ДНЕВНИК КОРОЛЕВЫ — День второй

Публикация в группе: Дневник Королевы

До меня на последнем третьем этаже пансионата, который разделен на офисную часть для администрации и на личные покои директрисы, всё выглядело тусклым и уныло скулящим. Кабинет, в частности, производил гнетущее впечатление. Не понимаю, как могла бывшая начальница Силина жить в таком убогом окружении – лишь стол, стул и шкаф с книгами. Возмутительная нищета и прозябание. Я же преобразила свой офис роскошью – ковры, картины, кресла и изумительный диванчик. Комфортно располагаясь на нём, доверительно погружая попу в его нежную обволакивающую мягкость, я весьма выгодно смотрюсь в профиль.

Поначалу за столом я не любила проводить много времени. Только если нужно было набрать кому-то деловое письмо или сделать важные звонки.  Отныне же повсюду в кабинете развешаны зеркала в полный рост, и я обожаю смотреться в них в разных ракурсах. Думаю, что сами они — отражатели моей совершенной женственности — тоже восхищаются мною. В углу комнаты у двери ряд стульев, – я называю их электрическими, – на них садятся те, кого я приказываю вызвать в срочном порядке для наказания. И подчас сами жертвы ведут себя как на дыбе. Самое любимое моё занятие — морально издеваться и видеть страх и благоговение передо мной.  

Особый восторг я получаю тогда, когда металлическим голосом выливаю свой гнев на очередную жертву. Ах, как они смущены и зажаты. Я хожу перед ними по кабинету и заставляю оправдываться. Сегодня десятиклассник Ложкин – двоечник и хам – нудел что-то в свою защиту, так скучно это выглядело. Я встала из-за стола в юбке с очень глубоким вырезом и медленно прошлась по ковру к окну. У Ложкина участилось дыхание, я сразу почувствовала и улыбнулась краешком губ. Подняв голову вверх и надменно поворачивая к вспотевшему ученику, я грозно спросила:

– Куда вы смеете смотреть, Ложкин?

Тот испуганно отвел глаза от моих стройных белых ножек и сглотнул слюну. В зеркале сквозь вырез юбки хитро и коварно проглядывала белизна трусиков, и я прекрасно понимала ступор Ложкина. Его накрывало чувство стыда, смешанное с азартом любопытства. Мешковатое тело стало пружинным, наэлектризованным и угрожающе остолбеневшим в застывшей позе просыпающегося хищника. Пересекая комнату по-кошачьи, грациозно подчеркивая изгибы бёдер, я слышала его внутренний стон и частое ёрзанье на стуле. Мальчишку останавливало только моё строгое лицо и, наверное, два охранника в приёмной. Я видела, как каждый цокот моих каблучков отдавался в голове мальчишки, брюки ему становились тесны и сам он сидел красный, как помидор.  Ах, как забавно его мутило от перевозбуждения.

Собственная мания величия, еще выше вознёсшая меня на пьедестал, кричала: Уничтожь его! Унизь его! Подчини его! Ложкина согнуло пополам, он держался за пах и готов был разрыдаться. Но когда я подошла почти вплотную к нему и ледяным тоном хотела приказать пасть передо мной на колени, он быстро схватил крепкими руками меня за упругие бедра и резко притянул к себе. Моё «Ах!» застыло на пухлых алых губах.

Как испуганно и неуклюже я выглядела в тот момент. Проклятые зеркала – нашли, что показывать! От собственной беспомощности перед мужчиной я даже… возбудилась. Его лицо… уткнулось сквозь разрез юбки в нежный холмик Венеры, и хищный язык жадно-жадно заслюнявил мои… почти мгновенно взмокшие трусики. Ложкин хрипел и рычал, упираясь в ослабевающие в паническом ужасе ножки. От неожиданности дыхание моё застряло в груди и, наверное, те несколько секунд моей растерянности показались парню высшим райским наслаждением. Еще бы чуть-чуть и под давлением его щекочущего настырного языка створки моего сада не выдержали бы напора. В его грубых, но таких волнующих ладонях, судорожно тискавших налитые ягодицы, я начинала млеть. Мне захотелось крепко сжать его голову но… Но собрав остатки ума, пружинистым прыжком я отпрянула от школьника и…задрожала от страха. В глазах Ложкина читалось дикое желание немедленно овладеть мною. Он вскочил, расстегивая штаны.

– Опомнитесь, Ложкин… – задыхаясь, пролепетала я, призывая вспомнить парня, что я – директор пансионата. Но его звериный оскал рычал о том, что он сильнее и скоро я паду его жертвой. А потом….потом случится позор. О, нет! Нет!!! И  только хотела кркинуть охране, как огромный чугунный бюст Казановы свалился со шкафа и стукнул безуспешного насильника по затылку.

 

Врачи  определили у Ложкина полную потерю памяти, и родители забрали его лечиться и учиться за границу. Ах, мой ангел Джакомо! Твоя милая ревность спасла мою безупречную репутацию…. Теперь ты будешь сопровождать меня повсюду — от кабинета строгой директрисы до грешной спальни распутной королевы, мой Ангел-Спаситель. Ах, как я люблю себя….

(Visited 30 times, 1 visits today)
4

Автор публикации

не в сети 2 недели

Эллен Ласт

38
Пишу на грани фола
flagФранция. Город: Paris
Комментарии: 11Публикации: 5Регистрация: 13-12-2018

    2 комментария к “ДНЕВНИК КОРОЛЕВЫ — День второй”

    Добавить комментарий

    ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *