Летать к звездам

Публикация в Книге: Лететь к звездам

ЛЕТАТЬ К ЗВЕЗДАМ

84282bb6e3f3

Меня зовут Лила. Всего месяц назад я окончила институт ас­тронавигации, и экза­менационная комиссия направила меня в послед­нюю стажировку на орбиту Плу­тона, после которой я могла рассчи­тывать на получение места в одном из звездных экипажей в качестве штурмана. Моей дипломной практикой руководил Дан. Он тоже не­давно появился на орбитальной станции, сменив ушедшего в дальний поиск профессора Шельфа, и приняв у него астрофизическую лабора­торию. Это был хму­рый, нелюдимый тип, однако, молодой и привле­кательный, и поначалу молоденькие лаборантки обстреливали его от­кровенными взглядами и острыми словечками – но­вый человек, особенно здесь, на задворках Солнечной системы, всегда вызывает по­вышенный интерес. Однако Дан никак не реагировал на эти знаки внимания, и только, когда его донимали особенно сильно, хмурился и, пряча глаза, раздраженно шипел:

— Отвратительно.

Говорили, что прежде он был звездолетчиком, но из-за психо­логической несо­вместимости, принявшей форму хронического за­болевания, его отстранили от меж­звездных полётов.

— Это и не удивительно, — сплетничали сотрудники станции. – Такому типу место не среди людей, а среди саргойских болотных обезьян.

Но Дан и не стремился к контактам, ограничиваясь необходи­мостью совме­стной работы. Ни в каких мероприятиях, не имеющих прямого отношения к ра­боте, не участвовал, не ходил даже на концерты заезжих знаменитостей, хотя они добирались до Плутона са­мое большее раз в году. Большую часть свободного времени он проводил в своей комнате, и никто не знал, чем он там занимался. Только иногда, очень редко, Дан приходил в обсерваторию, на­страивал телескоп на одному ему известную область Космоса, и долго сосредоточенно смотрел на экран. В такие дни он был осо­бенно мрачен.

Одним словом, это был странный человек, и я сразу же невзлю­била его. Во­обще, не могу терпеть людей, которые пытаются дока­зать свою значительность подобным способом. Но обстоятельства поставили его руководителем моей прак­тики, и я вынуждена была затаить свою неприязнь.

Однажды, рассчитывая траекторию тренаж-звездолета, я допус­тила незначи­тельную ошибку, которую сама же обнаружила и ис­правила. А Дан нахмурился, по­вернул ко мне свое скуластое лицо и бросил, не скрывая раздражения:

— Отвратительно. Вам не звездолет водить, а телегу. В меж­звездном простран­стве за такую ошибку капитан расстрелял бы вас на месте.

Эта реплика переполнила мое терпение. Дан и раньше приди­рался ко мне, но эти его слова показались мне оскорблением. Я не утерпела и высказала все, что ду­мала о нем, не забыла даже о «сар­гойских болотных обезьянах».

Дан с невозмутимым выражением лица выслушал меня, ни разу не перебив, а когда я выдохлась, сказал глухо, но так жестко, что все присутствующие вздрогнули:

— Потрудитесь выйти вон.

Я разрыдалась, как последняя дура, и выбежала из лаборатории. В своей ком­нате постепенно пришла в себя и теперь уже со стыдом вспоминала свою выходку. Нужно было извиниться, ведь, в конеч­ном счете, виновата была я, и вечером, после мучительных колеба­ний, я заставила себя постучаться в его комнату. Наверно я выгля­дела очень глупо, так как, несмотря ни на что, Дан вдруг улыбнулся. Это была, кажется, первая улыбка, которую я увидела на его лице.

— Простите, я вела себя недостойно.

Дан так внимательно посмотрел на меня, что я смутилась. Потом с его лицом произошла какая-то перемена – легкая тень, на мгно­вение тронувшая черты, внезапно вызвала во мне нестерпимую жа­лость. Я почувствовала всем своим жен­ским существом, что у этого человека есть горе, которое он всегда носит с собой. Я села, повинуясь нетерпеливому жесту Дана, и снова покрас­нела под его проницательным взглядом, а он молчал. Так продолжа­лось довольно долго.

— Вот что, милая девушка, — сказал, наконец, Дан и порывистым движением достал из нагрудного кармана рубашки сигарету (раньше я не видела, чтобы он ку­рил). – Я давно хотел сказать вам. У вас есть определенные способности, но их не­достаточно, чтобы стать звездолетчиком.

— Но почему? – невольно вырвалось у меня.

Дан сильно затянулся, и выпустил дым так, чтобы он не дошел до меня.

— Вы женщина, — последовал краткий ответ.

— А разве мало женщин уходит к звездам? – воскликнула я, со­вершенно сби­тая с толку. – Чем я хуже других?

Дан раздавил в пепельнице сигарету и снова кольнул меня взгля­дом своих темных, все понимающих глаз.

— Признайтесь, Лила, — неожиданно произнес он. – Вы недолюб­ливаете меня?

Я сделала протестующий жест, но Дан не дал мне возразить.

— Я понимаю, на станции многие так относятся ко мне. Но это неважно. Мы говорили о другом… Хотите знать, почему я ушел из звездного флота?

Я молчала, ожидая услышать самое невероятное.

— Потому, что там есть женщины…

 

Экипаж корабля состоял из десяти человек. Они, забравшиеся в неимоверные галактические глубины, возвращались на Землю, полностью выполнив программу полета.

Как и всегда в космосе, это произошло неожиданно. Корабль попал в кос­мическое облако, не отмеченное ни в одной лоции, и потерпел крушение. По­гибло шесть человек. Остальные спаслись в небольшой шлюпке. Шлюпка – есть шлюпка. Она не приспособ­лена к перемещению в гиперпространстве и развивала скорость лишь в четверть световой. Таким образом, вернуться на Землю ос­тав­шиеся в живых не могли…

 

Небольшой тесный отсек управления с трудом вмещал даже двух человек. Лей сидел в кресле пилота и угрюмо поглядывал на стрелки приборов, а Дан, оседлав электронную машину, заполнял вахтенный журнал.

— Глупо, — сказал Лей.

— Что глупо? – не понял Дан.

— Я говорю – глупо то, что мы цепляемся за жизнь. Лучше было погибнуть, как Браун и остальные.

— Зря ты, — ответил Дан, — Капитан Браун не простил бы тебе этих слов.

— А что я буду делать с ней, со своей жизнью? В этой скорлупе нет даже сортира!

— Ты рано паникуешь, Лей. Шанс всегда остается. На нас может наткнуться патрульный корабль.

— Не морочь мне голову! – рассердился Лей. – В такую даль патруль не за­ходит. Даже SOS они примут после нашей смерти.

— Что же ты предлагаешь?

Лей растерялся. Он не ждал такого вопроса.

— А что предлагать? – пробормотал он. – Все равно нам никто не поможет.

Лей махнул рукой.

Дан прикрыл глаза. Жуткая волчья тоска внезапно охватила его. Положение действительно было безнадежным. Но потерять на­дежду, значит потерять все. Раз уж не довелось умереть вместе с Брауном, нужно жить как-то. И еще — нужно научиться ждать, по­тому что это единственное что у них осталось: жить и ждать.

Дан так и ответил.

— Жить? – Усмехнулся Лей. – Во имя чего? Чем я заполню свое дурацкое существование? Ожиданием, как ты предлагаешь?.. Ну, нет, это занятие не для меня. Это ты можешь позволить себе подоб­ную роскошь.

— Почему? – Не понял Дан.

— А ты не знаешь? – продолжал ухмыляться Лей. – У тебя хо­рошая компа­ния – Гера…

— Гера? А причем тут она? – воскликнул Дан и тут же осекся. Кривая ус­мешка Лея говорила красноречивее слов.

 

Гера повернула голову, и вопросительно посмотрела на во­шедшего Дана. Дан стоял у порога и избегал смотреть ей в глаза.

— Что с тобой? – спросила девушка. – Ты какой-то странный се­годня.

Дан попытался улыбнуться, но улыбка получилась вымученной и жалкой. Он прошел в каюту, устало опустился в кресло.

— Лей и Север… Они… — начал было Дан, но Гера быстрым движением ос­тановила его. Она все поняла.

— Дан, — ласково позвала девушка. – Дан, милый.

Дан обнял ее, прижал к бешено колотящемуся сердцу, поцело­вал жадно, будто прощаясь.

— А, теперь иди, Дан, — Гера легонько оттолкнула его. – Лей и Север наши то­варищи. Я прошу, — больше никогда не приходи ко мне … один…

 

Север и Лей, несмотря на то, что были одни в отсеке управ­ления, говорили тихо, вполголоса, избегая смотреть друг другу в глаза.

— Среди нас только одна женщина, — сказал Лей и внутренне со­дрогнулся при этих словах. – Нас, мужчин, трое. Как быть, Север?

— Если бы я знал, Лей, — Север беспомощно и совсем некстати улыбнулся. – Но Гера любит Дана. На Земле они собирались поже­ниться.

— Да, она любит Дана, — согласился Лей. – И он тоже любит ее. Но здесь нет Земли… Земли теперь нет вообще, понимаешь? Здесь маленькая тесная шлюпка, на которой вокруг одной женщины тол­пятся трое мужчин.

Север молчал. На душе было мерзко, и очень страшно было смотреть в глаза Лея. Лей не дождался ответа. Пересилив себя, он взглянул на товарища. Когда человек обречен на безысходное однообразие, любая мысль, пусть, самая нелепая и абсурдная, однажды придя в голову, может стать единственной. Сначала она раздражает, потом человек привыкает к ней и, наконец, она стано­вится навязчивой идеей и ни­чем тогда не прогнать ее.

— Дану повезло, — сказал Лей. – Но почему именно ему? За что ему такая привилегия? Разве мы не мужчины, Север?

Север, наконец, поднял глаза и встретился с горящим сума­сшедшим огнем взглядом Лея.

— Нет, Лей, мы не мужчины, — с горечью произнес он. – Мы не мужчины, мы – самцы…

 

Они совсем перестали разговаривать, но ревниво и зорко следили друг за дру­гом. Гера почти не выходила к ним. Она боя­лась. Боялась не столько за себя, сколько за этих троих сильных, но обезумевших в своей слабости мужчин.

Еще совсем недавно они были прекрасными товарищами, готовыми защитить, под­держать и даже умереть друг за друга. А сейчас, когда Земля отодвинулась за пределы реального мира, они с четкой и неопровержимой ясностью осознали, что ненавидят друг друга, что маленькая тихоходная шлюпка слишком тесна для них, — ведь на ней только одна жен­щина…

 

Север проснулся и обвел слегка освещенную каюту насто­роженным взглядом. Не было Лея. Север тихо, стараясь не разбу­дить Дана, вышел. Лей, стоявший у каюты Геры, услышал шаги и резко обернулся.

— А, это ты, Север, — сказал он, недобро усмехаясь. – Я разбудил тебя?

Севера словно ослепило яростью. Резким движением он выхва­тил бластер, и яркий плазменный луч с шумом прорезал воздух. Лей упал. Он умер с той же гад­кой улыбкой на лице.

Север, кряхтя, потащил тело в коридор, столкнул в шлюз и со­дрогнулся, представив, как воздушная пробка выбросила мгно­венно закоченевший труп Лея в холод и мрак космоса.

Потом он вошел в каюту Геры. Гера не спала. Она не вы­разила удивления, увидев Севера, только большие ее глаза стали грустными на не­сколько мгновений, потом погасли, и в них появилась пугающая пустота…

 

Дану снился сон, страшный, мерзкий, кошмарный сон. Когда он проснулся в липком противном поту, то уже не помнил его, но сердце продолжало отчаянно ломиться в грудь, словно хотело вы­рваться из тела.

Дан рывком поднялся. В каюте было пусто. Кровь бросилась в лицо, звери­ная ярость захлестнула сознание. С протяжным нечеловеческим стоном он вы­рвался в коридор, распахнул дверь каюты Геры и лицом к лицу столкнулся с Се­вером.

— Север! – крикнул Дан, и в этот отчаянный вопль смертельно раненого зверя вместилась вся ярость, на которую он был способен.

Крик, как удар, отшвырнул Севера обратно в каюту. В его руке появился бластер.

— Она моя, — почти спокойно проговорил Север, — Я не отдам ее тебе, Дан.

Дан перевел взгляд на Геру. Она казалась безучастной ко всему на свете.

— Г – Е – Р – А!

Крик, казалось, пронзил всю Вселенную, но Гера даже не по­вернула головы. Дан снова ухватил глазами взгляд Севера – перед ним был смертельный враг. Он ненавидел его злобно, неистово, был готов убить, и знал, что убьет, если раньше не погибнет от рук Севера. Вот так же, вероятно, стоял его пещерный предок, сжимая в руках, вместо бластера, каменный топор, готовый вступить в ярост­ный смертельный бой за самку, будущую мать его детей. Природа более могущест­венна, чем человек, жаль, что об этом homo sapiens узнает слишком поздно. Дре­мучий, седой инстинкт продолжения рода, запрограммированный природой в ка­ждом живом существе, скрытый от посторонних глаз хрупкой оболочкой цивили­зации, вы­рывается на свободу, ослепляя, почти полностью уничтожая разум. Се­вер поднял оружие. Он еще колебался, поэтому Дан выстрелил раньше и с невы­разимо-садистским наслаждением наблюдал, как плазменный луч уничтожил лицо врага.

Гера вела себя так, будто ничего не произошло. Она подняла оружие мерт­вого Севера, облизнула пересохшие губы, скользнула пустым взглядом по лицу Дана, тронула стволом обнаженную грудь и выстрелила.

— Г — Е – Р – А !..

Что было дальше – неизвестно. Дан помнил только страх. Плотный, живой, ощутимый физически ужас, который заполнил не только его, но и всю Вселен­ную и не было спасения от этого внезапно материализовавшегося чувства.

Дан пришел в себя уже среди людей. Значит, патрульные ко­рабли все-таки заходили и в такую даль…

 

Я ушла от Дана в смятении, и долго не могла успокоиться. Умом я понимала его, и даже жалость порой перехватывала горло, но сердце отказывалось понять.

Конечно, космос – не павильон страха в парке культуры и от­дыха. Если в космосе столкнулся с опасностью – это опасность, если пошел на риск – это риск, если ощутил дыхание смерти – это смерть. И эти понятия там не химера, а вполне банальная реаль­ность. И потому человек, связавший свою судьбу со звездами, в полной мере должен соответствовать смыслу, вложенному в поня­тие человек.

Но каким страшным зверем делает иногда человека космос. Сколько траге­дий, которые на Земле ни при каких обстоятельствах никогда не произошли бы, разыгрываются в безмолвных пучинах космического пространства. Слабым туда нет дороги – звезды от­вергают их.

Но я буду летать к звездам…

 

 

 

Views All Time
Views All Time
178
Views Today
Views Today
1
(Visited 60 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 2 дня

Анатолий

878

Родился. Учился, Работаю, иногда. Есть дети, внуки и даже правнуки. Пишу, тоже иногда. И даже хочу издать третью книгу... В общем. живу пока...

Россия. Город: Зубова Поляна
69 лет
День рождения: 07-05-1948
Комментарии: 151Публикации: 117Регистрация: 11-04-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор

15 комментариев к “Летать к звездам”

  1. Интересное начало. Только почему-то не верится, что закалённые звездолётчики свихнулись бы от сексуального желания. Они же не рассчитывали, отправляясь в длительную экспедицию, что на каждого будет выделена женщина, а значит, готовы были терпеть. Голод — дело другое, он сводит с ума, а это вряд ли. В конце концов, как сказал герой романа С.Кинга "Противостояние":

    – Объясняю предельно просто, – продолжил Стью, говоря буквально в ухо Гарольда, забитое коричневой серой, и пытаясь изгнать из голоса все эмоции. – Ты знаешь, и я знаю, что мужчине нет никакой необходимости насиловать женщин. Если, разумеется, ему известно, как пользоваться своей рукой.

    – Это… – Гарольд облизнул губы, потом посмотрел на Фрэнни, стоящую на другой стороне дороги. Она скрестила руки под грудью, обхватив пальцами локти, и в тревоге наблюдала за ними. – Это отвратительно.

    – Может, да, а может, и нет, но когда рядом с мужчиной женщина, которая не хочет видеть его в своей постели, у мужчины всегда есть выбор. Я каждый раз выбираю руку. Предполагаю, что и ты делаешь то же самое, поскольку она с тобой по своему выбору. Я просто хочу, чтобы мы друг друга поняли.

    Спасибо! Жду продолжения.

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    2
    1. Ситуация, конечно, надуманная, искусственная. Но… в жизни случается и не такое. Я просто смоделировал ситуацию, и получилось это…

      2
    1. Скажем так: ситуация исключительная. Да, наверное, инстинкты способны взять верх у не слишком порядочных людей. В глазах толпы они могут выглядеть героями, гениями и проч., но при этом быть мерзавцами.

      Девушка поступила неразумно, должна сказать. И даже эгоистично. Хотя её тоже можно понять, она была в шоке.

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      2
      1. Может быть, мне надо было развить эту тему, и поглубже раскрыть характеры всех героев?!Мне, видимо, показалось, что все и так понятно: безисходность, обреченность… В конце-концов, у Эдгара По потерпевшие кораблекрушение даже съели своего товарища, потом, кстати, эта история повторилась в реальности, причем с теми же персонажами.

        4
      1. А, так это и всё. Я думала, что будет многоглавный роман. Группу создают обычно для сборника с главами. Ясно.

        0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *