«Не гневите лихо»

Публикация в группе: И В ШУТКУ, И ВСЕРЬЁЗ

rwerwerwerwe

Как чудесно начинался июльский вечер. Первые позывы голода были слегка удовлетворены, желудок приятно ублажён, а гортань мягко умаслена. Довольное лоснящееся благодушие жирно распласталось на лице Льва Сергеевича – заведующего кафедрой одной из частных клиник.

Сегодня отмечали уход на пенсию старейшей медсестры его отделения, и Л.С. позволил себе служебную роскошь – пригласить весь средний состав в ресторанчик – маленькое заведение, похожее на теремок, под открытом небом, но довольно тихое в листве акаций и каштанов. Ласковое журчание фигурных фонтанчиков по декоративным красным и зелёным камешкам вокруг площадки со столиками успокаивало нервы и благотворно готовило клиента к вкушению яств. Благоухали ароматы закусок из колбас разных видов, балыков, карбоната и бутербродов с дрожащей сочной икоркой. Вспоротые горловины бутылок издавали приторно кисловатый стон, и нетерпеливо пузырилось шампанское в бокалах, шипя и негодуя из-за тающего пенного покрывала и казалось, даже краснело от золотистой наготы. Оно знало, что сегодня его попробуют и от этого пузырилось еще яростней, как все, кто сначала ёжики с колючками, а затем с большой охотою и в сладостной истоме отдаются на милость варварскому пригубителю.

 

Как вкусен был вечерний воздух после изнуряющего летнего зноя. Да и название ресторана привлекало аппетиты – «Пузата хата».

Но Лев Сергеевич был доволен не только столом, но и тем, что рядом с его пирамидальной тушей робко сидела на краешке стула юная длинноволосая кошечка, только что принятая на работу медсестрой, по имени Мариночка. Л.С. счёл служебным долгом опекать новую сотрудницу, чтобы та не испытывала дискомфорта при вливании в новый коллектив. Заведующий сразу дал понять всем облизывающимся доцентам, аспирантам и ординаторам, что Мариночка находится лично под его строгим наблюдением.

 

Во время лёгкой беседы, когда первые пары алкоголя чуть возбудили кровь, заведующий откинулся на спинку стула и, делая вид, что дремлет, искоса наблюдал гибкий изумительный профиль девушки. Мариночка держала спинку ровно, почти не касаясь локотками края стола, пощипывала листочки салата, оборачивая в них кокетливыми движениями пальцев ягодки сочных маслин, и мило улыбалась. Линии бёдер красотки от талии и ниже рельефно обтягивала узкая шёлковая юбка, и Льву Сергеевичу в муках приходилось глотать слюну и не мигать из-за боязни пропустить миг, когда новая медсестра чуть-чуть разомкнёт коленки или подастся вперёд, слегка обнажая пикантную шлицу сбоку, доводя до дрожи совершенным рельефом упругих ягодиц. В тот томный вечер настроение заведующего располагало к лёгкому ненавязчивому флирту.       

 

— Кусочек филе, Мариночка, — Лев Сергеевич впился острыми зубьями вилки в мякоть и перенёс полбедра в почти пустую тарелку девушки. Она одарила заведующего несколькими взмахами перламутровых ресниц. Л.С. чуть ближе наклонился к уху робкой красотки и густым страстным шёпотом спросил:

— Вам нравится филе?

Девушка слегка занервничала и поспешила отвести шею в сторону, скромно опуская глазки:

— Да, спасибо. Цыплёнок просто великолепен.

— Ух, филешечка ты моя… процедил сквозь зубы Л.С., изливая из глаз недвусмысленные липкие намерения и утопая в ароматах чего-то запретного и возбуждающего, брызжущего от Мариночки.

— Позвольте вам кусочек «шубки», Мариночка?

— Мне совершенно не холодно.

— О, если вы шутите, значит, наше дело пойдёт на лад, — в ответ улыбнулся Л.С. Под «нашим делом» заведующий понимал так: машиной по центру с мигалками и музыкой, сауна и оголтелый скрип дивана у себя на даче, да так чтобы девочка верещала и умоляла не останавливаться. Мариночка же приняла слова начальника за комплимент её веселому и благодушному нраву, что будет сказываться лишь на пользу выздоравливающим пациентам, вселяя в них несомненный оптимизм.

— Друзья, – отозвался над столом молодой врач Казимир. – Однако наполним рюмочки и не забудем виновницу столь высокого собрания. Вам, Вероника Платоновна…. Бокальчик попрошу… Девочки, вам уже есть по 18? – пошутил Казимир, обращаясь к двум подружкам-медсёстрам.

 

Острое, маринованное и пряное сверкало и лоснилось в тарелках. Приблизительно то же самое происходило и в организме Л.С. Между тем, он взял себя в руки и, шепнув девушке «Ваши глазки такие же сочные, как эти грибочки», чем оставил Мариночку в краске недоумения, привлёк внимание сотрудников.

— Коллеги! В этот торжественный лирический вечер мы провожаем на давно заслуженный отдых….

Речь лилась пронзительно и слегка отдавала горьковатыми, припудренными заготовками из тостов, поздравлений и поминальных мадригалов, вычитанных из интернета.  Лев Сергеевич считал, что блистает красноречием и остроумием. Произнося очередной оригинальный оборот, он искоса поглядывал на милое личико Мариночки, и если та улыбалась, он разливался дальше в цитатах и метафорах. Закончив словами «И дай вам Бог счастья и любви, Вероничка Платонна», он при этом чокнулся почему-то только с Мариночкой и осушил рюмку до дна.

 

После того как ещё несколько тостов утонуло в опрокинутых рюмках, все заметно оживились. Девочки хохотали над фокусами Казимира. Кто-то рассказывал байки о рыбалке. Вероника Платоновна заметно скучала в одиночестве, ковыряя помидор вилкой, а Л.С., нависая массивным лбом над столом, осовевшими глазами напевал в глаза Мариночке что-то про томные вечера под Москвой. Девушка улыбалась, но опустив глазки в тарелку, досадливо задавала немой вопрос «Когда же он от меня отстанет?» Тем не менее, она была вынуждена соблюдать этикет и поэтому вежливо сделала комплимент:

— Вы чудесно поёте, Лев Сергеевич.

— Да? – шепнул он ей в самое ухо. – Я спою тебе….вам…..еще. Потанцуем?

Л.С. вдруг обвил рукой талию девушки и сжал ладонью упругую ягодицу.

— Что вы, что вы, право… Лев….Сергеевич, — прошептала в свою очередь испуганная девушка, оглядываясь на сотрудников, увлечённых своими темами.

Девушка с трудом отстранила хрюкающее лицо заведующего, который уже запустил разгорячённую ладонь под юбку, и в это время Казимир спасительно возвестил:

– Горячее несут!

 

Л.С. попытался зааплодировать, но ладони никак не могли встретиться друг с другом и, в конце концов, он решил барабанить ими по столу. При этом он как бы невзначай прижал нос к шее Мариночки. Сзади из-за кустов раздалось угрожающее рычание. Взлохмаченная псина с интересом наблюдала процесс соблазнения мужчиной женщины, выказывая нетерпение увидеть финал и слямзить хоть бы пару кусков жирной свинины с шампура. Собака требовала хлеба и зрелищ.

— Брысь, скотина! – гаркнул Л.С., запустив в собаку арбузной коркой.

Недоумённый пёс, оскорблённый кошачьим обращеньем к своей персоне, сплюнул, в ответ клацнул зубами и исчез в листве.

— А знаете, – вмешался Казимир, раскуривая трубку. – Вы зря так агрессивно настроены против собак. Звери они такие, могут и обидеться.

– Тоже скажете «обидеться», – хохотнул Л.С., сжимая бедро Мариночки в ладони. – Может, предложите псу ещё и слюнявчик подать? А? милая? – икнул он девушке, восхищаясь своей остротой: – У тебя есть слюнявчик?

– Могу предложить салфетку, – улыбнулась Мариночка.

Она промокнула губки и подала салфетку заведующему.

– О, — заведующий застонал и зажмурился, облизывая бумажку, — Всякая собака не достойна такого подарка. Лучше мне. Я же не хуже, а? Гав.

— Ну, что вы. Вы ничуть не хуже собаки. Она вам значительно уступает в остроумии и обходительности.

— А еще она не пьёт, — рассмеялся Казимир, сопровождаемый хохотом всех остальных.

 

Когда подали десерт, Льву Сергеевичу было позволено запустить чайной ложечкой кусочек торта в соблазнительно чувственный ротик Мариночки. Однако Казимир продолжал:

– Однажды мне пришлось даже глубоко пострадать от мести одной насекомой твари и страдаю до сих пор.

Он тут же привлёк внимание и вызвал волну эмоций:

– Просим! Просим!

Казимир посмаковал минутную паузу и предался воспоминаниям:

– Мне было лет семь-восемь. Детство в деревне – вкус блинов и запах сена. И солнце обязательно в глаза, но мягкое, не обжигает, но сто потов с тебя сойдёт. Одна отрада – на завалинке под ивами сидеть и смотреть, как отец рубит дрова. Я сижу и ловлю отлетающие щепки руками. Жарко. Зачесалось на спине, но всегда в такой точке, куда не достать. То ли дело – под коленкой, быстро запустил пальцы и почесал вспотевшую ложбинку и ох! Откуда там иголка!? Как больно пронзило нерв, да так, что я свалился с пенька на землю. Ногу буквально за несколько минут заморозило. В ладони копошилась оса. С отвращением я бросил её в грязь и растоптал подошвой сандалеты. Но можете верить, можете – нет, а я отчётливо услышал последние слова умирающей. Она прожужжала проклятье: «Быть тебе кусанным всю жизнь» и затихла навек.  

 

Лев Сергеевич затрясся от астматического смеха.

— Казимир, дорогой! Ой, сказочник. Прямо таки – «проклятье».

Мариночка тоже улыбнулась, соглашаясь с начальником.

­– Вы напрасно не верите, — обиделся рассказчик.

– Конечно, – подала тоненький голосок Мариночка. – Со страху да от боли и не такое почудится.

– Вот-вот, – поддержал Л.С., поглаживая девушку по гладкой коленке, игриво подёргивая вверх ногтями оборку юбки.

– Как хотите, – буркнул Казимир, раскуривая сигарету.

Но видя, как все притихли в ожидании, он продолжил рассказ:

– Нога распухла за час. Родня тотчас закудахтала вокруг, когда все обнаружили столь быстрый процесс воспаления. Они-то у себя в селе на такие мелочи внимания не обращают. Укусило что-то – земелькой потёр, плюнул и дальше пошёл. А мы, городские, – сахарные да изнеженные. В общем, два кувшина сыворотки на меня перевели. И ни в какую. Еле-еле спасли уриной.

– Фи! – Мариночка скривила пухлые губки.

– Да-да, барышня, – подтвердил врач, выпуская струйку фигурного дыма. – Мы все тут врачи, стесняться нечего. Приложили мне компресс, смоченный той самой жидкостью, обмотали целлофаном, чтобы воздуху не пропускать и через несколько часов и жар сняло, и боль отошла. На следующее утро гонял на велике с пацанвой. Но это ещё не всё.

– Неужели? – удивились все разом.

– Представьте себе. С того самого дня каждое лето меня стали преследовать укусы ос. Предвижу ваши ухмылки, мол, каждого кусают. Кусают-то каждого, но меня – осознанно. Осы словно бы знали весь мой распорядок дня, все планы и действия и нападали совершенно неожиданно, в самый решающий для меня момент в жизни.

– Например? – удивился кто-то за столом.

– Довелось мне как-то отправиться не междугородний автовокзал в предварительные кассы, – срочно надо было быть в Торезе у родственников, ибо свадьба сестры – дело святое, сами понимаете. Июль, липкий воздух, дурман в голове, анабиоз полный, жара даже в метро. Стою в вагоне, еду, почти повисая на поручне. Вдруг неприятное ощущение в районе груди. Не расстегивая шелковую рубашку, я почесал прямо поверх и о, боги! – до боли знакомый укол, аж согнулся, но старался не подавать виду, – еду дальше. Минуты полторы спустя вновь чешется – уже около живота. «Что за напасть такая», — думаю. Вновь почесал, и очередная волна жгучей боли пронзила напряжённые нервы. Еле дождавшись своей станции, выбежал на перрон, расстегнулся, а там оса – одна и та же, укусив два раза, шевелила усиками, и как мне показалось, нагло усмехалась: «Быть тебе кусаным навеки». Она прожужжала и умерла. Вот так ради меня еще никто не жертвовал жизнью. Пока простоял километровую очередь в зале к кассам, чувствую, глаза слипаются, начинает знобить, ломота в груди и пот по всему телу ручьями. Когда дошла моя очередь, окошко в глазах задвоилось. Но выдержал, купил-таки билет, а обратно уже на такси домой.

– Мужественный какой Казимирчик, – застучал по столу рёбрами ладоней Лев Сергеевич – Чего ж вы их так боитесь, этих ос, не понимаю.

– У меня страшная на них аллергия. Сразу температура под сорок.

– Что скажете, Мариночка? – лукаво прищурился Л.С., ожидая милой поддержки. – Каков молодец.

Девушка вздёрнула носиком и, одаривая начальника очаровательной улыбкой, зажурчала, обнажая жемчужные зубки:

– Хм, я-то думала, что врачи ничего не боятся. И если их кусают, они спокойно принимают меры.

– В самом деле, Казимир, — подхватил заведующий. – Вы же доктор.

 

Казимир раздражённо вспылил в ответ:

– Я – проктолог. Что же вы мне прикажете, осмотр осы производить после укуса?

– Право, Казимир, — примирительно произнесла молчавшая дотоле Вероника Платоновна. – Что же было дальше? Безумно интересно.

– А дальше, как-то я торопился, – на защиту кандидатской готовился, одевался, бегал босиком по квартире в поисках то галстука, то подходящей жилетки. Наконец, когда со двора просигналила машина такси, я нервно выбежал на балкон, и разразился проклятьями в ту же секунду.

– Куда? – в один голос крикнули все за столом, и даже подошедший официант.

– На этот раз случилось худшее – прямо в пятку.

­– Мама мия, – покачал головой Л.С., не забывая поднести ложечку с тортиком к губам сомлевшей слегка Мариночки. Казимир продолжал:

– Через полчаса нога отнялась и разбухла колодой. Меня отнесли соседи прямо в машину, а с кафедры приняли коллеги.

– Да – расхохотался Л.С. во весь голос. – Выдумщик ты, Казимир. Какая-то мелкая дрянь терроризирует тебя всю жизнь. Всё это пустое наваждение, – чем больше боишься, – тем вероятнее, что это и случится.

– А вы? – спросила ласково Мариночка, припадая нетрезвой головкой к плечу заведующего, – Ничего не боитесь?

– Что вы, дитя моё, – Л.С. выпучил глаза и попытался выгнуть грудь колесом, но лишь громко икнул и колесо тотчас же спустилось.

– Да я, я ногтём топил этих полосатых тварей в пиве. Ха-ха. Не верите мне?

В первый раз Мариночка прижала руку Л.С. своей ладонью и прошептала, часто моргая ресницами:

– Верю. Вы такой мужественный.

Л.С. вдохновился, резко чмокнул девушку в щёку и объявил:

– А теперь танцы!

 

Но закружиться Л.С. не удавалось. Мешал живот и одышка. Однако молодёжь рассекала искры на площадке. Милая Мариночка покачивалась вместе с заведующим, обвитая за талию его массивными руками. Прижимая ароматный торс девушки к себе, Л.С. вяло открывал рот:

– Ко мне. Едем ко мне.

У медсестры розовели мочки ушей и подгибались коленки. Встряхивая конским хвостом, она хихикала и, обнажая зубки, игриво щёлкала язычком.  

– Да или нет? – настаивал Л.С., ведя её по площадке, опуская ладони к ягодицам.

— Ну что вы, – шептала Мариночка. – Вы такой сильный. Не надо. На нас смотрят, право. Я…я не хотела бы….

 

Л.С. упорно буравил её грудь глазами и кружил по полю, касаясь губами подбородка или шеи, когда девушка запрокидывала голову назад в танце.

– Лебедь, какая поэзия в тебе, девочка. Ну же: да или нет?

Он так сильно сжал ладонями её уже мягкие ягодицы и так усиленно стал массировать их сквозь влажную юбку, что Мариночка застонала и выдохнула: Да.

– Вот так-то лучше, – плотоядно произнёс Л.С. – Я подарю тебе счастье, кокетка.

– Право, вы столь милы и галантны, – смутилась охмелевшая Мариночка. – Как тут душно…..

– А, сейчас, – засуетился Л.С. и кинулся к столу за бокалом.

 

В это время Казимир, сидевший одиноко и обиженно за столиком, не шевелился. Вокруг него традиционно кружила оса. Застыл даже завиток дыма от его сигареты и врач-проктолог готовился к бою. Он решил во что бы то ни стало победить в себе страхи и убить эту полосатую бестию. Но вот оса сделала несколько проб останков блюд, пролетела пару кругов у носа Казимира и прожужжала: «Живи».

С этим она резко изменила траекторию и спикировала в бокал с апельсиновым соком. Через три секунды бокал схватил Л.С. Вера Платоновна, наблюдавшая всю картину, хотела было предостеречь заведующего, но дикий одержимый взгляд Казимира испугал её и дал понять, что вмешиваться не надо. Врач только налил себе и Веронике Платоновне коньяку и, чокаясь, еле тихо с долей известного злорадства произнёс: «За здоровье Льва Сергеевича. Оно ему понадобится».

 

Л.С. поспешил, шатаясь к Мариночке. Девушка держалась стойко, только остекленел взгляд, и контуры вокруг неё потеряли чёткость. Она становилась доступнее и желаннее. Казалось в девушке сейчас накопилось столько внутри, что она изнемогала от того, чтобы сбросить утомительное напряжение.

– Угощайся, милая, – заплетающимся языком мямлил Л.С. – А, не, погодь. Сначала мужчина должен проверить. Вдруг его даму хотят подло отравить. У, коварные!

Заведующим погрозил кулаком куда-то в кусты.

– Ах, как вы благородны, – мурлыкала Мариночка, закатывая кверху глазки.

Рыцарь прижал левой рукою даму за попу, а правой сделал жадный глоток из бокала. Мгновенно изо рта вырвался поток оранжевой слизи, облив разомлевшее и прекрасное лицо девушки. Она отпрянула вбок и, подвернув каблук, шлёпнулась на танцпол. А Л.С., ничуть не отдавая отчёта, трясся телом и особенно головой, из которой выплёвывалась жуткая пена прямо на Мариночку.

 – Мамочка, – закричала девушка навзрыд. – Перестаньте сейчас же! Фу, как вы гадки!

А заведующий, высунув язык, опухший моментально, всё брызгал пеной и под немыми взглядами окружающих прыгал на месте и мычал как бык перед, сами понимаете, чем, пока не упал обессилено на колени.  

 

Лев Сергеевич потянул было руки к корчившейся на боку Мариночке, но та, плача и проклиная начальника, неуклюже уползала с площадки за столик. Через пару секунд девушка завизжала бешеной белугой. Вскочив на стол, она грудью прокатилась по тарелкам, сшибая всё на асфальт и дёргаясь, как та плотва на раскалённой сковородке. Перекатившись и упав в траву, она взбрыкнула ножками, сломав оба каблука, и пустилась бежать со скоростью антилопы, а за нею, выбравшись из-под юбки, летела вдогонку медсестре оса и что-то жужжала вслед.

 

Над трясущимся на полу в конвульсиях Л.С. собрались сотрудники. В панике они стали предлагать аспирин или потереть сырой лукавицей. А крайне спокойный Казимир многозначительно предложил, схватившись за брюки:

– Вы же врач, Лев Сергеевич. Стоит ли переживать из-за какого-то там укуса. Ах, болит? Тогда может уриной, а? Вы только знак подайте.

Заведующий заорал пуще прежнего. Орал и рыдал. И, наверное, был счастлив.

Ну а Мариночка почему-то уволилась на следующий же день.

(Visited 99 times, 1 visits today)
16

Автор публикации

не в сети 2 часа

Lady Karina

12K
Осторожно с желаниями...
День рождения: 27 Мая
flagВеликобритания. Город: Харьков
Комментарии: 2430Публикации: 395Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА
  • золото - конкурс НИКТО НЕ ЗАБЫТ

22 комментария к “«Не гневите лихо»”

  1. Супер! ))

    Да! Очень интересная история с Мариночкой!))

    Классно написано! Очень понравилось!))

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    2
    1. Хотя история там в основном была не с Мариночкой, так как она — второстепенный персонаж, но всё равно спасибо, солнышко!laughlaughkiss

      4
      1. О! Да! Я поняла! Все персонажи очень впечатляющие получились! В жизни приходилось самой встречаться с такими!))

        Очень здорово написано! Браво, Кариночка!))

        I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
        2
  2. Ах, старый развратник cheeky Поделом ему. Возомнил о себе невесть что. А Мариночка тоже хороша. И тоже получила по заслугам.

    Повеселилась от души. А какой язык! Великолепно, Карина!

    0
  3. Надо же! Нечасто можно встретить представителей мужского и женского пола, чей типаж я ненавижу больше всех, в одном произведении)) Эли Л.С. с Мариночкой — как раз такие экземпляры. Выворачивает как от таких, как он, так и от таких, как она. До чего же было весело, когда этот дурак проглотил осу!)) И тут, как говорится, понеслось… Так этим двоим и надо.

    А Казимир молодец. Правильно сделал, что не предупредил.

    Ну, да, я жестокая, а что?)) 

    6
    1. Всё справедливо написала. Что самое интересное — история про беднягу Казимира на сто процентов невымышленная)) Спасибо, Олик!))

      4
  4. Эти старые козлы отвратительны! Лично я не понимаю, почему всегда считается, что женщина виновата: спровоцировала…

    6
  5. Карина, я в который раз наслаждаюсь Вашим талантом! Мне интересно, откуда этот "рог изобилия" острословия, где он , этот неиссякаемый источник!? Мне нравится писать пародии, я просто трясусь от смеха, пока "сделаю"! В Вашем случае — это нечто! Восхищена! Спасибо за удовольствие!

    0
    1. Вы меня просто искупали в приятностях. Спасибо, Наташенька. Просто в жизни столько всего смешного и нелепого — успевая записывать….Это знаете, как смотреть на мир. Можно через розовое стекло, а можно чуть повернуть стёклышко и взглянуть сквозь толщу его граней — мир покажется странным, удивительным и возможно настоящим. Вот я и стараюсь смотреть не радикально прямо, а под углом, с иронией. Еще раз спасибо, что читаете!

      2
  6. Обходительный, пикантный и изрядно поддавший Лев Сергеевич совершенно обалдел от прелестей Мариночки, которую походу тоже накрыло волной берассудства…   И неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы ни маленькая шустрая оса, которая мастерски разрулила ситуацию   
    sad        

    В. Тихий.
    2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *