9 Путешествие «В плену собственного величия» — 2 Часть

Публикация в группе: \"Страна Литературия\" - Путешествие 9 - \"В плену собственного величия\" (ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИЙ роман)

rrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrwwwwwwwwwwwwww

Тарас лихо взбирался по зубастым осколкам каменной породы, балансируя и спотыкаясь, и всякий раз чертыхался так, что даже эхо глохло от его диких воплей. Горы, покрытые лесной чащей, удивляли Макса своей живой энергией, словно кипящей под синими камнями. Казалось, сорви со скал их лесной покров, и вырвутся на свободу одинокий и древний дух горного ручья, дух зияющих пещер и дух зверей и птиц. Особенно поражали Макса отточенные каменные выступы, под бледным солнцем их рельефы напоминали то облик мифического дракона, поверженного и накапливающего силы для ответной битвы, то угрюмый лоб богатыря, нашедшего вечный покой в тиши девственной природы и сказочных красот. Под одним из таких уступов, поросших лишайником, они с Тарасом остановились. Парень постоянно бормотал под нос, искоса поглядывая на Макса, и криво усмехался, изображая загадочность, что порядком утомляло его спутника. Показав рукою на расщелину меж двух расколовшихся скал, Тарас пригласил его следовать за собой с предельной осторожностью.

— Желательно, не произносить ни слова, пока не придём, — таинственно прошептал Тарас, глаза его горели, а нижняя челюсть обнаруживала нездоровое вздрагивание. Макс удивлённо спросил:

— Разве травы растут внутри пещер?

— Мы идём не за травами, — усмехнулся парень. – Я проведу вас к владычице этих гор. Вы истинно достойны быть представленным ей лично, и я с радостью возьму на себя смелость поручиться за вас. Ведите себя с хозяйкой подобающе, как с королевой, будьте паинькой, и она одарит вас своим благоволением и несметными сокровищами.

 

Макс смекнул, что вероятно у парня приступ затянулся на гораздо дольше, чем обычно бывает у психов, и стал вспоминать, что же в подобных случаях предпринимают. Но в голову ничего не приходило от того, что ему самому становилось любопытным происходящее. Он лишь поинтересовался:

— Что за сокровища такие?                               

— О, вы, наконец, станете свободным от всех условностей земного пребывания, будете понимать своё величие и истинное назначение, как его понимаю теперь я. Вам сразу же станет ясным, зачем, с какой целью вы прибыли на эту землю и она – наша несравненная хозяйка, возможно, приоткроет завесу тайны вашей миссии. Не перечьте ей ни в коем случае, клянитесь выполнять все её приказы. И вы станете свободны, как птица.

— Приказы? – улыбнулся Макс, чем несколько обидел одержимого юношу. – Мне даже директор не приказывает, а просит. И потом, молодой человек, в ваших словах наблюдается противоречие. Человек не может оставаться свободным, как вы говорите, если он выполняет чьи-то приказы.

— Не о такой свободе речь! – воскликнул Тарас. – Это свобода от невежества, от вынужденного пребывания среди серых ползающих людишек, чей убогий умишко не в состоянии постичь, с каким великим избранным он имеет честь соседствовать на одной земле. Чтобы вам стало понятнее, я попытаюсь сейчас говорить на вашем языке. Вы станете свободным от подчинения этим грешникам, свободным от насилия ходить на ненавистную вам работу за сущие гроши, свободным от всяких несправедливых семейных обязательств. Но при этом вы должны подчиняться лишь Абсолютной Истине в лице владычицы Сонь-Девы и не задавать ей вопросов. Ответ будет лишь один: Ты свободен, пока получаешь её благословение, а значит свет Истины.

— Это свобода от той жизни, к которой я привык, и которая до сих пор вполне меня устраивала, — попытался смутить парня Макс.

Но Тарас был невозмутим.

— Дорогой друг, то жалкое существование, да простит меня ваша возвышенная душа, что вы влачили до сих пор, ничто по сравнению с великой благородной жизнью, которой вы истинно достойны. Но чтобы приблизиться к ней, чтобы ощутить вкус такой степени одухотворённости, надобно, чтобы наша великая Сонь-Дева признала в вас избранного, какого она признала и во мне.

— Избранного?  В вас? Избранного для чего? – спросил Макс, ускоряя шаг в тёмный туннель вслед за Тарасом, освещавшим путь факелом.

— Я слишком скромен, чтобы восхвалять себя, но госпожа Сонь-Дева обнаружила во мне глубокие скрытые достоинства. Она сказала, что я рождён от любви графа Сен-Жермен к одной восточной принцессе, но волею жестокой судьбы ваш покорный слуга был отлучён от семьи. Восхищаясь моей генетикой, хозяйка уверила, что я намного умнее тех, с кем я живу и цель моего пребывания на земле великая, но она мне еще неведома, и рано мне раскрывать сию тайну. Но то, что эта миссия связана с преобразованием мира, с чудесным открытием, которое перевернёт всю Вселенную, это несомненно. Мне обещано, что я найду своего отца, а может и мать, если….если приведу к ней другого Избранного. Признаюсь вам откровенно, после того, как я имел честь встретиться с Сонь-Девой впервые, моя супруга зачала. Да-да. Я ничего пока матери не говорю, хозяйка не велела, но Сонь-Дева изъявила теперь желание познакомиться с моей супругой. Для нас это большая честь и доверие. Мы оба с ней можем стать избранными. А пока я веду вас и надеюсь….очень надеюсь.

 

Тарас схватил за лацкан куртки Макса и умоляющими глазами, из которых тотчас брызнули слёзы, прошептал:

— Пойдёмте со мной. Спасите, спасите и себя и меня. Вы не пожалеете. Не пожалеете…

Эхо разнеслось по всему туннелю, а Макс шагал, толком ничего не поняв из того, о чем внушал ему Тарас. Наконец они вошли в каменный грот, посреди которого сверкал белым мрамором маленький фонтанчик, а чуть поодаль высился каменный резной трон. Но он спинкой был повёрнут к ним.

— Сонь-Дева недосягаема ни физически, ни визуально. Никто не смеет увидеть её лица, кроме самых Просвещённых – тех, на кого не просто снизошёл великий свет её Истины, но и которые сами явились отражением её совершенства и величия.

«Да, — подумал Макс, — ты именно такое отражение, полный бред». Не успев закончить мысль, ему сделалось не по себе, как будто кто-то дунул в его ноздри и остановил на секунду дыхание. Он несколько раз вздохнул, чтобы прийти в себя. «Хорошенькое помещеньице для спецэффектов и запугивания вот таких Тарасиков-карасиков-придурасиков». Вновь на Макса пахнуло теперь уже чем-то горячим, и он приложил ладонь к мочке уха, будто кто-то ужалил его в плоть. Тарас же что-то говорил, более того, возникало ощущение, что он разговаривает с пустым каменным троном, обращаясь туда, словно на нём сидит человек. Но Макс ничего не мог видеть. Он даже подошёл поближе, ощупал воздух, повернулся к парню, который смотрел куда-то сквозь Макса, и присел к фонтану, чтобы немного освежить лицо. Тарас же, иногда поглядывая на Макса, продолжал разговаривать с пустым троном.

— Не сердитесь на него, госпожа. Ему впервые выпала честь быть принятым столь высокой особой. О, нет. Этот господин издалека и он врач. Замечательный врач, надо вам сказать, но вынужден лечить этих недостойных серых ничтожеств вместо того, чтобы заниматься поиском Истины.

Макс хотел было возразить на этот бред отборным матом, но вовремя сдержался, испытывая почти детское любопытство досмотреть, чем закончится эта фэнтезийная история. И поскольку все его мысли здесь подвергались необъяснимым ударам, он решил подумать, когда выйдет из пещеры о том, что надобно будет рассказать эту историю другу психиатру. Возможно, тот найдет подобному безумству хотя бы толику разумного объяснения. Однако Тарас продолжал разговор с призраком, постепенно его речь превратилась в клокотание, затем в бульканье газированных пузырьков, затем голос перестал произносить слова и из горла полился ультразвук. Пару раз Максу приходилось просто затыкать пальцами уши. В конце концов, странная аудиенция была закончена и Тарас, поклонившись Максу, словно раб своему господину, пригласил его на выход, отбрасывая в сторону острые камешки по дороге.

 

Когда они выбрались из пещеры и Макс с огромным счастьем вдохнул в себя литра три свежего морозного воздуха, Тарас рассказал, что пока тот не Избранный, но на пути к этому и Тарасу следует помогать во всех его деяниях и обязательно направлять на путь света. К тому же парень добавил, что Макс, оказывается, является потомком древнейшего рода ордена тамплиеров и должен принести в жертву самое дорогое, что он таковым считает, но на самом деле не является истинным.

— Что сие значит? – спросил Макс, которого уже стал порядком раздражать и этот тон парня и вообще вся атмосфера сумасшествия.     

— Значит, дорогой Максим, — улыбнулся Тарас, — что вам необходимо либо привести свою невесту к госпоже, чтобы она сама могла убедиться в её благочестии и решить, подходит ли она вам в жёны или нет либо же навсегда порвать со своей невестой. Если желаете, я сам всё объясню ей, открою глаза на то, кого она имеет честь….

Мимо пролетел кондор. Коснувшись крылом камня, царь Карпатских гор высек сноп искр и исчез за скалами. Макс подскочил к Тарасу и схватил того за овчину, сжимая тоненькую шею крепкими пальцами. Тот пытался дёрнуться, но лишь оступился назад к пропасти под стремительным неожиданным напором  всегда спокойного Макса. Испуганные глазки парня увлажнились и расширились до предела.

— Что… что вы? – пролепетал Тарас.

— Послушай, мальчик, — твёрдо произнёс Макс, уничтожающе вперив лазерный взгляд в глаза Тараса. – Ты можешь засунуть все свои истины в одно место и отправиться со своей развесёлой госпожой в далёкое нецензурное путешествие. Назвать куда? Назвать?

— Не…нет, — плюя слюной и сопя, отвечал тот.

— Не дёргайся, у меня пальцы – щипцы, я зубы рву. Если ты еще раз что-то скажешь моей невесте такого, что мне не понравится, а её крайне смутит, я тебе….

Тут Макс произнёс кое-что длинное и непечатное на ухо сжавшемуся от страха парню и тот в безумии замотал головой:

— Я …я ничего такого. Я просто…

— Всё. Иди и люби свою жену. И еще. Я не Максим. Меня зовут Макс.

Макс отпустил Тараса и тот, споткнувшись о бревно, кубарем скатился с утёса и попал в сугроб. Затем встал, отряхнулся и, повернувшись к Максу, закричал снизу:

— Живите, как хотите, если не желаете познать Истину. А к жене я не вернусь. Она – низкая тля и недостойна взирать на меня, пока госпожа не смилостивится и не позволит…

Макс поднял толстую дубину из-под камня и кинул в Тараса, но того уже и след простыл.

 

Неделя пролетела, как лавина с гор. Нехорошее впечатление от больного на голову Тараса почти исчезло из воспоминаний Макса и Дианки, у которых, наоборот, и головы и помыслы были чисты и прозрачны – как целебный горный воздух, как пушистый девственный снег и как еще что-то, но потом придумаю и напишу. Они получали неслыханное удовольствие от отдыха на лыжах, а не на диване и даже не на пляже. Посвежевшие, еще более постройневшие и пышущие жизненной энергией и красотой, Макс с Дианкой пропадали на лыжах целыми днями до позднего вечера, когда на очередной трассе группа устраивала романтический вечер у костра, где пели песни, шутили и рассказывали удивительные истории обязательно об этих местах. Одна такая история, которую поведал их инструктор Павел, запала Максу в душу и довольно долго Дианка не могла растормошить его.

 

Речь шла о старинной легенде об одной красивой богатой девушке из этих мест. Звали её Сонь-Дева. Почему так? Она обладала магическим взглядом, который не убивал, не влюблял, но усыплял и лишал здравого рассудка. Человек, внутрь которого проникал взгляд девы, превращался в послушного барана, выполняющего любое её приказание. Не одного человека она так погубила, бродя по земле  и выискивая очередную жертву. Живёт она высоко в горах, в пещере, куда может войти и увидеть деву только уже погубленный ею человек, впавший в безумие, и только если приведёт с собой другого человека. Она всегда сидит спиной к вошедшему, потому что скрывает своё настоящее лицо. Прошло много сот лет после её страшного преступления, а она верит, что её до сих пор ищут.

— Что за преступление совершила Сонь-Дева? – спросила Дианка.

— Рассказывают, что когда она хотела скорее построить себе дворец, она приказала гасить цемент грудным молоком матерей. Много младенцев погибло из-за этого от голода и не простили люди её. Они жестоко изуродовали всё её лицо, но она вырвалась от них и убежала. Теперь вот живёт где-то глубоко в пещере и никому не показывает облик свой, а лишь глазами смотрит из-под повязки или вовсе сидит к входящим спиной. Странное обстоятельство, но то ли это проклятье, то ли судьба такая, но она питается только грудным молоком матерей. Видите вон крест над ущельем? Бедный парень привел свою беременную невесту к Деве, уж не знаю, что над ними вытворяла затворница, только молодые люди враз изменились. Они замкнулись в себе, никогда не улыбались, а потом девушка услышала признание жениха в том, что ей предстоит всё молоко из груди отдавать Деве. Она не выдержала, забралась на самую высокую скалу и прыгнула от горя вниз. За ней, не мысля жить без любимой, кляня себя, бросился и парень.

— Слушай, — прошептала Дианка Максу, — а ведь нам рассказывали чуть-чуть не так. Так вон оно, оказывается….

 

Когда они возвратились на базу, Дианка, взволнованная молчанием Макса, тотчас спросила:

— Милый, тебя так тронула эта история о погибших младенцах?

Макс не спеша ответил:

— Я видел Сонь-Деву.

— Как? Это же легенда и потом ты наговариваешь на себя. Помнишь, Паша-инструктор рассказывал, что только сумасшедшие могут видеть её.

— Эээ…да, это так. Тарас видел, когда мы ходили в горы.

И Макс рассказал все подробности Дианке кроме финального мужского разговора с сумасшедшим трактористом. Больше всего девушку встревожило признание Тараса о беременности его жены.  

— Мда…. Но ты же видел только пустое кресло и не слышал её голоса. Это обнадёживает. Вообще, — рассмеялась Дианка, распластавшись в халатике на кровати, — Забавный он парень, этот Тарас. Странный, но забавный.

— Ничего забавного не вижу, — буркнул Макс, нервно откусывая горбушку хлеба и запивая кефиром. – Шизик и всё. Таких надо лечить и причем в полной изоляции от общества. Какой-то сектантский фанатик.  

— Ты несправедлив, милый. Человек он, конечно, слегка экзальтированный…

— Ага, — добавил Макс.  –Это называется «с придурью».

— Пусть так, — не уступала Дианка, кладя ноги на колени присевшего на диван Макса. – Но смотри, как он старается и выглядеть лучше и говорить и как я поняла, читать стал много. Человек самообразуется.

— А ну-ка, еще раз, — улыбнулся Макс.

— Самообразовывается, — выдохнула Дианка и слегка пнула Макса носком в бок. – Ну, мания величия выпирает правда, а кто не без этого, если хочет выделиться среди остальных.

— Выделиться – хорошо, но при этом оставайся человеком, не веди себя по-хамски. Смотри, как он обращается с матерью. Как с ничтожеством. Это с матерью-то. Хочешь ума – читай, думай, иди учиться, пиши книги, наконец, ищи себя в этой жизни. Но зачем же при этом бросать семью и возвышать себя над всеми, считая людей за какой-то мусор.

— Ты преувеличиваешь. Конечно, стараясь выбиться в люди, возможны какие-то перегибы, но претендуя на воспитание и развитие ума, он дойдёт и до вопроса взаимоотношений в семье и сделает правильные выводы. Если не дурак.

— Вот именно, если не дурак. Но никакое его самосовершенствование не оправдает разрыв с семьёй, с друзьями, с миром, наконец.

— Значит, опостылел ему этот мир. Значит, это люди, которые не понимают его устремлений, а поэтому я его понимаю – надо от таких бежать и искать тех, кто будет помощником, а не преградой. Вот если бы я захотела получить второе высшее образование, ты что, воспротивился бы этому?

— Нет, разумеется.

— А семья его не желает иной судьбы Тарасу приходится вставать каждое утро, садиться на трактор и пахать до заката. И что он видит на том поле? Какую науку выучит?

— Науку о том, что каждый кусок хлеба надо зарабатывать не тисканьем сельских девиц за филейные прелести, а тяжким трудом, — твёрдо ответил Макс.

 

Дианка перелезла через кровать и обняла его.

— Милый, ты такой хороший у меня. Но ты бываешь и такой наивный. Прямо как я…иногда. Но ты чаще.

Дианка весело рассмеялась и запрыгала на пружинном матрасе.

— Почему это я наивный? Думаешь, что Тарас – второй Ломоносов, которому семья поперёк горла стала, когда он учиться собрался?

— Почему бы и нет? А его поведение – защитная реакция и безумная усталость всем доказывать, что он хочет расти, а не гнить. Но перегибает, потому что у него еще нет учителя, который бы стал советчиком его неопытности в этих делах.

— Ага, Сонь-Дева ему советчица со своей Истиной. Это по-твоему, не бред?

— Она вполне могла бы быть шарлатанкой. Уж не считаешь ли ты – практичный разумный человек, врач, что эта женщина из сказки?

— Нет, но всё это подозрительно и не понятно.

— Не понятно. А кто нам обычно помогает в таких случаях? – весело спросила Дианка.

Макс потянулся, и лицо его просветлело:

— Верно! Достаём шкаф из чемодана.

— Только давай оденемся, милый. Вдруг там тоже зима.

 

Молодые люди медленно развязали тесёмки рюкзака и достали свой неразлучный миниатюрный шкафчик. Макс медленно провёл ладонью по лаковой дверце шкафа и приоткрыл её. Мгновенно, как всегда, шкаф приобрёл вид в натуральную величину и, сияя от того, что эти никого не замечающие влюблённые о нём таки вспомнили, ждал протянутой руки. Полки были уставлены томами, но уже виделись и пустые места – здесь стояли книги, в которых Макс с Дианкой когда-то уже побывали.

— Наш многоуважаемый шкаф, — обратился Макс.

— О, ты цитируешь Чехова, — удивилась Дианка.

— Знаешь, мы за полгода стали такими образованными и стали многое понимать и о жизни и о людях и о себе что ли. И каждый раз, возвращаясь из очередного путешествию в страну Литературию, становится немножко жаль, что приключения окончились. И вот снова в дорогу. Ну? Какую книгу возьмём на этот раз?

— Они все без названий, ты забыл? – спросила Дианка. – Давай просто протянем наши руки к полке и дотронемся до первой попавшейся.

— Вот и книга…. Что ж, поехали.

 

Они в очередной, девятый раз вошли в пространство Времени. Начался обычный уже для молодых людей отсчёт назад: век 21, 20, 19-ый. Деревня Борисовка, что под Санкт-Петербургом.

(Visited 49 times, 1 visits today)
12

Автор публикации

не в сети 3 часа

Lady Karina

12K
Осторожно с желаниями...
День рождения: 27 Мая
flagВеликобритания. Город: Харьков
Комментарии: 2410Публикации: 388Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА
  • золото - конкурс НИКТО НЕ ЗАБЫТ

9 комментариев к “9 Путешествие «В плену собственного величия» — 2 Часть”

  1. Супер!))

    Молодцы твои Дианка с Максом! Я уже соскучилась по ним!))

    Классно написана глава! Браво, Кариночка!)))

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    0
  2. Может я и не читала начало еще, ну уж очень захотела прочитать продолжение об Макса, Дианке и странном парне Тарасе) не удержалась) а продолжение порадовало. Тарас конечно сумашедший ))) Но кто знает, что скрывается за его словами) интересно, что он там замышляет..)))

    Макс импонирует как герой. Ведет он себя, как мужчина, достойно. Дианка кажется достаточно мягкой, понимающей, хотя ее я пока не до конца поняла, как и Тараса. Ну и атмосфера легенд- это что-то невероятное… Читаешь и реально странные ощущения загадок и тайн. Люблю такое)) Вообщем, мне очень нравится, как ты пишешь))

    0
  3. Да уж, крыша у Тарасика основательно поехала. Хотя… кто его знает? Может, та стерва изуродованная его и обработала. Какой только чертовщины нет в горах! Все же надеюсь, что эта ситуация разрешится благополучно)

    2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *