Дама с собачкой. Окончание.

Публикация в группе: \"Главы из Эмигрантского цикла\" (РАССКАЗЫ сборник)

Закрыв за посетительницами дверь, Линда постояла с минуту в задумчивости, затем взяла телефон. Набирая номер, она поглядывала на дверь, словно опасалась, что девушки вернутся. 
— Да, мам, привет! – ответили на том конце.
— Джейми, что за собаку ты мне привез?
— Хаски, а что с ней?
— С ней ничего, а вот ко мне приходили две дамы, судя по всему владелицы.У них пропала собака пару дней назад. Одну из этих дам я видела вчера на нашей улице. А сегодня они заявились ко мне. 
— Почему ты думаешь, что это их щенок? Собака-то не чипированная, доказать не смогут, да и может сами ошиблись.
— Это неважно. Джейми, неужели ты не понимаешь? Сейчас я их выпроводила, но я уверена, что они вернутся. 
— Но почему?
— Джейми, это не англичанки, они эмигрантки. Скорее всего из Восточной Европы. И у них хватит нахальства явиться еще раз. А если они не одни придут? И еще. Одна из них сказала, что это не хаски, а помесь. Ты понимаешь, что это значит? Это значит, что мы не продадим ее как породистую.
— Вот черт! Это Мартин все! Сказал, что точно хаски. К тому же дом полон эмигрантов, а они если и берут породистых, то в обход клубов, у своих же. Так им дешевле обходится. Да и чипируют не сразу.
— Что там твои покупатели? 
— Да сорвался один сегодня. Позвонил, сказал, что деньги через неделю только будут. Окей, мам, я сейчас прикину, что делать и перезвоню.

Линда положила трубку. Что ж, рано или поздно это должно было случиться. Последний год им очень везло — Джейми со своим приятелем Мартином успешно доставал собак. Линда избегала слова «украл» — да и как можно было украсть собаку, которая еще неизвестно каким путем попала к своим хозяевам? Подавляющее большинство этих так называемых хозяев были эмигрантами, а они, как известно, предпочитают все доставать подешевле и, желательно, в обход налогов. Как же, будут они выкладывать крупную сумму за клубную собаку! Скорее всего, воруют или вообще подпольно разводят. И еще неизвестно, в каких условиях содержат собак! Так что они с Джейми просто заботятся о животных, пристраивая их в хорошие руки. Разумеется, не бесплатно, плата была вполне разумной и только иногда превышала клубную цену. Линда с удовольствием отмечала, что ни один из новых хозяев очередной собаки не был эмигрантом. Это были порядочные люди, которые были растроганы душещипательной историей о вызволении животного из неблагополучного дома и стремились совершить благое дело, раз уж все равно хотели приобрести собаку. 

Покупателей тоже находил Джейми, единственный сын Линды. Точнее, его жена, Пэм. Она держала салон красоты и, между делом, в кофейной паузе рассказывала очередной клиентке трогательную историю спасения щенка. Адресаток своих рассказов Пэм выбирала по одному, но важному критерию – это должны были быть дамы, которые с особым трепетом относились к благотворительности. Именно они чаще всего откликались на сетования Пэм о том, как трудно приручить испуганного щенка и как ее свекровь (такая добрая и отзывчивая душа!) не жалеет для этого своих сил! А ведь ей уже за восемьдесят! Линде было 74, но Пэм считала, что за 80 звучит куда как более впечатляюще. Один-два разговора и вот уже клиентка, преисполненная желанием сделать доброе дело, вызывалась приютить собаку. Тут начиналась вторая часть – торг. Собака ведь породистая, а тут еще расходы на дорогой корм, походы к ветеринару! Вы только представьте, сколько Линда тратит на это из своей пенсии! Конечно-конечно, кивали дамы, мы все компенсируем, мы уже любим этого бедного щенка!

Иногда, правда, Пэм отмечала, что какая-то клиентка (двойная – по салону и собачьему бизнесу) вдруг переставала заглядывать. Может догадывались, что с собакой дело не все так уж и чисто, а может и со здоровьем щенка что-то было не так, кто знает? Важно одно – заявлять в полицию они не будут, ибо уже являются косвенными соучастниками какого-то темного дела. А устраивать скандал не в английском  характере. Пэм и сама предпочитала в случае каких недоразумений сменить юриста или  автомеханика, но не затевать разбирательств. Скандалить? Это же унизительно! Нет-нет, с этой стороны все было надежно.
Сегодняшний визит потряс доселе четко отлаженную систему. Что будут делать эти эмигрантки? А вдруг наведаются ночью, да еще не одни?

Линда вышла во дворик. Щенок заливисто тявкал и радостно махал хвостом. Линда наклонилась к нему и потрепала за ухо:
— Ну и кто же ты? Не хаски, говорят. Были у нас хаски, помню их. А ты другой, — пробормотала она. Щенок крутился волчком у ног.
— Линда, доброго дня!  — раздалось с другой стороны заборчика. Линда подняла голову. К ней обращалась Клер, их соседка. 
— Доброго, Клер! Как поживаете? 
— Спасибо, как всегда. Харли уехал с друзьями на слет байкеров, а я вот дома осталась. Как вы? Я смотрю, у вас новый щенок?
— Да, Джейми привез на днях. 
— Я удивляюсь вам, Линда! Как вы ладите с собаками! И как не устаете! Посмотрите только на этого егозу у ваших ног. Иногда я завидую вашей энергии!
— О, спасибо, Клер! Тяжеловато, конечно. Но как устоять, когда Джейми звонит  рассказывает, что спас очередную собаку! Они с Пэм постоянно на работе и за щенками некому присматривать, вот и не могу отказать.
— Уже нашли хозяев для этого малыша?
— Увы, пока нет. И это меня тревожит. Мне скоро уезжать, хотелось бы до отъезда пристроить щенка.
— Вы уезжаете? 
— Да, поеду к морю, хочется подышать морским воздухом.
— Ну что же, надеюсь, вам повезет с новыми хозяевами!
— Спасибо, Клер!

*****************************************************

— Сядем-ка, — Лена махнула в сторону скамеек в парке, мимо которого он шли.
— Это Джеки? – спросила наконец Маша, хотя уже и так поняла, что это щенок Лены и Николь.
— Угу. У него одно ухо немного вывернуто, да и голос такой смешной.
— То есть эта старушка, этот божий одуванчик, украла собаку?? В голове не укладывается.
— Ну не сама она, конечно, лазила через наш забор. Сын, племянник, внучок – мало ли у нее родственников. Думаю вот, что делать…
— Лен, а что тут делать? Идти и требовать собаку назад! Грозить полицией!
— Ага, ты думаешь, они не поняли уже, что собака не чипированная, скорее всего предполагают, что и документов нет.
— А вообще, как она у тебя появилась?
— Друзья Римаса, соседа моего, раздавали щенят. У них хаски, породистая, а где-то не уследили, ну и согрешила та с неизвестным. Сама понимаешь, помесь не продашь, так что раздавали всем, кто мог взять. А Никки давно просила собаку, я и решилась. Так что документов нет, доказать, что это моя собака, я не смогу.
— И что делать? Прям хоть бандитский наезд устраивай. 
— Тут даже вопрос не в том, что нам делать, а в том, что будут делать они. Гарантированно, старушка сейчас запаникует и чего-то придумывать будет.
— Например?
— Ну не знаю. Может вообще Джеки выкинут, мол, не было у нас в доме этого пса и все.
— Слушай, ну никак не верится, что эта старушенция – прям мозг бандитской организации. Может подумает, что мы поверили, что ошиблись и все?
— Надо за ней последить. Ну, даже не за ней, а за домом. 
— И что ты будешь делать тогда?
— Маш, ну откуда я знаю, что делать? Знаешь, пока думала, что он сбежал, то не так тревожно было. А сейчас когда увидела его там, за сеткой, жалко стало до чертиков. Он же дурной, верит всем. 
— Ленк, у меня идея! Давай по соседям пройдем, поспрашиваем, мол, не видели ли щенка, ищем, волнуемся. В любом случае будут поглядывать по сторонам.
— Это можно. Только давай завтра. А то мы сегодня примелькались уже на этой улице. Думаю, за вечер ничего не произойдет.
— Давай. Завтра во сколько? 
— Ну где-то около полудня, думаю. 
— Договорились! Тогда завтра в двенадцать у Теско. 

Маша шла домой в задумчивости. Она никак не могла соотнести образ весьма милой пожилой женщины с идеальным маникюром с реальностью, в которой старушка продает краденных собак. Вспомнился Маше и взгляд Линды, в тот момент, когда та поняла, что перед ней отнюдь не покупательницы. Холодный, обвиняющий взгляд. Какая-то правда была в этом взгляде, словно это они, Маша с Леной, в чем-то провинились и их пристыдили.  Впервые девушка задумалась о пропасти между местными жителями и эмигрантами. Какие они, эти англичане? Чем живут? Как поступают? Как у них принято вообще жить? За три месяца своей эмигрантской жизни Маша успела поработать на пяти складах и в одном кафе. Ее коллегами были такие же эмигранты, как и она: поляки, литовцы, румыны. Все они были очень разными, со своими национальными особенностями (хотя порой не знаешь, были ли это национальные или просто личные особенности, проще говоря, закидоны). Но они все были равными перед коренными жителями. Британия, конечно, сохранила классовые разграничения, но тут, видимо, еще и пренебрежительное отношение к «понаехавшим».

«Однобоко», — одернула себя Маша, вспомнив Дебру, менеджера кафе, в котором Маша проработала две недели на позиции «подай-принеси-убери». Смешливая, добрая Дебра, которая объясняла Маше принципы работы общепита без какого-то либо снисходительного или жалостливого тона. А Эмили? Супервайзер смены на самом первом складе, куда попала Маша. Они частенько сидели на перерыве и болтали насколько хватало Маше ее скромного словарного запаса. Просто этот уничижительный взгляд Линды перечеркнул вдруг все хорошее, напомнил, что бывает и по-другому. 
«Ну, ничего», — думала Маша. – «Завтра походим по соседям, предупредим. А дальше по обстоятельствам. Ну не убьют же они собаку, в конце концов!».

Но назавтра все планы сорвались. Маша проснулась с жутчайшим насморком и противным царапающим горлом. В состоянии совершенной разбитости она написала Лене извинительную смс и провалилась в сон. Через два часа ее разбудила смс-ка от Лены – заболела Николь и сегодняшний поход по старушкиным соседям пришлось отложить. Маша гнала мысли о том, что могут сделать с собакой почти разоблаченные мошенники. Она уже собиралась с духом чтобы дойти до дома Линды, так, на всякий случай, посмотреть что и как, как полил дождь такой силы, что впору было опасаться наводнения. Ни о какой прогулке и речи быть не могло. Нужно отлежаться дома и выздороветь, во вторник на работу, так что болеть никак нельзя.

Визит к соседям состоялся лишь через неделю. Всю неделю Лена провела дома, не отходя от Николь. Девочке стало лучше уже в среду, но она никак не соглашалась на Марису в качестве сиделке и слезно просила Лену посидеть с ней ну хотя бы еще денек, а потом еще. Маша же работала обычные смены на складе и, добравшись до дома, без сил валилась на кровать. Еще не до конца выздоровевший организм с трудом переносил рабочую нагрузку. О собаке и о Линде Маша вспоминала только перед сном, обещая себе, что завтра перед работой непременно заглянет в тот район. Но увы. Утром спать хотелось настолько, что ни о какой старушке Маша и не помнила.  

Встретившись в субботу около супермаркета Теско, девушки пытались выстроить стратегию разговора. Надежды на благополучный исход почти не было. Джеки отсутствовал намного дольше, чем он пробыл у Лены и Никки. Но решиться и оставить все как есть было невозможно. 
Вот и знакомая улица. Дом Линды. Девушки подошли к соседнему дому по правую сторону, прислушиваясь, не донесется ли откуда-то лай. Но нет. Тихая спокойная улица, где-то вдали шумит трасса. 

— Лен, а может заглянем к старушенции?
— А смысл? Что она нам скажет? Ничего не видела, ничего не знаю, у меня своя собака, а до остальных мне и дела нет. Толку-то.
— Ну да. Ладно, что мы тут стоим, пошли хоть в дверь постучим.
Дверь открыла женщина средних лет, в ярком спортивном костюме. 
— Добрый день, — бодро начала Лена. – У нас пропала собака. На прошлой неделе. И мы сейчас обходим соседние улицы, спрашиваем, не видел ли кто. Щенок, очень похож на породу хаски.
— Здравствуйте. Понимаю, грустно слышать, что собаки теряются. Но я не помню, чтобы видела бесхозную собаку на нашей улице. Думаю, эффективнее будет расклеить объявления на остановках, рядом у церкви есть доска объявления. 
— Да, это все уже сделано. Просто собака пропала неделю назад и, знаете, иногда лучше лично поспрашивать.
— Конечно, конечно, — согласилась женщина. Откуда-то сверху послышался лай. Лена метнула взгляд на Машу.
— А вы не знаете, ваша соседка дома? – не вытерпела Маша.
— Линда? О, нет, она уехала.
— Как уехала? – в один голос воскликнули девушки.
— Уехала к морю. Знаете, пожилым людям тоже иногда хочется на море, — улыбнулась соседка.
— А собака?! – почти выкрикнула Маша. – У нее собака была, щенок.
— Да, у нее был щенок. Но она его отдала. Нашла новых хозяев. А почему вы спрашиваете? Думаете, это ваш щенок был? Нет-нет, Линда замечательная женщина!  Ее сын иногда спасает животных, Линда их выхаживает и потом находит им новых хозяев. 
Девушки потрясенно молчали. Каждая корила себя за то, что упустила шанс найти щенка. Ах, если бы они пораньше сюда пришли!
— Девушки, с вами все в порядке? – соседка Линды уже с подозрением посмотрела на них.
— Да… – протянула Лена. И вдруг решилась:
— Понимаете, мы уже были тут неделю назад. Моя подруга увидела Линду, рядом с ней был щенок, очень похожий на моего. И мы пришли к ней в прошлую субботу. Но Линда сказала, что она продает свою собаку и ничего про других не знает. А потом, я увидела ее собаку и это точно вам могу сказать, это был мой щенок! Я его узнала сразу – у него ухо такое… необычное, — на одном дыхании выпалила Лена и осеклась, пожалев о том, что сказала.
— Вы не знаете, кому она его отдала? – спросила вдруг Маша.

Женщина помолчала, потом улыбнулась и сказала:
— Знаю. Мне. Проходите.
Еще не совсем осознавая происходящее, девушки зашли в дом. Сверху раздавалось оглушительное тявканье.
— Харли, спустись на минутку, — позвала соседка Линды и, повернувшись к гостьям, пояснила:
— Муж наводит порядок на чердаке, а ваш щенок за ним увязался. Чудный песик.
Тявканье стихло чтобы через мгновенье раздаться снова.  И вот уже бело-серый щенок прыгает вокруг Лены с выражением счастья на своей двухцветной мордочке.
— Джеки!! – закричала Лена и подхватила щенка на руки. 
— Признал хозяйку, — улыбнулась женщина в спортивном костюме. 
— Ой, я даже не знаю, как вас зовут,  — смущенно пролепетала Лена.
— Клер, — ответила женщина.
— Я Хелен, а это моя подруга Мария. Спасибо вам огромное!! Я вам так благодарна!! 
— Я рада, что вы нашлись. Будете гулять неподалеку, заходите. 
— Да, конечно. Спасибо вам! 
Девушки вышли. Джеки крутился у ног Лены, то и дело запутывая ее в поводке. 
— Не буду звонить Никки, сделаю сюрприз.
— Лен, я до сих пор в себя прийти не могу. Ну как так могло все совпасть?!  
— Да я сама еще не поняла. В тот момент, когда Клер сказала, что Линда отдала собаку, я уже подумала, что все, смысла нет продолжать искать и остается только надеяться, что новые хозяева хорошие. 

Клер смотрела из окна гостиной на девушек и подпрыгивающего рядом щенка. 
— Сколько ты заплатила Линде? – раздался рядом голос мужа.
— Немного. Ей нужно было поскорее избавиться от щенка. 
— Я всегда говорил, что что-то здесь не так. Все эти щенки, нескончаемый поток посетителей. Не хочешь в нашу общину сообщить?
— Утром я видела у дома сына Линды, Джейми, с какими-то двумя парнями. Похоже, что он продает дом, так что я думаю, Линду мы больше не увидим. 

(Visited 22 times, 1 visits today)
4

Автор публикации

не в сети 9 месяцев

Светлана Будяк

322
Рижанка. Волею судьбы оказалась в Англии. Прожила там 7,5 лет и решила уехать (не стала Англия мне родной страной). Теперь живу в Праге :)
39 лет
День рождения: 16 Января 1979
flagЧехия. Город: Прага
Комментарии: 44Публикации: 31Регистрация: 03-08-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • номинант - ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО
  • симпатия - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

2 комментария к “Дама с собачкой. Окончание.”

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *