Комик с распятой душой

Публикация в группе: Театральные портреты (ТЕАТР)

446436

Он и в жизни был необъятен – и физически и душевно. Сейчас, предпринимая энергичную попытку написать о нём пару строк, я стал хаотично размышлять, вспоминать его роли в театре и кино, – в ушах звучит чуть надтреснутый  тембр с хрипотцой, а перед глазами улыбка доброго человека – доброго не по  манерам культурного человека, а по глубоко внутренней природе своей. Перелистывая страницы своей слегка потрёпанной памяти, погружаясь в пучины давно забытых ощущений, я всё более и более начинаю понимать, в какой поистине запутанный лабиринт загадочности личности этого человека я попал.

Людям часто кажется, что если человек улыбается, весельчак, добродушен на экране, то, скорее всего он и в жизни такой. Но чаще всего бывает наоборот: комики в жизни мрачные люди, по крайней мере, очень замкнуты и нелюдимы. Природа такой замкнутости имеет свои корни вследствие каких-то особенностей темперамента или же в силу оригинально сплетённых генетических характерных черт. Наш герой с самого детства испытывал ощущение одиночества и порою, прогуливаясь с компанией ребят по улицам, он всегда шагал не в паре с кем-то, а чуть поодаль, сторонясь всех, абстрагируясь от настоящего и погружаясь в себя. О чем думал, скажем, десятилетний Женя Леонов, мы не знаем. Но как сам актёр уже признавался в зрелом возрасте: он очень любит, сидя в поезде, — когда кто-то общается, кто-то читает книгу,  — уставиться в окошко купе, подложив ладонь под щёку и думать, думать, думать о жизни, о себе, о сыне.

Вот, казалось бы, сколько фильмов пересмотрено, сколько спектаклей пережито вместе с ним, сколько интервью его увидено и сколько прочитано статей, а никак не подступиться к этому многогранному человеку. С какой стороны не начни разговор о нём – любая вызывает желание говорить бесконечно. Я коснусь своим дилетантским пером лишь нескольких, безусловно, ярких и в то же самое время весьма загадочных граней таланта Евгения Павловича Леонова.   

Актёр по сути своей и в жизни хоть немного, но играет. Не обязательно лицемерит, но проецирует на себя определенный образ, созданный с годами, некую маску, в которую потом сам и поверит. В этом есть смысл особенно для людей публичной профессии – как в некоем роде защитного инструмента от наиболее рьяных журналистов, выискивающих шакальим нюхом каких-нибудь скандальных сенсаций из жизни звезды. В этом смысле я прекрасно понимаю актера.

Но когда актер сам, по доброй воле делится сокровенным, открывает  человеческую, а не актёрскую душу и обнаруживает глубокие человеческие переживания, человеческие неудачи и человеческие слезы перед широкой общественностью – я считаю такой поступок мужественным и где-то жертвенным как некоего мессии, пришедшего в мир чему-то научить, что-то донести такое, чтобы быть понятым до конца и дать возможность людям разобраться и в себе самих.

Такие откровения я прочитал в книге Е.П. Леонова «Письма к сыну», где он собрал письма, которые писал то во время съёмок, то в моменты раздумий, находясь далеко от семьи и дома, с желанием поговорить с сыном, — поначалу школьником, а затем и избравшим актерский путь своего отца. Такой разговор очень трогательный, и душевный. Наверное, именно в некоей доверительной эпистолярной беседе открывается душа, и слышишь её дыхание – чаще всего неровное, с волнением, грустью и надеждами.

Совсем иным предстал передо мной любимый мною с детства актёр. Конечно, тогда для меня – малолетнего сорванца Леонов не был Леоновым. Прежде чем познакомиться с его внешностью, я услышал его голос – голос медвежонка Винни Пуха, у которого в голове одни опилки. Затем были и другие мультфильмы. Ну, на экране, когда я увидел Леонова в детской передаче «Будильник», меня покорила его улыбка и глаза. И знаете, когда Евгений Павлович рассказывал о своём сыне, — практически моего возраста, — я даже позавидовал, что мой отец не он. Потом я прочитал письма.… Чтобы понять этого актёра, следует их прочесть и не выдумывать о нём больше ничего. Каждое письмо звучит по-особенному, искренне, по-Леоновски. Я сяду удобнее в кресло и послушаю его душу…

«Слушал тишину. Если на душе у человека покойно, он тишину слышит и радуется, а если волнение в нём, то тишина его только усиливает. Вот она – тишина одиночества…»

Вот так. Наверное, актёр, в особенности драматический, должен испытывать это чувство как можно чаще или даже искусственно себя погружать в него. В одиночестве ты не только созерцаешь себя, но и, отстраняясь от внешнего, можешь побыть наедине со своим миром, созданным тобой и твоей душой. Ты можешь пообщаться с собой, поспорить даже, задать себе важнейшие вопросы: а что я такое? что я сделал? и хорошо ли это? И получить ответы можешь, если действительно разговор идёт с душой своей, а не с надуманным лицом или ты не в припадке раздвоения личности. В тишине одиночества тебе нужен и отдых и поддержка и накопление сил. Только в одиночестве ты приобретаешь какой-то новый смысл своего существования, только в одиночестве ты обновляешь свой путь и только в одиночестве ты мудреешь. Своё одиночество Леонов называл «санитарными днями», когда он останавливался и погружался в себя: «…живу, — живу, а потом начинаю думать: что же я сыграл? и что это для меня? а не похоже ли это на другие мои роли?»

Человек, вот так погружающийся в себя, ищущий ответы на подобные вопросы, поистине предан своему делу. Есть актёры, дотла сжигающие себя в профессии, есть те, кто как говорил Высоцкий, «играют в полноги». У Леонова рука не поднималась играть в полноги. «Я всё делаю со страстью, я верю в то, что происходит на сцене или в кадре, и, если бы режиссёр сказал, что, в конце концов, надо умереть, я бы умер». Человек, относящийся легкомысленно к своей профессии, не мог бы сказать вот так. Для таких слов есть понимание того, что актер не играет, а живёт мыслями своих персонажей и даётся это ему не с первого аккорда, а путём труда, труда и еще раз труда. Леонов и сам признавался, что не проснулся знаменитым даже после «Полосатого рейса», где ему пришлось укрощать диких тигров на палубе корабля. А фильм получился замечательным и очень смешным. Но сколько труда было вложено, чтобы его обаятельный повар Шулейкин действительно стал обаятельным и вызывающим и смех и сочувствие и, конечно же, любовь.

Хочется поговорить о Леонове – мастере перевоплощения. «Перевоплощение становится убедительным только при внутренней работе. Внешняя выразительность лишь помогает….. Станиславский еще говорил: надо искать в роли маленькую правду – найти и полюбить её». Что такое маленькая правда для самого Евгения Леонова? «Всякую роль надо пережить как событие своей жизни, иначе — чепуха». Так может говорить только человек, который сжигает себя на сцене, окончательно погружаясь в жизнь персонажа, чувствуя его боль, как свою, и плача не от слезоточивого порошка. Впрочем, искусство перевоплощения, я считаю, самой важной задачей для роста актёра и открытия в себе неизведанных доселе черт. Это как человек, пробующий новый вид занятия, он говорит: Нет, у меня не получится, это не моё, я знаю только это и вон то. – Да нет, ты сперва попробуй, а после станешь рассуждать – твоё это или не твоё.

Ведь погрузиться в консерватизм и стать заложником только одной роли – не лучший удел талантливых актёров. Так погубили себя, не раскрывшись, Александр Демьяненко – вечный Шурик из Гайдаевских комедий или Янина Жеймо – знаменитая Золушка или Георгий Милляр – Всесоюзная баба Яга. Леонов с его круглым лицом, толстой фактурой и слегка неуклюжей походкой не соглашался оставаться комиком, хотя страна не видела его в другом амплуа после «Полосатого рейса». И поэтому, когда режиссёр предложил актёру роль красноармейца Шибалка по повести Михаила Шолохова «Донская повесть», сам Евгений Леонов лишь рассмеялся: «Худсовет не пропустит». И на самом деле, на «Ленфильме» удивились, как же так: Только что был «Полосатый рейс» и вдруг «Донская повесть»? Где логика, товарищи? А логика была – надо было пробить закостенелое однобокое видение комиссии в актере лишь шута, показать необъятные возможности своей души и впрыгнуть в шкуру такого драматического персонажа и прожить вместе с ним настоящую трагедию. Рядовой пулемётчик Красной армии, Яков Шибалок влюбляет в деревенскую девушку Дарью, но она оказывается белогвардейской шпионкой. По её вине гибнет полотряда Шибалка и он, терзаясь и проклиная судьбу, должен сделать выбор – либо уйти из Красной армии либо же, как того требовал долг – расстрелять Дарью за измену. Трагическим аккордом этой истории была беременность Дарьи от Якова. В конце концов, после рождения сына, он убивает свою возлюбленную. Когда сам Михаил Александрович Шолохов посмотрел фильм, он так выразился об игре Евгения Леонова: «Леонов не герой, он — настоящий». Он и вправду таким был – без вранья.

Борис Львов-Анохин – режиссёр театра им. Станиславского, ставил «Антигону». Героическая трагедия Софокла в современной переработке французского драматурга Жана Ануя вполне подходила для тогдашней современной сцены. История царя Фив, Креона – кровавая драма в легендарной истории Древней Греции. После смерти царя Эдипа его два сына договорились править по очереди, меняясь на троне каждый год. Но в конце первого года правления старший брат — Этеокл отказался уступить место младшему — Гемону. Тот привел под стены родного города войска заклятых врагов Фив. Враг отбит. Этеокл и Гемон погибли в бою. Правление принимает дядя братьев — Креон. Он повелевает похоронить героя Этеокла с почестями, а труп изменника Гемона бросить на свалке, на растерзание шакалам. Любой, кто осмелится предать тело Гемона земле — будет казнен.

И вот находится сестра убитых братьев, Антигона. Она обязана похоронить брата. Этого требует её собственный долг, любовь и её честь. Она идёт против Креона и, в конце концов, будет казнена. За этой казнью происходит еще ряд смертей и всё это по вине Креона – в общем, в духе Шекспира. Режиссер поставил важную остросоциальную проблему, и это в 1960-е годы в СССР: проблему порабощения человеческой личности и противостояния человека насилию. Сейчас уже мало кому  что-то скажут эти слова, однако для того времени спектакль имел как революционный подтекст так и совершенно одинаковый по мощи взрыв успеха премьеры. И опять разговоры в прессе и в отделах по культуре: Леонов в интеллектуальной драме? Да еще в трагической роли? Вы с ума сошли!

Тем не менее, роль была прожита. Но не шаблонно, не героически пафосно и не однобоко, а заглянув глубоко в душу даже самому отъявленному негодяю и поняв, каково ему, почему он такой, что его заставляется быть негодяем, ведь мама же души в нём не чаяла, что же сделало его таким и можно было бы как-то очеловечить этот отрицательный образ, влить в себя немного Креоновской крови, а взамен добавить в душу Креона немного трагических Леоновских красок. Послушаем самого актёра: «Играть царя Фив Креона тираном, извергом – кому это интересно. А если это добрый человек, который не хочет смерти, но у него такая работа… Если он не хитрый, а искренний, если любит и Гемона и Антигону, если он хочет видеть их счастливыми, а не мёртвыми, если…если…если…».

Да, вот, кажется, что Леонов во всех своих ролях сострадает своим героям. Он не бездушная весёлая колотушка-хохотушка, он может быть комиком, но что такое быть им? «Почему я стал комиком? Я отвечаю всем, потому что у меня лицо круглое. На самом деле, я не уверен, что каждый артист с круглым лицом должен стать комиком. Нужно еще умение посмотреть на себя со стороны, с чувством юмора отнестись к собственной персоне. И еще, на мой взгляд, комику нужны доброе сердце, способность сострадать, жалеть. Комик – не только самый весёлый человек».

Для меня лично были две роли у Евгения Леонова, которые остались в моём сердце как совершенство построения роли и мастерство перевоплощения артиста в образ, — это фильм В.Мельникова по пьесе Александра Вампилова «Старший сын», где Евгений Павлович сыграл отца семейства, Сарафанова и последняя роль в театре Ленком – роль молочника Тевье в «Поминальной молитве» Григория Горина. В «Старшем сыне» виден сам Леонов в тесном внутреннем согласии с принципами жизни своего романтического героя. Отец семьи, имеет дочь и сына, у которых своя жизнь и их мало заботят переживания отца. А отец – бывший музыкант симфонического оркестра, теперь потерявший слух, играет на танцах и похоронах. И вот в эту семью попадают двое парней, которые просто отстали от поезда и решили погреться и ради забавы один из них представляется Сарафанову его старшим сыном. Все верят и происходят удивительные события, как впрочем, во всех немногочисленных пьесах рано ушедшего от нас Александра Вампилова.

Тот драматизм роли, соединённый с драматизмом ситуации, который создаёт Леонов, настолько проникает в душу зрителя – что даже смех пропитан слезами, а слезы смехом. Всё смешано в доме, но в обмане нет плутовства. Когда-то, увлечённый музыкой, Сарафанов потерял жену, которая ушла к какому-то инженеру и оставила бывшему мужу двух детей. А потом всю жизнь она пишет ему письма, в которых обращается к нему: Пойми, блаженный, прости, блаженный. И он понимает и он прощает, так же как понимает и прощает людей и сам Леонов. Названный лжесын Володя, которого блестяще сыграл Николай Караченцев, сам погружается в эту семью и уже верит, что он сын. Он смотрит на отца, который представляется Володе святым.  Особенно  примечательна сцена за столом ночью, — разговор по душам. Вот где та маленькая правда – всё до мельчайших подробностей подмечено как должно быть между отцом и сыном, всё пережито, всё предложено партнёру и всё получено взамен.

Сарафанов – он идеалист, как Леонов. Он считает, что каждый в меру своих сил и способностей должен творить, чтобы всё, что есть самое лучшее в нём, оставалось другим, оставалось людям. Это не Сарафанов, это сам актёр говорит. И продолжает: «Я поэтому сочиняю. Одну вещь. Я должен её закончить. Если её не сделаю я, никто другой кроме меня её не сделает. Симфония, называется «Все люди — братья». Близкие по духу актер и персонаж, — стали ли они близки при знакомстве друг с другом? Или один существовал в другом с самого рождения? Стоит посмотреть и «Белорусский вокзал» и «Премию» и «Слёзы капали», чтобы убедиться в том, что Леонов не играет, он пропускает боль Сарафанова через себя, — вот в чём дело. Он пропускает любовь свою к лжесыну через себя, хотя только актер понимает, что никакой Володя не сын. Но Сарафанов не хочет этого принимать, когда всё разоблачается в конце – отчего не хочет? От одиночества ли или же от того, что все люди должны быть добрее друг к другу, человечнее и все должны быть одной большой семьёй? Где тут Леонов, а где Сарафанов – не всегда ясно, но зритель задумывается, зритель начинает что-то понимать не умом, но сердцем.

 А кому не ясно, вот как раз продолжением этой темы явится пьеса Горина «Поминальная молитва». К сожалению, роль Тевье-молочника – отца многочисленного еврейского семейства, оказалась последней в жизни Евгения Леонова. Наверное, как ни штампованно это прозвучит, но в жизни каждого человека на склоне его лет, когда потерь уже больше, чем приобретений, когда смех превращается постепенно в ироничную улыбку и в лукавый прищур у глаз, когда Высшие силы определяют и подтверждают полную готовность смертного к исповеди и покаянию, наступает тот момент, когда сам этот человек – как есть, в рубище, распахнуто и утомлённо становится на колени и произносит свою молитву. Поминальную. Приходит к богу и Тевье. Пришел к нему и Леонов.

Для актёра Евгения Леонова жизнью был театр и всё, что накапливалось в нём на протяжении жизни, тут же воплощалось в его героев. Не он добавлял что-то в персонажей, а многое брал у них – и добросердечность Сарафанова и принципиальную гражданскую честность бригадира Потапова, отказавшегося вместе с бригадой от премии и бросившего такие страшные обвинения в лицо директору, что все поняли – пришел другой человек, и наступило иное время. И этот человек не допустит вранья, несправедливости и очковтирательства.

Идея всеобщего объединения, когда все народы, забыв об исторически сложившихся предрассудках национального характера, наконец-таки возьмутся за руки или обнимутся и перестанут делить землю – это моё и вон отсюда! а будут относиться к другим – как к братьям, как к добрым соседям, — пусть с иной верой, пусть с иными жизненными принципами и законами, — вот эта идея занимала Евгения Леонова, Григория Горина, Тевье и всю страну. Разбитый, «раздолбанный жизнью, распятый и уничтоженный» Тевье живёт по одну сторону деревни Анатовки, живёт вместе с другим евреями. А по другую сторону живут русские. И испокон веков и те и другие жили вместе и горевали вместе, женились и выходили замуж друг за друга, только молиться ходили к своим святым местам и хоронили родных тоже на своих кладбищах. Но пришел человек, воткнул саблю в землю, отчертил полосу и сказал: Вот за эту черту не смей! И всё. И стали братья врагами, и обагрилась когда-то общая земля кровавым горем. Много курьёзов в этой истории, но много и слёз. «Господи! Ты всё видишь, помоги нам. Вдохнови нас на молитву поминальную. Ты меня можешь не услышать. Я тебя не знал. Меня так воспитали. И всё равно. Я хочу, чтобы ты услышал меня и всех нас. И пусть будет музыка…». Музыка прозвучит. «Грёзы» Шумана. Под неё не встречают… но провожают стоя и молчат….

29 января 1994 года, собираясь на спектакль «Поминальная молитва», после оторвавшегося тромба скончался Евгений Павлович Леонов. Билеты на несостоявшийся спектакль не сдал никто.

смотреть здесь: РАЗГОВОР ТЕВЬЕ-МОЛОЧНИКА С БОГОМ

(Visited 62 times, 1 visits today)
16

Автор публикации

не в сети 3 недели

Гарри Эс

6 008
Здесь нет места травле друг друга, шантажу и ультиматумам, а также злобным угрозам, повергающим людей в беспокойство, смуту и бегство с сайта. В целях сохранения мира на "Литературиии", к диверсантам, угрожающим общей безопасности нашего дома, будут применяться самые радикальные меры.
День рождения: 18 Апреля
flagУкраина. Город: Харьков
Комментарии: 1431Публикации: 363Регистрация: 01-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

18 комментариев к “Комик с распятой душой”

  1. Ваня, это не режиссёрская комиссия. Это люди — чиновники, люди от культуры, идеологи, чаще всего далёкие от самой культуры. Хотя среди них были и режиссёры, Но тогда не надо забывать о такой страшной вещи, как зависть.

    12
    1. Игорь!  Нет слов…   Я чувствую даже пыль закулисья…    НУ, откуда у тебя такие  внутренние ощущения?!  Здесь ведь одной информации мало. Очень высокий  градус  профессионального критика с большой буквы.
      Я любила читать Белинского, и могу так сказать о твоей работе.

      2
  2. От сволочи! Теперь я понял.   Как там говорил Шибалок: «А промеж ног у неё  дитё образовалось…» ))))))))))

    2
  3. Супер! Классная информация, и здорово написана!
    Спасибо, Игорь!
    Очень интересно и познавательно!)))
    2223172322

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    2
  4.  В последнее время, когда говорят о ком-то, что он "великий музыкант" или "великий актёр", меня начинает слегка подташнивать. Также, как и выражение "…от бога". В этом есть попахивание некой элитарщины, выделением в особую касту "возвышенных". Человеческий гений не есть природное дарование, а результат кропотливой работы — прежде всего над самим собой. И актёрское мастерство Евгения Леонова — яркое тому подтверждение. Его роли запоминаются прежде всего потому, что не вызывают ощущения "великости" и "гениальности". Они понятны любому. И Сарафанов из "Старшего сына", и детский воспитатель Трошкин из "Джентльменов удачи", и следователь Прохоров ("И это всё о нём") доступны и симпатичны любому зрителю. Можно, конечно, перечислить другие роли, но боюсь показаться снобом. Во всём согласен с автором великолепной статьи о великолепном актёре и человеке (что здесь больше перевешивает, вероятнее всего гармония соотношений того и другого). Разве что его кинодебют — не в "Полосатом рейсе", а несколькими годами раньше — "Улица полна неожиданностей".

    no

    4
    1. Спасибо за душевный комментарий и справедливое замечание, Виталий. Подправил. Хотя если быть уж совсем точным, дебют Евгения Павловича в кино состоялся в 1948 году "Карандаш на льду". no

      2
  5. Обожаю  и продолжаю обожать этого великого актера и прекрасного человека. многогранен, талантлив и так беззащитно- прекрасен…

    4
      1. В "Старшем сыне" Е. Леонов особенно хорош! Как я переживала за этого человека, как мне было стыдно за молодежь, разыгрывавшую его на протяжении всего фильма! А он — сама доброта, повёлся, думаю!… Наверное, вот именно в этом,  весь Леонов — копаться,  прежде всего,   в себе! Спасибо за трогательный рассказ о любимом актёре!

        0
        1. "Старший сын" — и из моих любимых фильмов. Но позвольте с Вами не согласиться, Наталья. Бусыгин (Н.Караченцов) уже к середине фильма подпал под обаяние Сарафанова-"отца", и потом… впрочем, сами знаете, не хотел уезжать… Да ещё не менее обаятельная "сестрёнка", выказывающая взаимность… В этом и вся прелесть картины — персонажи разрываются между чувствами и жизненными перспективами… 

          2
          1. Конечно, помню и Караченцова, и Боярского, и "дочку" Леонова! Но к середине надо же было накалить ситуацию!! Содержание фильма  — в двух словах, а от экрана не оторвёшься! Там хороши все! 

            0

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *