«Дон Кихот» театр «Et Cetera», 2015

Публикация в группе: \"Заглянем в зал...\" (ТЕАТР)

6781

Смотреть спектакль ЗДЕСЬ

Когда ставишь на сцене классику, всегда надо быть крайне осторожным, — во-первых, с текстом, во-вторых, с трепетным отношением зрителя к давно знакомым ему персонажам. Потому что у каждого из нас тот или иной герой книг – уже свой собственный, и мы ревностно относимся к любым творческим экспериментам авангардных режиссёров над созданным нашей фантазией образом. Вот поэтому например, бывший главный режиссер Харьковского театра драмы им. Шевченко, Александр Школьник отказывается ставить «Мастера и Маргариту», а худ.рук Малого театра Юрий Мефодьевич Соломин не допускает в свой храм Мельпомены – в первый российский Императорский театр любое постмодернистское отношение к русской классике.

И вот на тебе – «Дон Кихот», премьера которого состоялась 2 октября 1999 года. Что такое «Дон Кихот» в театре «Et cetera»? Прежде всего, замечу, что никакого Сервантеса здесь нет. Пахнет не средневековой Испанией, а современной российской глубинкой, с таким знанием и действительно особенным ароматом вкуса созданной знаменитым сценографом Эдуардом Кочергиным, работавшим еще с Товстоноговым.

Скорее, этот спектакль создан лишь по мотивам романа, знакомого нам с детства. Но это тот случай, когда сама тема такая, что любая новая форма никак не исказит содержание. Дон Кихот не может быть никем иным, кроме как рыцарем, а Санчо Пансо – его верным оруженосцем. Дон Кихот – символ. Такой же как Д’Артаньян – символ необузданной удали и крепкой дружбы или Робин Гуд, грабивший богатых и раздававший всё бедным. А Дон Кихот из Ламанчи с наших детских лет являлся образом романтического рыцаря без страха и упрёка – идеалом верной любви к прекрасной даме и защитником бедного и угнетённого человечества.

С первой же мизансцены спектакля мы видим, что такой образ в двадцать первом веке, увы, выглядит архаично, но только в том смысле и в той степени, в какой архаичными становятся в нашем обществе честь дамы, верность мужчины любви, слову, служение долгу.

Как печально осознавать, что многие не только слова, но и поступки стали для современного человека устаревшими. Больно становится от того, что люди стесняются совершать добрые благородные поступки, считая их пережитками прошлого, а кодекс чести рыцаря вызывает у наших современников лишь одно желание – покрутить пальцем у виска.

Александр Морфов – известный режиссер фарсово-гротескных постановок и с театром «Et cetera» его связывают уже две работы, одна из которых, «Король Убю» — истинная фарсовая драма, где с суперскоростью показывается всеразрушающая сила власти. Теперь в его арсенале обращение к Сервантесу. Но что такое фарс? Обычно, это понятие связывается с яркими комическими интонациями, интригами, нелепыми ситуациями, вызывающими смех на забаву публике. На душе становится веселее и появляется какая-то куражистая игривость и желание поучаствовать в маскараде шуток и розыгрышей. Фарс – также еще и насмешка, подчас лукавая и злорадная, главной целью которой является одурачивание одного всей толпой. Однако все смеются.

Но вот поставить фарс как трагическую драму! Этого давно не было. С таким же материалом, как мы, иначе нельзя. Для нашего забронзовелого сознания, непробиваемой застывшей совести, для жизненного пространства человека, в котором всё меньше и меньше остаётся места для чести, верности, настоящей дружбы и бескорыстной помощи ближнему, такие понятия вызывают если не смех, то во всяком случае дружное недоумение толпы, для которой рыцарство – нелепый абсурдистский фарс. Режиссер сделал невозможное – он довёл градус фарса до высшего уровня, он так туго закрутил гайки в больных точках душ, что смех над человеком, непохожим на толпу, на протяжении спектакля начинает вызывать раздражение у публики и постепенно, ощущая по нарастающему напряжению в зале, по замирающему дыханию зрителей и ёрзанью в креслах становится понятным, что публика готова вырваться из серости большинства и перейти на сторону Дон Кихота. Стать на сторону человека, которого травят – для этого надо обладать завидным мужеством. Главное – внимательно смотреть и постараться почувствовать тонкие вибротоки, направленные от актёров в зал. Если попытаться подчиниться воле режиссёра и вместе с ним посмотреть на жизнь на сцене – как на что-то очень близкое, происходящее в нашем мире, с нашими душами, то можно уйти со спектакля где-то в чём-то другим человеком. Пусть не Дон Кихотом, но по крайне мере, с появившимся желанием сделать мир лучше, изменив себя.    

А кто такой Дон Кихот Александра Калягина? Для каждого свой. Это полубезумный старик, юродивый, человек «раньшего времени». Он живёт в своём придуманном мире, где кто-то нуждается в защите, кричит о помощи и все свои поступки рыцарь совершает не ради бахвальства и громкой славы, а во имя прекрасной дамы. Его рыцарское облачение вызывает смех. На постоялом дворе нищие оборванцы, какие-то сказочные лешие и кикиморы, самое дно общества, смеются над ним, а он обращается к ним —  как к сеньорам, пытаясь достучаться сквозь их грязь до них – как до людей. Зачуханной грязной кухарке предлагает руку и приглашает на танец, называя её леди и погружаясь в свой мир благородства и доблести, клянётся в любви и обещает разрушить чары, которыми заколдовал её злой волшебник. Девушка парит, летает, как изящно струится вуаль между ними, как преображается морщинистое лицо, но вдруг вуаль превращается обратно в рваную тряпку, а лицо – в кабанье рыло. Трудно достучаться до людей. Они предпочитают оставаться свиньями.

Дон Кихот становится участником убийства и обнажает уже меч, чтобы изловить преступника и вызвать того на смертный бой, как вновь оказывается объектом для насмешек, ибо всё это был театр бродячих актёров. Они предлагают ему поступить к ним в труппу, восхищаясь игрой, даже не понимая, что честь, достоинство, рыцарство – для них игра. А для рыцаря – жизнь. Дон Кихот не играет, он так живёт и потому остаётся в одиночестве и непонимании. Я вообще считаю, что одиночество – удел талантливых, уникальных и очень ярких личностей. Просто их яркость слишком раздражает глаза толпе.

Смеются на сцене, но нам постепенно становится не смешно. Ведь мы видим себя в этой толпе физически, хотя мысленно мечтаем о Дон Кихоте внутри себя. Но не находим его та, ибо как говорил сказочник Шварц «Изгони из себя дракона». Вот задача. И пока она не решена, до тех пор мы не будем встречать в нашей жизни Дон Кихотов.

А нужны ли они сейчас? Они нужны всегда. Это тот случай, когда отсутствие таких героев сродни концу цивилизации.

Прекрасный контраст Александра Калягина и Владимира Симонова в роли Санчо Панса. Симонов – типичный драматический актёр старой МХАТовского школы. Он прошел путь Треплева, Мастера и Мольера. И Санчо Панса здесь не недалёкий весельчак с соломенными мозгами и прожорливым брюхом, мечтающий лишь о губернаторстве. В нём есть сострадание к своему хозяину. Он уговаривает того вернуться домой, не смешить людей, не воевать с мельницами и заняться сельским хозяйством. Ему больно смотреть на насмешки над Дон Кихотом и он лишь ждёт какого-то решающего момента, зритель чувствует, но Панса Симонова даёт лишь намёки, не обнаруживая полностью душу. Симонов – лирик с грустными глазами. Играя слугу Дон Кихота, он всё же не слуга, а больше младший брат или друг, но друг из другого поколения, — более молодого. Как мечтает Дон Кихот, чтобы разрыв поколений не произошёл, как бы он желал быть понятым молодыми. И когда в финале обессиленный физически и морально, Дон Кихот в отчаянии сожалеет: «Человечество устало от нас», какой-то помолодевший Санчо Панса перехватывает твёрдой рукой копьё уставшего рыцаря и решительно парирует: «Нет, господин. Человечество устало без нас». Вот и думай, дорогой зритель, что нужно человечеству в современном мире: от чего устало человечество?

Финал совсем неожиданный, но, не раскрывая задумку постановщика, как я её понимаю, скажу лишь вот что. Режиссёр пытается не лишать нас надежды, он как бы передаёт право оставаться рыцарем, мужчиной, человеком грядущему поколению. Устал Дон Кихот, в его глазах слова классика: «Печально я гляжу на это поколенье» сменяются гордостью и благословением нового рыцаря в новый путь навстречу приключениям во имя справедливости добра против угнетателей и драконов. Новый путь нового человека – мессии. Куда это путь приведёт Санчо, какую дорогу изберёт он, — мы не знаем, но что-то подсказывает нам в финале, что для того чтобы оставаться человеком, не обязательно отправляться далеко. Все условия для этого перед вами, друзья.

Смотрите спектакли и делайте себя лучше.

(Visited 22 times, 1 visits today)
6

Автор публикации

не в сети 6 дней

Рокер Гарри

6 102
Здесь нет места травле друг друга, шантажу и ультиматумам, а также злобным угрозам, повергающим людей в беспокойство, смуту и бегство с сайта. В целях сохранения мира на "Литературиии", к диверсантам, угрожающим общей безопасности нашего дома, будут применяться самые радикальные меры.
День рождения: 18 Апреля
flagУкраина. Город: Харьков
Комментарии: 1444Публикации: 363Регистрация: 01-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

2 комментария к “«Дон Кихот» театр «Et Cetera», 2015”

  1. Супер! Классно написано! Очень интересно и познавательно!)

    Спасибо, Игорь! Посмотрела спектакль! Очень понравилось!)))

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    2
  2. Дон Кихот — романтик идеалист, над которым все смеются. Комедия с трагиком в главной роли. Образ героя-одиночки, который находится вне своего времени. Спасибо, Игорь! Спектакль еще не посмотрела, но посмотрю обязательно)))

    Классика - это азбука, которую изучаешь всю жизнь
    2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *