Кома. Книга 3 серии «Шизофрения». Глава 4 (19)

Публикация в группе: А.Треффер - Кома. Книга 3 серии Шизофрения

Реальность два.

В гостях у динозавров.

Оглушённые падением люди, с трудом встав на ноги, осмотрелись. В двух шагах от них величаво несла прозрачные воды река, а тут и там на берегу лежали необычного вида коряги и валуны. Погони не наблюдалось, и вскоре путешественники окончательно пришли в себя.

Внезапно Ника схватилась за голову и снова опустилась на нагретый солнцем песок. Слёзы хлынули из глаз женщины, и она застонала:

– Иигорь, господи, Игорь! Он умер.

– Да.

Дмитрий сел рядом с женой, лицо его было сурово.

– Игорь погиб, как герой, – сказал он. – Он спас Кирилла, и мы никогда не забудем, что он сделал для нашей семьи.

Мужчина обнял за плечи всхлипывающую Нику.

– Мне стыдно, – наконец, произнёс он. – Я – отец не сумел вовремя сориентироваться и не отстоял сына. Я…

– Не вини себя, – прервала его женщина, – Каждое наше действие здесь ли, в нашей ли реальности предрешено.

– И смерть Игоря?

– Не уверена. Мне кажется, для спланировавшей всё за нас судьбы его поступок стал сюрпризом.

Снова наступила тишина, нарушаемая лишь шумом воды.

– А мы оказались правы, – задумчиво сказал Дмитрий. – Нас, действительно, забросило сюда, чтобы представители местной фауны восстановили справедливость и стёрли Кирилла с лица Земли…

Раздался характерный звук опорожняемого желудка, юношу вырвало. Лицо его побелело, из глаз покатились крупные слёзы. Опомнившись, мать с отцом кинулись к нему.

– Кирюша… – начала Ника.

Она не договорила, потому что того снова вывернуло: раз, другой. Отерев рот рукавом, Кирилл повернулся к родителям.

– Вы понимаете, что значит это решение высших сил? – вопросил он, продолжая плакать. – Никто из нас не вернётся домой.

Во взгляде Дмитрия заплескалось недоумение.

– Но почему ты…

– Папа, – с отчаянием в голосе воскликнул молодой человек, – я должен погибнуть и погибну, но ведь вы не позволите так просто меня убить. Значит, сначала умрёте вы.

Ника с мужем во все глаза смотрели на сына, осмысливая сказанное, а тот продолжал:

– Но даже если нам удастся выкрутиться и приспособиться к жизни здесь, нам никогда не попасть в двадцать первый век, поскольку миссия не будет выполнена. Мы навсегда останемся тут, и Леночка никогда не дождётся родителей и брата.

Проглотив застрявший в горле комок, Кирилл подытожил:

– Я должен уйти от вас и позволить себя убить. Тогда вы сразу перенесётесь домой.

Прозрачный воздух всколыхнулся от возмущённых криков Тропининых. Они заявили, что не допустят, чтобы сын принёс себя в жертву, что лучше состарятся и упокоятся среди цветов мелового периода, чем отдадут динозаврам своего ребёнка. Тот пытался возражать, но ему в буквальном смысле заткнули рот. Споря, люди приблизились к ближайшей коряге, и Дмитрий, споткнувшись, перелетел через неё, отпустив Кирилла.

И в этот момент случилось неожиданное. Неподвижно лежавший кусок дерева шевельнулся и, распахнув огромную пасть, усаженную острыми иголками зубов, кинулся на мужчину. Как тому удалось увернуться, не понял даже он сам. Вопль ужаса вырвался у жены, когда крокодил ухватил мужа за ногу, которую тот не успел отдёрнуть, но, к счастью, челюсти пресмыкающегося лишь скользнули по конечности, отхватив солидный кусок джинсовой ткани.

Миг, и Дмитрий уже стоял на ногах. Крикнув: «Бежим!», он рванулся вперёд. Ника и Кирилл понеслись следом. Но и животное не отставало. Оно находилось в опасной близости, когда люди, напрягшись, взлетели на высокий бугор, заросший кустарником. Крокодил тоже попытался забраться наверх, но потерял равновесие и свалился на берег спиной вниз. А удравшая добыча в очередной раз отходила от потрясения.

– Не знал, что они так быстры, – с трудом переводя дыхание, простонал мужчина. – По-моему, слухи о неповоротливости крокодилов, распустили они сами.

– Ох, – просипела жена, – молчи. Я думала, тебе конец.

– Нет, дорогая, – хихикнул Дмитрий, с любопытством глядя на корчащееся подобно жуку пресмыкающееся, – так просто ты от меня не отделаешься.

И рассмеялся, отмахиваясь от шлепков разгневанной Ники.

 

Вечерело. Звуки дня стихали, сменяясь незнакомыми ночными. Рассматривая рассредоточившихся по берегу крокодилов, Дмитрий негромко сказал:

– Тут мы ничего не высидим. Надо идти.

– Куда? – безнадёжно спросила Ника. – Нас везде подстерегает опасность.

Муж поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Тем более, какая разница? – мягко сказал он. – Если мы останемся здесь, то погибнем от голода и жажды или эти зверюги найдут способ до нас добраться. Предлагаю отыскать место, где….

Голос его прервался, мужчина провёл ладонью по глазам и продолжил:

– … где погиб Игорь, и найти его ружьё. В дальнейшем оно нам очень пригодится.

– Поддерживаю отца, – согласился Кирилл, – мы должны что-то предпринять.

– Ладно…

Ника поднялась и раздвинула колючие ветки.

– Попробуем так, – сказала она.

И, закрыв лицо ладонью, двинулась вперёд. Мужчины последовали за ней.

Выбрались они на удивление быстро и вскоре уже стояли на поляне, где произошла трагедия. Вокруг не было никого: ни травоядных, ни хищников. Картина, представшая взглядам путников, казалась настолько мирной, что они ненадолго поверили в свою безопасность.

– Мам, пап… – негромко окликнул Кирилл.

Те повернулись к сыну. В одной руке он держал непострадавшее ружьё, а в другой потрёпанный рюкзак с боеприпасами.

 – Молодец, – похвалил отец, – оперативно. А теперь надо решить, где переночевать.

– Хорошо бы на дереве, – откликнулся Кирилл, – но до леса далеко, поэтому придётся спать прямо здесь. Давайте-ка запалим костёр.

– Не стоит, – возразил Дмитрий. – Конечно, животные боятся огня, но, как мне кажется, тарбозавра и иже с ним это не остановит.

Юноша упрямо покачал головой.

– Вспомни Конана Дойля. Ведь лорд Рокстон [1] сумел отпугнуть чудовище, ткнув ему в морду горящей веткой.

– Ладно, – решила Ника, – разведём костры вокруг бивака, а пока окончательно не стемнело, поищем, что можно на них зажарить.

После нападения дейнонихов на прогалине осталось поглоданное тело травоядного под названием протоцератопс, чьё мясо вполне годилось в пищу, и вскоре измученные беглецы вкушали заслуженный ужин. Поручив Дмитрию караулить их сон первую часть ночи, Ника и Кирилл мгновенно уснули прямо на голой земле. Но блаженствовали они недолго, вскоре обоих разбудил протяжный, разрывающий барабанные перепонки рёв.

Дмитрий уже стоял на ногах, судорожно стискивая ружьё. Со всё возрастающим ужасом люди вглядывались в замершего за ненадёжной огненной преградой тарбозавра, который рычал на перепуганную добычу, не отваживаясь ступить в пламя. Но вот рептилия решилась, и двинулась в атаку. Коснувшись горячих углей, она застонала, но не остановилась, а занесла ногу для следующего шага. И в этот момент Дмитрий выстрелил. Ударившись о надбровную дугу динозавра, пуля отскочила, а животное, взревев, ринулось вперёд.

Люди кинулись врассыпную, но Кирилл внезапно остановился и, развернувшись, пошёл навстречу гибели. Тарбозавр склонил голову набок, рассматривая добровольную жертву, тишину ночи вновь разорвал его рык, ещё секунда, и от человека остались бы только кровавые ошмётки, но…

Внезапно хищника протаранило массивное тело знакомого трицератопса. Мгновенно переключив внимание на нового врага, рептилия отвернулась, а опомнившиеся Дмитрий и Ника, схватив сына в охапку, потащили того под защиту густых ветвей.

Каково же было изумление Тропининых, когда кустарник внезапно исчез, место, где он только что рос, озарило клонившееся к горизонту солнце, а за их спинами прозвучал хриплый голос с истерическими нотками:

– Куда прёте?! Вам жить надоело?

Обернувшись, люди увидели остановившийся в опасной близости бульдозер, равнявший песок, в который они погрузились по щиколотку, и злое лицо высунувшегося из кабины мужчины, грозящего нарушителям кулаком.

– Домой… мы вернулись домой, – пробормотала Ника и потеряла сознание.

 

Измученные, перепачканные первобытной и современной грязью люди сидели за столом в кухне, а вокруг толпились эвгасты, молча внимающие страшному рассказу. Юля, с ногами забравшаяся на подоконник, роняла слёзы,  Гергени же, опиравшийся о притолоку, сокрушённо качал головой.

– Беда, – произнёс он, когда отзвучали последние слова, – боюсь судьба не оставит Кирилла в покое, и рано или поздно он погибнет здесь или в одном из соседних ужасных миров. Едва ли матери удастся его защитить.

– Я тоже этого опасаюсь, – упавшим голосом подтвердил Дмитрий.

– Но что же делать? – в отчаянии вопросила Ника. – Я ведь не смогу всю жизнь не прикасаться к мальчику.

Жатир пожал плечами и обратился к жене.

– Юленька, у меня нет уверенности в успехе, но, по-моему, нам следует вмешаться.

Та недоумевающе посмотрела на мужа.

– Как?

– Ника перемещается не мистическим способом, – прозвучал ответ, – на неё наверняка воздействует материальная сила, вроде тех волн, что в одном из приключений сделали жилет Димы пуленепробиваемым….

– И…

Ника вскочила, с надеждой глядя на друга.

– Мы снимем с вас слепки всех видов энергий и попытаемся разработать защиту для Кирилла.

– Отличная идея!

Эвгасты довольно зашумели, Дмитрий с женой заулыбались, а обрадованная жатир захлопала в ладоши и уже намеревалась спуститься на пол, когда пластиковая рама, на которую она опиралась, треснула, и потерявшая равновесие Юля, вскрикнув, исчезла. Гергени кинулся к окну, но, ударившись головой о потолок, упал на колени и застонал.

– Это предупреждение, – со страхом сказал Комаров. – Судьба, или как её там, даёт понять, чтобы мы не вмешивались.

– Не дождётся, – прозвучал задорный женский голос.

Вскарабкавшись на подоконник, Юлия спрыгнула в комнату. Развернув ладони, она принялась водить ими вдоль тела Ники, и опомнившийся муж присоединился к ней.

– Любопытно, – пробормотал Миша, обращаясь к Володе,  – неужто эта сила настолько глупа, что не приняла во внимание первый этаж?

 

Реальность раз.

– Ну, вот и всё, – говорил Алексей, выбрасывая шприц в мусорное ведро, – надеюсь, я не сделал тебе больно?

Он внимательно посмотрел на пациентку. Та лежала спокойно, но губы её страдальчески кривились. Острая жалость пронзила сердце мужчины, и ему захотелось приникнуть поцелуем к этому аккуратно вырезанному природой украшению. С трудом сдержавшись и взяв планшет, он намеревался снова сесть рядом с больной, когда в кармане его запиликал мобильник. Взглянув на дисплей, Алексей нажал кнопку приёма вызова.

– Что случилось, почему ты не в школе?

Трубка зажужжала, словно собеседник на том конце что-то горячо доказывал. Мужчина слушал, и лицо его становилось всё мрачнее.

– Ладно, – наконец, сказал он, – я еду. Никуда не уходи.

Повернувшись к бессознательной женщине, врач наклонился к её уху и негромко сказал:

– Прости, но у моего сына неприятности, и я должен ему помочь. Сестра присмотрит за тобой, а я приду завтра.

Погладив внезапно побледневшую пациентку по руке, терапевт вышел из палаты, не увидев, как крупная слеза скользнула по щеке несчастной и скатилась на подушку, тотчас впитавшись в мягкую ткань.

[1] Лорд Рокстон – герой романа К.Дойля «Затерянный мир».

Views All Time
Views All Time
165
Views Today
Views Today
1

В случае обнаружения ошибки, выделите её и нажмите Shift + Enter или НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ чтобы сообщить нам. Мы немедленно отреагируем!

(Visited 3 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 3 часа

Александра Треффер

11k

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.
Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.
И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все - как будто бы под небом
И не было меня!
Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.
Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе... –
Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!
К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви…

49 лет
День рождения: 26-02-1968
Россия. Город: Орехово-Зуево
Комментарии: 2389Публикации: 632Регистрация: 10-07-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • Автор групп (25)
  • АВТОР МЕСЯЦА

6 комментариев к “Кома. Книга 3 серии «Шизофрения». Глава 4 (19)”

  1. Вы нас сделали еще ближе с внуком. Сейчас сидим и читаем с Максимом ваших динозавров. Это его больное место, а бабуля, то есть я, — полностью на стороне моего любимого. Ему плохое, не понравится.

    4
  2. Супер! Читаю с большим интересом!232217
    И опять впереди какие-то неприятности. Жду продолжения!

    2
    1. У вас чутьё, Эмми. Неприятностей впереди, хоть отбавляй. Очень напряжённая книга. Продолжение будет. Спасибо за интерес!

      2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.