас испытывал. Я ведь чувствовал, что к этому идет, но надеялся, что он все примет. Слишком тяжелую ношу, я взвалил на него. Мое лицо горело от стыда, я закрыл его руками, и хоть они были холодными, но это не помогало. Чувства, что переполняли меня, так просто было не унять. Легкий тремор во всем теле, жар, боль, казалось будто от меня оторвали еще одну часть. Очень важную часть. Я знал, что не могу его потерять, знал, что должен был что-то сделать, но также знал и то, что нужно дать ему время остыть, а себе время на то, чтоб суметь все правильно объяснить. А до этого момента, я остался абсолютно один, в реальности, которая больше не казалась моей.

Дверь моего кабинета больше беспардонно не распахивалась и Нейт не появлялся на пороге. Встречаясь в коридоре, он проходил мимо, даже не глядя в мою сторону. И тут мы стали незнакомцами. Интересно, если бы я остался жить с ним, но продолжал бы свои путешествия все бы оставалось по-прежнему? Уверен реальность с такой вариацией вполне себе мирно существует среди прочих. Дни напролет я проводил один в своем кабинете, пытаясь отвлечься от всего работая не покладая рук. Как наивно полагать, что возможно отвлечься от всего подобным образом. Но мысль о существовании мирных реальностей не давала мне думать ни о чем другом. Я не понимал, почему мы не можем жить также? Зачем нам нужны постоянные сражения, которые ни к чему не ведут? Неужели это все только потому, что такой «закон» этой реальности? Я и подумать не мог, что эти мои путешествия, так сильно повлияют на мою жизнь. Они не помогали, как я думал в самом начале, нет, они безжалостно разрушали все то, что я выстраивал долгие годы. Может лучше было остановиться, сделать вид, что все это был сон, просить у Нейта прощения и жить дальше в том же ритме или же… Конечно же, я был склонен ко второму варианту. Хотя я прекрасно понимал, что чем дальше буду заходить, тем сложнее мне будет прийти к первому, но не мог ничего с собой поделать.

Дни пролетали быстро, и несмотря на то, что я спал от силы час или два в сутки, мне удавалось оставаться бодрым. Как только моя безумная неделя подошла к концу, я заслужил один выходной. Это была моя маленькая победа. Я взял сумку с вещами, которые заранее купил в другой реальности и оставил в своем кабинете. Не теряя ни секунды, я побежал в парк. Рука-вода и «Бульк». Я оказался в проходной.

— Давно же тебя не было, — сказал Коул, несколько удивленно взглянув на меня. – Думал больше не прийдешь.

— Было много работы, — я опустил сумку на пол.

— Ты с вещами? Это что-то новенькое.

— Я могу у тебя переодеться? – спросил я и не дожидаясь ответа, начал снимать куртку.

— Так ты ж уже это и делаешь, — он вскинул бровь.

— Вот и спасибо, — я быстро переоделся, так как хотелось скорее избавиться от этого прожигающего взгляда, — Все, я готов.

— У тебя все в порядке? – спросил он.

— Да, вполне. Мне необходимо попасть туда, где я был в последний раз.

— О, вновь туда? — он выглядел как-то иначе, мне даже на мгновение показалось, что ему грустно.

— И я думаю, ты знаешь почему, — он кивнул и открыл книгу.

— Верно.

Короткий разговор и я оказался в парке. День был в самом разгаре. Множество людей, гуляло в парке, но к моему счастью никто не заметил моего загадочного появления. Поэтому не теряя времени, я пошел в город, мне нужно было найти Софи. Но вот где она может быть в выходной день? Здесь вариантов для времяпрепровождения было несметное множество и чтоб перебирать их все, у меня просто не было времени. Поэтому я просто шел вперед, надеясь, что если мы все же связаны нитями судьбы, то непременно встретимся.

Спустя несколько часов, небо стало затягиваться тучами и пошел дождь. В следующий раз нужно будет с собой еще и зонтик брать, постоянно промокать не дело, заболевать в мои планы совершенно не входило. Люди стали прятаться, суетиться, бежать куда-то прикрывая свои головы, открывали разноцветные зонты. Стало намного темнее, словно день резко сменился вечером, холодало. Скорее всего мне было не суждено с ней встретиться сегодня, но я не останавливался. Люди, проходящие мимо, одаривали меня косыми взглядами, но мне было абсолютно все равно. Я остановился у дороги, ожидая, когда на другой сторонне зажжется зеленый свет. Подняв глаза, я увидел ее, мое сердце замерло и в ушах зашумело. Она была одета в легкое платье, которое уже было практически полностью мокрым, волосы раздувались ветром, а она все пыталась их поправит и удержать сумку над головой. 3…2…1… Зажегся зеленый свет, она побежала вперед и в этот самый момент, мне на мгновение показалось, что время остановилось. Резкий скрежет тормозов, она замерла на месте, глядя на машину, что неумолимо ехала прямо на нее. Сам того, не осознавая я выкрикнул ее имя и раздался глухой удар. Я успел оттолкнуть ее в сторону, но самому от машины увернуться не удалось. Упав на спину, я смотрел на небо, и ничего не ощущал. Звуки приглушились, капли дождя словно не касались моей кожи, не было ничего кроме боли. Вдруг перед моим лицом появилось взволнованное лицо Софи. Она плакала, ее слезы обжигали мои щеки. Я был так счастлив оттого, что она не пострадала, но не мог ей сказать об этом, я ничего не мог. По всей видимости кто-то начал звать на помощь, она кричала кому-то, махала руками, но не отходила от меня. Большего мне и не хотелось. Я с трудом смог пошевелить рукой и как только притронулся к ней, перед глазами все потемнело.    

Открыв глаза, я оказался в светлой комнате. Что-то раздражающе пищало. Я хотел повернуть голову, но не смог.

— Не двигайся, тебе нельзя, — послышался женский голос и ко мне подошла Софи. Она выглядела взволнованной, щеки немного отдавали румянцем, глаза были красными… Она плакала? Из-за меня? Софи была одета в белый халат, ее волосы собраны в хвост, неужели и здесь она работала медсестрой.

— Ммм, — я не смог ничего сказать.

— Тише-тише, — она взяла мою руку в свою, — Тебе нельзя двигаться. Прости, из-за меня, ты, — ее глаза наполнились слезами. Я пошевелил пальцами, крепче сжимая ее руку, она немного улыбнулась. – Мы ведь уже встречались раньше, да? Ты знакомый Нейта?

— Мм, — и вновь ничего связного не вышло.

— Я тебя сразу узнала, — она мило улыбнулась и мои глаза наполнились слезами. Я боялся, что сейчас разревусь и это будет выглядеть так глупо. Но в этот момент, мне так хотелось, чтоб она узнала во мне не друга Нейта, коим в этом мире я и не являлся, а хотя бы своего друга, – Ты не переживай, я поставлю тебя на ноги. Это меньшее, что я могу сделать, чтоб отплатить тебе за свое спасение.  Уже через месяц ты будешь как новенький, обещаю.

Что? Месяц?! У меня нет столько времени! Что делать? Время было против меня, сколько вообще прошло с той аварии, ведь под ее халатом определенно другая одежда. Я взглянул на часы, что висели на стене. Ничего не видно, все плывет перед глазами, возможно из-за действия препаратов. Но мне необходимо увидеть который час. 11.15. Это как минимум сутки с того момента, как произошел инцидент. На службе мне зачтут прогул, ладно, с этим ничего не поделаешь, но… Но месяц… Я мог лишь 10 дней находиться в другой реальности, у меня нет 30! В этот момент все померкло. Я больше ничего не видел и не слышал, кроме своего внутреннего голоса, который то и дело корил меня за этот поступок. Но я не мог поступить иначе, ведь тогда, Софи… Глупости, нужно просто бежать. Но как уйти, если ни одна часть тела не двигается.

— Как ты? Тебе хуже? – она наклонилась ближе к моему лицу. Эти сверкающие голубые глаза, такие родные, мне хотелось прикоснуться к ней, поцеловать ее… Мне стоило невероятных усилий, чтоб отрицательно покачать головой, — Слава Богу, я так испугалась. И еще раз прошу тебя не двигайся, у тебя легкий ушиб позвоночника и сотрясение мозга. Тебе очень повезло, что повреждения оказались довольно легкими и ты уже совсем скоро сможешь свободней двигаться, но пока прийдется потерпеть и не перенапрягаться. Поэтому давай так, если я тебя спрошу о чем-то и твоим ответом будет «да», то ты моргнешь, а если «нет», то – сделаешь это дважды, договорились? – я моргнул, — Вот и замечательно. Сейчас тебе нужно отдыхать, я пойду по делам, скоро вернусь и пожалуйста, не перетруждай себя.

Я моргнул, и она мило улыбнувшись поправила свои волосы и вышла из палаты. А я решил в очередной раз попытаться пошевелиться, но тщетно. Я слышал, как временами писк приборов усиливался, и надеялся, что никто, кроме меня этого не слышит. Мне нужно было пошевелить хотя бы пальцем, но это было так трудно. Со стороны я по всей видимости продолжал лежать пластом на кровати, но внутри во мне всё боролось, хотя бы за одно единственное контролированное движение. Со лба градом тек пот, мне было так жарко, что казалось я вот-вот загорюсь, но никакого эффекта. Все мои попытки были тщетными. От дикой усталости я просто уснул.

Когда я вновь открыл глаза было темно, лишь свет лампы над моей койкой освещал помещение. Мое состояние ни капли не улучшилось, собственно это не удивительно, ведь способностей к моментальной регенерации у меня не было. Мне было интересно знает ли Коул о том, что со мной произошло, знает ли он, что я, несмотря на его предостережения все же вмешался в жизни людей, живущих в этой реальности, знал ли он, что я могу умереть? Наверняка знал, от него ничего не скрыть. Мне нужно было собраться. Слишком много мыслей роилось у меня в голове. Нужно было чем-то отвлечься и поэтому я вновь решил попытаться пошевелиться. Тщетные потуги, из-за обезболивающих препаратов, я не мог сконцентрироваться, тело было словно не моим. Вдруг мой палец слегка задергался и согнулся, правда не знаю моя в этом заслуга или это был обычный спазм. Вдруг дверь открылась, и кто-то появился на пороге. Я закрыл глаза притворяясь спящим. Посетителей было двое. Они подошли к моей койке, и женская рука взяла меня за руку. Это была она. Она взяла полотенце и промокнула пот с моего лба и поправила повязку на голове.

— Аккуратней, не разбуди его, — тихо произнес мужской голос, это определено был Нейт.

— Нельзя так оставлять, ему должно быть комфортно, — прошептала Софи, — К тому же от лекарств, он сейчас крепко спит, — это было забавно слышать, ведь на самом деле, я притворялся.

— Не понимаю, как ты могла быть столь невнимательной? – Нейт был недоволен, — Из-за твоего необдуманного поступка пострадал человек. А если бы он умер?

— Уже был зеленый свет, никто не мог предположить, что та машина не остановиться, — огрызнулась Софи. – Если бы не твой друг…

— Он не мой друг, — холодно ответил он. Слышать это было крайне неприятно, даже несмотря на то, что в этой реальности мы действительно незнакомцы. – Он якобы учился с нами в одной школе, не более того. Может он и твой друг тогда? Лично я его даже не помню. Как его там зовут?

— Я не знаю, никаких документов при нем найдено не было…

— О, прекрасно, мистер Х, личной персоной.

— Даже если так, то он поступил очень отважно. Не каждый так броситься спасать кого-то.

— Ты права. Можно сказать, что он герой или же просто самоубийца.

— Не думаю… Знаешь, есть кое-что, о чем я еще никому не говорила.

— И что же это?

— Перед тем, как оттолкнуть меня, он окликнул меня по имени, — точно, я так сильно испугался за нее, что это произошло непроизвольно.

—  Может тебе показалось? Он ведь не знает, как тебя зовут, не помню, чтоб ты тогда представлялась. Хотя может тебя он тоже со школьных лет запомнил или же еще где пересекались?

— Мне точно не показалось: да, я была шокирована, да, было очень шумно, но он точно выкрикнул мое имя. Я не знаю его, уверена, что никогда прежде не видела, хотя…

— Что? Ты такая странная сегодня.

— Я не знаю, это сложно описать словами…

— Тебе и сложно что-то описать, удивительно. Ты и вправду сама не своя. Слушай, может он следил за нами?

— Что за глупости Нейтан?!

— О, как формально. Ты защищаешь его только потому что он твой спаситель?

— Кто знает… Просто рядом с ним… Ну… Нет, забудь.

— Ладно. Но не делай глупостей.

— О чем ты?

— Да так, ни о чем. Ты домой сегодня прийдешь?

— Нет, у меня сегодня ночное дежурство.

— Поменялась? Хорошо, но все равно не перенапрягайся, договорились?

— Да, хорошо.

Нейт ушел, и мы остались наедине. Мне так хотелось увидеть ее, но я не мог себя разоблачить. Она отошла от кровати, а затем вернулась вместе со стулом, я слышал, как его ножки заскрипели по полу. Она сидела так тихо, что было слышно ее ровное дыхание. Вдруг мне стало очень тепло, я почувствовал, как она положила свою руку на мою. В этот момент мое сердце трепетало.

— Не знаю, слышишь ты меня сейчас или нет, но… — она медленно проводила пальцами по моей руке, — Кто же ты все-таки такой? Я ничегошеньки о тебе не знаю, но уже обязана тебе своей жизнью. Если бы не ты, неизвестно как бы все было… Простого спасибо явно будет недостаточно для того, чтоб описать насколько я благодарна тебе… Вообще так странно, рядом с тобой я чувствую себя так, так… Даже не знаю, как это объяснить. Раньше мне всегда казалось, что внутри меня находится какая-то пустота и чем бы я не пыталась ее заполнить – ничего не выходило. Но сейчас находясь рядом с тобой, я ее не ощущаю… Это так странно. Очень надеюсь, что ты все-таки спишь и не слышишь меня, а то подумаешь еще, что я с приветом, — она тяжело вздохнула, а я боялся дышать, чтоб не выдать себя. Каждое ее слово наполняло меня радостью и чудовищной грустью одновременно. Ведь в своей реальности после ее смерти я ощущал тоже самое: пустоту, которую ничем нельзя заполнить. – Ты ни о чем не беспокойся, я буду рядом с тобой столько, сколько потребуется. Ты непременно поправишься.

Она замолчала, однако не стала убирать свою руку с моей. Так я и уснул. Когда я открыл глаза, Софи спала, положив голову на мою койку, а ее рука крепко сжимала мою. Неужели она провела здесь всю ночь? Неужели ради меня… Я хотел притронуться к ней, хотел погладить ее по голове, но рука лишь слегка дернулась, даже не оторвалась от кровати. Я тяжело вдохнул и Софи зашевелилась, сонно ворочаясь и с трудом пытаясь открыть глаза. Вдруг ее словно током ударило, и она выпрямилась на стуле и взглянула на меня. Она выглядела удивленной и смущенной, щеки покрылись румянцем, а глаза округлились. Я улыбнулся, и она улыбнулась мне в ответ, затем закрыла лицо руками и поправила волосы.

— Доброе утро, — радостно и бодро произнесла она.

— Д…о… — пытался произнести я, но мне по-прежнему было сложно. Ее взгляд стал немного грустнее, а губы искривлялись в чем-то напоминающем улыбку. Она жалела меня.

— Тебе хорошо спалось? – я моргнул, — Это очень хорошая новость! Может ты хочешь кушать? – я не хотел, — Пить? – тоже нет. Мне хотелось только одного – обнять ее. — Вот как, мне сейчас нужно будет уйти, но обещаю, что вечером вернусь, хорошо?

Конечно же хорошо, я не мог мешать ее планам, ее жизни… Она мило улыбнулась, помахала мне и убежала, а я остался один. В скором времени, в палату пришли врачи, они смотрели мои анализы и показатели, и принялись к коллективным обсуждениям. Со стороны казалось, что они что-то замышляют, но затем так же внезапно, как они появились они удалились, все за исключением одного врача. Это был мужчина средних лет, волосы его были покрыты сединой, на глазах очки, аккуратная борода и усы на удивление ему подходили и добавляли импозантности. Он подошел ближе ко мне, в его взгляде читалась раздраженность и недовольство.

— И что это ты тут творишь? – спросил он, помассировав переносицу. – Просил же никуда не лезть…

— К… — это был Коул, никаких сомнений, он все-таки пришел.

— Что не можешь говорить и двигаться? Вот это поворот, да? И что же ты планируешь делать? У тебя осталось 7 дней, — я не знал, что делать и как попросить его о помощи, все что я мог судорожно поддергивать своим пальцем. – Я помогать тебе не стану, так и знай. Сам эту кашу заварил, сам и расхлебывай. Но учти, если в назначенное время ты не вернешься в свою реальность, ты – умрешь. Это все, что я хотел тебе сказать.

Сказав это, он развернулся и ушел. Я почувствовал, как на лбу выступил пот. Что он хотел сказать этим своим появлением? Так сильно хотел упрекнуть меня, что не сдержался? Что же делать? Может мне подкупить кого-то, чтоб меня отнесли к озеру… А что это даст? Ничего, кроме новых неприятностей. Лучше бы он вовсе не приходил, лишь заставил меня чувствовать свою слабость еще сильнее. Никакая сила воли и желание не смогли бы помочь мне встать на ноги так быстро. Так что по всей видимости я был обречен. Раз так, значит я могу делать все что захочу, ведь так? Хотя, что я могу… Даже пальцем пошевелить не получается… Это все давило на меня. Я вновь делал все неправильно.

Немного успокоившись, я решил попытаться что-то сказать. Больно, это было так больно. Казалось, что мои связки окаменели и все, что я мог так это выдавливать из себя по одной букве в минуту, не более того. Горло горело, при этом все остальное тело жутко замерзло, и я ничего не мог с этим поделать. Даже будучи раненным во время сражения, я никогда не испытывал ничего подобного, никогда не был столь беспомощным, как сейчас.

Пришедшая медсестра, безразлично сделала мне какой-то укол и ушла так быстро, что я даже не успел попытаться объяснить ей, что мне холодно. Лекарство делало свое дело, и я засыпал, мрак окутывал меня и казалось, что все эти проблемы наконец-то отступают. Когда я открыл глаза, было уже темно. Мне от чего-то было тяжело дышать, так жарко, голова горела и руки с ногами тоже, но несмотря на это, все тело била дрожь. По всей видимости у меня был жар. Хорошо, я об этом уже догадывался, но как сообщить об этом медсестре или врачу? Сбоку на кровати была расположена кнопка вызова медсестры, мне просто нужно было ее нажать. Да уж, очень просто… Чем больше я старался дотянуться, тем хуже мне становилось, но я не останавливался. Хотя и не понимал зачем, я ведь итак уже обречен на смерть, так почему бы не прямо сейчас. Но нет, это был еще не конец. В палату забежала медсестра и завертелось. Плохо помню, что происходило в ту ночь, впрочем, это и хорошо. Знаю, что меня куда-то отвозили из палаты, но куда и зачем… Я не знал, так как мое сознание постоянно мутнело.

Но когда я утром открыл глаза, то обнаружил, что вновь лежу в своей палате. Как ни странно, чувствовал я себя намного лучше, вначале мне даже показалось, что я все еще сплю. Но нет, это был не сон. Жар отступил, мое тело перестало гудеть, хотя пошевелится я все еще был не способен. Софи вчера так и не пришла. Впрочем, я и не думал, что она прийдет. Чтоб она не сказала мне тем вечером, это не отменяло того, что у нее есть своя жизнь в этой реальности, я был лишь непрошенным гостем. Затем я подумал о Нейте. Нейте из своей реальности… Интересно, он все также злится на меня, интересно он уже знает о моем исчезновении, интересно он уже… И конечно же на все мои «интересно» был лишь один ответ «да». Скорее всего, если мне каким-то чудом все же удастся вернутся домой, то меня за прогулы ждет военная тюрьма. Если после смерти Софи, Нейт каким-то чудом прикрыл меня, то сейчас… Уверен, наказания мне не избежать. В один момент я зашел в глухой тупик и куда не посмотри, везде глухая стена, о которую бейся — не бейся, выхода не видно. Лучше вообще не думать о том, что произойдет дальше, просто жить сегодняшним днем. Но легче сказать, чем сделать. Потому что все, что я мог сейчас делать так это думать, на большее, я был не способен.

Медсестра, вошедшая в мою палату, немного отвлекла меня. Она вколола мне какие-то препараты, поставила капельницу, взяв мою руку согнула и разогнула ее, затем стала иголкой покалывать мои ноги, проверяя есть ли какая-то реакция и записав результаты, молча вышла. Я ничего не чувствовал и хоть я не был врачом, понимал, что это не очень хороший знак. Но хорошо, что подобная судьба не постигла Софи, уж лучше я, чем она. В этой реальности она должна жить и быть счастливой. Софи… С мыслями о ней, я уснул под действием препаратов.

Следующим утром, раздался стук в дверь и на пороге появился Нейт. Я был крайне удивлен увидеть здесь его. На его плечи был наброшен белый халат, все та же идеальная прическа и очки. Полная противоположность тому человеку, с которым я знаком всю свою жизнь.

— Привет, — сказал он и приподнял крафтовый пакетик, который он держал в руке, — Я принес тебя немного пирожных с заварным кремом. Это не совсем больничная еда, но мне показалось, что они идеально подойдут, — он поправил очки, а я был ошарашен, ведь это были мои любимые пирожные.

— Спа…сибо, — выдавил из себя я. Было все еще больно, но прогресс на лицо.

— О, ты уже говоришь, — он удивился, и я немного улыбнулся, пытаясь сказать ему, что говорю, это слишком громко сказано. И он это понял, — Так или иначе это большой прогресс, — взяв стул и сев рядом со мной, он поставил на тумбочку пакет и посмотрел на меня. — Я так понимаю, ты все еще не можешь двигаться, — я моргнул, — Это значит да?

— Да, — выговорил я.

— Все, понял: один раз моргнул это да, два – нет, верно? – воодушевленно произнес он и я моргнул. – Прям как в кино. Хочешь я тебе дам пирожное, ну то есть покормлю? А то прийдет какая-нибудь медсестричка, и сама все съест, они здесь такие. 

— Ты, н…е дол…жен, — от таких потуг начинала болеть голова.

— Лучше не разговаривай, хоть я не врач, но предполагаю, что в твоем состоянии лучше просто моргать.

— Все н…орма…льно.

— Врешь, твое лицо отображает всю боль человечества, — он слегка улыбнулся, и я тоже. — Так что, пока предлагаю – соглашайся, — я моргнул. – Прекрасно, — он достал одно пирожное и отломав от него кусочек, протянул к моему рту, — Не переживай, я руки продезинфицировал, — я принялся жевать и это пирожное показалось мне самым вкусным на свете. Не знаю, может это от того, что я давно не ел, или потому что оно действительно отличалось от тех, что готовили в моей реальности, но мне хотелось еще. – Я вроде бы не сказал тебе спасибо, за то, что ты спас Софи. Если бы с ней что-то случилось я не знаю, как жил бы дальше, — я моргнул дважды, имея в виду, что не стоит меня за такое благодарить, — Не отрицай своих заслуг. Но несмотря на такой подвиг, меня так или иначе кое-что интересует. Кто ты такой? – он стал намного серьезнее. А что я мог ему ответить? Морганием на такое никак не ответить, а выдавить из себя правду… Тоже не лучший вариант. – Давай начнем с малого – с твоего имени.

—  Те… — начал было я свои потуги, как вдруг отворилась дверь и на пороге появилась Софи.

— Что это тут происходит? – возмущенно произнесла она и быстро подошла к нам. – Нейт, не заставляй его говорить! Ему пока еще нельзя.

— Ты довольно-таки не вовремя знаешь ли, — недовольно произнес Нейт и поправил очки.

— Вот как. Помешала вам, да?

— Да, — холодный и резкий ответ Нейта даже меня немного удивил, — Не видишь, я кормлю его пирожным, не гоже кому бы то ни было смотреть на такое, даже тебе.

— Кормишь? – она взглянула на его руку, в которой был маленький кусочек пирожного и на мой рот. — Хм… Дай мне, — она протянула вперед руку.

— Что решила его объесть?

— Нет, давай я покормлю, тогда никому не будет стыдно, верно? – она мило улыбнулась и ближе подставила руку. Нейт передал ей пирожное и встал со стула, уступая место. — Ой, спасибо, — сказала она и принялась кормить меня.

Это было так волнительно, сердце из груди выпрыгивало, но я послушно открывал рот и ел аккуратно отломанные кусочки пирожного, да что там говорить из ее рук я бы даже яд съел. Встретившись взглядами с Нейтом, я почувствовал холод и некое подозрение, хотя я и не догадывался чем именно вызвал у него такую реакцию.

Поев, Софи убрала все крошки, салфеткой вытерла мои губы и улыбнулась.

— С…пасибо, — сказал я и немного улыбнулся.

— Да не за что, — Софи мило улыбнулась и посмотрела на Нейта. Он смотрел прямо на меня, этот прожигающий взгляд, от него я чувствовал себя не в своей тарелке. – Прости, что не пришла вчера, — я моргнул дважды, — Не простишь?

— Он имеет в виду, чтоб ты не заморачивалась по этому поводу, — сказал Нейт, скрестив руки на груди, и я моргнул.

— А ты не плохо его понимаешь, — воодушевленно сказала Софи и улыбнулась.

— Ну есть немного, — он был смущен, никаких сомнений. Они о чем-то еще говорили, а я задумался. Несмотря на то, что я никак не принадлежу их реальности, что там говорить, я в ней даже не рождался, мне без проблем удалось встретить этих двоих, более того сейчас они рядом со мной и помогают мне при том, что совершенно ничего обо мне не знают. Да, не буду спорить, Нейт относится ко мне крайне скептически и это вполне обосновано, но даже вопреки этому он здесь. Интересно почему? Возможно я создал какой-нибудь коллапс или еще что-нибудь, а может быть это простое совпадение и не более того? Единственное, что было ясно, так это то, что мне нужно отплатить им за их доброту и укрепить еще столь хрупкую связь.

— Те…йн, — выговорил я и они уставились на меня.

— Что? – спросила Софи.

— Это его имя, — сказал Нейт и поправил очки, — Спасибо, — я моргнул.

— Да? Тейн, значит? Забавно, — Софи хихикнула.

— Что именно? – удивился Нейт.

— Ваши имена, они состоят из одних и тех же букв, вот это совпадение, — а ведь и правда. В своей реальности мы никогда не обращали на это никакого внимания, не считали чем-то важным.

— Как ты вообще так сразу это в голове сложила? – спросил Нейт.

— Странно, что ты не сложил, это ж ты у нас математик, буквально перестановка слагаемых.

— Ну ничего себе. Чтоб ты в школе так слагаемые переставляла…

— Умник у нас ты, а я так, как ты всегда говорил: красавица-спортсменка.

— Ты ж смотри, запомнила.

— А как иначе? Знаешь, такой элегантный синоним к слову «дура» грех не запомнить.

— О, Боги. Не нужно перекручивать.

— А что не так?

— Ну…

— Кошмар! Тейн, не слушай его, — она засмеялась и Нейт закрыл лицо рукой. А я лежал и улыбался. Прямо, как дома. На этой мысли мое сознание помутнело.

Когда я пришел в себя, в палате было темно. Мне в руку была введена капельница, интересно, что приключилось… Горло совсем пересохло, хотелось пить. Голова была словно не моя, я не мог ни на чем толком сфокусироваться, все расплывалось. Не знаю сколько прошло времени, как открылась дверь и на пороге появилась Софи.

— Ты проснулся! Мы так испугались, — она быстро подошла к койке, — Сейчас ты хорошо себя чувствуешь? – я моргнул, — Слава Богу, — она выдохнула, по всей видимости действительно волновалась. Я слегка приподнял свободную руку и приоткрыл рот. – Ты хочешь пить? – быстро спросила Софи, и я моргнул. – Подожди я сейчас, — она пулей вылетела из палаты и через пару минут вернулась, держа в руках большой стакан воды и трубочку. Не без ее помощи я утолил свою жажду и закрыл глаза. Никогда не думал, что буду так рад выпить простой воды.

Софи, просидела со мной всю ночь. Она рассказывала мне о себе, о Нейте, шутила и смеялась, а я неподвижно лежал и наблюдал за ней, переполненный теплыми чувствами. Она была такой же. Я узнавал ту же манеру говорить, те же повадки, то как она поправляет свои непослушные локоны, то как она смеется… Мне повезло, что в этой реальности, в реальности, где я мог быть с ней так близко, она такая же. Ведь за время своих путешествий, чего я только не видел, кем мы трое только не были, но не здесь. И я был счастлив, что свой конец я встречу именно так.

Через два дня, я уже мог пошевелить руками и ногами, конечно о дальних походах говорить не приходилось, но этот прогресс меня радовал. Кроме этого мои голосовые связки достаточно окрепли, и я безболезненно мог говорить. Софи эти дни с утра до ночи проводила со мной, отлучаясь на несколько часов по другим делам. Мы много говорили, смеялись и я заново влюблялся в человека, что был рядом со мной. Один раз в гости заходил Нейт. Его визит правда больше напоминал допрос, но судя по его улыбке, я его прошел. Так и пролетали дни, мои последние дни…

Наступил 10 день. Я не спал всю ночь. Софи как раз не дежурила в эти дни, и я мог больше времени проводить за своей реабилитацией. Но этого было недостаточно для того чтобы встать и сбежать отсюда. Максимум куда бы я дошел так это до двери, а этого было недостаточно. Но я не переставал сражаться, хоть уже давно принял сию неизбежность. С самого утра у меня безумно болело сердце, началась аритмия, но я не обращал внимания, ведь знал, что это первые звоночки. Я прибыл в эту реальность в полдень, до полудня я должен был ее покинуть, у меня оставался час. Я спустил ноги с кровати, обдумывая дальнейшие действия, лежать в кровати больше не было сил, как вдруг дверь открылась и на пороге появился Нейт. Как нельзя вовремя. Он был моей единственной надеждой и будь что будет.

— Ты что делаешь? – спросил он, направляясь ко мне.

— Мне нужна твоя помощь, — решительно сказал я и взглянул ему в глаза.

— Что стряслось?

— Мне необходимо попасть в парк. Если в 12.00 меня там не будет, то мне конец, — я сказал правду, мне показалось, что так будет правильней.

— Может я пойду вместо тебя?

— Нет, мне нужно быть там лично.

— Что же ты такого натворил? Связался не с теми людьми? – он поправил очки и пытался показаться таким бравым, хотя в этой реальности, он был не тем человеком, который будет драться, разве что только словесно.

— Нет, дело не в этом. Мне сложно это объяснить…

— Может хоть попытаешься?

— Нейт, просто помоги мне, — мы играли в гляделки. Его взгляд был порой таким тяжелым и пронзительным, но нельзя было подаваться или даже моргать. Это как играть со зверем, моргнул и ты проиграл.

— Хорошо, я помогу тебе. Но обещай, что потом, ты мне все объяснишь.

— Обещаю.

Сразу после этого, он помог мне встать на ноги, я облокотился на его плече, и мы вышли из палаты. На удивление мы совершенно спокойно вышли из больницы, я ожидал, что кто-нибудь из медсестер непременно хватиться, что я пропал, но нет. Удача была на моей стороне. Но сердце все сильнее сжималось в груди. Больно. Однако осталось совсем немного, мы уже близко. От больницы до парка на машине было ехать минут 15, дорога была свободной, мы успевали. Нейт припарковался у въезда в парк и помог мне выйти из машины.

— Ну что, куда теперь?

— Дальше я пойду сам, — сказал я, отказываясь от его помощи.

— Что значит сам? Ты еле стоишь на ногах, к тому же одет в больничную одежду, — возмутился он.

— Неважно. Чем больше мы спорим, тем меньше у меня времени.

— Эти твои загадки… Ты слишком мутный тип, знаешь ли.

— Но несмотря на это, ты помогаешь мне.

— Сам в шоке.

— Спасибо.

— Иди уже, — он махнул рукой и вернулся в машину.

Я улыбнулся, понимая, что как не крути Нейт отличный друг, даже с учетом того, что здесь мы были знакомы всего несколько дней. Я шел вперед к озеру, пытаясь максимально сократить свой путь, но ноги казались такими каменными, и переставлять их с каждой минутой становилось все сложнее. Сердце сжималось с такой силой, что мне приходилось останавливаться и пережидать такие вот приступы, но после этого я продолжал идти. Время поджимало, доехали мы быстро, но я шел уже порядка 20 минут расстояние, которое любой другой прошел бы лишь за 5. Впереди замаячил камень, а я больше не мог идти, я упал на землю и в этот момент осознавал, что умереть в 5 метрах от своего спасения — это самая нелепая смерть, которую только можно представить, и поэтому был не намерен сдаваться. Я полз, уже практически зубами вгрызаясь в землю. Тик-так, оставалось меньше минуты. Я протянул руку вперед, понимая, что это конец. В глазах все потемнело, я терял сознание, но мои пальцы коснулись воды.

— Ты что это, справился? – я открыл глаза оттого, что кто-то тыкал в меня пальцем. Надо мной сидел Коул и удивленно смотрел на меня. Я глубоко вздохнул, было так больно, словно меня еще раз сбила машина. – Честно признаться не ожидал.

— Я сам не ожидал.

— Шевелиться можешь?

— Нет, — честно признался я.

— Ну долго здесь ты находится не можешь, поэтому давай соберись как-то.

— Пытаюсь, — я выпрямился на полу, сердце успокоилось, и я мог дышать полной грудью.

— А, так вот что ты делаешь, — он покачал головой. – Ты учти, что все твои травмы будут с тобой и в твоей реальности.

— Я помню, это было в правилах.

— Повторяю на всякий случай. Мало ли что.

— Сколько заботы.

— Оценил?

— Ага.

— Вот и славно. Ситуация, в которую ты попал, практически патовая, знаешь ли, как будешь из нее выходить или правильнее сказать выползать, — его губы растянулись в улыбку, эту его чертовски огромную улыбку.

— Очень смешно. Ничего тебе не расскажу.

— Ты просто не знаешь, верно?

— Я не был уверен, что и до сюда доберусь, — я улыбнулся, мне от чего-то стало слишком весело. Похоже накопившийся стресс, начал проявляться. 

— Зато честно.

После этого он сел за стол и принялся изучать какую-то книгу. А я тем временем приходил в себя лежа на полу. Через час, я уже чувствовал свои ноги и руки, поэтому пора было уходить. К моему удивлению Коул помог мне подняться и даже переодеться. При этом он конечно не забыл упомянуть о том, чтоб я не обольщался и вообще он делает это исключительно потому что сам так хочет. Да-да, конечно. В одно мгновение я оказался в своей реальности. И вновь я попал под дождь, это уже было даже не смешно. С горем пополам выйдя из парка, я добрался до телефонной будки и позвонил.

— Майор Брайт, говорите, — послышалось на том конце. Нейт был в штабе, я не ошибся.

— Нейт, прошу помоги мне, — сказал я и почувствовал, как силы вновь стали покидать меня.

— Да неужели, кто объявился, — недовольно сказал он.

— Нейт, прошу, — повторил я на автопилоте, а в глазах все темнело, — Я в телефонной будке, рядом с парком…

— И что? Я на службе.

— Прошу тебя.

— Да что ты заладил одно и тоже?

— Прости, — сказав это я положил трубку и опустился на пол, стоять я больше не мог.

Я сел, уткнувшись лицом в колени, так боль немного утихала. Дождь монотонно стучал по стенкам будки, хотелось спать. Стеклянные стенки запотевали, мне было мокро и тепло одновременно, глаза закрывались сами по себе. Я был похож на бродячего пса, который с трудом избегая смерти отчаянно пытается жить. Все звуки постепенно стали исчезать, растворялись, оставаясь где-то далеко за пределами этого места. Не знаю сколько времени в полудреме я здесь провел, как вдруг распахнулась дверь, и я увидел Нейта. Он был растрепан, и очень взволнован. Мне казалось я не видел его целую вечность. Слезы застелили мне глаза, я хотел что-то сказать, но не смог. Он что-то мне говорил, а я почему-то ничего не слышал, он коснулся меня, но я ничего не чувствовал, а затем все вновь потемнело.

Когда я открыл глаза, то понял, что нахожусь в военном госпитале. Рядом стояло множество коек, на которых лежали другие больные. Вот она, моя реальность. К кровати подошел Нейт и скрестив руки на груди спросил:

— Как это все понимать?

— Прости. Я…

— Да, что за черт?! Ты достал уже! Исчезаешь не понятно куда, а потом появляешься и на тебе! – на повышенных тонах выпалил он, что медсестра, проходящая неподалеку сделала ему замечание. –Бесишь…

— Я знаю, знаю… Обещаю, я обо всем тебе расскажу.

— Да ты что? Не верю своим ушам. Мне? О, Боже, может я сплю.

— Нейт, как бы ты сейчас не обижался на меня, что бы не говорил я все равно буду считать тебя своим братом. Знаю, ты сильно обижен, но я буду молить о прощении до тех пор, пока ты меня не простишь.

— Давишь на больное, пока в таком состоянии?

— Ага, — я улыбнулся, и он улыбнулся в ответ.

— Ты идиот.

— Еще какой, — не знаю простил он меня или нет, но мы были на верном пути.

— Ладно, отдыхай пока, мне нужно возвращаться. Завтра утром загляну.

— Спасибо тебе.

Встреча прошла теплее, нежели я предполагал. Впервые был рад, что нахожусь в таком плачевном состоянии, был бы я здоровее Нейт меня бы уже на ноль умножил. Представляя его, я улыбался и понимал, что расскажу ему всю правду, даже если правила это запрещали. Будь что будет, обманывать его не стану. Он мой друг, он должен знать.

Утром меня разбудила медсестра – ко мне был посетитель. Я насторожился. И не зря. К моей койке подошел мой непосредственный начальник.

— Здравия желаю, — я немного присел и приложил кулак к груди.

— Вольно, ты не по форме, поэтому это лишнее, — он выглядел грозно. Он взглядом осматривал меня с головы до ног, мне на мгновение показалось, что я абсолютно голый, так неловко. – Что произошло?

— Меня несколько дней назад сбила машина, — ответил я.

— Какая машина? Номера запомнил?

— Боюсь, что нет, сэр. Все произошло так быстро, что я не успел разглядеть.

— Почему же тебя сразу не доставили в госпиталь?

— Потому что они забросили меня в машину и вывезли за город. Меня выбросили в лесу и уехали, я это понял, когда пришел в себя. Мне понадобилось почти две недели на то, чтоб добраться сюда, — я врал на ходу, пытаясь не делать особых пауз и дышать спокойно, он не должен был ничего заподозрить.

— Вот значит как, интересно. Врачи говорят, что обнаружили следы от уколов на твоих руках, — такого я не ожидал. Я совсем забыл о следах от капельниц, что мне постоянно ставили в другой реальности, – Если все было именно так, как ты говоришь, то откуда они.

— Я не наркоман, если вы об этом.

— Тогда повторюсь: откуда они? Есть, что скрывать?

— Мне совершенно нечего скрывать. До того происшествия, я делал себе витаминные уколы. Меня не устраивала моя физическая форма и я пытался таким образом восстановить силы. Эти препараты не запрещены, можете не беспокоиться и уверен, что анализы, которые у меня брали это докажут.

— Допустим. Судя по тем данным, что мне показали, ты не врешь. Майор Брайт также неоднократно ручался за тебя, причем смею заметить, даже пытался выгородить тебя, когда ты исчез, — я искренне этому удивился, не ожил, что он будет меня выгораживать, ведь он был обижен. – Смею заметить, что я твоей работой очень доволен, однако мы не можем сделать вид, что ничего не было, даже с учетом того, что с тобой произошло.

— Сэр, я готов понести наказание, — сказал я.

— И ты его понесешь. Майор Слоун, вы приговариваетесь к 1 месяцу заключения в военной тюрьме, — услышав это я потерял дар речи. За то, что произошло, я должен был получить от одного до пяти лет, а получил 1 месяц! Это была не то, что удача, это был просто подарок свыше. – После чего ты приступишь к работе, без занесения в личное дело и без понижения в звании. Но учти, что два месяца у тебя не будет выходных и если ты вновь «таинственно» исчезнешь по истечению этого срока, то помни, так просто это все не закончится, уж поверьте мне.

— Слушаюсь, сэр. Обещаю, что такое более не повторится, — я учтиво кивнул и закрыл глаза, эта новость принесла мне какое-то невероятное облегчение.

— Наказание вступает в силу через два дня. Так как твое здоровье под вопросом, ты и дальше будешь находиться под медицинским наблюдением, но уже в камере. Увидимся через несколько дней.

С этими словами он ушел. А я опустился на подушку и закрыл глаза. Сердце быстро билось в груди. В общей сложности мое наказание займет 3 месяца, но что такое три месяца? Хотя… Интересно в той реальности Софи или Нейт вспомнят обо мне по истечению этого времени, а может мне вообще стоит прекратить все эти путешествия по другим реальностям. Остаться здесь работать и жить дальше… Но кого я обманываю, я просто не мог остановиться, не сейчас, не так.

Через два дня меня перевели в военную тюрьму. Камера была довольно сырой и холодной из-за постоянного сквозняка. У стены стояла койка, на которой вместо матраса была положена доска, по всей видимости это предназначалось для лечебных целей, так как рядом стояла тумба с медикаментами и капельница. Ну прям оздоровительный курорт. Мои конвоиры помогли мне лечь и ушли, закрыв за собой дверь-решетку. Я смотрел в потолок и ни о чем не думал, теперь я вообще старался как можно меньше засорять свою голову чем бы то ни было. Ведь в этом не было никакого смысла – лишняя головная боль, в моем состоянии абсолютно противопоказана. Единственное, я как следует обдумал, то, что расскажу Нейту, хотя на самом деле, точно знал, что не сумею так отлично построить наш разговор за пределами своей головы.

Через несколько дней, он пришел. Нейт остановился перед решёткой и взглянул на меня.

— Доброе утро, — он выглядел мрачным. Я так быстро, как только мог поднялся с кровати и подошел к нему.

— Нейт, я очень рад тебя видеть. Ты так давно не заходил.

— За то, что я лез куда меня не простили, вдоволь нагрузили работой, — он отвел от меня взгляд.

— Это из-за меня? – это определенно было так, мне ведь говорили, что он ручался за меня.

— Не важно.

— Спасибо тебе, — сказал я и немного улыбнулся.

— Что? За что это ты меня благодаришь? – он удивился и, наверное, впервые, пусть и на долю секунды, но посмотрел мне в глаза.

—  За то, что ты остался на моей стороне, несмотря ни на что.

— Когда ты говоришь подобные вещи, ты ужасно меня бесишь, — он почесал свой нос. Скорее смущаю, нежели бешу. Я улыбнулся. – Кроме того, я сам хотел бы извиниться.

— Что сделать? – мне показалось, что я ослышался. Нейт никогда не извинялся, ни разу за все то время, что мы с ним знакомы.

— Вот не нужно делать вид, что ты не расслышал. Да, я хочу извиниться.

— Но за что? Тебе не за что просить у меня прощения.

— Я так не считаю, — пробубнил он. – Я был очень зол на тебя… Ты постоянно исчезал, ничего мне не говорил, делал не понятные для меня вещи, уходил куда-то по ночам, а затем и вовсе съехал. Я ждал, что рано или поздно ты мне все это объяснишь, но терпение кончалось… Наверное, ты думал, что я ничего не замечаю, но это не так. Ты же мой друг… единственный человек, которого я могу назвать своей семьей… Именно поэтому я думал, что смогу все стерпеть, но не смог… Я был рад, что высказал тебе свое недовольство, но ты не стал ничего объяснять. Ты подыграл мне, сделал вид, что так же не знаешь меня. Это было тяжело. В то время мне безумно хотелось одного, чтоб ты исчез, и чтоб я больше никогда тебя не видел. Но когда это произошло на самом деле… Я осознал, как сильно ошибался и винил себя за это. Ведь мои мысли реализовались и…

— Нейт, остановись, — мои глаза были на мокром месте, как и его. Ему пора было замолчать. Я и не думал, что он так переживал, я был таким эгоистом и совершенно не учитывал его чувства, а он так сильно корил себя. – Тут скорее мне нужно молить о прощении.

— Выжил – уже неплохо.

— Замечательная амнистия. Но конечно, желать моей смерти…

— Не смерти, а только чтоб ты исчез, — улыбнувшись, поправил меня он.

— Простите-простите, вот это я оговорился. Я рад, что ты здесь и рад, что все осталось в прошлом. Оно ведь там осталось?

— Да, осталось. Хотя от объяснений все же не откажусь.

— Я обещал, и я расскажу. Сейчас, наверное, не самое лучшее время, да и место, — я кивнул в сторону охранников, что бродили неподалеку.

— Хорошо, в таком случае я подожду до твоего возвращения на службу. Похоже, что ждать у меня неплохо так получается.

— Договорились.

Он побыл еще со мной минут 15, а затем отправился на службу, оставив меня наедине с самим собой. До конца дня я улыбался, мысли о Нейте, о его чувствах, наполняли меня теплом и ощущением дома. Раньше мне всегда казалось, что лишь Софи заставляет меня чувствовать нечто подобное, но я ошибался, Нейт тоже на это способен, а может быть именно он всегда… Нет, думаю, что это не так. Интересно, я когда-нибудь заставлял их чувствовать нечто подобное? Минутка эгоистических раздумий, затянулась на несколько часов. Чем еще себя развлечь в заключении.

Месяц тянулся ужасно долго. Каждый день, большую часть времени я тратил на реабилитацию, делал различные упражнения превозмогая боль и усталость. Благодаря таким усилиям, я уже мог спокойно передвигаться, стоять на ногах, более того, я даже мог отжиматься, хотя и не слишком злоупотреблял этим. Каждые три-четыре дня, ко мне в гости на часок заходил Нейт, рассказывал последние новости, смешные истории, в общем развлекал, как мог. Мы так увлекались нашими разговорами, что решетка, разделяющая нас, исчезала, стирая любые границы. Изредка захаживал мой непосредственный начальник, перед которым мне приходилось делать виноватое лицо и рассказывать о том, что я все понял и раскаялся. Но собственно мне не в чем было раскаиваться. Если бы обстоятельства повернулись так, что мне пришлось бы пройти через все еще раз, я бы, не задумываясь это сделал, даже зная о последствиях. Он делал вид, что верит мне, но даже так, я знал, что теперь был на особом счету и за мной пристально наблюдали. Около 5 минут он тратил на то, чтоб вычитать меня, еще 5 минут на то, чтоб разъяснить в каком режиме сейчас работает отдел, еще 5 – на то чтоб нагрузить умственной работой и затем со спокойной совестью уходил прочь. А мне приходилось работать, чтоб отдать ему отчет, когда он появится в следующий раз.

И вот наконец-то я вышел из этого не самого приятного места и вдохнул полной грудью. Я шел домой, мечтая, как следует выспаться перед трудовыми буднями. На улице заметно похолодало, не удивительно ведь зима была уже на пороге. Так безлюдно, тихо и серо, я уже и забыл, как выглядит это место. Разрушенные здания, дороги по которым практически не ездили машины.

— Ну что, уже отсидел свое? – вдруг произнёс кто-то и я обернулся. По левую руку от меня шла двухметровая каланча, облаченная во все черное.

— Коул? – я не верил своим глазам.

— Собственной персоной.

— Не ожидал тебя увидеть.

— Как же? Я так беспокоился за твою судьбу, — с иронией произнес он.

— Когда ты так говоришь, хочется тебя ударить.

— Что с тобой тюрьма сотворила, о ужас, — он откровенно меня раздражал.

— Почему ты здесь?

— Да вот хотел узнать увижу ли я тебя вновь и не собираешься ли ты сделать каких-либо глупостей.

— Увидишь, не переживай, но не раньше, чем через несколько месяцев. А про глупости: куда ж без них.

— Можно с этого места по подробней?

— Я собираюсь нарушить одно из правил.

— Ты серьезно? Для кого они вообще писались? Нарушаешь одно за одним. Или ты еще не успел понять, что они реально работают.

— Это важно и как по мне не повлечет за собой никаких последствий.

— Что за правило?

— Я расскажу Нейту о том, что есть другие реальности.

— Думаешь, он в это поверит?

— Могу для убедительности познакомить вас друг с другом.

— Какой хитрый ход. Но я воздержусь. Сам разбирайся.

— Другими словами, я могу нарушить это правило?

— Да, ты можешь рассказать ему, разрешаю.

— Так зачем было писать это правило, если его так просто можно нарушить?

— Для количества, — его искренность убивала, — Кроме этого оно сокращает количество посетителей в мое озеро. Чем меньше людей знает, тем меньше будет таких вот путешественников, как ты, а, следовательно – меньше хлопот.

— Не лишено логики. 

— Вот видишь, даже ты это понимаешь, — я на это просто вздохнул, что тут ответишь. Он улыбнулся, его все это безумно забавляло.

— Скажи, а есть ли другие правила, которые не вошли в твою чудесную брошюру.

— Есть.

— И почему же ты их не вписал для количества?

— А что ты придираешься? Это мой авторский стиль, я это так видел. Там всего ровно столько, сколько нужно. Я расскажу тебе о других, когда время прийдет. Это уже другой уровень.

— Другой уровень? Надеюсь там не нужно будет делать что-то из ряда вон выходящее.

— Да нет. Там ты наконец-то поймешь, что я имел в виду говоря о сожалениях.  

— Звучит это, скажем прямо, так себе.

— Не переживай, все не так уж и плохо.

— Мне иногда кажется, что чем больше ты говоришь, тем меньше я тебя понимаю и более того, хочу понимать.

— Как мило. Еще скажи, что я не понятно изъясняюсь.

— Вообще не понятно.

— Прекрасно. Кстати, раз ты уже пришел, так может зайдешь? – я осмотрелся и понял, что мы пришли в парк.

— Серьезно? Как ты это сделал, я вообще-то шел домой, — я был раздражен.

— И что не хочешь зайти? Сейчас только полдень, у тебя куча времени. Ну что? – он змей искуситель, не иначе. Но он был прав, у меня было несколько часов и я мог повидать Софи. Отказаться от нее ради сна, ну это явно не моя история. Поэтому я поддался и просто направился вперед к озеру.

— Мне иногда кажется, что ты только и ищешь возможность затащить кого-то в свои чертоги, а говоришь, что не любишь людей.

— Что?! Не неси чушь! – я попал в самую точку.

По дороге он еще долго возмущался и доказывал, что я ошибаюсь, но веры ему не было. Итак, в одно мгновение я оказался в другой реальности. Улицы были украшены разноцветными огнями, на земле лежал белый снег. Здесь было холоднее, чем в моей реальности, поэтому пришлось немного потратиться и купить себе одежду по сезону. Утеплившись, я продолжил свое путешествие. Сегодня было воскресение, где можно было бы найти Софи или хотя бы Нейта я не представлял. А что я им скажу, если они спросят куда я исчез. Нейт может быть особенно любопытным и задавать много вопросов, ведь он самолично привез меня в парк. Хм… Об этом я ни разу не задумывался. Господи, каким вруном я стал. Я всем вру: Нейту, Софи, коллегам, возможно даже себе. Что этот Коул со мной сделал, в кого превратил. Вдруг я поднял глаза и замер, передо мной в нескольких шагах стояла Софи. Она смотрела на меня большими круглыми глазами, ее щеки от мороза были розовыми, волосы торчали из-под шапки. Я улыбнулся, и она в два шага подойдя ко мне крепко обняла. Мое сердце выскакивало из груди. Больше всего на свете мне хотелось именно этого и вот мои мечты стали явью. Я прижал ее к себе и на мгновение мир вокруг меня перестал существовать. Вдруг она отстранилась, довольно сильно ударила меня по груди и с глазами полными слез проворчала:

— И куда же это ты исчез?! Я так переживала.

— Прости, Софи. Я не думал… — я немного улыбнулся и вновь прижал ее к себе.

— Не думал он, а голова тогда тебе зачем? – она прижалась ко мне и продолжила что-то бурчать себе под нос. – Напугал меня безумно. Еще и этот предатель ничего не сказал, хотя одна из медсестер видела, что именно он забрал тебя из больницы, — я был удивлен, что Нейт ничего ей не рассказал.

— Что ж ты так о нем?

— Не выгораживай своего подельника.

— Ладно, не буду. Мы оба очень плохо поступили.

— Вот, наконец-то золотые слова, — она улыбнулась и посмотрела мне в глаза. – Может быть пойдем в кафе? Здесь довольно прохладно, а так могли бы поболтать.

— А разве у тебя не было других планов?

— Нет, никаких. Сегодня я вольная птица.

— Тогда не вижу повода, чтоб отказаться.

Около трех часов мы просидели в кафе, распивая ароматный чай и поедая пирожные. Давненько я не ел ничего подобного. Последний месяц мой рацион составляли каши да вода. Хотя, по правде говоря, в моей реальности не было особых кулинарных изысков, все банальное и стандартное. За все это время, Софи ни разу не спросила меня о том, где же я пропадал, не знаю ждала ли она что я сам все расскажу или еще что, но для меня это был лучший расклад. Она вела себя мной, как со старым другом, хотя мы были знакомы дней 5-6 от силы. Интересно это происходило из-за связи параллельных реальностей или же просто судьба? Нет, это все глупости. Просто, как я всегда и считал, они те друзья, которые даются раз в жизни, и не важно какая это реальность, моя или другая, наша связь нерушима.

После кафе, мы отправились в парк (мне кажется, что куда бы ты не шел в этом городе, так или иначе, прийдешь именно в парк). Прогуливаясь по длинным извилистым улочкам, я заметил, что Софи начала потирать пальцы, а это был звоночек, что она замерзла. Тогда я предложил ей выпить кофе, и она не стала сопротивляться. Не став ее ни о чем спрашивать, я заказал себе триппло (тройной эспрессо), а для нее кофе с мятным сиропом.

— Откуда ты узнал? – она смотрела то на меня, то на стаканчик. «Ты пила такой кофе в моей реальности» — вот все, что я мог ей ответить на это. Но такой ответ явно не подходил.

— О чем? – я сделал вид, что не понимаю, о чем она говорит, хотя знал, что допрос продолжится.

— Кофе. Откуда ты знал, что я люблю именно с мятой? Только не говори, что угадал, такое сложно угадать, — ну вот, моя единственная отговорка была опровергнута.

— Сам не знаю. Твои волосы еле ощутимо пахнут мятой, вот и навеяло. Было бы очень глупо и неловко, если бы я ошибся, — я немного улыбнулся, ожидая ее дальнейшую реакцию. Она вновь посмотрела на стаканчик.

— Надо же, — она мило улыбнулась и вздохнула. – Ты такой внимательный. Я сегодня утром мяту дома пересаживала, прямо перед уходом, наверное, запах остался, — она поверила?

— Да ладно тебе, — я махнул рукой, ее вид смущал меня. Она выглядела такой милой.

— Это правда. Уверена, что не многие из моих друзей помнят, что я пью именно такой кофе, а ты… Знаешь, ты вообще немного не такой, как все.

— Это хорошо или плохо?

— Хорошо, — она широко улыбнулась, — И мне очень нравится проводить с тобой время. Такое чувство, что мы уже очень давно знаем друг друга и нет никакого чувства неловкости. Согласен?

— Абсолютно, — выходит она думала так же, как и я, только вот интересно к каким умозаключениям пришла она.

— Рада это слышать. Надеюсь, ты это сказал не для того чтоб…

— Нет, я действительно так считаю.

— А ты значит любишь простой крепкий кофе, да? – она почему-то решила сменить тему.

— Верно, — я улыбнулся, — И чем оно крепче, тем лучше.

— Тебе от этого плохо не становится?

— Нет, на меня это никак не действует.

— Но так или иначе, это вредно, я тебе, как медработник говорю.

— Спасибо за заботу, — я аккуратно нажал ей на кончик носа и улыбнулся. Она сначала надула губки, а затем и сама улыбнулась.

Прогулявшись еще немного, я проводил ее домой и вернулся в свою реальность. Я лег спать с улыбкой на лице. Но вот проснулся с ужасной головной болью. Я неохотно собирался на службу, меня грузила даже не сама мысль о двух месяцах постоянного времяпрепровождения в штабе, нет, я думал о том, как объяснить Нейту эту не совсем простую ситуацию. А он ведь непременно прийдет, усядется на мой диван и будет ждать, изображая на своем лице всю серьезность, которую только сможет выдавить. И хоть я уже не единожды все проговорил в своей голове, было понятно, что по плану все точно не пойдет.  

Добравшись в штаб, и показавшись начальству, я отправился к своим подчиненным. Не знаю, что у нас шло не так, но они вновь сидели погребенные под стопками бумаг. То ли правда у нас в отделе было мало людей для выполнения подобной работы, то ли они крайне ленивы. Я работал со Стивом не один год и мне всегда казалось, что он добросовестно выполняет свои обязанности, так что ж не так.  На пол дня я остался с ними, контролировал их работу, немного помогал, ведь мне было хорошо известно, что они делают и чем заняты. Нейт не заходил, хотя я то и дело ожидал его пафосного появления на нашем пороге. В обед он так же не явился и поэтому мне ничего другого не оставалось, как отправиться за ним самолично. Но к моему большому удивлению, в кабинете его не было. Поэтому мне пришлось пафосно появляться перед его подчиненными и интересоваться, где же собственно их начальник. На что они мне с глубоким вздохом облегчения ответили: «У него выходной». Вот не ожидал. Интересно, почему он меня не предупредил об этом. Стало даже как-то обидно. Тогда все, что оставалось, так это работать. Я вернулся, и мы с моими «друзьями по несчастью» продолжили разбирать документы. Когда все ушли, я сделал обход и вернулся в свой кабинет. Заполнив отчеты, я со спокойной совестью лег спать.

В пять утра, дверь моего кабинета торжественно распахнулась и на пороге появился Нейт. По всей видимости мой организм предчувствовал нечто подобное и поэтому я уже сидел в кресле и планировал грядущий день.

— Утречко! – бодро сказал Нейт и поднял вверх руку.

— Привет, ты сегодня рано, — сказал я и улыбнулся. – Почему не предупредил, что у тебя был выходной, я тебя обыскался.

— А я, как ты. Понравилось? – спросил он, плюхнувшись на диван. Месть. Ну теперь все встало на свои места.

— Понял-понял, это и вправду не слишком приятно.

— Именно. Так ладно я на день, так сказать «пропал», ты милый мой исчезаешь куда глобальней.

— Какой я гадкий тип.

— И как я вообще общаюсь с таким? — он сделал удивленную гримасу, а я пожал плечами. – Ладно, отбросим всю эту лирику в сторону. Я весь одно сплошное ухо, — я так и предполагал и морально был к этому готов.

— Я очень попрошу тебя, воспринимать мои слова серьезно и не считай, что я сошел с ума.

— Заинтриговал, — он сел поудобней и скрестил руки на груди.

— В общем, я узнал о том, что существуют параллельные реальности. Я нашел этот проход у нас в парке. В самой безлюдной части, под камнем, есть крошечное озеро, которое и является проходом в другие реальности. Эти реальности, это миры, в которых мы так же существуем, но они полностью отличаются: обычаями, уставами, образом жизни. Во всех реальностях, которых я побывал, а их очень много, я встречал нас, и мы везде были втроем: ты, я и Софи – неразлучная троица, конечно за исключением, тех мест, где кто-либо из нас не родился или не умер бы, — я уже был так далеко в своем рассказе, а Нейт все еще не перебивал и более того, он выглядел крайне серьезно, — Последний раз я был в реальности, где я не родился на свет, поэтому имел возможность пообщаться с тобой и Софи. Там она жива, ты можешь себе представить, а ты… В это сложно поверить, но ты в том мире преподаешь математику в школе, — он одобрительно закивал головой. – Я не планировал там долго задерживаться, но меня и правда сбила машина, когда я спасал Софи… Она и Нейт из того мира, выхаживали меня в больнице и помогли вернуться сюда, даже не догадываясь об этом. Я никогда не планировал полностью отказаться от этой реальности в пользу любой другой, как и менять друзей. Именно ты мой лучший друг и никакой другой Нейт выглядящий, как ты и даже ведущий себя, как ты не смогут тебя заменить. Вот как бы и все, — теперь все, что мне оставалось, так это ждать его реакцию, чистосердечное признание было окончено.   

— Я рад, что ты наконец-то мне это рассказал, — он вздохнул и немного улыбнулся. А я замер с приоткрытым ртом. – Так давно хотел увидеть это удивленное лицо, оно бесподобно.

— Ты знал? – спросил я.

— Знал, — довольно ответил он, — Поэтому и выгораживал тебя, как только мог.

— Но… Откуда?

— Этот странный тип…

— Коул..?

— Да, именно он.

— Но почему?

— Потому что он дурак еще похлеще тебя.

— Что ты имеешь в виду?

— Я столкнулся с ним недалеко от парка.

— И что? Он просто представился тебе?

— Нет. Он просто выглядел точно так же, как и я. Я стоял и смотрел на свою точную копию и не верил глазам. Коул чертыхнулся и принял облик, в котором является тебе. Я потребовал объяснений, и он неохотно, но все рассказал. Поэтому я о твоих похождения был осведомлен с самого начала и мне было безумно интересно, когда же ты мне обо всем расскажешь. Но чем больше я ждал, тем больше интерес превращался в обиду. Честно я был настолько зол, что единственное, что мне хотелось так это врезать тебе, поэтому и прекратил наше общение. Но знаешь, что бесило еще больше? То, что тебя это устраивало. Ух, как вспомню, так вновь начинаю злиться, — Нейт вздохнул, — Ну да ладно, вот теперь ты все мне рассказал, и я полностью доволен.

— Я честно говоря не ожидал такого. Коул не говорил мне, что ты знаешь обо всем, хотя теперь понятно почему он разрешил тебе рассказать.

— Почему-то это не удивляет.

— Нейт, так ты тоже посещал параллельные реальности? 

— Знаешь, я в отличии от тебя отказался от «познания» других реальностей, мне и этой достаточно.

— Вот как, — мне показалось, что он упрекал меня в моей любопытности и стало немного не по себе.

— Ты не думай, что я осуждаю тебя. Твое любопытство вполне понятно, к тому же так у тебя появилась возможность встретится с Софи еще раз. Если бы она была любовью всей моей жизни, я возможно, поступил бы точно также.

— Не думаю, что это так.

— Я тоже не думаю, — он широко улыбнулся, — Вот такой уж я человек. Слушай, я не против если ты и впредь будешь делать, то что делаешь, однако у меня будет одна просьба.

— Какая же?

— Не делай глупостей.

— Обещаю тебе.

Я был счастлив, что мы поговорили и не менее меня радовало то, как он это воспринимал. Единственное жутко раздражало то, что Коул ничего не рассказал мне об этом происшествии, хотя что бы это изменило? Я так или иначе должен был все самолично рассказать Нейту. После всего этого наши отношения, вернулись в свое привычное русло, как он это называл: «любовь до гроба». Хотя признаться честно, меня подобные высказывания больше не забавляли. Все свое свободное время, мы проводили друг с другом, он вновь приходил чтоб поспать у меня на диване. Порой мне начинало казаться, что все то, что произошло со мной до этого момента, было не больше чем сном, моей фантазией. Впрочем, боли в спине, говорили об обратном. Я почти перестал думать о Софи из другой реальности, только оставаясь наедине с собой, перед тем, как уснуть я отчетливо видел ее лицо, она всегда улыбалась мне, так искренне и беззаботно…

Часто я ловил себя на мысли, что мне делать, когда закончатся мои два месяца наказания. Вновь начать свои путешествия или все-таки остановится. Но я просто не мог выбрать второе, как не пытался. Это было сильнее меня. Это как наркотик – соскочить практически невозможно. Я сказал об этом Нейту, и больше не видел смысла терзать себя этими мыслями в одиночку. Он выслушал и со всей своей серьезностью сказал мне продолжать. Нейт считал, что я пойму, когда нужно будет остановиться. Когда он говорит с таким выражением лица крайне сложно сомневаться в его словах, особенно, когда он говорит, то, что ты хочешь услышать.

Именно поэтому в свой самый первый выходной, я первым же делом отправился к Коулу.

— О, не ожидал увидеть тебя так быстро, — сказал он мне, бросив в мою сторону косой взгляд. – Как дела?

— Прекрасно. Скажи мне, почему ты не говорил, что Нейт обо всем знает.

— Хм… А я должен был? – он разыгрывал негодование, — К тому же я разрешил тебе ему рассказать, а значит разрешил нарушить правила, только представь себе! – он сделал на этом такой акцент, будто это было чем-то из ряда вон выходящим.

— Ага, просто Нейт и так обо всем знал, так как ты расхаживал в его обличии.

— Пф, это здесь вообще не причем, — лжец.

— Ладно это не важно, главное, что я смог с ним об этом поговорить, так что спасибо.

— Пожалуйста… — произнес он и мне показалось, что его бледная кожа, покрылась румянцем.

После этого он без промедления отправил меня в другую реальность. Город встретил меня солнечным днем, я признаться честно был безумно удивлён: как же так – не дождь?!  Впрочем, этот факт меня ничуть не огорчил. На часах не было еще и полудня, бродить по городу в надежде найти кого-то было бы глупо, поэтому я отправился в школу. Вот что-что, а школа выглядела точно так же. Я без проблем вошел вовнутрь, узнал у охранника, где могу найти Нейта и отправился в его класс. Урок был в самом разгаре. Но я зашел и с важным видом, уселся за свободную заднюю парту. Дети бросали на меня косые взгляды, а Нейт негодующе уставился на меня. Я слегка помахал рукой и улыбнулся, после этого он продолжил, соврав детям, что я проверяющий из министерства образования. Я наблюдал за ним с улыбкой на лице. Он выглядел таким собранным, то и дело демонстративно поправлял свои очки и держал всю ситуацию в классе под контролем. Если дети начинали шуметь он молча бросал в них кусочки мела и вновь наступала тишина. Он доступно объяснял материал и признаться даже я начал понимать, о чем идет речь, хотя в свои школьные годы был крайне далек от математики. Раздался звонок. Я так привык, что подобные сигналы не сулят ничего хорошо, что слегка подскочил с места, схватившись по привычке за бедро, где обычно находится кобура с пистолетом. Дети радостно стали собирать свои вещи и покидать кабинет, а Нейт выкрикивал им на прощание домашнее задание. Как только мы остались вдвоем он прислонился к своему столу и скрестив руки на груди, сказал:

— Не ожидал тебя здесь увидеть. Хотя признаться честно, вообще не ожидал, что увижу тебя вновь. Узнав, что Софи встречала тебя пару месяцев назад, я был поражен.

— И я рад тебя видеть, — улыбнувшись ответил я.

— Не хочешь ничего рассказать?

— Не сильно.

— Что ж ладно, не буду донимать тебя вопросами о том, что случилось в тот день парке и куда ты так загадочно испарился.

— Спасибо на этом.

— Ты правда думал, что так все и кончится, да?

— Ну, надеялся на это.

— Нет, так легко не отвертишься. Выкладывай, где был? – он поправил очки и еле заметно улыбнулся. А я так надеялся.

— С чего бы начать…

— Давай по быстрей, а то у меня через 5 минут следующий урок.

— Я ездил домой, — а что, почти правда.

— Домой?

— Да, здесь я всего лишь арендую жилье. Моя семья переехала много лет назад, но меня сюда что-то тянуло, поэтому устроился здесь на работу.

— И кем работаешь? – ох, я явно сболтнул лишнего. Откуда мне знать какие профессии у них тут есть.

— Работаю в отделе по связях с общественностью, налаживаю так сказать связи, — адаптировать правду под реалии данной реальности (извиняюсь за тавтологию, но иначе и не скажешь).

— Как интересно. Тебе нравится?

— Жить можно, — непринуждённая улыбка, я пытался выглядеть спокойным. – А тебе нравится быть учителем? – прозвенел очередной звонок, от которого у меня чуть не случился сердечный приступ, и дети с криками стали забегать в класс.

— Да, нравится. Подожди меня, после урока пройдем прогуляемся, если не занят, — он сделал шаг вперед и положил руку мне на плече.

— Договорились, — фух, все в очередной раз прошло гладко. Главное не расслабляться. Я занял место за последней партой, а Нейт начал урок.

Как и договорились после занятий, мы отправились на прогулку. И знаете куда? Ну собственно уже никакой интриги. Так попивая кофе, мы прогуливались по весеннему парку. Пучки зеленой травы, то тут, то там торчали из земли, словно ежики. Деревья начинали распускать свои набухшие почки, а ветер хоть и был еще довольно прохладным, но нес с собой весенние ароматы. Наш парк вроде бы выглядел точно так же, но я никогда прежде не обращал внимания на его красоту, возможно на любования просто не было времени или же… Сейчас мне хотелось, чтоб помимо Нейта здесь была Софи…

— А Софи сегодня на дежурстве? – спросил я.

— Нет, она сегодня не работает. Но если мне память не изменяет, она с утра на тренировку собиралась.

— Тренировку?

— Да, она же занимается волейболом. Что она об этом не разу не упомянула? – искренне удивился он и я покачал головой, — О, Боги. Я в шоке, она всегда и всем об этом говорит.

— Но вот от меня утаила, — я улыбнулся, хотя было немного обидно. Хотя в то же время я был счастлив, ведь Софи из моей реальности была лучшей спортсменкой в школьные годы, но у нас спорт не актуален, поэтому заниматься им в будущем нет возможности, а здесь… Она все-таки смогла осуществить свою мечту.

— У тебя такое выражение лица… — он в упор смотрел на меня. Что-то этот Нейт заставляет меня чувствовать себя неловко.

— Все хорошо, просто задумался.

— Ты я смотрю вообще вечно о чем-то думаешь.

— А ты очень наблюдательный.

— Не без этого, — он поправил очки. – Ну да ладно, может тогда зайдешь сегодня к нам на ужин?

— Я только с удовольствием.

— Вот и решено. Значит зайдем в магазин и купим продуктов. У тебя как с готовкой?

— Ну…

— Овощи чистить умеешь?

— Сколько угодно.

— Значит сработаемся.

Мы сходили в магазин, что находился недалеко от дома Нейта. Я не переставал удивляться разнообразию продуктов в этой реальности. И в некоторых отделах было особенно сложно оставаться безразличным. Если бы кто-нибудь узнал, что мы вот так запросто купили, простую на первый взгляд курицу, меня бы точно признали каким-то контрабандистом и посадили бы за решетку лет так на 10. Ведь у нас любое мясо было довольно большой редкостью и продавалось по специальным талонам по 500 грамм на человека в месяц. Вдоволь поесть можно было только в каком-то ресторане и то, только если ты нормально зарабатывал.  А здесь одна эта курица завесила два с половиной килограмма! Ух!

После столь эмоционального для меня похода в магазин мы отправились домой.

— Ты прости, может быть не очень прибрано, — открывая дверь своей квартиры, сказал Нейт и пропустил меня.

— Ничего страшного, это пустяки, — я вошел внутрь и осмотрелся. Это была большая светлая квартира. На полу у двери было разбросано несколько пар женской обуви, дверцы стеклянного шкафа были раздвинуты. Нейт увидев это начал судорожно наводить порядок, его это явно вгоняло в краску. Кухня здесь была объединена с гостиной. Поэтому пока Нейт складывал все накупленное в холодильник я осматривался. Повсюду были их с Софи фотографии, я непроизвольно начал их рассматривать. Они были такими счастливыми, на некоторых фото были изображены другие люди, по всей видимости их друзья. Затем я поймал себя на другой мысли, которая сейчас казалась мне такой очевидной… Они проводят все свободное время вместе, более того живут вместе, следовательно, выходит, что они встречаются? Мне не очень хотелось в это верить, ведь это даже не укладывалось в голове, но в этой реальности, такое было вполне возможно. Я взглянул на Нейта, затем вновь на фотографии и почему-то мне показалось это все вполне очевидным.

— Иди сюда, не филонь. Я начну готовить, а ты подготовь мне овощи.

Мы принялись за готовку, и я решил ни о чем не спрашивать, меньше знаешь – крепче спишь. Нарезав овощи, я продолжил наблюдать за тем, как Нейт готовит. Он так мастерски со всем этим обращался, будто работал поваром, а не школьным учителем. Запах разносился невероятный, мой желудок начинал есть сам себя, каждый раз, как я наполнял легкие этим ароматом. Мы говорили о чем-то отвлеченном, я всячески пытался поддерживать беседу, но о многих вещах, о которых он говорил, я ничегошеньки не знал. Мы смеялись и мне отчетливо хотелось верить, что нам удалось стать пусть не друзьями, но уже хорошими приятелями.

 Вдруг послышался какой-то шум и захлопнулась дверь. Затем на пол громко плюхнулась сумка, а за ней полетела обувь – это пришла Софи. Нейт улыбался и аккуратно раскладывал приборы за столом, строго параллельно друг другу.

— Как вкусно пахнет, — протянув сказала Софи и вошла к нам. Она выглядела немного растрепанной, в спортивном костюме, волосы небрежно были собраны на голове в нечто напоминающее хвост, а ее лицо румянилось после тренировки. Увидев меня, она мгновенно отвернулась и с укором обратилась к Нейту, — Чего это ты не сказал мне, что у нас будут гости?!

— Сюрприз, — ответил он и казалось, что его переполняет невероятное удовольствие от того, что здесь происходит.

— Я очень рада тебя видеть, — обратилась она ко мне, но поворачиваться не стала.

— Взаимно, прости, что так внезапно.

— Все хорошо, дайте мне пару минуточек привести себя в порядок.

— Давай только побыстрей, а то еда застынет, — Софи кивнула и побежала в комнату, — Это лицо, это было бесценно. Как жаль, что нечем было это заснять, — Нейт продолжал довольно улыбаться.

Она вернулась довольно быстро, переодевшись в легкое платье и распустив свои волосы. Софи выглядела обворожительно, хотя для меня она была такой и в спортивном костюме. Нейт так или иначе упрекнул ее в том, что она очень сильно задержалась и началась привычная словесная перепалка. Однако, Нейт из этой реальности всегда язвил с абсолютно равнодушным выражением лица, что только добавляло задору. Ужин выдался невероятно вкусным, я так наелся, что было сложно даже сидеть и хотелось расстегнуть пояс своих штанов. Но после еды они предложили поиграть в настольные игры и как я не пытался отказаться, все было тщетно (а я ведь о такого рода играх не имел ни малейшего представления). Естественно я постоянно проигрывал, хоть правила мне и объяснили, но так или иначе было сложно. Время близилось к десяти часам, и я решил, что мне пора возвращаться. Софи вызвалась меня провожать и как мы с Нейтом не пытались ее отговорить, все было тщетно – она была непреклонной.

— Отлично провели время сегодня, — сказала Софи, как мы вышли из дому.

— Да, давно я так не отдыхал.

— Правда?

— Было очень много работы, — ответил я немного улыбнувшись.

— А кем ты работаешь, если не секрет?

— Я работаю в отделе по связях с общественностью.

— Связи значит налаживаешь? – она засмеялась, а я вспомнил, что сказал Нейту тоже самое, когда он заговорил об этом.

— Именно так, ты определенно знала.

— Да… Слушай, у меня к тебе есть один вопрос, который я уже очень давно хотела задать, но никак не решалась спросить, — ее голос стал тише.

— Спрашивай, если хочешь.

— У тебя на теле очень много следов от пулевых ранений… Они все определенно старые, но… Как ты их получил? – она взглянула на меня глазами переполненными грустью.

— У меня была не простая юность, — ответил я, не ожидал, что она спросит об этом.

— Ты связался с плохими людьми?

— Можно и так сказать, но сейчас это осталось в прошлом.

— Правда? – я улыбнулся и кивнул головой. Хотя на самом деле не было никаких гарантий, что меня не отправят и на следующую войну. Софи вздохнула и прижалась ко мне, — Я рада, мне не хотелось бы, чтоб с тобой что-то случилось. И когда ты так надолго исчезаешь, я так сильно переживаю… И может я не должна такого говорить, но…

— Ты встречаешься с Нейтом? – я сам не ожидал, что спрошу об этом.

— Что? О, боже, конечно нет, — она отстранилась от меня, но мои руки по-прежнему прикасались к ее плечам. – Мы просто очень близкие друзья, с самого детства вместе, как брат с сестрой. Я встречаюсь с Оливером, он сейчас уехал в другой город по работе.

— Вот как, — я был ошарашен. Я слишком обрадовался узнав, что с Нейтом у нее ничего нет, но… Кто такой этот Оливер? В моей реальности, я не знал никого с таким именем… — мои руки соскользнули по ее рукам и мне стало так грустно. Я чувствовал себя полным кретином, на что я вообще надеялся? Принял хорошее отношение за что-то большее… Нелепость.

— Что-то случилось? – взволновано спросила Софи.

— Тебе пора возвращаться домой, — холодно ответил я и шагнул вперед.

— Стой, ты чего? – она хотела притронутся к моей руке, но я не позволил. – Тейн! Я не понимаю, что стряслось? Мне иногда кажется, что ты вообще не из этого мира!

Хах, собственно так и есть, ничего удивительного. В этом мире, меня не существует, я лишь «турист», что по собственной прихоти вмешивается в жизни людей, живущих здесь. Словно паразит. Лучше описания и не придумать. Все вокруг померкло. Я схватил Софи за руку и прижав к себе, поцеловал. Она не ударила меня и не пыталась вырваться, хоть я этого ожидал. Ее губы были такими сладкими, казалось прошла целая вечность с того момента, как я прикасался к ним в последний раз. Но это была не моя Софи. Я остановился и ничего не говоря просто ушел. Она тоже ничего не сказала. Она скорее всего обиделась на меня, а может и возненавидела. Но мне было все равно.

Я вернулся домой, в свою реальность ужасно подавленный. Столь удачно начавшийся день, имел скверное завершение и теперь хотелось провалиться сквозь землю. Тогда я твердо решил, что с подобными путешествиями пора заканчивать. Какой в этом смысл? Софи любит другого человека, да и реши я остаться, у меня будет только 10 дней, которые постоянно нужно будет обновлять. Так жить неправильно. Да и к тому же, как мне теперь там показаться? Софи скорее всего даже говорить не станет, а Нейт… Я отчетливо вижу этот осуждающий тяжелый взгляд из-под очков… Что я натворил… Идиот.

Ночью я так и не уснул. Сидел на кухне и размышлял о жизни, вдыхая свежий и немного горьковатый аромат кофе с мятой. Никогда не думал, что буду так рад выйти на службу. Работа немного помогала отвлечься. Я рассказал обо всем Нейту. Он не стал меня осуждать, наоборот поддержал и уверил, что я сделал все правильно, к чему нужна эта неразбериха. Но кроме этого Нейт также считал, что мне пора со всем этим покончить и двигаться дальше в той реальности в которой мне посчастливилось родиться. Преследовал он личные мотивы или правда считал, что так будет лучше, я не знаю, но я был согласен с этим.

С того самого дня я больше не посещал другие реальности и отчаянно пытался стереть со своей памяти даже малейшие воспоминания об этом. Но это было крайне непросто, мне кажется о таком просто невозможно забыть. Коул за это время не объявлялся, мой дорогой змей искуситель. Уверен, если бы он пришел, все закончилось бы очередным переходом. Поэтому во избежание соблазнов я даже перестал ходить в парк и даже в его сторону. По выходным мы с Нейтом или сидели дома, или же ходили в ресторанчик неподалеку.

Так прошло почти полгода. Улицы выглядели мрачными: черные дома, развалины, деревья, покрытые бурыми листьями и люди, которые отчаянно пытаются существовать во всей этой реальности. Никогда не любил осень. Уж слишком она меня угнетает. Особенно эта. В один очередной общий выходной, мы с Нейтом засели на уличной площадке нашего любимого ресторанчика, я был рад, что ее еще не закрыли, хоть погода начала портиться.

— Что-то ты сегодня особенно кислый, — сказал Нейт и немного откинулся на стуле. – Прямо смотреть больно.

— Ага, — я слышал, что он что-то сказал, но был слишком занят смотрением на зеленый куст мирта, что рос здесь в качестве ограды.

— Боже… — Нейт тяжело вздохнул, — Может оторвешься от рассматривания своего куста?

— Я его не рассматриваю, а просто залипаю на нем, — ответил я.

— Ааа, ну это кардинально меняет всю ситуацию, — он развел руками. – Не знаю, что твориться в твоей дурьей голове, но хочу дать тебе дружеский совет.

— Какой?

— Иди.

— Что?

— Иди, говорю.

— Я тебя услышал и с первого раза. Куда я должен идти?

— К ней.

— Что за глупости ты говоришь? Я больше ни за что не вернусь.

— И что мне теперь до конца своей жизни смотреть на эту унылую мину на твоем лице?

— Вот так тебе не повезло.

— Ну уж нет. Я тебя тогда насильно туда отправлю, так и знай. Возьму за шкирку и отправлю к Коулу, он там разберется, что с тобой сделать.

— Мое мнение вообще тебя не интересует? – я разозлился. Меня безумно раздражало, то что Нейт выглядит таким легкомысленным, решая за меня такие вещи. Столько месяцев я подавлял в себе это и теперь что, должен так просто вернуться? Да и зачем? Своим последним визитом я явно сжег все мосты. Хотя было еще кое-что, что я действительно хотел сказать.

— Вообще ни капли не интересует. Я хочу тебе только добра, поэтому просто делай то, что тебе говорят.

— Ты нарушаешь мои права человека.

— Пф, мне кажется, что ты забыл в какой реальности находишься. Здесь такие мелочи вообще никого не интересуют, — он довольно улыбнулся.

— Ты не исправим.

— Я думал именно за это ты меня и любишь, — я махнул на него рукой, — Так и знал.

— Меня раздражает, что ты так воодушевился.

— Тебе больше нравилось если бы я сейчас выглядел, как ты? – он изобразил на своем лице вселенскую грусть.

— Да, вот так просто замечательно, так и сиди, — я улыбнулся.

— Договорились, — грустно протянул он и его лицо стало еще грустней.

— Такое чувство, что у тебя все лицо парализовало.

— Я его уже и не чувствую, а сколько прошло минуты 2?

— Ну может уже и 3.

— Тогда все становится понятным.

— Ты еще слезу для пущего драматизма пусти.

— Не провоцируй меня, а то я могу, — я и не думал, что это лицо может быть еще грустей.

— Ладно-ладно, хватит, включай свой обычный режим, — Нейт начал строить различные гримасы, разминая свое лицо. – Но так или иначе, Нейт, я не вижу смысла туда возвращаться.

— Почему? Что ты там такого натворил?

— Я ее поцеловал.

— Прекрасно. Что в этом плохого?

— То, что она встречается с другим человеком.

— Мне кажется, ты говорил, что во всех реальностях, в которых ты бывал, вы голубки, были вместе.

— Так и есть. Но в этой реальности, я не родился на свет. Меня, как такового не существует. Не думаю, что из-за такого она должна была остаться одна на всю жизнь.

— Хм, ну не знаю. Может и так, но, знаешь, по факту ты сбежал. Сделал шаг вперед на встречу своему счастью и сбежал. Это как-то неправильно.

— Это все не имеет никакого смысла.

— Ты сам себе враг. Серьезно. Если бы мне выпала бы такая возможность, я бы ее ни за что не упустил. Поэтому отрывай свою пятую точку и иди. Я выбью для тебя несколько дней отдыха.

— Нейт, этого правда не нужно.

— Ты что оглох? Встал и пошел, — он стукнул кулаком по столу и люди, что проходили неподалеку уставились на нас.

Я поднялся на ноги и взглянув на улыбающегося до ушей Нейта, усмехнувшись, отправился в парк. Я долго блуждал, взвешивая все за и против. Уйму раз я намеревался вернуться домой, засесть там на несколько дней, а затем явиться, как ни в чем не бывало, но это было не правильным решением. Решением труса, я бы сказал, а я не относил себя к таким людям. Поэтому медленно, но я продолжал идти к озеру. «Бульк» и я оказался в проходной.

— Не может этого быть? Неужели я сплю? – послышалось с дивана.

— Привет, — робко произнес я. Коул расхохотался.

— Я уже и не ожидал тебя встретить.

— Да я тоже, знаешь ли, не думал больше приходить.

— Так почему ты здесь?

— На то был ряд причин, — не стану же я ему говорить, что меня Нейт заставил.

— Вот как. Ну что ж, куда в таком случае желаешь отправиться?

— Как всегда.

— Да? Но это совсем не интересно.

— Но мне необходима только та реальность.

— Хорошо, будет, по-твоему.

Я переоделся и в одно мгновение оказался в другой реальности. И знаете, что? Ну конечно же там был дождь! Один единственный раз мне только с этим повезло и кажется все, моя удача закончилась. Я набросил на голову капюшон и побрел вперед. Куда идти? Обычно мы всегда сталкивались, благодаря, как мне казалось самой судьбе, но будет ли так на этот раз…

За то время, что я находился здесь, а это от силы 10 минут, я промок до нитки. Обувь чвакала и было крайне неприятно ступать. В таком виде меня бы не пустили ни в одно кафе или любое другое заведение. По всей видимости разумнее всего было бы просто вернуться назад, но я не мог. Осмотревшись, я был крайне поражен, ведь не смотря на дождь и мрачную погоду, этот город не навивал на меня тоски. Ни эти золотые деревья, ни черное небо, ни люди. Воздух был пропитан свежестью, никогда не думал, что буду так восхищен запахом мокрого асфальта! Поэтому отбросив все в сторону, я просто шел вперед, жадно вдыхая эти ароматы.

Я сворачивал в подворотни, скрываясь от шума дорог и людей. Только шум дождя и свое собственное дыхание, вот и все, что я слышал вокруг себя. Впереди я заметил чей-то силуэт. Это была девушка. Она шла под зонтом, медленно, никуда не торопясь, казалось, что она наоборот растягивает время. Я взглянул наверх и увел на крыше, детишек, которые бегали недалеко от края. Вдруг один из них пнул что-то вниз. Оно летело прямо на нее. Я сорвался с места и с криком «Осторожно!», повалил ее на землю. Позади послышался звук разломившегося кирпича. Я взглянул в испуганное лицо девушки и мое сердце замерло. Это была Софи. Не может быть. Этого просто не может быть. Такое… Такое ведь уже происходило однажды…

— Тейн? – словно, не веря своим глазам произнесла она и слезы застелили ее глаза. Она крепко меня обняла, и я чувствовал, как быстро бьется ее сердце. На такой прием я и не рассчитывал. – Ты вновь спас меня. Я вновь обязана тебе своей жизнью… Но, — вдруг она резко отстранилась и с укором посмотрела мне в глаза, — Не думай, что твое исчезновение просто так тебе сойдет с рук.

— Я это понимаю. Прости меня… — неужели только это?

— Идем, ты так промок, не хватало еще заболеть.

— Но…

— Никаких, но, я вот теперь тоже вся мокрая, — она раскинула руки в стороны и только сейчас я заметил, что зонт лежал в нескольких метрах от нас.

Я помог ей подняться и взяв зонт, мы отправились домой. Всю дорогу мы шли, не проронив ни слова. Софи крепко держала меня под руку и ступала рядом. Я был так взволнован. И не только от того, что только что она могла погибнуть от того, что какие-то малолетки увлеклись своей игрой, но и тем, что, несмотря на то, что произошло, она все еще рядом. Возможно это все из-за того, что я спас ее, так сказать чувствует признательность, а может… Нет, не хочу больше думать о чем-то таком. За своими размышлениями я и не заметил, как мы пришли. Дома никого не было.

— Проходи скорее, — она пропустила меня вперед и закрыла дверь. – Боже, как мокро и холодно. Так скорее снимай с себя все это, — велела она и подошла к шкафу. Она пристально смотрела на одежду, затем переводила взгляд на меня. – Хм, вещи Нейта могут быть тебе малы… Хотя есть один свитер! Она наклонилась и практически полностью залезла в шкаф. – Нашла! Вот возьми это, — она протянула мне черный пуловер. И вновь принялась копаться в шкафу, пока не вытянула оттуда и пару домашних штанов.

Вот так я был укомплектован. Она оставила меня в гостиной, а сама отлучилась в ванную. Я медленно стал переодеваться. Только сейчас заметил, что счесал все ладони и ссадины кровоточили. Я глубоко вздохнул и собрав свои вещи аккуратно развесил на вешалки, данные мне Софи. Через несколько минут, она присоединилась ко мне, одетая в теплый длинный до колен свитер, волосы на голове были собраны в пучок, из которого во все стороны торчали прядки волос. Она отчего-то выглядела очень смущенной и постоянно рукой теребила край своего свитера.

— Ты прекрасно выглядишь, — сказал я и немного улыбнулся.

— Спасибо, ты тоже. Эта одежда, сидит на тебе, как литая, — она сначала отвела взгляд.

— Ты не ушиблась, когда мы упали?

— Нет, правда немного рукой ударилась, скорее всего будет синяк, но волноваться не о чем. Лучше один синяк, чем разбитая голова. А ты не поранился?

— Нет, все в полном порядке, — я улыбнулся и отвел руки за спину. Я ж герой, а значит не могу показывать, что что-то пошло не так.

— Хорошо, — она взглянула мне прямо в глаза. – Предлагаю нам выпить чаю, чтоб согреться.

— Я только за. А когда Нейт прийдет?

— Нейт уехал на несколько дней с классом на экскурсию. Вернется только завтра вечером.

Значит сегодня мы будем одни? Мне почему-то от этой мысли стало немного не по себе, Софи тоже выглядела немного напряженной, хоть и пыталась вести себя гостеприимно. Я сел за стол, а Софи закружилась вокруг чайника. Я наблюдал за ней, за ее немного неловкими движениями, гремели чашки, она слегка обожглась горячей водой, все как обычно – она никудышная хозяйка. Я и не заметил, как начал улыбаться, предаваясь воспоминаниями. Софи поставила все на поднос и перенеся на стол, довольно улыбнулась.

— Чай с чабрецом и мятой, — я глубоко вдохнул его аромат и улыбнулся.

— А от тебя ничего не скрыть, прямо, как тогда с кофе. У тебя великолепное обоняние, — Софи улыбнулась. Ага, верно, обоняние у меня хорошее. Просто ты всегда пила только такой чай, поэтому в моем доме другого и не было никогда. Сложно такое не узнать.

— Я тоже люблю такой чай, вот и все.

— Забавно, у меня из знакомых он больше никому не нравится, — да, Нейт любит черный чай, — Нейт пьет только черный чай, — что и требовалось доказать, — А Оли… — она почему-то запнулась и отвела взгляд. Она хотела упомянуть Оливера, это понятно, но почему остановилась. У них что-то произошло?

— Все в порядке?

— Да, в полном, — она улыбнулась и сложив руки, опустила на них подбородок. – Кстати, может ты хочешь перекусить? Я могу приготовить.

— Нет, спасибо, я не голоден.

— Точно? Я-то покушала, а вот твой живот несколько раз урчал, я слышала, — неловко вышло. Я улыбнулся. В своей реальности, я так и не притронулся к еде, что заказал и действительно был слегка голоден, но мне хотелось просто так посидеть с ней друг напротив друга и поговорить, а не смотреть на ее спину, пока она будет вертеться у плиты.

— Софи, все хорошо.

— Хм… Ладно, но, если передумаешь, дай знать.

— Хорошо, — сейчас мне больше всего на свете хотелось обнять ее или хотя бы просто прикоснуться. Но поступи я так, она могла бы неправильно меня понять. Поэтому я взял чашку и поднеся ее к губам заметил удивленный взгляд Софи.

— Это что такое? – ее голос был полон недовольства и негодования. Я занервничал.

— Что? – она схватила мою руку и ткнула в нее пальцем. Было не приятно.

— Это! Ты же сказал, что не поранился!

— Да, это ж простая ссадина.

— Простой ссадиной она была бы, если бы кровь не шла. Так, вставай, — она поднялась на ноги и дернула меня за руку, показывая идти за собой. Что мне оставалось кроме, как повиноваться.

Мы вошли к ней в комнату, и она посадила меня на пол, где лежало множество мягких подушек. Она достала с полки довольно милую коробочку и села напротив меня. Это была аптечка.

— Поверни руки ладонями кверху, — скомандовала она и я послушно протянул ей свои руки. Она, тщательно смочив вату принялась обрабатывать мои ссадины. Щиплет. Но это неприятное чувство исчезало, каждый раз, как я ощущал ее прикосновение.

— Я хотел бы извиниться перед тобой…

— За что?

— За тот раз.

— Ах, это… — она достала бинт и начала превращать меня в мумию. — Не волнуйся, я не обижаюсь… Я больше обижаюсь на то, что ты исчез после этого, в который раз, между прочим.

— Так было необходимо.

— Да?

— Да, если бы я этого не сделал, то уже не смог бы, как и прежде общаться с тобой, — она пристально взглянула мне в глаза, и я замер в ожидании ее ответа.

— Это, наверное, будет звучать так глупо, — сказала она, отведя взгляд. – Но пожалуйста не перебивай меня.

— Хорошо.

— Я встречалась с Оливером три года… Сначала мы были просто друзьями, так как вместе учились и работали, затем он предложил мне встречаться. Я тогда подумала, почему бы и нет, ведь очередь под окнами у меня не стоит… Нейт конечно был против, он считал, что Оли слишком самовлюбленный и не сможет сделать меня счастливой. Это правда конечно, но, что он там понимает в девчачьих заморочках… Только вот шло время и что бы он ни делал, куда мы не ходили, я чувствовала внутри себя безумную пустоту. На самом деле я чувствовала, что не хочу видеть его, не хочу быть с ним и ни о каком совместном будущем не могло идти и речи. Но эти сомнения происходили лишь внутри меня, я никому, даже Нейту, не говорила об этом и делала вид, что все хорошо и я счастлива. А Оли, за столько лет, так и не запомнил какой я пью кофе, какой я люблю чай, какую музыку слушаю, про цветы я вообще молчу… Если ему задать любой вопрос, который касался бы меня, он бы не смог ответить. Как по мне это в полной мере описывало его отношение ко мне. И я наконец-то решилась это все прекратить. И это все благодаря тебе. Ведь с твоим появлением, я испытала то, чего никогда не испытывала прежде. Ты словно принц из моих детских мечтаний. Почему-то мне всегда казалось, что ты знаешь обо мне все, возможно даже то, чего я сама о себе не знаю. Каждый раз, когда ты исчезал, я безумно ждала новой встречи, потому что, без тебя это место казалось мне каким-то серым и унылым. Когда ты меня поцеловал… Ох… Я больше всего на свете хотела, чтоб время остановилась. И если бы я могла остановить время, то сделала бы это именно в этот момент…

— Чтоб у нас была целая вечность перед мигом расставания, — тихо произнес я и больше не в силах ничего с собой поделать, провел рукой по ее щеке и поцеловал. Она ответила на мой поцелуй, и я прижал ее к себе.

Ее сердце билось так быстро, наверное, так же, как и мое. Ее гладкая кожа, упругие формы, мои руки помнили каждый миллиметр ее тела, каждую ее родинку. Она была моей, а я только ее. Две реальности сходились в одну в этот момент блаженства. Ее теплое дыхание на моих губах, руки, ласкающие мое тело, и соприкосновения тел, словно оазис в пустыни двух людей, чьи жизни были разделены самой судьбой.

Мы лежали на полу, Софи положила голову мне на плечо и пальцами еле ощутимо касалась моих шрамов на груди. Мы молчали, наверное, слова сейчас были лишними, наши тела сказали все за нас. Но что теперь делать? Как я могу теперь вернуться в свою реальность, когда Софи теперь так близко? Я не мог остаться навсегда, но и уйти не мог. Каждые 10 дней совершать переход? Но если я не буду появляться на службе, меня посадят и больше никогда не смогу ее увидеть, а это только хуже. Что же мне делать? Я оказался в слишком сложной для себя ситуации. Лучше бы я не приходил сюда…

— Мне кажется, что это все сон, и что когда я вновь открою глаза, то ты просто исчезнешь, — вдруг сказала Софи.

— Не волнуйся, я никуда не исчезну, — погладил ее по голове. Мне действительно хотелось, чтоб так и было.

— Хотелось бы в этом верить, — она закрыла глаза и ее дыхание начало выравниваться.

Когда она окончательно уснула, я уложил ее в постель и одевшись отправился на кухню. Сделав себе крепкий кофе, я по привычке заварил еще один для Софи и вновь ушел раздумья, окутанные свежим запахом мяты. За окном совсем потемнело, я сидел в полумраке, освещаемый лишь светом от лампы, что висела над кухонной поверхностью. Вдруг на пороге появилась Софи, укутанная в одеяло. Она выглядела испуганной. Увидев меня, она улыбнулась и глубоко вздохнула.

— Я уже распереживалась, не застав тебя рядом, — сказала она и села рядом со мной.

— Я же обещал, что не пропаду, — я улыбнулся и притронулся к ее руке. – Будешь кофе? Я не осознанно приготовил и тебе, правда он уже, наверное, застыл.

— Ничего страшного, значит буду холодный, — она притронулась к чашке и улыбнулась.

— Может приготовим вместе что-нибудь? Теперь-то я уже точно голодный.

— Да, конечно! Что ты хочешь?

— Я крайне непривередлив в еде.

— Тогда, — Софи подскочила к холодильнику и распахнула дверцу. Он был наполовину пуст, или же, как сказал бы оптимист на половину полон. – Хм… Омлет?

— Подойдет, — я улыбнулся и она, взмахнув руками, чуть не уронила с себя свою одежду, созданную из одеяла.

— Может лучше я?

— Нет, я сейчас быстренько что-то надену и вернусь. Сиди и отдыхай, — Софи побежала в комнату и вернулась через несколько минут, одетая в тот самый длинный свитер.

Она засучила рукава и принялась готовить, что-то напевая себе под нос. Через полчаса передо мной стояла ароматная тарелка на которой лежал еще слегка дымящийся омлет, посыпанный сыром и зеленью, рядом красовался салат и несколько кусочков буженины.

— Больше конечно на завтрак похоже, — она неловко пожала плечами.

— Все в порядке. Спасибо тебе.

— Пустяки, — она махнула рукой и села рядом со своей тарелкой. Я отломил кусочек омлета, положил его в рот и только принялся жевать, как наткнулся на скорлупку от яйца, — Что-то не так? – взволновано спросила она.

— Нет, все хорошо, просто горячо, — я улыбнулся. Софи из моей реальности тоже не особо умела готовить. И очень долгое время в омлете или яичнице встречались кусочки скорлупок. Забавно. Даже это в них совпадало. Было ли что-то, чем они отличались?

— По правде говоря, я не сильна в готовке, — она немного улыбнулась, — Нейт всегда брал инициативу в свои руки и все готовил сам, если было время, а если нет, то мы ходили в кафешки. Поэтому у меня-то и поводов учиться этому не было.

— Все когда-то с чего-то начинают. Уверен, что у тебя все выйдет.

— Спасибо, — что может быть лучше этой счастливой улыбки?

— Скажи, я могу остаться сегодня на ночь? Мне в принципе некуда сейчас идти… — спросил я, после того, как мы поели.

— Что за глупые вопросы? Конечно! Можешь оставаться на столько, сколько захочешь. Нейт тоже будет рад. Скажу тебе по секрету, ты очень ему приглянулся, а это большая редкость.

— Это не может не радовать. Я в этом сомневался, он вечно так скептически смотрит на меня.

— Он на всех так смотрит, с тех пор, как его зрение стало портиться, и он надел очки. Может это выглядит так, потому что он пытается сфокусироваться или же просто строит из себя великого умника. Я не знаю, но подозреваю, что второй вариант более реалистичный, — мы рассмеялись.

После ужина, мы немного посмотрели телевизор и начали готовиться ко сну. Я с большим трудом уговорил Софи, постелить мне в гостиной на диване. Она долго сопротивлялась, но в конечном итоге сдалась. На самом деле остаться на всю ночь с ней в одной постели было самым заманчивым предложением в мире, но так было правильно, или же все-таки… Так или иначе было сделано, как сделано. Сон ко мне пришел моментально, хотя я уже представил, как буду полночи ворочаться на диване, страдая от навязчивых мыслей. Но вот утро началось раньше, чем я ожидал. Сквозь сон, я ощутил, как что-то тяжелое упало сверху на меня и недовольно, не открывая глаз пробубнил:

— Нейт, сколько раз тебя можно просить, смотреть куда ты бросаешь свои вещи…

— Что? – послышался удивленный голос Нейта и я, распахнув глаза, почувствовал, что сон полностью улетучился. – Во-первых, что ты тут вообще делаешь, а во-вторых как это понимать.

— Софи, разрешила мне у вас погостить. Я спал, не знаю, почему так сказал…

— Ложь, — он поправил свои очки и грозно зыркнул на меня. – Если ты спал, то откуда знал, что это именно я? И откуда ты знаешь, как и куда я бросаю свои вещи? Я вообще-то слежу за порядком.

— Нейт, я… — господи, я ничего не мог придумать. Вообще ничего. Я впервые был в такой панике. – Это все случайность.

— Знаешь, случайности не случайны. Поэтому лучше тебе все рассказать самому, если не хочешь, чтоб я вызвал полицию.

— Что у вас здесь за крики с самого утра? – на пороге появилась сонная Софи.

— Софи, стой, где стоишь, — Нейт выставил в сторону руку.

— Нейт, что за шум ты устраиваешь? Я не понимаю.

— Этот человек, он не тот, за кого себя выдает. Что ты о нем знаешь? Он появляется из ниоткуда и туда же загадочно исчезает. Я поднимал школьные архивы, человека с таким именем не было в нашей школе. Поэтому до того, пока мы не узнаем всю правду, тебе лучше не приближаться к нему, — да уж, по его словам, сразу понятно, насколько я ему нравлюсь… Софи кажется приукрасила ситуацию.

— Ну что за глупости? Вчера он вновь спас мне жизнь! Нейт, зачем человеку, который рискует собой спасая тебя, в итоге тебе вредить?!

— Даже так, — взгляд Нейта стал еще пронзительней, — А действительно зачем? Ответишь нам? – я не знал, что делать, это был провал. Одна неудачная фраза, всего одна, и я был пойман. И у меня не было времени, чтоб обдумать какое-то более или менее нормальное объяснение.

— Хорошо, я все расскажу, — ответил я и глубоко вздохнул. — Но для того чтоб узнать правду, прошу немного успокоиться и присесть.

— Присесть? Да, пожалуй, все же лучше всем остаться на своих местах, — возразил Нейт и скрестил руки на груди.

— Нейт, да успокойся уже, — Софи проходя мимо зацепила его плечом и покачала головой. Пока они садились за стол, я взял свою куртку и присоединился к ним. – Слушай, ты ведь не маньяк-убийца?

— Конечно нет! – воскликнул я и Софи заулыбалась.

— Вот видишь Нейт, а ты переживал.

— Софи, не неси ерунды.

— Ерунду несешь тут только ты!

— Остановитесь, — попросил их я и поднял руку, обращая на себя внимание.

— Тогда начинай, — велел Нейт.

— Хорошо. Я пришел из параллельной реальности.

— Что? – в один голос выпалили Нейт и Софи.

— Что за чушь ты несешь? – Нейт был явно раздражен.

— Это не чушь. Впрочем, еще год назад я тоже бы так посчитал, если бы кто-нибудь мне об этом сказал бы.

— То есть ты серьезно? – лицо Софи выглядело взволновано.

— Абсолютно, — я достал из кармана своей куртки фото и положил перед ними на стол. – Это фото было сделано 3 года назад в моей реальности, — они принялись рассматривать фото. На нем были запечатлены мы втроем на фоне штаба, все одетые по форме, немного уставшие, но счастливые.

— Я не понимаю, — сказал Нейт и ближе стал рассматривать фото, — Это я?

— Верно. В моей реальности ты являешься моим лучшим другом. Майор Нейтан Брайт.

— Выходит, что я в твоей реальности так же существую? – спросила Софи и ее слова заставили мое сердце замереть в груди.

— Софи из моей реальности… Умерла…

— О, Боже, — Софи закрыла рот рукой и на глаза навернулись слезы.

— Она была моей невестой… И я безумно ее любил. Поэтому, когда встретил тебя, то в ту же секунду почувствовал тоже самое. Поэтому так отчаянно хотел спасти твою жизнь… Потерять тебя еще раз было бы просто невыносимо для меня.

— Хм… На этом фото мы… То есть эти люди в форме, и ты сказал, что я майор, почему?

— В моей реальности идет война. Война, которой нет конца. Мы с Нейтом служим в армии с 17 лет. Поначалу мы были простыми солдатами, а затем были переведены в штаб и сейчас занимаем довольно высокие должности. Софи же была медсестрой…

— Какое совпадение, — Нейт взглянул на Софи, но она заметно помрачнела. – Как же ты узнал о нашей «реальности»?

— Случайно обнаружив проход. К сожалению, я не могу рассказать вам, где он находится. Я в принципе не мог вообще вам обо всем этом рассказывать…

— Тогда все становиться понятней. И хоть в это тяжело поверить с точки зрения обывателя, с точки зрения ученного – это не выглядит столь безумно. Ученные десятилетиями пытаются доказать существование параллельных реальностей, и ты прямое доказательство того, что их труды не напрасны, — взгляд Нейта больше не излучал подозрений, напротив он был явно заинтересован, но вот Софи, выглядела довольно мрачно. — Это действительно объясняет откуда ты знаешь некоторые наши повадки.

— Верно. Правда, Нейт из моей реальности больший шалопай, нежели ты. Да и с математикой, как и с наукой в целом у него не сложилось.

— Вот как. Интересно было бы с ним познакомиться.

— Это невозможно. Если бы вы встретились этот мир разрушился бы. Такие правила. Поэтому путешествуя, я тщательно скрывался чтоб не попасться на глаза потенциальным знакомым. Во всех реальностях, мы трое были друзьями, поэтому я мог наблюдать лишь из далека.

— Сурово. Но тогда, как ты столь спокойно передвигаешься в этой реальности? Почему мы не знаем тебя «местного»?

— Ответ довольно банальный. Я из этой реальности не рождался на свет, — Софи дёрнулась на месте, словно ее ударило током.

— Не родился… — тихо произнесла она и отвела взгляд.

— Именно поэтому я и решился с вами познакомиться, точнее сама судьба подарила мне этот шанс. Я бы мечтал остаться здесь, но я могу находится в другой реальности не больше 10 дней.

— Поэтому ты тогда так отчаянно пытался сбежать из больницы?

— Да, именно поэтому. Если бы я не успел, то погиб бы.

— Плюс одно объяснение к интересующим меня вопросам. Хотя все же, во все это слабо вериться… Такую информацию можно добыть, наблюдая за нами. Возможно скажешь что-то такое, о чем могу к примеру, знать только я.

— Сложно. Я могу сказать тебе какой-то страшный секрет Нейта из своей реальности, но нет гарантий, что он совпадет.

— Давай попробуем.

— Ну… — я задумался, ведь нужно было выбрать что-то такое, что мог сделать Нейт и из моей реальности, и из этой, — В 10 лет Нейт был влюблен в девочку из параллельного класса, ее звали Кэрол. Однако он так ей и не признался, так как в школе был хулиганом и девочки его опасались.

— Кэрол? – Софи оживилась. – Та самая Кэрол Лок из моего класса? Серьезно? – Нейт слегка покраснел и закрыл глаза рукой.

— Ахахаха, — похоже во всех реальностях моя первая любовь закончилась даже не начавшись.

— Я даже не догадывалась. Попросил бы, я бы помогла, мы с ней неплохо общались.

— Я стеснялся.

— А меня, значит, не стеснялся?

—  Неа. Ты ведь была той еще пацанкой.

— Замечательно, лучший комплимент.  

— Ну-ну, это же не мешало тебе быть звездой школы. Но знаешь, Тейн, это хорошее воспоминание, и правдивое. Что ж люди и чувства в параллельных реальностях по всей видимости действительно совпадают. А Оливера ты знаешь?

— Нейт! – воскликнула Софи и стукнула его по руке.

— Нет, не знаю. Возможно мы просто не знакомы, а возможно он…

— Вот как.

Еще около получаса Нейт заваливал меня вопросами и кажется, мне удалось удовлетворить его любопытство и развеять сомнения. В доказательство этому он накормил нас вкусным завтраком и не прекращал болтать. Но вот Софи совсем поникла, и хоть она улыбалась, но я знал, что это не по-настоящему. Спустя несколько часов я начал ощущать странное покалывание, что растекалось по всему телу. На лбу выступил пот, хотя мне определенно не было жарко. Я испугался. Но продолжал сидеть, как ни в чем не бывало. Но с каждой минутой становилось хуже и хуже. Затем так же внезапно, как это началось, это закончилось. Я тяжело вздохнул, переводя дыхание. Вдруг Нейт поднялся с места и вспомнив, что у него сегодня в школе собрание, быстро собрался и убежал. Мы с Софи остались наедине. Она ничего не говорила, на мои вопросы не отвечала. Ее можно было понять, но мне так не хотелось видеть ее грустное лицо.

— Знаешь, так нечестно, — вдруг сказала она, громко поставив в сушилку последнюю вымытую тарелку.

— Ты о чем?

— Все это! Ты появился в нашей реальности, помог почувствовать себя счастливой, но что в итоге? Ты такой только потому что я это она! Это так больно знаешь ли… — она закрыла лицо руками. Я подошел к ней и прижал к себе.

— Прости, что не сказал сразу. Но я правда всем сердцем люблю тебя и мне не важно к какой реальности ты относишься. И не важно где буду я, ты моя единственная любовь, единственная девушка в мире, которая заполняет мою пустоту.

— Ты такой дурак, — она стукнула меня по груди, и я ее поцеловал. – Так нечестно, ты знаешь обо мне все, а я о тебе ничего не знаю…

— Что ты хочешь обо мне узнать? Спрашивай, я расскажу тебе обо всем.

— Как вы начали встречаться?

— Я спас ее, — я улыбнулся.

— Так спасать меня у тебя в порядке вещей?

— Можно и так сказать. За тобой нужен глаз да глаз.

— Это точно. А каким ты был в детстве?

— Я был тем еще сорванцом. С Нейтом в тандеме мы были гремучей смесью и если что-то происходило, то все знали, что это наших рук дело. Мы росли без родителей, поэтому сами о себе заботились и выживали, как могли.

— А что случилось с твоими родителями?

— Отец погиб на войне, а мать покончила жизнь самоубийством. Однажды вернувшись домой, я просто обнаружил ее тело, висящее под потолком.

— О, боже, какой кошмар, — я немного улыбнулся, сто лет не вспоминал о тех днях. – Но как же ты жил, оставшись без семьи? Ты попал в приют?

— Нет, в приютах у нас жили только те дети, у которых не осталось крова над головой, а у меня была квартира. Так как несмотря на то, что все в упадке, правительство не жалеет денег. До совершеннолетия меня содержали за счет выплат отцовской зарплаты, да и моя бабушка каждый месяц высылала какие-то копейки. У нас нет особых развлечений, как у вас здесь, поэтому я без проблем сводил концы с концами. А в 17 лет отправился добровольцем на войну, а солдатам платят много, потому что никто не ожидает, что они вернутся.

— Так вот откуда на самом деле все твои ранения…

— Да, это боевые трофеи. Сейчас же работаю в штабе, в принципе не пыльно.

— Я рада это слышать. А тебе ничего не будет за то, что ты не на службе сейчас?

— Для этого у меня есть Нейт. Он обещал выбить для меня несколько выходных дней.

— Знаешь, ты много рассказывал о Нейте из своей реальности, скажу честно, не могу представить его таким, все время перед глазами это слегка надменное лицо, что вечно демонстративно поправляет свои очки, — она немного улыбнулась.

— Понимаю, я чувствую нечто подобное.

— Но не от меня, верно? Что прям та Софи точно такая же?

— Нет, она была более дерзкой и их перепалки с Нейтом были более страстными, казалось, что они могут начать драться в любой момент.

— Правда? – Софи рассмеялась, — Да уж, такое точно не по мне. Хотя удар у меня довольно сильный.

— Не хотел бы проверять, — я улыбнулся и вдруг по телу словно разлились эти странное покалывание и сердце сжалось в груди.

— Что-то случилось? – Софи, притронулась к моей груди, сердце учащенно билось.

— Все нормально, — становилось труднее дышать.

— Не ври, я же вижу! Приляг, — она потянула меня за руку, но я не сдвинулся с места.

— Софи, мне нужно уйти. Но обещаю, что вернусь.

— Обещаешь?

— Да, я обещаю тебе, — я поцеловал ее и взяв свои вещи, покинул квартиру.

Дорога в парк мне казалась бесконечной. Ноги были словно вылитыми из бетона и каждый шаг давался сложнее предыдущего. Прохожие странно косились на меня, выдвигали свои грандиозные предположения о том, что со мной не так, но я пропускал все мимо ушей и просто двигался вперед. В проходную к Коулу я просто ввалился и не в силах стоять на ногах растянулся на полу.

— Доигрался, да? – спросил он, глядя на меня сверху вниз.

— Что со мной? – еле выговорил я.

— Ты нарушил правило, хотя смею заметить, что это далеко не первое нарушенное тобой правило. А вот и расплата.

— Что я нарушил? Ты ведь разрешил мне рассказать о существовании параллельных реальностей.

— Нет-нет, — он помахал пальцем перед моим носом, — Я разрешил рассказать об этом только твоему Нейту, а это не одно и тоже.

— Вот как, разрешение со звездочкой…

— Верно.

— И что теперь? Я умру?

— Да нет, просто помучаешься от боли еще с часок. Однако, это не все. Отныне переход между реальностями будет для тебя закрыт.

— Что?! – я оторвался от пола и рухнул на него испытав острую боль в груди.

— То, что ты слышал. Мне жаль. Но, так как я очень добрый и великодушный, то я добавлю в это правило поправочку.

— Какую же?

— У тебя будет 10 дней на то, чтоб выбрать в какой реальности ты останешься. В своей родной, где постоянно идет война, ты лишен любви, но имеешь лучшего друга, который тебе, словно родной брат или же – реальность, где повсюду царит мир, любовь всей твоей жизни жива и готова быть с тобой до конца жизни и тот же друг, который в будущем сможет стать лучшим. Как по мне выбор вполне очевидный, но я лишь наблюдатель – это твоя жизнь и выбирать только тебе.

— Выходит, выбрав реальность Софи…

— Да, ты навсегда потеряешь Нейта. Но какая разница? В той реальности он также существует.

— Это тяжело, — я вновь скрутился от боли.

— А кто говорил, что будет легко. Я-то мог вообще не оставить тебе никакого выбора, отправил бы куда захотел и все, а тут…

— Да-да, я понял ты очень великодушный, — меня согнуло по полам, в глазах темнело, а он стоял и улыбался. Ненавижу его за это.

— Мне очень интересно, что же ты выберешь.

— Я кажется знаю, какой твой настоящий облик.

— Да? – его лицо озарилось удивлением. – Очень интересно. Если сейчас угадаешь, то я отменю этот запрет.

— Ты змей! Самый настоящий змей искуситель, — Коул громко захохотал и смахнув воображающую слезинку сказал:

— Знаешь ли, так меня еще никто не заблял. Но ты не угадал, увы.

— А кто же ты? – Коул присел на корточки склонился к моему уху и тихо-тихо произнес:

— Секрет, — а затем он просто расхохотался. – Все тебе пора, ты домой или обратно?

— Домой.

Я с трудом поднялся на ноги и через несколько минут уже стоял в парке. Сев под камнем, я тяжело вздохнул. Такого исхода я никак не ожидал… Я уже так привык к тому, что могу свободно путешествовать между реальностями, даже с учетом длительных перерывов, что мысль о том, что этому настанет конец вообще не укладывалось в голове.  Еще и это депрессивное осеннее состояние вернулось… Сидя здесь я созерцал деревья, людей, что изредка появлялись на тропинке и отстранившись ото всех своих мыслей просто ждал, когда уйдет эта жгучая боль. Я почувствовал облегчение только ближе к вечеру и сразу же отправился к штабу, ожидая встретить там Нейта. И не ошибся. Он стоял на улице, разговаривая с кем-то. Когда я подошел ближе, то заметил, что это была девушка. Они мило ворковали, смеялись и я уже прямо-таки не знал, стоит ли их прерывать. Я решил не мешать Нейту, может в этот момент решается его личная жизнь, а кто я такой чтоб мешать ему. Утром мы с ним встретились на службе. Сделав кофе, мы вышли на улицу и присели на парапете.

— Не ожидал, что ты так рано вернешься. Я у начальства выбивал 10 дней, — сказал он, взглянув на меня, — Она тебя не простила?

— Простила…

— Тогда, что-то случилось?

— Случилось, — тоскливо протянул я и посмотрел в содержимое своего стаканчика.

— Я одно сплошное ухо.

— Ты из той реальности, подловил меня и мне пришлось им рассказать о том, кто я такой.

— Я конечно молодец, но что в этом такого плохого? Они тебя испугались и выгнали?

— Нет, они нормально это приняли… Но вот я этим своим рассказом нарушил одно из правил Коула и теперь у меня есть 10 дней на то, чтоб выбрать в какой реальности я проведу свою оставшуюся жизнь.

— Оу, вот оно что, — протянул Нейт, и он изменился в лице, — И что ты выберешь?

— Не знаю… Я хотел бы так же твердо, как и раньше сказать, что конечно же останусь здесь, но…

— Я бы на твоем месте больше склонялся к их реальности, нежели к этой, — он немного улыбнулся, это была очень горькая улыбка. — Не смотри на меня так, думаю, что ты тоже так считаешь. Ведь там мир, никто не боится, все в достатке, а кроме этого там Софи, да и некое подобие меня там имеется – фул хаус просто. А что тебя держит здесь? Дом – нет, работа – тем более нет, я? Ну разве что. Хотя в нашем мире, человек сегодня есть, а завтра…

— Нейт, не говори так.

— Но это ведь правда. А если я погибну, случайно… Ну к примеру, упаду с лестницы и сломаю шею. И все, больше тебя здесь ничего не держит. А жалеть будешь всю жизнь.

— Что за чушь ты несешь? – я ударил его по плечу.

— Ты ведь не можешь исключать этого.

— Знаешь, с таким успехом, и я могу так же закончить.

— Как это там… Теория вероятности, о! – гордо заявил он и я улыбнулся, по всей видимости в нем тоже спит математик и философ. – Но это твоя жизнь и ты должен прожить ее так, как считаешь нужным. Если есть шанс вырваться из этого ада, то разве стоит сомневаться?

— Ты бы убежал, будь на моем месте?

— Хм… Я нет. Даже если бы безумно любил кого-то. Вся моя жизнь здесь, лично я не могу представить жизнь, где буду мирно жить и работать, к примеру, тем же учителем. Я определенно человек войны.

— Забавно, что при этом ты склоняешь меня выбрать второе. Я тебе мешаю?

— Конечно нет, что за глупости. Я просто хочу, чтоб ты был счастлив. Я отлично помню, как ты страдал после смерти Софи, твое лицо было столь мрачным, что было больно смотреть. Тоже было с тобой и после того, как ты прекратил визиты в ту реальность. Но сейчас ты другой, ты тот самый Тейн, которого я знал раньше. Что это, как ни ее влияние? Поэтому я не хочу, чтоб ты вновь страдал.

— Господи, я не могу, — я склонился, и закрыл глаза, — Это самый ужасный выбор, который только мог появиться в моей жизни. Я не могу вычеркнуть из своей жизни тебя и воспоминания о тебе. Мы слишком много всего пережили вместе и никакой другой Нейт на свете, не сможет заменить тебя! – я взглянул на него и приоткрыл рот от удивления. По его щеке текла слеза и у меня самого, подступил комок к горлу и глаза застелили слезы. – Нейт…

— Я на самом деле очень хотел бы чтобы ты остался здесь, — сказал он и шмыгнул носом. – Пусть это и эгоистично.

— Все мы эгоисты… Вот поэтому я и хочу всего и сразу… Чтоб рядом был и ты, и Софи, но…

— Но это больше невозможно. Послушай, ты должен решить все сам. Никто не сможет решить за тебя.

— Знаю…

— Надеюсь, я первым узнаю о твоем решении.

— Можешь в этом не сомневаться, — мы улыбнулись друг другу и крепко обнялись.

— Ох уж эти сантименты, старею, — Нейт вытер свои щеки и широко улыбнулся.

— Я кстати, хотел задать тебе еще один вопрос.

— Хотел – задавай.

— Я вчера вечером приходил в штаб и видел, как ты с кем-то ворковал на улице.

— О, нет. Что ты видел?! Ты определенно ничего не видел! – Нейт в одно мгновение стал красным, как рак.

— Ну и кто она? Неужели ты хотел утаить от меня свои любовные подвиги.

— Как тебе сказать… Не то чтобы прямо утаить… Просто все пока еще…

— Нейт, — я не мог дать ему уйти от ответа.

— Ой, ладно. Помнишь Кэрол со школы?

— Да ладно? – я расхохотался.

— Чего ты смеешься, кретин? – он ударил меня по плечу и скрестив руки на груди отвернулся. – Вот и рассказывай тебе о чем-то после такого.

— Прости-прости. Но правда, ты и Кэрол, вы же не переваривали друг друга, да и как вы только сошлись?

— Знаешь, вы с Софи тоже, — он помахал рукой у меня перед лицом. А что он прав, все так и было. Возможно это и есть залог настоящей любви. – Когда ты в очередной раз отсутствовал, я в свой выходной ходил по городу и мы столкнулись, в прямом смысле. Она выходила из-за угла и налетела на меня. Мы заболтались, пошли в кафе и все было как-то так непринужденно…

— Ты предложил ей встречаться?

— Что? Пф, конечно нет. Всего пара недель прошло.

— Так давно?

— Ой, хватит тебе, — он махнул рукой, и мы отправились обратно на свои рабочие места.

Сидя в своем кабинете я еще долго представлял себе Нейта и Кэрол. Да уж, вот где полные противоположности. Хотя кто знает, возможно она изменилась, ведь все мы меняемся… Влюбленный Нейт. На самом деле никогда не видел его таким. Да я вообще его с девушками не видел, мы всегда были втроем. Но верно, это совсем не правильно и эгоистично. Конечно же у него должна быть личная жизнь, семья и прочие заботы. Что-то я слишком привык к тому, что он всегда рядом. А сейчас мне на мгновение показалось, что в этой реальности я остался абсолютно один, словно брошенный пес. Но это лишь мое воображение, Нейт ни за что бы не бросил меня, ведь так? Хотя стоп. Я ведь еще думаю о том, чтобы оставить его одного ради девушки, так может и он. Кошмар…

Я решил немного поработать чтоб отвлечься от этого. Но это все было тщетно. Перебирая бумаги, я задумался, а чем бы я мог заниматься в мирное время? Кем бы я мог стать? Хотя уверен, что подобной работы везде вдоволь. Стал бы каким-то журналистом или еще кем и продолжил бы работу в коммуникациях. Но… Если задуматься, то даже найди я работу, это не решит моих проблем. У меня там нет ни дома, ни дела – ничего. Случись так, что по какой-то причине мы с Софи и Нейтом разругаемся, мне и уйти будет некуда. Сейчас, наверное, впервые за все время я пожалел, что узнал о существовании параллельных реальностей. Жил бы себе дальше, в конце концов однажды смирился бы со смертью Софи и все бы наладилось. А так… А так я оказался перед одним из самых нелегких выборов в своей жизни.

После работы я отправился домой, все, чего мне хотелось, так это просто поспать. Соприкоснувшись с подушкой, я моментально уснул. Совершенно не помню, что мне снилось, но проснулся я безумно уставшим. Позавтракав, я отправился на работу. Никуда не торопясь, я уже подходил к штабу, как вдруг, кто-то притронулся к моему плечу. Обернувшись я увидел перед собой милую девушку. У нее были абсолютно ровные длинные темные волосы, светлые большие глаза, что подчеркивали ее точенное лицо. Она выглядела столь хрупкой и милой, что мое сердце отчего-то быстро забилось в груди. Кто она? Я определенно ее раньше не встречал.

— Прости, я звала, но ты не откликался. Ты военный, поэтому наверняка сможешь подсказать, где здесь находиться штаб, — я определенно видел, как шевелятся ее губы, но не слышал, что она говорит. А она явно ждала от меня какого-то ответа.

— Можешь повторить? – я собрался и был готов.

— Проводишь меня в штаб?

— Конечно, без проблем.

— Большое спасибо! А то никто не захотел мне подсказать дорогу, в этом городе люди немного дикие, — она улыбнулась и взяла меня под руку.

— А ты не отсюда?

— Нет, мы с мамой живем в столице, я приехала к отцу. Он здесь служит, — вот как, тогда не удивительно, почему я раньше ее не видел.

— А кто он, может мы знакомы, и я смогу тебя доставить прямо к нему.

— Полковник Ворстон.

— Что? – я застыл на месте. – Серьезно?

— Да, а что? – она удивилась, — Знаешь его?

— Он мой непосредственный начальник.

— Правда? Вот это совпадение, я прямо чувствовала к кому обратиться, — она захихикала. – Кстати, меня зовут Оливия.

— Тейн, — улыбнувшись ответил я и мы продолжили наш путь.

— Очень приятно познакомиться, — она поправила прядь волос и улыбнулась в ответ. Она что заигрывает со мной? – Подскажи, ты сегодня вечером свободен? А то, я в этом городе никого не знаю, а так бы ты мне все показал.

— Я сегодня до вечера на службе.

— Как жалко…

— Но если ты свободна в обед, я мог бы… — что я творю?

— Правда? Как здорово! Надеюсь, ты так добр ко мне не потому, что я дочка твоего шефа.

— Не говори глупостей.

— Фух, надеюсь на это.

Я доставил ее прямиком к полковнику. Он поблагодарил меня, и я поспешил скрыться. Войдя в офис, я прилег на диван и закрыл лицо рукой. Сердце бешено билось в груди и щеки горели. Эта Оливия… Подумав о ней, перед глазами возникало это миловидное лицо.

— Оливия, — я произнес ее имя в слух и резко сел, — Оливия! Не может быть… Оливер Софи и Оливия здесь… Нет, это невозможно или все-таки возможно. Да какой в этом всем смысл?

— Ты тут чего такой странный сидишь? – в кабинет вошел Нейт.

— У меня сейчас просто взорвется голова.

— Ты что гранату проглотил?

— Не смешно.

— Ладно-ладно, что уже стряслось?

— Я только что встретил девушку… Дочку полковника.

— И?

— Ее зовут Оливия.

— И?

— Мне кажется это не случайность.

— Да? С чего ты это взял?

— Все люди в этой реальности и в реальности Софи совпадают, — Нейт кивнул, — Так вот Софи встречалась с молодым человеком по имени Оливер. Ничего тебе не напоминает?

— Думаешь этот Оливер и Оливия…

— Вполне возможно, что это один и тот же человек.

— Хм… Но еще это может быть простым совпадением. Она хоть симпатичная?

— Да, довольно-таки…

— И ты типа влюбился с первого взгляда?

— Что ты такое говоришь? – возмутился я.

— А что тогда? К чему эти разговоры? Мне кажется ты строишь проблемы на ровном месте.

— Может ты и прав. Но почему она появилась именно сейчас?

— Ой, все, — Нейт закрыл лицо рукой, — Слушай, мне кажется, что все твои эти путешествия сделали тебя слегка странным. И заметь, говоря слегка, я имею в виду – очень странным. Ты теперь во всем пытаешься найти какой-то тайный смысл. А что если его просто нет? Представляешь себе такое? Все происходит, но просто так. Да, конечно, есть другие реальности, есть вариации нашей реальности, но все идет так, как должно быть, по твоей версии – как уготовано судьбой. Хватит засорять себе голову всякой ерундой. Стань уже наконец прежним и не думай обо всем этом! Если не станешь прежним, сразу выбирай другую реальность и шуруй отсюда, — он был грубым, но он мог себе это позволить, ведь был прав.

 — Когда ты начинаешь так говорить… Это бесит, — я вздохнул и улыбнулся. Нейт довольно надул грудь и улыбнулся.

— Я старался, — он сел рядом со мной. – Кто если не я, наставит тебя на путь истинный.

— Ты вообще лучший.

— И я всегда тебе об этом говорил и буду… говорить, — он на мгновение запнулся. Нейт ведь понимал, что через 10 дней все может кардинально измениться. Уверен, он сам постоянно об этом думает, хоть и пытается не подавать виду. – Я вообще пришел за тобой, пойдем за кофе.

Добрые традиции, которые делают эту реальность не такой уж и плохой. Полчаса пролетели незаметно, и я вернулся к работе. А ее было как-никогда много, но к моему большому удивлению Стив и Лиам были очень активными и, пожалуй, впервые за долгое время бумаги не успевали скапливаться у них на столах. Это радовало, ведь именно в таком темпе и должен работать наш отдел. После небольшого доклада руководству о выполненной работе, я вернулся к себе. Там меня уже ждала Оливия, расположившись в моем кресле. Она мило улыбалась и настаивала на нашей прогулке. Мне так и не удалось отказать ей. Мы прогулялись по окрестностям и присели в одной из кафешек, так как мы оба уже проголодались. Так за обедом нам выпала возможность узнать друг друга по лучше. У нас с Оливией было очень много общего и общаться с ней было как-то… комфортно и легко. Она казалась мне очень домашней и уютной, но при этом она отлично разбиралась в военном деле и за всей своей скромностью имела твердый стержень внутри. В какой-то момент, я начал сравнивать ее с Софи, хотя и понимал, что этого делать не стоит. Они были чем-то похожи, но в то же время и отличались.

Мы возвращались обратно к штабу, она говорила о возможной новой встрече, и я был вполне не против этого. С ней было интересно и весело, уверен, что Софи не была бы против. Ведь так? Доработав до конца дня мы с Нейтом пулей отправились в парк, он на свидание, а я… Ну тоже можно сказать, что туда же.

Софи и Нейт оба были дома. Я вздохнул с облегчением, ведь дважды рассказывать о том, перед каким тяжелым выбором я оказался было бы непросто. Мы сели за стол, и я поведал им о том, как Коул меня наказал. Софи мрачнела на глазах, а Нейт лишь кивал головой. Когда я закончил он сказал:

— Выходит, если бы не мое любопытство и не твое чистосердечное признание, то ты бы и дальше мог…

— Да, это так.

— Хм… Прости.

— Тебе не за что извиняться. Даже если бы я знал, к чему это все приведет, то поступил бы также. Оставлять вас в неведении было неправильно, к тому же так или иначе начали бы возникать вопросы. А я не самый большой мастер выкручиваться из любых ситуаций.

— И что ты выберешь? – вдруг спросила Софи.

— Софи, что за бестактный вопрос? – Нейт с укоризной взглянул на нее.

— Все нормально, — сказал я, — Но я пока еще не определился.

— Другими словами, ты все же рассматриваешь вариант остаться в нашей реальности? – спросил Нейт, и я кивнул. – Если так, то наш дом твой дом, да Софи?

— Да, конечно… Я бы очень хотела, чтоб ты остался с нами…

— Я бы тоже этого хотел.

— Так в чем проблема? Оставайся! – сказала она и привстала со стула.

— Если бы все было так просто. Но Нейт…

— Не хочешь оставлять меня из своей реальности?

— Он мне, как брат. Моя единственная семья.

— Да уж, не просто тебе будет, — сказал Нейт и поправил очки.

— Так пусть этот твой Нейт, просто приходит к нам в гости. Ведь все могут путешествовать между реальностями, верно? На время его визитов, мой Нейт будет уезжать и все будут довольны. Или нет, не так! Я буду приходить к вам, ведь с собой я не встречусь, а, следовательно, все будет хорошо.

— Софи, может ты немного умеришь свой пыл? Что-то ты совсем разошлась.

— А разве это не прекрасный план?

— Я боюсь, что это не совсем возможно, — сказал я.

— Но почему?

— В моей реальности ты мертва. Тебя многие знают и если увидят, особенно твоя тетя…

— Что? Тетя? Неужели ты о Виолетте?

— Да.

— Как хорошо, что в твоей реальности она жива и здорова, — Софи тяжело вздохнула и откинулась на спинку стула.

— Здесь ее нет?

— Нет, умерла от рака, — сказал Нейт.

— Мне очень жаль…

— Ничего, это было 10 лет назад, я уже сумела пережить эту утрату, хотя, была бы несказанно счастлива увидеть ее снова. Однако, если так нельзя, то почему Нейт…

— Потому что так нельзя. Мы же вам не разменная монета. Сегодня один, завтра другой, какая разница они ведь на вид абсолютно идентичны. Так Софи? Выходит, вот так ты ко мне на самом деле относишься?

— Это не так, — она положила голову на стол. – Я просто… Ищу варианты…

— В этой задаче, два решения: он останется с нами или навсегда вернется домой. И хочешь ты или нет, но прими это. Я ведь, правильно говорю? – обратился он ко мне.

— Верно, только так.

— Значит, все что нам остается, так это ждать твоего решения.

— Спасибо, Нейт, — он улыбнулся и прикоснулся к моему плечу. Софи же, молча встала, вошла в свою комнату и захлопнула дверь.

— Тебе стоит поговорить с ней, хотя думаю, ты и так об этом знаешь, — я кивнул и отправился за ней.

Постучав, она ничего не ответила, но я так или иначе вошел в комнату. Софи лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Присев рядом, я положил руку ей на спину, она скрутилась в позе эмбриона и положила голову мне на колени.

— Я не буду давить не тебя, ведь это будет неправильно, — тихо сказала она. – Если ты остаешься здесь только потому что я ныла, как ребенок, то это неправильно, ты не будешь счастлив.

— Спасибо, что понимаешь меня, — я стал накручивать на пальцы ее локоны.

— Но время идет, твой Нейт влюбится, создаст семью и ему будет не до тебя, так же и этот… Я иногда очень этого боюсь, остаться одной очень страшно…

— Ты не останешься одна. Как ты могла о таком подумать?

— В мире много одиноких людей, ты не думал, что это из-за того, что просто с их половинками что-то произошло?

— Софи…

— Ну серьезно! Я вот задумалась об этом после твоего появления. А быть с кем попало…

— А как же Оливер?

— Оливер, не считается. Тогда ведь я не знала, что может быть иначе, — она взглянула мне в глаза, как сложно устоять, глядя в них. – И я ни за что не вернусь к нему.

— Знаешь, в своей реальности, я встретил девушку.

— Что? – она присела, — Девушку?! Так это из-за нее ты на самом деле сомневаешься?

— Нет, Софи, что за глупости, — я провел рукой по ее щеке. Сейчас, в этот момент мне и вправду это казалось ерундой, — Ее зовут Оливия.

— Это должно мне о чем-то сказать?! – вспылила она, а затем с пониманием выдохнула, — Оу… Думаешь эта Оливия и Оливер…

— Вполне может быть.

— Господи, как все сложно, почему все не может быть проще?

— Я усложнил нам обоим жизнь, прости.

— Тут я согласна, это все ты виноват, — она немного улыбнулась и прижалась к моей груди. – Виноват, в том, что я влюбилась в тебя.

Мне было нечего ответить, ведь я был влюблен в нее с самого начала. Держа ее в своих руках, ощущая тепло ее тела и этот столь родной аромат, я забывал обо всем и возвращался в столь недалекое прошлое, где мы всегда были друг у друга. Сейчас мне казалось, что я совершенно не готов расстаться с ней еще раз. Верно, с меня хватило единожды пережить ее утрату, больше не хочу. Она поцеловала меня, так робко, нежно… Но почему-то перед глазами возникло ухмыляющееся лицо Коула, который то и дело напоминал о том, что время для принятия решения крайне ограничено. Будто бы я не знал об этом. Но не сейчас. Не сейчас, когда она вновь со мной. И повалив ее на подушки, мы отдались нашим чувствам.

Она лежала на моем плече и молчала, хотя я знал, что она не спит. Я взглянул на время – пора возвращаться. Сколько еще раз мне удастся еще вот так вот блуждать между реальностями? И что я выберу? И как это примет тот, кого я оставлю? Черт, от подобных мыслей начинала трещать голова.

— Мне пора, — сказал я, но Софи лишь сильнее уткнулась мне в плечо.

— Останься. Уйдешь рано утром, пока я буду спать. Не хочу видеть, как ты уходишь.

— Хорошо, как скажешь, — я поцеловал ее в макушку.

— Знаешь…

— Что?

— Я благодарна судьбе за то, что она подарила мне тебя, пускай и так ненадолго. Но если бы не ты, то я скорее всего уже погибла бы под колесами того автомобиля. Поэтому я безмерно тебе благодарна. И даже если ты выберешь свою реальность, я…

— Софи, не нужно об этом.

— Нет, нужно. Поверь, чем меньше времени будет у нас оставаться, тем меньшей будет вероятность того, что я захочу об этом говорить. Так вот, даже если ты выберешь свою реальность, я все равно буду любить тебя, и чтобы не случилось буду хранить в памяти то время, что нам удалось провести вместе. И в общем, любой твой выбор я приму с пониманием и не буду плакать, ну может чуть-чуть. Но пообещай, что о своем решении расскажешь мне первой. Договорились?

— Я обещаю тебе. Софи, я очень тебя люблю.

Рано утром, пока она еще спала, я ушел, как и договаривались. Прямо из парка, я отправился на службу. Город спал укутанный в густой туман и запах гари. По дороге я не встретил ни души, конечно было очень рано, но… Это было странно. В штабе так же было невероятно тихо. Стало немного не по себе, не помню, чтоб это место было таким… Я прошел длинными коридорами и вошел к себе, на столе лежало несколько документов, которых определенно не было, когда я уходил. Я окинул их взглядом и ужаснулся. Это были наши внутренние документы, говорящие о том, что по нам ударили вражеские ракеты. Значит на улице не туман, а… Я взял себя в руки, не было никакого смысла переживать раньше времени. За дверью послышался шум и открыл дверь. Это был Стив. Он выглядел безумно изнуренным, взглянув на меня он слегка пошатнулся и облокотился на стол.

— Стив, что с тобой? Мне кажется тебе лучше присесть, — я подошел к нему и помог дойти до стула.

— Всю ночь помогали горожанам. Здесь был просто ад. А ты где был? Тебя все разыскивали.

— Мне нужно было уехать по делам, только вернулся.

— Так ты еще не знаешь, — он стал мрачнее тучи и мое сердце застыло в груди, такой вид всегда сулил ужасные новости.

— О чем? – осторожно, на самом деле не желая слышать ответ, спросил я.

— Нейт в больнице.

— Что с ним?

— Он помогал людям выйти из пораженного здания, но оно обвалилось.

— Он жив? – в глазах потемнело, и я не мог сделать вздох.

— Пока да, но его состояние крайне нестабильно. Мне очень жаль.

Я не стал больше ничего слушать и побежал в госпиталь. Выбежав на соседнюю улицу, я ужаснулся, от брусчатки все еще исходил дым, люди сидели рядом с грудами камней, что еще вчера вечером были их домами. Дом Нейта так же пострадал, фасадная стена обрушилась, и я мог с легкостью увидеть его гостиную. У меня не было времени для того чтоб стоять и пялится, поэтому я побежал дальше. Госпиталь был забит людьми. Они были везде, на каждом шагу: раненные, обессиленные, умирающие. Шум стоял безумный, я даже не слышал собственных мыслей. Врачи отмахивались, у них не было времени отвечать на вопросы, благо я нашел наших солдат.

— Майор, где вы были? – спросил Лиам. Он был ранен. Его рука была сломана и рассечена нога.

— Где Нейт? – я сделал вид, что не слышал его вопроса.

— Его вновь забрали на операцию, — опустив голову ответил тот. – Врачи не дают никаких гарантий.

— Черт, — я ударил кулаком о стену, но даже не ощутил боли. Единственное, что я ощущал так это безумную злость. Я был зол на самого себя, за то, меня не было рядом, когда я был так нужен.

— Нам обещали сообщить, как только операция закончится.

— Как давно его забрали?

— Минут 20 как.

Мы ждали врачей в гробовом молчании. Я не мог говорить, у меня стоял комок в горле, и я мог лишь мысленно молить о том, чтоб он остался в живых. Врач появился спустя целый час, он выглядел растерянно, весь его халат был залит кровью. Добравшись до нас, он начал что-то очень быстро лепетать. Единственное, что я понял, так это то, что операция продолжается. Им нужен был донор крови, так как та, что у них была уже израсходовалась. Конечно я не задумываясь шагнул вперед. Я готов был отдать ему все – свою кровь, свои органы, свою жизнь. Он не должен умереть, не так и не сейчас.

Врач присмотрелся к нашивке на моей форме и одобрительно закивал головой и показал следовать за ним. По дороге я стянул с себя куртку, потому что мне стало так жарко, что казалось еще одна секунда и я просто воспламенюсь. Нейт был на операционном столе, он весь был в крови, а врачи копошились над его распоротым животом. Я видел его внутренности и с трудом удалось сдержать рвотный позыв, хотя обычно такие вещи меня не волновали. Меня положили на какую-то кушетку и два врача закрутились вокруг меня. Я спрашивал, как он, как проходит операция, но они молчали… Молчали и выполняли свою работу. Я пытался рассмотреть, что происходит, но мне закрывали вид. Затем голоса стали сливаться со звуком приборов, все плыло и затихало, словно уходя под воду. Все вокруг потемнело. Стало холодно. Я тонул. Тонул в черной воде. Я ощущал, как ко мне тянуться какие-то руки, они обвивают мои ноги, руки. Хотелось бы сопротивляться этому, но не получалось, силы куда-то пропали. Вдруг я заметил маленькую черную рыбку, она плавала надо мной, наблюдая за тем, как я медленно иду ко дну. Одна рука стала прорывать мою плоть и ей потребовались считаные минуты чтоб пробравшись насквозь вытянуть из меня сердце. Оно все еще билось, но… Со дна начали подниматься пузырьки, они щекотали мое измученное тело, в глазах темнело. Я сделал глубокий вздох и почему-то не захлебнулся, словно наоборот стало немного легче. Последнее, что я видел перед собой это огромную белоснежную улыбку, что просто висела в воде на том самом месте, где еще недавно была та самая рыбка. Коул…

Я открыл глаза и понял, что все еще нахожусь в коридоре больницы. По всей видимости я просто потерял сознание. Поднявшись на ноги, мне вновь предстояло найти Нейта. Все ли хорошо? Он ведь жив? У меня все еще было недостаточно сил и хватаясь за все, что попадется мне на пути, я отправился на поиски. Я опросил около десятка врачей, но никто не мог мне ответить, где он. Но вдруг кто-то притронулся к моему плечу и передо мной стояла девушка, которая брала мою кровь. Она немного улыбнулась и молча повела меня за собой. Мы вошли в небольшую палату, Нейт был там. Его лицо было опухшим, багрово-фиолетовым, нос сломан, а на голове красовался гипсовый колпак. Да и все его тело под простыню было крепко зафиксировано, количество переломов было слишком велико. Он был на грани.

— Он будет жить? – спросил я, медсестра поджала губы.

— Ему пересадили печень, так как его просто размозжилась, остановили внутренние кровотечения, и убрали гематому в головном мозгу. Ему повезло она была не сильно большой, поэтому врачи сделали лишь небольшое отверстие и убрали всю жидкость. Мы сделали все что могли, теперь все зависит от него. Но надежда крайне мала, — слишком много информации, я услышал лишь то, что надежда все-таки есть.

— Я могу остаться с ним наедине?

— Да, конечно, — она похлопала меня по плечу и ушла. Если она пыталась меня утешить, то у нее ничего не получилось.

Я подошел к нему и притронулся к красноватым пальцам, что торчала из-под гипса. Он дышал, я внимательно следил за тем, как вздымается его грудь, но я не мог посмотреть ему в лицо, не сейчас. Взяв стул, я сел подле него.

— Прости меня. Пожалуйста прости, — из моих глаз потекли слезы, и я не мог их остановить. Навреное только сейчас я осознал то, что в одно мгновение за считаные минуты мог потерять своего лучшего друга. Потерять его навсегда. Нет, так нельзя. Как бы хорошо мне не было в той реальности, это не правильно. Но Софи… Да, я хотел бы провести с ней всю свою жизнь, но каждый день думать о том, что Нейт умрет от очередного нападения, потому что ему просто некому будет помочь – невыносимо. Сейчас казалось, что никаких сомнений касательно моего грядущего выбора больше нет. Я остаюсь здесь. Рядом с ним и помогу ему встать на ноги и прослежу за тем чтоб он ни в чем не нуждался.

Мне нужно было идти на службу, я вышел из палаты и увидел Кэрол, она разговаривала с медсестрой и горько плакала. Я не стал с ней говорить, мне нечего было сказать, поэтому просто отправился в штаб. Там по прежнему было немноголюдно. Многие получили травмы, многие погибли, а прочие помогают горожанам. Мой шеф ни о чем меня не распрашивал, просто дал новые поручения и отпустил. На него было не похоже…

Я сидел в своем кабинете и мечтал о том, чтоб дверь распахнулась и на пороге вольяжно появился Нейт, сказал какую-то глупость и мы пошли пить наш утренний кофе. Но… Он был на грани жизни и смерти в больнице абсолютно один. И только я почувствовал, что еще чуть-чуть и вновь зальюсь горькими слезами, как дверь моего кабинета распахнулась. Я непроизвольно выпрямился и круглыми от удивления глазами смотрел на своего гостя. В дверях стояла Оливия, она приветливо улыбалась и держала в руках два стакана с кофе.

— Доброе утро, хотя его сложно назвать таковым, — сказала она и села передо мной на стул.

— Что ты тут делаешь? – спросил я.

— Ну как что? Вот кофе тебе принесла, — она поставила стаканчик прямо мне под нос.

— Спасибо.

— Не стоит. Как ты?

— В порядке…

— Можешь меня не обманывать. Во первых твой лучший друг в тяжелом состоянии, во вторых у тебя взяли слишком много крови. Так что лучше бы я вина тебе принесла, а не кофе.

— Откуда ты знаешь? – я был удивлен.

— Меня конечно сложно было узнать, но я оперировала Нейта. В больнице ты просто ходил мимо меня туда-сюда.

— Ты врач?

— Да, знаешь у девушек не самый большой выбор работы или ты лечишь людей или же ты их развлекаешь. Я выбрала первое. И поэтому усердно училась и работала в столице несколько лет. Но решила переехать сюда, прямо как чувствовала.

— Ты врач… — повторил я, не в силах придумать что-то иное.

— Ага, и Нейтана Брайта я забрала себе. Его состояние тяжелое, но уверена, что жить он будет и более того уже к завтрашнему утро непременно прийдет в сознание. Как ты дважды заметил я врач и смею заметить очень хороший. Поэтому если тебя убеждали в обратном, то просто не слушай этих простофиль.

— Слава богу…

— Не волнуйся, я не дам ему умереть. Я борюсь до последнего за каждого своего пациента.

— Похоже тебя нам послала сама судьба.

— Кто знает, — она мило улыбнулась.

— Спасибо.

— За такое не стоит благодарить. А ты пока выпей кофе, сьешь чего-нибудь и только тогда работай, это я тебе как врач говорю.

— В таком случае, я не могу возразить.

— Верно, — ее телефон издал сигнал, она взглянула на экран и изумившись, поднялась на ноги. – Прости мне срочно нужно возвращаться. Увидимся позже.

Она просто пулей вылетела из кабинета. Оливия выглядела безумно уставшей, ее круги под глазами, слегка осунувшаяся спина. Конечно она всю ночь спасала людей, она спасла и Нейта… Но тем не менее не решила отдохнуть после всего, а пришла сюда ко мне и принесла кофе… Сердце быстро забилось в груди. Эта девушка, она… Сейчас не время об этом думать. Я просто выпил кофе, заставил себя поспать и принялся за работу. Эта бомбардировка была единичной, как когда-то год назад. Очередная блуждающая бомба, залетевшая по ошибке. Ни одна война не обходится без этого, чтоб все ощутили на себе всю «прелесть» этой реальности. Заполнив все документы и отчитавшись перед руководством, я отпросился в больницу.

Нейт по прежнему был без сознания. Я просто сидел рядом с ним, не в силах уйти. Я хотел быть рядом, когда он откроет глаза. Просидев так целый день, мое тело уже гудело и решил пройтись, выпить чего-нибудь. Когда я вернулся, я заметил у него в палате медсестру. Когда она вышла, торжественно сообщила, что он пришел в сознание. Услышав об этом, у меня просто камень с души свалился. Но признаюсь, что войти к нему сразу не мог. Я держался за дверную ручку, но нажать на нее не хватало духу что ли. Я все еще чувствовал себя виноватым. Виноватым в том, что он проходил через все это без меня. Взяв себя в руки и глубоко вдохнув, я вошел.

— Привет, как ты? – спросил я, подойдя к его койке и притронувшись к руке.

— Думаю тебе хорошо известно мое состояние… Правда в отличие от твоей машины, мне кажется, что по мне целый поезд проехал, — хрипло ответил он и его губы скривились в чем-то что отдаленно напоминало улыбку.

— Так почти и было, тебя плитой накрыло, знаешь ли, — но я мог представить насколько ему больно. — Но ты еще и говоришь, я вот не мог.

— Вот оно как. Я просто счастливчик.

— Зачем ты так рисковал?

— Что значит зачем? Это моя работа, мой долг.

— Глупости, у тебя абсолютно другие обязаности.

— А я вечный волонтер. Успокойся я же живой и все хорошо, — это почему-то прозвучало с легкой ноткой разочарования. Мне стало страшно.

— Нейт, ты же не пытался умереть?

— Нет, я просто не пытался выжить, — сказал он и я почувствовал, как земля уходит из-под ног. Почему? Почему он…

— Что за чушь ты несешь?! Мне кажется ты бредишь… Я бы не пережил твоей утраты!

— Но согласись, если бы меня не стало, то ты спокойно смог бы уйти в ту реальность.

— Если бы ты сейчас не был настолько ранен и слаб, то уверяю, что избил бы тебя до этого состояния, — я так разозлился, ведь как можно говорить такую ерунду. Нейт не должен так думать. Господи, что я натворил.

— Это ведь правда и мы оба это понимаем.

— Нет Нейт! Ты мой брат и ты будешь жить! Хочешь ты этого или нет.

— Какой ты прилипала. Хотя теперь, смею заметить, что мы братья не только на словах, но и по крови буквально. Эта Оливия, что лечит меня, уже успела поведать мне о твоем подвиге. Так что спасибо, что спас меня. Правда, спасибо.

— Прекрати, иначе и не могло быть. Но, эта девушка… Я думал сам все рассказать, — я закрыл лицо рукой и улыбнулся.

— Она тебе нравится? Мне кажется, ты смутился услышав о ней.

— Это не имеет значения, — щеки запекли, неловко.

— Значит нравится. Меня не проведешь.

— Нейт.

— Да, знаю-знаю, только Софи. Во всех реальностях, — я кивнул, но вот так ли сейчас было на самом деле… Почему я начал сомневаться.

— Так и есть. Но врач и человек она хороший.

— Раз она собрала меня обратно в нормального человека, то она не просто хороший врач, она гениальна.

— Могла бы заодно тебе лицо по красивее сделать.

— Куда еще красивее? Я безупречен.

— Ты сейчас себя видел?

— Я неотразим, да?

— О, да. Если бы я увидел тебя в темном проулке, то больше никогда не смог бы спать.

— Идеально, — он стал издавать странные звуки, но как я догадался он смеялся. Слыша эти хриплые, глухие звуки вырывающиеся из его груди, сердце сжималось. Но лучше он будет вот так «смеятся», нежели говорить о смерти.

— Ты чего-нибудь хочешь? Что я могу сделать?

— Да, у меня есть просьба.

— Говори, сделаю все.

— Отправляйся к Софи.

— Что? Нейт не начинай.

— Я не начинаю. Однако, я хочу спать, а сидеть и смотреть на это не очень интересно. Поэтому иди и развлекись. Со мной все будет хорошо. Твоя Оливия обо мне хорошо заботиться.

— Как бы там ни было, я не могу уйти, а вдруг что-то вновь произойдет.

— Стоп, ты не стал спорить, что она твоя? Я явно что-то пропустил.

— Нейт.

— Слушай, ты сказал, что сделаешь все. Вот и уходи, — он закрыл глаза, демонстративно показывая мне уходить.

У меня не было другого выбора, кроме как уйти. Я покинул больницу и пошел в парк. Долго блуждая извилистыми улочками, мне просто не хватало духу перейти в другую реальность. Я дважды все обошел, посидел на различных лавочках, словно пытался найти самую удобную, выпил кофе, в общем оттягивал время как только мог.

— Почему такой грустный? – Коул сегодня был каким-то особо воодушевленным, это раздражало.

— Ты не в вкурсе, что произошло?

— Если бы я интересовался событиями, что происходят во всех реальностях, то сошел бы с ума. Поведаешь мне?

— Нейт чуть не погиб вчера во время бомбежки.

— Что? Не может быть? – не ожиданно, но я увидел тень ужаса на его лице. Неужто он так проникся к нему, неужели ему действительно не все равно. Нет, наверное мне показалось. – Хотя это было бы здорово, я бы мог взять его внешность себе.

— И не надейся.

— Хм… Ладно, подожду еще немножко. С вашей жизнью…

— Я бы на твоем месте уже остановился бы, — я схватил его за шкирку, готовый избить его до потери сознания. Но вдруг, он словно растворился в воздухе и обернувшись, я увидел его сидящим на столе.

— Рукоприкладство, это не хорошо. Особенно здесь и особенно по отношению ко мне.

— Правилами не запрещено тебя избивать.

— А тут ты прав, нужно будет дополнить свод данным пунктом, — он потер подбородок. — Ты сегодня совсем не в настроении, как я погляжу.

— О каком настроении может идти речь?! Мой лучший друг чуть не погиб, если бы я не вернулся во время, то он мог бы… Да мне даже подумать об этом страшно. Я не хочу потерять и его.

— А потерять Софи еще разок?

— О чем ты?

— Я тебе однажды говорил о том, что ты не должен вмешиваться в жизни людей, помнишь? – я кивнул, — Так вот, ты не всегда слушаешь то, что тебе говорят, но я напоминаю, что вмешиваться в жизнь людей из других реальностей вообще-то запрещено. Ты дважды спас ей жизнь и знаешь к чему это привело?

— К чему?

— К тому что в ее реальности исчезли побочные ветви. Теперь есть только один вариант событий, который никак нельзя исправить. Вижу, ты не до конца понимаешь о чем это я. Так вот, если она должна была умереть и существовали вариации в которых это или произошло или нет, то все опиралось на теорию вероятности параллельных ветвей, но сейчас лишь один вариант – рано или поздно она умрет, не естественной, скорее всего довольно нелепой смертью. Оставшись с ней, можешь попытаться ее от этого спасти, хотя погоди, ты ведь к этому и привел. Люблю такие драматические истории.

— Черт, — я готов был провалиться сквозь землю. Злость на Коула и на самого себя пропитывала собой каждый милиметр моей кожи, каждую капельку моей крови. – Ты об этом не мог предупредить заранее?

— А зная об этом, ты бы ее не спасал.

— Конечно спасал бы.

— Так вот видишь – это замкнутый круг, — он развел руками. – Поэтому, если ты сегодня пришел с мыслью о том, что уже решил в какой реальности хочешь остаться, то прошу учти эти обстоятельства и подумай еще раз, время пока еще есть.

— Коул, ты…

— Не нужно, главное правило – не делай ничего того о чем потом будешь сожалеть.

— Отправь меня к Софи, — сказал я, глубоко вздохнув.

— Вот и молодец.

Оказавшись в ее реальности, я направился домой. Отчего-то сегодня было ужасно невыносимо видеть этот район целым и невридимым, зная, что в моей реальности он лежил руиной, похоронив под собой сотни людей. По коже пробежал холодок и я ускорился. Дверь мне открыл Нейт.

— Привет, мы тебя ждали, проходи, — я опустил взгляд, не мог на него смотреть, — Слушай, а во что это ты одет? – я взглянул на себя и понял, что не сменил свою форму, на одежду этой реальности.

— Это моя форма.

— Что-то произошло в твое реальности? Ты выглядишь уставишим и безумно помятым.

— У нас была бомбежка. Нейт очень пострадал…

— Он жив?

— Да, но его состояние очень нестабильное.

— Это очень плохо, — он перещел на шопот, — Даже немного не по себе.

— Я тебя понимаю, мне смотреть на тебя, пышущего здоровьем, тоже немного… Слушай, а где Софи?

— Она сегодня в больнице, уже скоро должна прийти, — сказал он, взглянув на часы.

— Нейт, в таком случае, пока мы одни, ты должен кое что знать.

— Судя по твоему лицу, что-то очень важное.

— Верно. Присматривай за Софи.

— Я и так за ней присматриваю, о чем речь.

— Нет, ты не понимаешь… Она может умереть.

— Что?!

— Я не говорю, что так и будет, но вероятность есть. Поэтому прошу, по возможности присматривай за ней.

— Выходит ты решил остаться в своей реальности?

— Я все еще не уверен. Это сложнее, чем кажется.

— Понимаю. Думаю, я бы сам сомневался до последнего, — дверь открылась и на пороге появилась Софи.

— О, ты пришел! – она широко улыбнулась, — Это твоя форма? – ее глаза заблестели, — Тебе идет.

— Я тоже здесь, — сказал Нейт и поправил очки.

— Тебя я и утром видела, а его нет, — она обвила мою руку. Взглянув мне в глаза, она стала такой серьезной. – Что-то случилось?

— Да, но сейчас все хорошо, — сказал я и немного улыбнулся.

— Ты можешь мне обо всем рассказать. Не нужно переживать все в одиночку.

— Может мы хоть за стол сядем, а то собрались тут у порога, — сказал Нейт и все поддержали его предложение.

Пока он готовил нам поесть, я рассказал Софи о том, что произошло в моей реальности, но вот о том, что может произойти с ней, я умолчал. Она вниматнельно меня выслушала, крепко сжимая мою руку и понимая, в какой сложной ситуации я нахожусь. Когда я закончил, она немного помолчала и сказала:

— Знаешь, я должна была бы сказать тебе, что нечего больше думать, тебе нужно остаться в своей реальности, что так будет правильно и все дела, но… Я не могу так сказать. Считай меня эгоисткой, но я не хочу чтоб ты туда возвращался. И не важно, что я говорила ранее.

— Вполне в твоем духе, — сказал Нейт.

— Забыла у тебя спросить, — она скривилась в недовольной гримасе и вновь посмотрела на меня.

— Софи, я люблю тебя, но так же я люблю и Нейта. И ты должна понять насколько тяжелый для меня этот выбор. Я не хочу всю жизнь сожалеть о том, что ошибся и мне стоило поступить иначе, это будет невыносимо. Поэтому прошу, когда прийдет время, просто прими мое решиние, каким бы оно нибыло, а до того времени, оставшиеся дни давай проведем не говоря об этом. Мы ведь уже договаривались.

— Да, прости. Ничего не могу с собой поделать, это сильнее меня.

— Вот будешь и дальше так ныть, он точно не выберет тебя, — сказал Нейт обняв Софи со спины.

— Что за глупости?!

— А кто такое будет терпеть? Правильно же я говорю, — он мне подмигнул и я улыбнулся. Софи стукнула по рукам Нейта, говоря, чтоб  он ее отпустил и демонстративно надула губки.

— Да сколько можно уже… Я все поняла…

— И ста лет не прошло.

— Иногда Нейт, я хочу тебя убить.

— Это потому что, ты меня очень любишь.

— Да-да, явно именно поэтому, — Софи расмеялась и поднялась с места. – Тейн, может мы пойдем погуляем?

— Я только за.

Мы с Софи прогулялись по шумным светящимися от неоновых вывесок улочкам и пришли в парк. Небо укутывалось густыми пушистыми тучами и где-то далеко слышались отголоски грома. Все правильно не хватало дождя. Это еще удивительно, что его не было как только я оказался в этой реальности. Софи крепко держала меня за руку и почти все время молчала, но я знал о чем она думает, ведь и сам думал о том же.

Но кроме этого слова Коула не давали мне покоя. Он ясно дал мне понять, что Софи в опасности и рано или поздно она так же может умереть и я ничего не смогу с этим сделать. В этом случае я действительно теряю все, как бы там ни было, Нейт из этой реальности не сможет мне заменить моего… Но вот будет ли она в опасности если я выберу свою реальность? Что если я вернусь, она сможет жить спокойной жизнью, но что если нет. Сейчас я ненавидел себя. Ненавидел всей душой за то, что не мог, справиться с собой и не думать обо всем этом. Не думать, а просто наслаждаться возможно последними днями, которые я могу провести с Софи. Вот она, так близко со мной. Я остановился на месте и она удивленно взглянула на меня. Этот взгляд. Ее глаза сверкали при свете фонарей. Я убрал с ее лица непослушную прядь волос и поцеловал. Она крепко меня обняла и просто стояли так несколько минут. Было так тепло внутри, казалось вся боль и тяжелые мысли отступают, остаются где-то далеко позади… И вдруг небо над нами озарила молния и загремел гром, такой сильный, что аж земля под ногами задрожала. Мы неподвижно стояли в объятиях друг друга и наблюдали, как молнии вырисовывали на небе свои неповторимые узоры. Всего миг, но как это красиво и захватывающе. Я уже и забыл, когда в последний раз без ужаса наблюдал за грозой, не путая звук грома со звуком разрывающейся бомбы. Как же давно это было…  

Начался ливень и мы побежали домой. Свет нигде не горел, скорее всего Нейт уже лег спать, но мы не могли перестать смеяться. Я пытался успокоить Софи, показывал быть тише, но что я мог, когда сам хохотал, как ребенок. Мы добрались в ее комнату и скинув мокрую одежду, отдались друг другу. И после сладко уснули. Когда я открыл глаза, начало светать, а значит, мне нужно было возвращаться. Софи проснулась вместе со мной. Мы выпили кофе и после нежного поцелуя, она отправила меня на работу. Давно я не был таким счастливым, что даже не мог убрать улыбку с лица.

Вернувшись в свою реальность, на удивление настроя я не растерял. Первым же делом, перед работой, я решил проведать Нейта. Людей в больнице меньше не становилось. Коридоры были просто забиты как ранными, так и просто родственниками и друзьями.

— Эй, долго мне еще нужно тебя окликать? – схватив меня за руку, недовольно произнесла Оливия.  

— Прости, я немного задумался. Ты все еще на работе?

— Да, тяжелая ночка была, — она тяжело вздохнула.

— Как Нейт?

— Он прекрасно. Несмотря на тяжесть ранений, он вне опасности, и через несколько месяцев встанет на ноги и будет бегать, как мальчишка.

— Это прекрасная новость, — я вздохнул с облегчением. Этот день становился все лучше и лучше.

— Кстати, если ты к нему торопился, то я тебя не пущу.

— Почему? Ты ведь сказала, что с ним все в порядке.

— Так и есть.

— Тогда…

— У него уже есть посетитель. Больше одного не положено.

— Кто с ним? – я удивился, ведь у него кроме меня никого и не было. Возможно приехала его сестра? Хотя нет, это какой-то бред.

— Его девушка, — пожав плечами ответила она и я чуть не упал.

— Что?! Девушка?!

— Ну да, не понимаю, что тебя так удивляет.

— У него нет девушки, вот что меня удивляет.

— Похоже ты плохо осведомлен. Она не первый раз приходит и он сказал, что она его  девушка.

— Ты знаешь, как ее зовут?

— Вроде Клэр, хотя я не уверена.

— Ах, вот оно что… — все встало на свои места. А Нейт молодец, зря времени не терял. Хотя я ощущал, как безумная ревность стала распространяться от живота и поднималась все выше и выше, окутывая собой всего меня. Я так привык, что он свободен и может проводить со мной все свое время, а так… Мне прийдется делить его с кем-то… Неужели это то, о чем говорила Софи?

— Ты чего загрустил? – она помахала рукой перед моими лицом.

— Все хорошо. Просто перевариваю полученную информацию.

— Тебя это так шокировало? – она улыбнулась.

— Да, это не то, в чем он всегда был силен.

— Может ты просто этого не замечал? – может быть она была права, я так был занят собой, что вполне мог этого не замечать. Стыдно. – Прости, может я сболтнула лишнего, — она неловко улыбнулась.

— Все хорошо. Возможно ты права. Тогда, пожалуй, мне лучше зайти позже, — я хотел было уйти, но Оливия меня остановила.

— Слушай, может сегодня пообедаем вместе? Если ты конечно не занят.

— Я думал в обед прийти к Нейту.

— Ну да, конечно… Ладно, тогда я пошла.

Я не стал ее останавливать, хотя что-то внутри меня хотело это сделать. Покинув больницу, я направился в штаб. Работы было довольно много. Как оказалось, мне предстояло присутствовать сегодня на понахиде по жертвам павшим во время бомбежки. Всегда не любил посещать подобные мероприятия и никогда не понимал, зачем они нужны. Вы ведете никому не нужные войны, а затем рассказываете, как вам жаль людей, прекратите воевать и не нужно будет никого жалеть. Но нет, это не вариант. Лучше устраивать данные демонстрации. 

Пафосная речь, которую мы прописали уже лет 5 назад, громкие обещания, которые никто не собирается сдерживать, закликание верить в лучшее и на этом все. Конечно, всем этим убитым горем людям, что стоят перед нами это очень помогло. Они лишились близких, домов, а мы помогаем словами. Это гениально. Так было всегда, но я не перестаю удивляться. Еще удивляет, как люди бунтовать не начнут, хотя против чего? Ведь мы всегда так жили. Когда все закончилось, я вздохнул с облегчением и сразу же побежал в больницу. Нейт уже был один.

— И кто здесь у нас герой-любовник? – спросил я, появившись на пороге с улыбкой до ушей. Ох, долго мне пришлось собираться, чтоб зайти именно так.

— Кто? – Нейт разыграл полное негодование.

— Он такой весь в гипсе, лицо жутко помятое и странного фиолетово-желтого цвета.

— О, Боже! По описанию так похоже на меня, — он засмеялся, а затем закашлялся. – Не смотри так, волноваться не о чем, все в порядке.

— Я очень стараюсь. Но не будем переводить стрелки. Как давно вы с Клэр встречаетесь? И собирался ли ты вообще говорить мне об этом?

— Как ты об этом узнал? Все еще не точно…

— Мне Оливия рассказала, она сказала, что ты ей так сказал. Похоже все серьезней, чем ты мне тут рассказываешь.

— А эта Оливия, я смотрю вы много времени проводите вместе.

— Нейт, мы сейчас не обо мне говорим, если ты забыл.

— Ох, какой ты противный… Ну она пришла ко мне и как-то слово за слово и вот.

— Это не очень понятно.

— Короче, я предложил ей держаться вместе, она согласилась, все, — я улыбнулся.

— Такое чувство, что ты сам этого не ожидал.

— Есть такое дело. Не ожидал, что через столько лет, мы все-таки будем вместе. Как это там по твоему – сама судьба?

— Похоже на то. Ты уже знаешь, когда тебя выпишут?

— Как мне говорят, не раньше, чем через полтора месяца.

— Это хорошо.

— Да? Ты вот настолько меня не ждешь?

— Твой дом разрушен, если ты не знал.

— Точно, я об этом забыл.

— Как выпишешься, живи у меня. Ну если конечно не захочет перебраться к Клэр.

— Не смущай меня. Поживу у тебя, вспомним былые времена… — вдруг Нейт замолчал. Похоже он вновь вспомнил о том, что я еще не решил в какой реальности останусь, — Как-то в общем будет. Главное чтоб решение ты принимал не из чувства жалости.

— Нейт, перестань.

— А что не так? Уверен, ты думал об этом, — он видел меня насквозь, как всегда. Лукавить не было смысла. — Все, не хочу об этом.

— Ты сам об этом заговорил.

— А теперь все, фу, не хочу, — я немного улыбнулся. Самым забавным было то, что его лицо практически ничего не выражало, но я отчетливо представлял, как бы он выглядел, как бы покрылся морщинами его лоб и нос, как скривились бы его губы. Никогда раньше об этом не задумывался. – Лучше расскажи, что на службе.

— Тебе правда это интересно?

— Ну…

— Так, — я скрестил руки на груди, — Это типа: о чем еще со мной можно поговорить?

— Ты очень проницательный, за это тебя и люблю.

— Нейт-Нейт… Вот выйдешь отсюда, я тебе это припомню.

— Договорились.

Мы поговорили на отвлеченые темы, затем речь все же зашла и о работе.Он долго издавал звуки похожие на смех, когда я рассказал ему о сегодняшней демонстрации. Нейт присутствовал на ней единожды, еще когда мы были детьми. Тогда погибли его родители. Я так хорошо помню те времена, хотя казалось бы уже столько лет прошло, но события тех дней были слишком шокирующими для столь неокрепших умов. Нейт никогда не плакал, что бы с ним не происходило, он лишь крепче сжимал кулаки и продолжал идти вперед. Таким он и вырос. Я им восхищаюсь, мне не всегда хватает сил встать, стряхнуть с себя весь груз своих проблем и идти вперед, а он может. Прекрасное качество.

Когда я уходил от него, то он уже начал засыпать. Это и не удивительно целый день лежишь под препаратами, так еще нужно и посетителей развлекать. Я вышел из больницы и пошел домой. Смеркалось. Сегодня этот город казался мне не таким отвратительным, сам не знаю почему. Серо-розовое небо, было укутано в темные пушистые тучи. Почерневшие от копоти дома, казалось сияют, озаренные лучами заходящего солнца. Свежие потоки воздуха поталкивали меня вперед и я шел ведомый ими. Запах гнилых листьев, смешивался с ароматом грядущего дождя и каменных глыб. Я на мгновение закрыл глаза и вздохнул полной грудью. Было как-то необычайно спокойно и уютно.

— О, Тейн, — послышалось позади меня и я обернулся. Передо мной стояла Оливия. Она неловко притронулась к своим волосам и немного улыбнулась, — Ты не подумай, я не приследую тебя. Этот городок просто такой маленький.

— Я бы не за что так не подумал.

— Было бы не вежливо, просто пройти мимо… — она выглядела грустной.

— У тебя все хорошо?

— Лучше всех. Вот решила немного отдохнуть. О Нейте не волнуйся, за ним присматривают.

— Спасибо.

— Ну все, пока, — она опустила взгляд и шагнула вперед. Что с ней? Неужели она так устала или я чем-то ее обидел.

— Стой! – выкрикнул я и схватил ее за руку. Она удивленно взглянула на меня, а я не задумываясь произнес, — Может поужинаем вместе?

— Поужинаем?

— Ну да, — порой, я вообще не осознаю, что делаю.

— Почему бы и нет, от такого предложения грех отказываться, — ее взгляд стал более ясным и она искренне улыбнулась. Похоже все-таки дело было во мне.

Мы пошли в ближайший ресторанчик. Она шла рядом, сложив руки за спиной и практически не смотрела в мою сторону. Как-то неловко. Раньше, она всегда хватала меня под руку, а сейчас… Найдя свободный столик, мы сделали заказ и начали болтать. Оливия была очень интересным собеседником, много чего знала и видела. Сначала она вела себя немного сдержано, то и дело отводила взгляд, но с каждой минутой, она преображалась и теперь я смотрел в ее обворожительные сверкающие на фоне свечи глаза и на эту прекрасную улыбку и время теряло свой счет. После еды, мы отправились гулять по парку. Бродили по длинным извилистым тропинкам. Теперь она держала меня под руку и была совсем близко. Мое сердце неистово билось и лишь мысли о Софи возвращали меня в чувства, но в какой-то момент и это перестало помогать. Мы присели на скамейке и я вернулся к реальности, когда темное ночное небо стало озаряться восходящим солнцем. Мы провели здесь всю ночь и даже не заметили этого. Я проводил Оливию до больницы. Она поблагодарила меня за прекрасный вечер и поцеловала в щеку. Затем она просто убежала, а я все продолжал смотреть ей в след, отчетливо ощущая, что мне хотелось большего.  

С тяжелыми мыслями, я отправился в штаб. Люблю город в это время суток, безлюдные улицы, везде тихо, слышны только собственные шаги, что эхом отбиваются в каменных стенах, гул ветра в проводах и больше ничего. Но вот в штабе уже было людно. По коридорам с бумагами бегали солдаты, кто-то же просто вольяжно прогуливался коридорами. Стив уже бегал по кабинету, перекладывая бумаги с одного стола на другой.

— Что стряслось? – спросил я, уверенный в том, что он просто не может что-то найти (как всегда).

— Нужно подготовить документы, а я не помню, куда положил… — его голос немного дрожал, он паниковал.

— Какие документы? Я не помню чтоб отдавал приказ.

— Меня вызвали, точнее призвали… И вот мне нужно…

— Что? – я не верил своим ушам. – Присядь и все мне объясни.

— Вчера вечером мне сказали, что война, что ведеться в соседней стране из-за массовых бомбежек, развязалась и с нашей стороной. И вот меня попросили отбыть туда, где я больше нужен, кошмар, — он обхватил голову руками.

— Стив, тебе не стоит переживать, — об этом легче сказать, чем сделать. Я отлично помню, в каком отчаянии был, когда попал в такую же ситуацию год назад, — Тебя не отправят на сражение, будешь находится в штабе.

— А если мы вообще не доберемся? Я не хочу… Не хочу сражаться.

— Соберись, — рявкнул я, — Ты солдат и это твой долг. Возьми себя в руки и успокойся. Ты ничего не сможешь изменить, а если будешь протестовать, то наверняка окажешься в центре событий. Все будет хорошо.

— Хотелось бы в это верить… — он вытер мокрые глаза и надел очки. – Я не настолько сильный, как ты.

— Ты сильнее, чем думаешь, я точно это знаю. Многих забирают?

— Передо мной не отчитывались.

— Ясно. Пойду узнаю. А ты не падай духом.

Теперь понятно, почему в штабе столько людей. Сразу вспомнилось то волнение, коим я был охвачен, когда узнал эту ужасную новость. Как мне сказали из штаба забирают 220 людей. Немало. И в отличии от прошлого года большинство из них поедет прямиком на фронт. Так что это ни что инное, как рулетка. Я заволновался за Стиве, но никак не мог его обезопасить, никто не мог.

Вернувшись, я убедился, что Стив немного пришел в себя и принялся за свою работу. К обеду я был свободен, поэтому решил немного отдохнуть. Как следует выспавшись и проведав Нейта, я отправился к Софи. Встретила она меня не с распростретыми объятиями.

— Где ты был?! Почему вчера не пришел?! Я так переживала! – она била меня по груди и возмущалась. Я улыбнулся и крепко прижал ее к себе. – Не нужно подлизываться, — бубнела она мне в плече.

— Прости. Просто было много дел, — соврал я.

— Конечно, наверняка просто решил отдохнуть дома.

— Наших людей из штаба забирают на войну, — хоть это очень грусное известие, однако для собственного прикрытия, оно являлось наилучшим.

— А ты?

— Я в безопасности, не волнуйся.

— Ладно, раз так, то я тебя амнистирую.

— Благодарю великодушно, — она широко улыбнулась и взяла меня за руки.

— Может покушаем? Нейт час назад наготовил кучу всего и убежал.

— Я только за. А куда он убежал?

— Кто его знает, сказал, что появились срочные дела. Мое любопытство просто на пределе. Может у него тайное свидание.

— Это вполне возможно, — действительно, зная, как активно начала разворачиваться жизнь моего Нейта, такое предположение было вполне логичным.

— Что? Я так надеялась ты скажешь, что это глупости…

— Отчего же? Не думаю, что он так безнадежен в этом плане.

— Ты его не знаешь… Ну точнее некоторые его особенности. Помню один раз, решила познакомить его со своей подругой по команде. Встретились, разнакомились и я оставила их наедине. Вечером, когда он вернулся, то ничего не стал говорить, будто этой встречи даже не было. А вот подруга все в красках рассказала. Так в общем он говорил о космосе, какиех-то материях, не раз прибегал к математическим уровнениям, а когда она о чем-то говорила, то он предпочитал рассматривать вилку, нежели ее. Ну ты представляешь, вилку! В общем свидание выдалось еще тем. Я долго смеялась представляя все это. Мне как никому известны эти его разговоры о высоком.

— Может просто она ему недостаточно понравилась?

— Кто знает. Говорю ж, мне ничего не удалось у него выпытать. Хотя старалась, как никогда.

Пообедав и построив прекрасную теорию о тайной, никому неведемой жизни Нейта из этой реальности, мы решили прогуляться. Куда мы пошли, думаю уже не нуждается в объяснении. Только вот просто так добраться туда, сегодня оказалось не так уж и просто…

— Как это понимать? – возмущенно спросил Оливер, каким-то непонятным образом, оказавшийся прямо перед нами.

— Оливер? Что ты тут делаешь? – спросила Софи.

— Это ты что тут делаешь? Слегка повздорили, а ты уже себе другого нашла?! – он был разгневан. Я неосознанно сделал шаг вперед, заслоняя собой Софи.

— Мне кажется тебе лучше умерить свой пыл, — сказал я, но это только сильнее его раззадорило.

— Да кто ты такой чтоб мне указывать?!

— Оливер, хватит. Между нами все кончено, прими это, — сказала Софи и взяла меня за руку. – Я люблю его, а не тебя, — порой девушки говорят что-то так не вовремя.

— Ах вот оно что. И как давное это длиться?

— Какая разница?

— То есть, ты мне с ним изменяла?

— Это не так, я не…

— Я тебе не верю.

— Но это так, — подтвердил ее слова я.

— Тебя вообще никто не спрашивал! – он толкнул меня в плече. Я глубоко вздохнул и с большим трудом стерпел это. – Она моя девушка.

— Если ты не слышал, то она сказала, что вы расстались.

— Послушай, — начала Софи, — Я понимаю, что мы долго встречались, но я больше ничего к тебе не испытываю. Просто оставь меня в покое, прошу.

— В покое тебя оставить? Я и подумать не мог, что ты так со мной поступишь… Я хотел жениться на тебе!

— Ты с этим опоздал на несколько лет, — Софи покачала головой.

— Это мы еще посмотрим, — он развернулся и быстро скрылся за углом дома.

— Ты как? – я взглянул на Софи, она выглядела немного напуганной.

— Все хорошо. Не ожидала, что он такое устроит… Он обычно тихий и спокойный.

— Ты главное не волнуйся, я не дам ему что-то тебе сделать.

— Сколько? Дня два или три? – холодно ответила она и шагнула вперед. Она не ждала моего ответа, она просто пошла вперед. Было такое чувство, словно она окатила меня ледяной водой. Я все продолжал смотреть ей во след, но никак не мог заставить себя двигаться вперед. На минуту все потемнело в глазах и когда я вновь их открыл, она все также неумолимо отдалялась. Я окликнул ее и она обернулась. Ее взгляд был рассеяным, словно она смотрела сквозь меня. Подойдя к ней, я взял ее за руки, они были ледянными. – Прости, я не должна была этого говорить.

— Не нужно, я понимаю, что ты чувствуешь…

— Если ты не против, я бы хотела пойти домой.

— Конечно, идем…

— Одна. Я хочу побыть одна. По всей видимости сегодня не самый лучший день для встреч.

— Ты думаешь, я с этим соглашусь? Думаешь, что сейчас скажу: «Да, конечно, увидимся завтра или когда захочешь», так? – она удивилась, да что говорить, я сам был в шоке, хоть и не подавал виду, — Софи, я не оставлю тебя одну, не сейчас.

— Говорить такое – это жестоко, — ее глаза наполнились слезами.

— Софи, — я прижал ее к себе. – Все будет хорошо. Обещаю тебе.

Но вот может ли все быть действительно хорошо, как я говорю? Или же это просто слова человека, пытающегося как-то оправдать собственную слабость? Громкие слова, но при этом никаких действий. Меня словно отбросило в самое начало своих размышлений о выборе своего места под солнцем и теперь все прийдется начинать сначала. Иногда мне кажется, что мой выбор будет заключаться просто в том, что я останусь там, где буду находиться на момент окончания моего десятидневного срока. Но так делают только те люди, которые бояться брать на себя ответственность, а я себя к таким людям никогда не относил и не планирую. Так что выход один, просто определяться до последнего. Подвергать человека такому испытанию со своей совестью и понятиями, это слишком жестоко даже для Коула… Хотя может для кого-то подобный выбор не составил бы проблем, а еще большему количеству людей его вообще не пришлось бы делать. 

Так или иначе домой мы вернулись вместе. Софи не отходила от меня ни на шаг, пока я готовил нам перекусить. Просто стояла рядом и пристально смотрела на меня. Это немного смущало, но она всегда так делала, если ее что-то тревожило. Через два часа вернулся Нейт и он переключил на себя все ее внимание. Он долго не хотел говорить о том, где был, то и дело менял тему для разговора, но все было тщетно. Когда он обо всем расскажет, было вопросом времени. Тяжело вздохнув и жутко покраснев, он все же признался, что был на свидании. Софи начала смеятся и радостно хлопать в ладоши, но вот Нэйт выглядел безумно смущенным и рукой прикрывал свои глаза. Имени же своей спутницы он правда нам так и не расскрыл, сказал, что не может после этой встречи гарантировать, что они когда-либо встрется еще. Софи желала подробностей, но Нейт не собирался на это вестить, однако у нее были козыри в рукаве. Она сказала, что мы встретили Оливера, Нейт заметно оживился, услышав об этом, но больше она ничего не стала говорить, а лишь выдвинула ультиматум: она расскажет свою историю за имя тайной незнакомки. Нейт стукнул себя по лбу и попросил меня рассказать. Но разве я похож на самоубийцу? Поэтому конечно же ничего не стал рассказывать, лишь сидел и улыбался. После небольшого спора, мы с Софи пошли в комнату, а Нейт принялся готовить ужин. Через час дверь комнаты распахнулась, Нейт сказал: «Это Клэр» и скрылся из виду, мы же подскочив на ноги, побежали за ним. Так на ужин нас еще никто не зазывал. Нейт рассказал, что несколько дней назад, совершенно случайно в магазине, наткнулся на Клэр. Они переписывались, созванивались и вот наконец, решили сходить на так называемое свидание. Но вот он был не уверен, что будет следующее, ведь его немного занесло и он начал говорить о науке и Клэр не была от этого в восторге. Хотя это ведь было лишь его, ничем не обоснованное мнение, как оно будет на самом деле знала лишь сама судьба. Взамен на такое чистосердечное признание, Софи рассказала ему об этой странной встрече с Оливером. Нейт насторожился (не удивительно, особенно после того, что я ему рассказал ранее) и попросил ее не выходить одной из дома, мало ли что может приключится. По началу Софи протестовала, но затем все же согласилась на это.

Так как на службе у меня был выходной,  я мог целый день провести с Софи. С постели мы встали лишь к обеду  и то потому что уже хотелось кушать. Нейт к этому моменту уже куда-то ушел, но не забыв о нас, оставил на столе еду. Поев, мы вновь вернулись в постель. Я и не припомню, когда в последний раз проводил такой ленивый выходной, да еще и с Софи. Да, мне действительно хотелось, чтоб каждое утро начиналось именно так… Но я пытался не думать обо всем этом. Ведь чем глубже я уходил в свои размышления, тем меньше моего сознания оставалось здесь. А я хотел целиком и полностью быть с Софи, не упускать ни единого слова, жеста или взягляда, словно пытаясь насмотреться на годы вперед.

Отправляться домой, сегодня было, как никогда просто и я был этому несказанно рад. Коул торжественно напомнил, что для принятия окончательного решения у меня осталось 2 дня и вернул меня в мою реальность. Было уже темно, люди, что потеряли дома во время бомбежки юрбились у костров и вели монотонные разговоры. В больнице по прежнему было много народу, коридоры были переполнены раненными и поступали новые пациенты, которые наносили себе увечия в тщетных попытках разобрать завалы. Грустное зрелище. А ведь сегодня половина нашего штаба ушла на фронт и часть людей, которых я видел каждый день, возможно уже и не вернется… Даже Стив… Я и не заметил, как остановился и замер безучастно глядя в пол. Рано или поздно все мы так и закончим… Война никогда не прекратится.

— С вами все в порядке? – какая-то медсестра, притронулась к моей руке и вернула меня из этих размышлений.

— Да, все хорошо, — я немного улыбнулся и пошел к Нейту. Неловко вышло, но какая разница.

Нейт спал, под монотонные звуки издаваемые аппаратом, к которому он был подключен. Будить его я не стал, просто сел рядом и смотрел на него. Его лицо было таким багровым и опухшим, что с трудом удавалось узнать в нем Нейта. Интересно оно станет прежним, когда это все сойдет?

— Так и думал, что ты на меня смотришь, — пробубнил Нейт, а я даже и не заметил, как он проснулся, — Ты же знаешь, что я не могу спать, когда кто-то так делает.

— Может я хотел чтоб ты проснулся? – улыбнулся я, хотя на самом деле делал это неосознанно.

— Это жестоко… Ты что не видишь, какой я тут весь раненный. Мне нужен отдых.

— Не нужно давить на жалость, не сработает, я тебя слишком хорошо знаю.

— И ладно, очень-то хотелось… Как твои дела?

— Все хорошо, только что вернулся.

— Хорошо отдохнул?

— Как на курорте побывал.

— Это хорошо, теперь с новыми силами сможешь приступить к работе.

— Верно, сейчас работенки будет много. Так что давай скорее поправляйся и присоединяйся, а то без наших утренних кофе-брейков работа совсем не идет.

— Вот это ты меня только что промотивировал, — он захрепел или правильнее сказать все же засмеялся.  

— Чтоб ты без меня делал?

— Слушай, мой дом ведь разрушился и все вещи собственно оказались на улице. Ты не мог бы собрать хоть что-то из моего барахла? Конечно если его еще не растащили.

— Конечно. Отнесу все к себе или к Клэр? – я подмигнул на что Нейт слегка подавился.

— Ты что несешь? Конечно к себе… Я припомню тебе все твои издевательства, как только выйду отсюда.

— Договорились. Может ты чего-то хочешь перед тем, как я уйду?

— Я тут обычно только спать хочу, ну иногда есть… Хотя лучше тебе не видеть, как эт опроисходит.

— Ладно, тогда я пойду. Вечером зайду.

— Договорились.

У меня было не много времени на то, чтоб собрать вещи, так как часы уже показывали 5:45. Поэтому я побежал к дому Нейта. Часть людей спала, другая копошилась в руинах. Все было в плачевном состоянии. Искать одежду или что-то из личных вещей в принципе не имело никакого смысла, поэтому я постарался отыскать что-то более ценное. И я приуспел в своих поисках. Мне словно по воле моей любимой судьбы в руки попала небольшая жестянная коробка. Она была немного смята, но в целом выглядела неплохо. Я открыл ее и глаза окутали слезы. Это наверняка была самая ценная вещь, которую только можно было найти. В ней были наши фото… Много старых фотографий, смятых, пожелтевших… С нашего раннего детства и до этих дней… Еще там была медаль, которую он получил, когда впервые спас человека в 12 лет, наша школа тогда была как никогда щедра и пела ему дефирамбы целый семестр. Еще там была зажигалка его отца, гильзы и смятые пули – напоминание о тяжелых военных годах, еще там лежала ручка с выгравированым именем, которую ему подарила Софи два года назад и еще некоторые подарки, которые я ему дарил. Он хранил самые важные вещи для себя… А я и не догадывался, что он такой сентиментальный… Хотя похоже я куда сентиментальней, раз реву из-за этого. Вытерев глаза, я прижал к себе эту коробку и отправился домой. Поставив ее на стол, я принял душ, переоделся и отправился на службу.

Лиам выглядел подавленным. Он даже не делал вид, что работает, когда я вошел, просто сидел и смотрел на пустой стол напротив. Его можно было понять. Без Стива это место выглядело грустно. Помню, он всегда был здесь, с первого дня, как я оказался в этом отделе. Всегда бодрый и дружелюбный, готовый помочь в любом деле. Надеюсь, он вернеться сюда…

— Приступай к работе, — сказал я, и Лиам подпрыгнул на месте, — У нас много работы, не время грустить.

— Простите, я…

— Ничего, я понимаю. Просто верь в него.

— Есть.

— Сегодня к вечеру ни одной бумажки, что лежит на твоем столе быть не должно. Понятно?

— Да, я все сделаю.

— Чуть позже смогу тебе помочь.

Я зашел к себе и обнаружил на своем столе стопку бумаг не меньше, чем у Лаиама и уже засомневался кто и кому будет помогать. Отобрав все бумаги на подпись, я отправился наверх к полковнику Ворстону. Он был не один.

— Простите, я, наверное, зайду позже.

— Останься, — сказал полковник, — Мы уже закончили, — с кресло подвелась Оливия и посмотрев на меня, хотела выйти, но я взял ее за руку и попросил подождать за дверью. Она удивилась, но одобрительно кивнула.

— Сэр, — начал было я, но он меня перебил.

— Хорошо, что ты сам ко мне пришел, у меня есть к тебе разговор.

— Что-то произошло?

— Можно и, так сказать. Мне нужно будет уехать, поэтому ты будешь меня заменять.

— Что?

— Ты что плохо расслышал меня?

— Нет, я услышал, но не понял…

— Мне нужно на какое-то время отправиться на линию фронта.

— Вам? Но почему?

— Майор Слоун, мне кажется это странный вопрос. Нужно, значит нужно и никак иначе.

— Я понял.

— Поэтому ты останешься за главного. Когда я вернусь, это место будет твоим. Привыкай.

— Это шутка?

— А похоже, что я шучу? – он скорчил недовольную гримасу и я покачал головой – он был серьезен, — Вот и чудесно. Бумаги уже у руководства, поэтому с завтрашнего дня, все на тебе.

— Есть, — я стукнул кулаком по груди и немного кивнул. Сердце так быстро билось…

— Ты вообще зачем приходил?

— Вот, мне нужна ваша подпись на этих бумагах, — словно опомнившись, я протянул ему чуть смятые листы.

— Хорошо, — он принялся подписывать, — Впредь за тобой останется твоя старая работа и добавятся новые обязанности. Смотри не подведи меня.

— Я справлюсь.

Он похлопал меня по плечу и отдал бумаги. Я почтительно опустил голову и покинул его кабинет. Оливии за дверью не было. Не дождалась? Можешь это и к лучшему, я все равно не знал, что ей сказать, даже не знаю зачем и просил ее остаться. Вернувшись к себе, я бросил бумаги на стол и оперевшись на него тяжело вздохнул.

— Ты выглядишь уставшим, — позади послышался женский голос и я мгновенно обернулся. На диване сидела Оливия.

— Ты меня напугала… Думал ты уже ушла.

— В коридоре стоять не сильно удобно, еще и солдаты странно смотрят, поэтому и решила прийти сюда. Ты что-то хотел?

— Ну… – я почесал затылок –  хороший вопрос, — Хотел спросить: как ты?

— Как я? – удивилась она, — Серьезно? – я кивнул и она широко улыбнулась, — Ты забавный. Но знаешь, моего отца отправляют на фронт, это чертовски волнительно… Я конечно практически не знаю его, но он же все-таки мой отец.

— С ним неприменно все будет хорошо. Он невероятный человек.

— Когда об этом говорят другие люди, то становиться немного легче. Спасибо.

— Глупости. Ты вся в него, как мне кажется.

— Да? Так значит, я тоже невероятная? – она засмеялась, но мне почему-то было не до смеху.

— Да, это так.

— А? Ты… — ее щеки покрылись румянцем.

— Прости, я не хотел тебя смутить, — мне стало неловко.

— Все хорошо, не ожидала, что ты так скажешь, — она мило улыбнулась.

— Но это ведь так. Ты спасаешь человеческие жизни! И этим самым творишь чудеса и то, что Нейт жив, прямое тому доказательство!

— Да… Точно… Я хороший доктор, — ее взгляд на мгновение стал мрачней. Я что-то не то сказал?

— Ты и человек прекрасный, — я улыбнулся, пытаясь разрядить возникшее напряжение, но Оливия по прежнему выглядела грустное, хоть ее губы и растянулись в улыбке.

— Спасибо. Я наверное пойду уже, раз то, зачем ты меня позвал, уже выяснено.

— Оливия, я сказал что-то не то?

— Нет, все хорошо. Просто мне пора.

— Постой, — я в несколько шагов оказался перед ней и не дал возможности открыть дверь.

— Тейн… Зачем ты это делаешь?

— Что именно?

— Даешь мне призрачную надежду…

— О чем ты? – я безусловно догадывался куда она клонит, но внутри себя все же всячески пытался отрицать это.

— Знаешь это слишком смущает… Но я скажу это, — она глубоко вдохнула, решительно посмотрела мне в глаза и сказала, — Ты мне нравишься. Нет, не так, я влюбилась в тебя, — ну вот, она все-таки это озвучила.

— Оливия…

— Не нужно ничего говорить. Я в принципе знаю, что ты мне ответишь. Собственно поэтому и не жду ответа.

— Послушай, все несколько сложнее, чем ты думаешь. Ты мне тоже нравишься. Но…

— Если бы не было этих «но», было бы намного радостнее жить.

— Да, согласен, но сейчас я стою перед очень сложным выбором и все решиться только после того, как я определюсь.

— Это действительно настолько важно?

— Да. Поверь мне.

— Хорошо, я так или иначе ничего не теряю, верно? — она пожала плечами, а мне и сказать больше было нечего. — Твоя Софи, наверное была просто неповторимой, раз даже сейчас, после ее смерти, ты хранишь ей верность, — я кивнул, но правда была в том, что Софи коей я храню свою верность сейчас жива! Если бы я не знал о существовании параллельных реальностей, если бы не встретил свою Софи, то возможно мы с Оливией были бы… Все это лишь предположения, которым никогда не суждено подтвердиться или же опровергнуться. – Я пойду, как определишься, дай мне знать. Но учти у меня нет вечности, чтобы ждать ответ.

С этими словами, она слегка кивнула головой и выскочила за дверь. Я закрыл лицо рукой и опустился на диван. Как хорошо, что на все эти сомнения и терзания у меня оставалось лишь полтора дня. Всего полтора дня и я смогу просто жить дальше… Но все ли так просто? Нет. Все просто. Без сожалений. Коул всегда говорил об этом и теперь я как никогда понимаю почему. Если решился на подобные путешествия, нужно уметь договориться с собой и со своей совестью. Приведя свои мысли в порядок, я принялся за работу. До самого утра я находился в штабе заканчивая свои дела и принимая новые полномочия. Затем меня ждало несколько часов плохого сна в своем кабинете на диване и я был свободен.

Как только я проснулся, без промедлений отправился в парк – меня ждали мои последние переходы. Все как всегда и я оказался у Коула. Он лежал на диване с какой-то книгой в руках и просто прожигал ее взглядом. Заметив меня, он бросил это книгу на пол и повернулся на бок.

— Привет, как же я рад тебя видеть, — ненавижу, когда он так улыбается. – Часики делают тик-так и времени остается все меньше.

— Я помню об этом.

— Конечно помнишь, я ведь постоянно напоминаю тебе об этом.

— Это точно…

— Так что я молодец. Пойдешь прощаться или же наоборот обрадуешь Софи? – он начал медленно и лениво подниматься с дивана.

— Не совсем.

— В каком плане? – он замер до конца не выпрямившись.

— Я прошу тебя отправить меня в другую параллельную реальность.

— Что?! Я не ослышался?! – он был взволнован и его глаза сверкали.

— Все так, как я сказал.

— Хм… И куда же ты хочешь отправиться?

— В реальность, что я разрушил, впервые совершив переход.

— Неожиданный выбор. Что тобой движет сейчас? – он почесал подбородок.

— Мне нужно подумать.

— Подумать? Как не интересно. Не лучше ли провести этот день с тем, с кем простишься навеки?

— Проститься я всегда успею. Я не смогу выбрать кого-то находясь в их реальности, видя что меня ждет и видеть лицо человека, которого я оставлю.

— Чтож, это твой выбор, — он развел руками и подойдя к столу, распахнул лежащую там книгу. Чтож прошу: рука-вода.

Я подошол к чаше и опустил в нее руку. Вдруг над моей головой разразилась ясная молния и загремел гром. Это темное место на мгновение озарилось и вновь погрузилось во мрак. Я отправился вперед, с трудом ступая по бетонным глыбам, медленно то опускаясь вниз, то поднимаясь вверх. Здесь куда бы ты ни шел, везде одно и тоже, но почему-то это внушало мне невероятное спокойствие. Тихо. Лишь изредка грозные раскаты грома, заполняли собой все пространство, эхом разносящиеся повсюду. В эти моменты земля содрогалась под ногами, бетон двигался и порой обваливался. Молния прорезающая собой небо на мгновение помогала увидеть, что происходит вокруг и запомнить куда можно идти. Как ни странно дождь все не начинался. Хотя обычно стоило мне только перейти, как я непременно промокал. Забавно. Прошло уже столько времени с моего первого перехода, но кажется будто это было только вчера. И сегодня это все закончится. Я подскользнулся на камне и лишь каким-то чудом мне удалось не покатиться кубарем вниз, правда вся моя ладонь стало одной сплошной раной из которой обильно шла кровь. Я оторвал часть своей майки и обмотал руку, но кровь все равно не останавливалась. Тогда я понял, что подобные блуждания все-таки не самый лучший вариант и поэтому нашел удобный закаулок и присел там. Сыро и холодно – то, что нужно, чтоб привести свои мысли в порядок.

Я отчаянно все 10 дней пытался понять, какой выбор будет правельным: Нейт или Софи и так и не смог определиться. Ведь так или иначе в своей реальности я нужен Нейту, кого бы он себе не нашел, мы так или иначе лучшие друзья и вместе пережили все радости и невзгоды, которые сопровождали нас на протяжении 20 лет, что мы знакомы. Но с другой стороны в той реальности есть Софи, человек, которого я безумно люблю и эти чувства взаимны… Да и ее Нейт, также смог бы стать мне хорошим другом. Но кого я обманываю? Разве это будет тоже самое? Там я чужой, в той реальности я даже не родился, а здесь имел дом, работу, друга. Это тяжело, хотя может показаться простым на первый взгляд. Я бы с большой радостью променял реальность, где постоянно идет война, на мирную и никто бы не стал меня упрекать. Но я выбираю не саму реальность, а людей и это намного тяжелее сделать. Верная дружба или любовь всей жизни?  Вот вопрос, который ясно звучит у меня в голове и на который я так яро пытюсь ответить.

С Софи мы могли бы создать семью, родить детей, воспитывать их в мирно обществе и быть самыми счастливыми на свете. Я всегда мечтал об этом и теперь это было вполне реальным. В моей реальности даже если бы я попытался создать семью с кем-то другим (при подобной мысли мое подсознание рисует лишь образ Оливии), то что насчет детей? Я бы не хотел, чтоб они жили в страхе, чтоб они погибли от внезапно прилетевшей бомбы и не хотел бы чтоб они пережили то, что пережил в детстве я сам… Быть ребенком в моей реальности невыносимая ноша. А я очень хочу иметь счастливую семью. Разве я должен отказывать себе в этом? Итак вся жизнь это одно сплошное отказывание себе в чем-либо. Я устал, не хочу…

И так одна чаша весов, вновь перевешивала другую. Я никак себе не помогал и это тошнотворное чувство не пропадало. Это было дело по большей части со своей совестью, а она за столько лет приученная к подобным жертвам не готова так просто принять возможное счастье. Мне кажется до конца своей жизни я буду помнить этот день, помнить этот ужасный и необратимый день выбора. Но вот буду ли я о нем сожалеть? Никогда. Никаких сожалений.

Через час моего пребывания в данной реальности пошел сильный дождь. Однако в моем укромном укрытии, я был в полной безопасности. Рука безумно болела и повязка полностью пропиталась кровью. Поэтому промыв под дождем свою рану, я наложил новую повязку и вернулся к своим размышлениям. Интересно, проснувшись завтра утром, не важно в какой реальности, буду ли я думать о том, что происходит в другом месте. Буду ли я до конца своих дней просыпать и засыпать с этой мыслью? Если бы можно было не думать об этом. Если бы Коул мог подарить мне полное забвение, чтоб я не помнил о том, что существует еще что-то помимо реальности в которой я живу… Это было бы бесценным даром. Но вряд ли все будет так просто. На такое даже не приходится расчитывать.

Спустя еще три часа, мои сомнения начали улетучиваться. Все за и против были множество раз взвешены и решение казалось мне до боли очевидным. Больше мучить себя не было никакого смысла. Я знал, что выбираю. Но теперь меня ждала не менее тяжелая работа – сказать о своем решении.

Коул долго злорадствовал надо мной когда я вернулся к нему. Но о моем решении не спрашивал. Возможно он считал, что если я поговорю с Нейтом или Софи, то смогу передумать. Но я уже знал, что скажу и знал, что чтобы мне не ответили, я не передумаю.

Нейт не спал и, к счастью, был один. Я глубоко вздонул и подошел к его кровати. Он выглядел мрачно, хотя пожалуй я выглядел не лучше.

— Судя по твоему лицу, время пришло, — сказал он.

— Да, этот день настал и как я обещал, ты первым узнаешь о моем решении.

— Спасибо, ты настоящий друг. Чтож, давай я весь во внимании. – я улыбнулся и как на духу огласил ему свое решение. Его губы растянулись в улыбке. – Ну ты даешь. Я конечно так или иначе ожидал этого, но… Теперь осталось только рассказать все Софи.

— Да…

— Не переживай, все будет хорошо.

— Я знаю.

— Кстати, что с твоей рукой? – я взглянул на нее и впервые увидел ее при свете дня. Картина выглядела плачевно.

— Немного поранился.

— Немного? Это будут зашивать знаешь ли. И лучше бы тебе прямо сейчас пойти и сделать это.

— Хорошо, мам.

— Молодец, — он выглядел довольным и я был этому рад. – Можешь меня обнять?

— Хочешь объятий?

— Ну… Не особо конечно. Если бы я был на ногах, то ударил бы тебя по плечу, а так… Ну если хочешь, то можешь удариться о мою загибсованную руку.

— Нет, спасибо, лучше обняться, — я наклонился к нему и крепко, насколько позволял его гипс, обнял.

После этого мы попрощались и я пошел на поиски какой-то медсестры. Однако встретилась на моем пути, мне именно Оливия. Она долго поражалась, где я так смог поранить руку и не прекращая бурчать, продизенфицировала рану и аккуратно наложила швы. Я поблагодарил ее и крепко обнял. Оливия изменилась в лице и явно не понимала, что происходит. Объяснять я конечно же ничего не стал, просто сбежал. Мне наверное впервые за долгое время на душе было так спокойно и легко. Осталось только поговорить с Софи и все.

Коул без лишних вопросов переправил меня в ее реальность. Софи и Нейт были дома, по всей видимости ожидали меня.

— Ты раньше, чем мы думали, — сказал Нейт.

— Решил, что больше нет смысла тянуть кота за хвост.

— И правильно! – сказала Софи, — Давай, мы готовы.

— Чтож, тогда не вижу, поводов, чтоб откладывать.

Мы сели за стол. Софи пошатывалась на стуле, она очень нервничала, Нейт же как всегда выглядел спокойным и слегка надменным. Я сделал глубокий вздох и огласил свое решение. Нейт поправил очки, а Софи замерла на месте. Затем она улыбнулась и спросила.

— Твой Нейт уже в курсе?

— Да. Прости, я обещал сначала…

— Ничего, я понимаю.

— Нелегко же тебе далось это решение, — сказал Нейт.

— Ты даже не можешь представить насколько, — я слегка улыбнулся.

— И что теперь?

— Теперь я оглашу свое решение Коулу и все. Начнется новая жизнь.

— Ты выглядишь крайне спокойным.

— Так и есть. Я за 10 дней так напереживался, что сейчас уже никаких сил нет. Да и я полностью уверен в своем решении.

— Это радует. Хотя сейчас какое-то странное ощущение, — сказала Софи.

— Мне кажется это «неловкость», не удивительно, что ты не понимаешь, ведь тебе это чувство не свойственно, — съязвил Нейт.

— Как же ты меня бесишь, — Софи ударила его по плечу, но попала ему прямо по кости, поэтому сделала себе куда больнее, нежели ему. Они рассмеялись. Я рад, что и в моей реальности и здесь, так приняли мое решение. Все улыбаются. Я очень боялся увидеть слезы, тогда и я бы заплакал. У меня запикал будильник и я взглянул на часы.

— Что это? – спросил Нейт.

— Мне пора идти к Коулу.

— Чтож, тогда удачи, — Нейт пожал мне руку.

— Люблю тебя, — сказала Софи и поцеловала меня.

С этим сладким поцелуем на губах, я отправился в парк. Коул ждал меня прямо там в том же черноем балахоне, в коем я его видел впервые.

— Встречаешь меня? – усмехнулся я.

— Типа того. Скорее сейчас дождь начнется, — он махнул рукой и я последовал за ним.

Мы оказались у него в проходной. Он скинул с себя балахон и тяжело вздохнул. Затем молча взял книгу, по которой ранее перемещал меня по параллельным реальностям и открыв ее громко кинул на стол. Затем он обернулся ко мне. Его глаза сверкали. Он выглядел устрашающе, аж мурашки по коже.

— И что же ты выберешь в конечном итоге? – спросил Коул и его лицо озарила привычная улыбка. Он изменился в одно мгновение, и я уже и не знал, как реагировать. — Это ведь будет твой последний переход, и даже если ты случайно отыщешь проход сюда, то ничего не произойдет, – и вновь этот серьезный вид. Он всегда был таким устрашающим?

— Да, я помню об этом, — немного улыбнувшись робко ответил я.

— Ты уверен? Второго шанса не будет.

— Как ты всегда говорил – никаких сожалений. Я все для себя решил и все приняли мое решение.

— Превосходно. Ты и все остальные будете помнить обо мне и существовании параллельных реальностей весь последующий год, а затем – забудете обо всем.

— Что? – я опешил. – Мы забудем о том, что все могло быть иначе?

— Да и если ты начнешь думать, что твоя жизнь складывается не так, как тебе хотелось бы, что ты не на своем месте, и познаешь сожаление, то…

— Ты будешь доволен?

— Нет. Не люблю сожаления, я же говорил. В этом случае ты возможно вспомнишь, что стоял перед выбором и к такому сам себя привел, — он довольно улыбнулся и поставил руки в боки. Я вздохнул, от него другого сложно было ожидать.

— Что ж, понятно…

— А вообще, я был рад нашему знакомству. И кто знает, может когда-нибудь еще свидимся.

— Я буду рад этому. И что теперь? Мне озвучить тебе, свой выбрал?

— Нет-нет. Мне озвучивать ничего не нужно, озвучишь свой выбор, когда будешь в воде.

— Понял.

— Что ж не будем тянуть время. Прошу, механизм тебе известен: рука-вода, — он указал рукой на источник.

— Спасибо тебе Коул и прощай, — он выглядел удивленным, но в то же время очень довольным.

Я тяжело вздохнул, но по правде говоря действительно все мои тяжелые сомнения окончательно прошли. Этот путь был правильным, он был предначертанным самой судьбой, нет он просто был моим. Вот так и заканчивается мое безумное приключение. Которое очень многому меня научило и самое главное научило бороться с самим собой и своими сомнениями. И даже если однажды я буду сожалеть о своем выборе, то уверен, что смогу сделать все, чтоб избавиться от этого назойливого чувства. Ведь я стал сильнее, морально сильнее. Сейчас я был готов ко всему.

На прощание окинув взглядом комнату и улыбнувшись Коулу я опустил руку в воду. Бульк…

 

 

 

(Visited 57 times, 1 visits today)
2

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Цирульницкая Екатерина

22
25 лет
День рождения: 08 Января 1993
flagУкраина. Город: Киев
Комментарии: 5Публикации: 2Регистрация: 13-09-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ

2 комментария к “По ту сторону озера”

  1. Екатерина, с интересом прочла  Ваше произведение! Мне показалось оно интересным и даже захватывающим! Стоит только задуматься, и сам-собою напрашивается  вывод: и в нашем мире есть  нечто, напоминающее этот самый потусторонний мир! Стоит куда-то опоздать, задержаться, поехать или не поехать и всё!…жизнь потечёт  по-другому руслу, стоит только дать волю фантазии! Это же касается и наших близких,  и нас самих — у каждого свой мир, в котором развиваются события так или не так, как нам хотелось бы!  

    0
    1. Наталья, большое спасибо за отзыв😊

      На эти мысли и саму историю меня жизненные реалии и вдохновили. Вы верно подметили: стоит только чему-то пойти иначе, как вся жизнь может измениться. И порой задаешься вопросом, что было бы поступи  я иначе.

      2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *