ДНЕВНИК КОРОЛЕВЫ — День четвёртый

Публикация в группе: Дневник Королевы

Для меня приготовили шикарные комнаты отдыха. Они располагались на том же этаже, где и мой офис, только в противоположном крыле. Вход на весь третий этаж охраняли два охранника и по одному стояли у кабинета и входа в мои апартаменты. Халк и Арни – два моих личных телохранителя – всегда появлялись по вызову. Сигнальный кристаллик для этого сверкал изящной бриллиантовой брошью на замке пояса. Присутствие этих двух громил внушало страх окружающим и возвеличивало меня до Совершенства. У меня также есть и личный начальник всей службы безопасности моей персоны. Не знаю, как его настоящее имя, я его зову Кинг-Конг. Он и вправду весьма похож на эту гориллу – мощностью, свирепостью и неуклюжей походкой. Иногда его желтоватые глаза наливаются кровью, если кто-то начинает с ним спорить. Но таких смельчаков в природе не существует, по крайней мере, в живых. Меня он боится, обожает и ловит любой взгляд, чтобы оказаться тут же полезным и заслужить поощрение.   

Сегодня я принимала поздравления от преподавательского состава по поводу моего назначения. Я называю его коронацией. Ах, как они стали подобострастны, те, кто раньше требовали к себе уважения от «бездарной вертихвостки». Теперь же входили в мой тронный кабинет, согнувшись в три погибели с каким-нибудь дорогим подарком. Распевали на все лады мои таланты жёсткого, но справедливого руководителя, восхищались моим природным обаянием, грацией и манерами.

– Никогда раньше, Геннадий Федорович, – сказала я, располагаясь в кресле, моему коллеге-историку, – Не замечала, что вы заикаетесь.

От меня видимо исходила дурманящая волна чего-то волшебно электрического. Старого историка почти подбрасывало на месте и даже знобило. Он сникал еще больше под брезгливым взглядом моих ядовитых глаз.

– Я….мне несказанно приятно, уважаемая Снежана Юрьевна, что вы соблаговолили оставить меня в должности….

– Что вы сегодня намерены рассказывать детям? – холодно спросила я.

– С вашего разрешения, о французской революции. Казнь Марии-Антуанетты.

Ответ его заставил меня вздрогнуть и историк, заметив перемену в моем лице, осекся и разлился в извинениях. Сжав губки и напрягшись, я строго заявила:

– Какая любопытная тема. Опасная. Очень хотелось, чтобы вы преподнесли её правильно. Без крови. 

– Да…да, безусловно, – замялся историк. – Как вам будет угодно. Но как же без крови? Ведь нельзя же переделать историю. Это, извините, нонсенс.

Моя реакция напоминала стойку пантеры перед прыжком:

– Нонсенс – это вы, уважаемый. Меня абсолютно не интересует то, что написано в ваших глупых учебниках. Вы будете рассказывать детям ту историю, которая угодна только мне. Я так хочу, я приказываю, я директор.

Ах, я была очаровательная ледяная королева, и от каждого моего слова, историк сжимался, сгибался и чуть ли не проваливался сквозь пол. Геннадий Федорович, истекая потом, — то ли от страха, то ли от возбуждения, ибо нет-нет, да и засматривался на мои ножки, – промямлил что-то раболепное и был отпущен восвояси. Мне думается, он побежал в туалет. Вдогонку я сказала, что непременно посещу его урок.

О, я прекрасно помню Геннадия Федоровича еще год назад, когда он меня тестировал при приеме на работу. Сколько надменности и всезнайства бушевало в его напыщенных профессорских вопросах. Скольким насмешкам подвергалась моя впечатлительная нежная природа, когда мне не удавалось ответить правильно. Перед тем как он приходил с проверкой на мои уроки, я не спала целые ночи напролёт. После его докладов директрисе о моей некомпетентности, меня лишали премий и выходных, заставляя коротать время на дежурстве в пансионате. Бррр…как вспомню – становится себя жалко. Но самым унизительным с его стороны было не замечать моего внешнего великолепия, моего женского очарования и совершенства Богини.

Сегодня я шла в класс истории в сопровождении Арни и Халка, твёрдо ступая туфельками по кафелю, и была настроена решительно. Первая реакция учеников мне сразу же не понравилась.

– Геннадий Федорович, – надменно бросила я. – Вам необходимо немедленно заняться дисциплиной в классе. В противном случае, нам придется подыскать вам замену.

Класс состоял из отпетых мордоворотов-лентяев, в пустых глазах которых не ночевала даже самая пустячная мысль. Хотя, приказав всем встать, они тут же подчинились мне и в классе вырос лес тупоголовых учеников и учениц. Зацокав каблучками вдоль рядов, медленно ступая мимо каждой парты, я чувствовала необычайно напряжённое магнитное поле вокруг. Оно сжигало, притягивало, давило со всех сторон. Обойдя все ряды, я встала у последней парты возле верзилы Водяницкого – второгодника-одиннадцатиклассника. В его взгляде читалась насмешка. Во мне всё возмутилось и наверное грудь налилась так сильно, что белая кружевная блуза изящно округлила аппетитные персики, и Водяницкий не отводил своих бесстыжих глаз.  

– Сесть! – тут же приказала я ему. Он лениво сел за парту и усмехнулся еще наглее. Как посмел этот прыщ столь жадно осматривать мои бедра и ножки. Бесцеремонно вперив взгляд в разрез юбки он….вожделел меня. Не подавая виду, я раскрыла его учебник на странице Французской революции, где была картина алькова королевы. Карандашом возле губ Марии-Антуанетты был пририсован огромный член.

– Что это? – грозно вскрикнула я, сунув испорченную страницу прямо в лицо Водяницкому. Тот развязно ответил, жуя резинку:

– Это не я.

Класс притих. Никто не смел обернуться посмотреть. Все стояли, не шелохнувшись, чувствуя мою власть. В тот же момент я разорвала страницу на мелкие клочки и неистово посыпала обрывками голову паршивца, приговаривая:

– Книга – ваша, Водяницкий, значит, вы отвечаете за её опрятный вид. Посему виновны только вы и будете строго наказаны.

Мои слова хлестали, искрились, били наотмашь, но наглец был странно спокоен, от чего во мне заклокотало бешенство с неистовой силой.   

– Халк! – грозно приказала я. – Готовьте розги немедленно.

– Как розги? – пробасил Водяницкий, отстраняясь . – За что?

– Разговоры излишни, – твердо сказала я и дала знак Арни и Халку.  

Водяницкому всыпали тридцать ударов розгами – при всех. Лидер класса сник, хмуро встал и с ненавистью посмотрел на меня. Уже проходя к своему месту я приказала:

 –Стоять!

Ах, как я была прекрасна, упиваясь властью. Сколько страха читалось в глазах учеников. А Геннадий Федорович украдкой молился в углу стола.

– Водяницкий!

Тот сверкнул молнией.

– Вам что-то не понравилось? Не молчать! Приказываю отвечать!

– Понравилось, – в мертвой тишине буркнул Водяницкий.

– Не слышу.

– Понравилось, – сквозь зубы процедил парень, чуть ли не плача от ярости.   

– То-то же. Что надо сказать? – строго спросила я, проводя хрустальной пилочкой по ноготку мизинца.

– Извините, больше не буду…  

– Всем садиться, – приказала я и полная величия, улыбаясь, в сопровождении Халка и Арни, вышла из кабинета истории. Пока шла к себе в офис, меня начало тошнить от какой-то тяжести внутри. В ужасе я осознала то, в чем не признаюсь никому и никогда: я испугалась Водяницкого… как мужчину. Он смотрел на меня с таким вызовом, будто уже овладел мною и теперь манипулировал моими эмоциями. Будто он знал, какое на мне белье, на какой губке влагалища у меня родинка-звездочка и какой вкус моего оргазма. И чем наглее он вел себя, смея бросать дерзкие слова и косые взгляды, тем больше я….трусила. Всё королевского сжималось во мне и мгновенно уходило из сердца в пятки. Иногда задерживалось и разливалось расплавленным жаром в паху. Чем дольше наши взгляды пересекались, тем больше я осознавала, что беспомощно таю и влажнею и хочу завыть на весь класс: «Возьми меня! Сейчас же!»    

Если бы не верные псы, Водяницкий бы при всех меня обесчестил. И это было бы хуже казни Антуанетты. Я боялась в Водяницком мужчину-захватчика, мужчину-господина и как любая женщина с противоречиями, хотела в нём мужчину-самца. Что с моими коленками? Я  дрожу, вспоминая его похотливый взгляд и ироничную усмешку. Так смотреть может мужчина, который подчинил тебя сексуальной властью, закабалил и сделал рабыней. Нет! Никогда! Никто не смеет внушать мне страх. Бояться должны только меня. И дрожать должны они! Всех высеку розгами! Всех заставлю служить мне. Впрочем, было и то, что меня умилило. Тонны ненависти и страха окутали меня в классе, но еще больше витал аромат сексуального возбуждения от этих прыщавых юнцов. Меня хотят. Меня желают. Меня любят. Только сейчас обратила внимание на расстегнутые верхние пуговицы блузки, открывающие аппетитные округлости.  Знали бы они, что под ажурной ластовицей колготок на мне сегодня отсутствуют трусики. Может от этого мои запахи уловил пошлый нюх Водяницкого…. Опять я о нём. Вон! Прочь из головы!  

Всё же мне нужны глаза и уши, чтобы следили за такими как этот….Водяницкий. Что же такое….вспоминаю и вздрагиваю. Нет! Ах…. Он не смеет так влиять на меня. Я – королева, он же – чернь, недостойная даже мимолётного воспоминания. Надо немедленно забыть о его существовании и вызвать Иваницкую.

– Коллеги, – по-деловому заявила я, созвав учителей на совещание. – Приказом № 52 Мы назначаем Иваницкую Аллу Борисовну надзирателем-воспитателем по учебной части пансионата. Она имеет право присутствовать на любых уроках, входить в комнаты мужского и женского общежитий и обязана докладывать мне обо всех нарушениях дисциплины.

Меня позабавило скрытое недоумение всех собравшихся. Иваницкая, очаровательная длинноволосая блондиночка с прямой челкой и накладными ресницами, расплылась в дифирамбах и защебетала губками признания и обещания. Её зефирные речи немного успокоили меня и приглушили неприятные воспоминания. Но только немного. А она ничего, стройна, при талии и обладает мягкостью манер. Кошечка. Отпустив всех, я приказала ей:

– Вас я жду через полчаса у себя в будуаре.

– Мне захватить какие-то материалы? – официально спросила Иваницкая.

– У меня всё есть, – ответила я тоже официально и горделиво проследовала в свои покои, оставив Аллочку какое-то время наслаждаться предвкушением скорого сладостного эротического приключения.  

Ах, мне срочно требуется ублажение моих бурлящих сексуальных желаний…

(Visited 25 times, 1 visits today)
4

Автор публикации

не в сети 2 недели

Эллен Ласт

38
Пишу на грани фола
flagФранция. Город: Paris
Комментарии: 11Публикации: 5Регистрация: 13-12-2018

    4 комментария к “ДНЕВНИК КОРОЛЕВЫ — День четвёртый”

    1. Супер! Классная королева! Интересный дневник!))kisslaugh

      I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
      2

    Добавить комментарий

    ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *