9 Глава. Лошади тоже плачут

Публикация в группе: Леди Карина. ТАЙНЫ ЛЕДИ ЕВЫ (Том 2) - Эффект тайпана

foto_53838

Резвясь и гарцуя, совершая немыслимые кульбиты на пушистом газоне, гнедой жеребец кливлендской масти шоколадно-чёрного отлива радостно разряжал жаркий воздух полуденного зноя громогласным ржанием под аплодисменты зевак.

Он и становился на передние ноги, и энергично подпрыгивал за летящим мячиком, и виртуозно танцевал жигу, непременно кланяясь при очередном всплеске оваций. Его хозяин — Лакли был похож на ковбоя с Дикого Запада, с одним только исключением: на коне он категорически не курил и был гладко выбрит. Пегас терпеть не мог сигарного дыма и растительности на лице хозяина.

После получасового представления, сопровождающегося радостными выкриками толпы  перед самым дворцом, окна веранды громко распахнулись, и она появилась. Нет-нет, она вылетела стаей бабочек-шоколадниц, и её стало так много в пространстве, что толпа тут же потеснилась, как-то вся съёжилась и рассеялась восвояси.
— Вам не надоело бить своими копытами здесь, в моём парке? – нетерпеливо зазвенела милым голоском-колокольчиком мисс Ева — У меня уже голова раскалывается.
— Это не я, миледи. Это всё он, — смутился ковбой.
— Вы оба хороши, — заключила Хозяйка.

Лакли потрепал коня за лохматую смоляную гриву: — Что ж, ты Пегас? Вишь как нами недовольны. Мы мешаем царственному покою лучшей девушки на свете, — укоризненно пожурил коня Моррис. Пегас подогнул передние ноги и низко поклонился до земли, опустив голову, чуть не выронив через неё самого ковбоя. Ева улыбаясь, похвалила коня:
— Какой милый! Настоящий джентльмен.
— Не хотите составить нам компанию? У Вас прекрасная прерия, а лес просто сказочный!
— Вот  ещё… — пожала плечиками юная кокетка.
— Ой, да Вы, наверное, просто не умеете стрелять, — покачал головой Моррис.- А сейчас как раз начинается сафари на диких уток.
— Ну, знаете, — возмутилась Хозяйка. – Это уже хамство. Я стреляю лучше Вас.
— Тогда, мы ждём! – крикнул Лакли.
— Ладно! Я согласна, но лишь для того, чтобы проследить, как бы Вы вместо диких уток, не смазали бы по моим домашним.
— Догоняйте! — пришпорив гнедого, Моррис ускакал к яру.

Облачённая в короткий облегающий жакет, узкие, подчёркивающие фигуру бриджи, в белоснежных перчатках, визуально делающих ручки еще более изящными, и в небольшой шляпке-цилиндре с длинной вуалью на голове, Ева выглядела как настоящая Альбионская леди. Непременный атрибут – хлыст, придавал её образу оттенок гордой неприступности и надменной холодности. Впрочем, золотисто-песочного окраса, буланая Альдона, не заставляла свою любимую Хозяйку нервничать и испытывала на себе больше щекочущие удары хлыстом, нежели болезненные, всегда понимая свою нежную юную наездницу с полуслова.

— Вы – богиня Артемида, с восхищением приветствовал мисс Еву Моррис, и Пегас заржал, вероятно, в знак согласия.
— Ваш конь не пытался сейчас оскорбить честь богини амазонок? — прищурила глазки девушка.
— Нет, что Вы! Он-то как раз джентльмен.
— Мне повезло, — воскликнула Ева и пришпорила Альдону. Рассекая широкий бескрайний простор, два великолепных всадника на прекрасных конях, запылили по степи с весёлыми гиканьями и песнями. У лесной опушки, разгорячённая парочка перешла на лёгкую рысцу, скача, почти голова к голове.

— Где же Ваши майские утки? – изображая удивление, спросила Ева.
— Я забыл выслать им королевское приглашение, — улыбнулся Моррис. — В следующий раз непременно!
Любуясь окружающими видами простирающегося ландшафта, мисс Элегантность и мистер Ужасные уши вели мирную светскую беседу.
— Кстати, а почему Вашего коня зовут Пегас? Он же не пегий?
— Нет-нет. Пегас с древнегреческого означает «бурное течение». По легенде конь Пегас родился у истока Океана из капель крови из отрубленной Персеем головы медузы Горгоны.

Ева с интересом слушала ковбоя и постепенно стала замечать, что подолгу задерживает на нём взгляд. Но она боролась с каким-то внутренним блуждающим зудом, природа которого до сих пор была ей неизвестна. А Лакли всё говорил и говорил. Его мерный бархатный голос слегка убаюкивал её слух под плавную поступь грациозной Альдоны.

Статный ковбой, оглядывая просторы, украдкой бросал цепкий взгляд на прелестные ножки, гордую ровную спинку и изумительно двигающиеся ягодицы юной красотки. На фоне огненного зарева заката волосы Евы развевались чернильными прядями, словно закрашивая уходящий день и повелительно погружая весь мир в ночь – её ночь, где она – блистательная Геката. «Гордый профиль», подумал Моррис. «Таким обладали лишь короли-рыцари времён Ричарда. Я не удивлюсь, если её предки были в близких отношениях с Макбетами, например».

Какое-то время путники пребывали в молчании, просто наслаждаясь весенней мелодией степи. Но разрывая тишину, Лакли добавил:
— И теперь Пегас стал символом вдохновения поэтов. Особенно талантливых он возносит на гору Парнас в обитель муз.
— И много там муз в Вашей обители? – улыбнулась Ева. Лакли медленно произнес, внимательно глядя на девушку:
— В моей пока ни одной.
Улыбка солнышком ещё ярче осветила влажное личико Евы. Скрывая её, она наклонилась и погладила загривок своей Альдоны.

Наблюдая, как Пегас прислонил голову к гриве Альдоны, Моррис тоже улыбнулся. Ева хмыкнула, натянув на себя поводья, стараясь отстраниться от коня ковбоя. Но буланая в ответ тоже прильнула к холке Пегаса и засопела носом.
— Ба! Да наши лошадки, кажется, подружились, — воскликнул Лакли, сам стараясь прикоснуться своими ногами к ножкам мисс Совершенства в шляпке с развевающейся вуалью.
— Даже не надейтесь, фыркнула красотка. — Ваш родственник медузы Горгоны — невоспитанный тип. Девочка моя, отойди от этого наглеца.
— Она бы отошла, но запах, знаете ли…
— Ах, запах, — надула губки Ева, вспомнив разбитый вдребезги флакон духов, и хотела было пришпорить лошадь, как Альдона внезапно сама взлетела на дыбы, забив в воздухе высокими копытами, да так, что Ева еле удержалась за поводья.

И вдруг лошадь замерла в этом полёте, пошатнулась, резко дёрнув шеей, по которой струйкой стекала кровь. Лакли заметил, как среди осин что-то дрогнуло, и поднялся сизый дымок. Ковбой выхватил дальнобойный Вист и Смессон и выпустил почти всю обойму в сторону леса. А лошадь продолжала медленно оседать. Она бы упала и быстрее, но на ней сидела её любимая Хозяйка. И вот, когда Альдона стала уже сильно крениться на бок, Лакли выхватил из седла за талию испуганную Еву и легко пересадил девушку к себе на круп Пегаса.

Пошатываясь на заплетающихся от слабости ногах, Альдона топталась на месте, теряя равновесие и опускаясь на землю в последний раз. Взмыленный Пегас, взметнув гривой, зубами схватил раненую лошадь под уздцы и что есть сил, рванул на себя, не желая, чтобы она падала. Рыча на неё, на всех, на себя, мотая вспененной мордой, чувствуя полную беспомощность, он тянул её в зубах за собой. А Альдона уже опустилась на задние ноги, и любое движение причиняло ей невыносимые страдания. Пегас всё тянул и тянул. Лакли ладонью похлопал по гриве коня:
— Не надо, мальчик. Ей нельзя. Отпусти её. Ей очень больно. Ну, родной. Давай.
Ева в немом ужасе, прижавшись к Моррису, закрыла глаза, не в состоянии смотреть на свою любимицу.

В конце концов, Альдона упала. Пегас встал как вкопанный, всё ещё сжимая в судорогах её поводья. Лакли соскочил с коня и помог спрыгнуть Еве.
— Сидите здесь, бросил он на ходу, и побежал к тому месту, откуда стреляли. Ломая буреломы, царапаясь о чертополохи, он прочищал себе путь, как вдруг услышал приглушенный стон, исходивший откуда-то из-под земли. Заметив примятую траву и следы крови на траве, Лакли наклонился. У трухлявого пня валялся догорающий окурок папирос «Кальве».

В глубине орешника перед Лакли оказалась огромная яма-ловушка. На дне, пронзённый двумя кольями в грудь, лежал и дрожал в судорогах окровавленный Грэг. Моррис лёг плашмя на бровку, пытаясь дотянуться до несчастного, но Грэг лишь покачал головой:
— Со мной всё кончено, сэр.
— Зачем Вы стреляли в свою Хозяйку, несчастный? – хмуро потребовал Лакли.

Задыхаясь от боли, Грэг собрал последние силы:
— Не в неё. А в Вас. Я любил свою госпожу. И жизнь бы отдал. Но ту появились Вы. И я стал ощущать, что теряю её.
— Безумный ревнивец, — изумился Моррис. На что Вы рассчитывали? Так значит и падение стелы, и змея с крыши – всё это дело Ваших рук?
— Да, — смертельная дрожь овладела умирающим. — И сейчас… я тоже стрелял в Вас. Но Вы…. слишком меткий стрелок, сэр. Да и поделом мне. На мне уже есть одна смерть…я…я…  .

Грэг дёрнулся в невыносимом спазме, лицо стало сереть на глазах. Он уже почти ничего не слышал, и лишь губы беззвучно шевелились в агонии, но прежде чем смерть поставила свою последнюю печать на биографию никчемного раба, Лакли снял шляпу и обратился к умирающему:
— Я прощаю Вам всё, что касается наших счётов с Вами. Но я не уверен, что Вас простят все те, кому Вы причинили непоправимое зло. Покойтесь с миром.
Он встал, в последний раз взглянул на скрюченный труп Грэга, забросал ветками яму и повернул назад.

Лакли в мрачном состоянии духа шёл к месту еще одной смерти, а из его головы не выходила мысль: «А ведь Альдона, встав на дыбы, закрыла меня собой. Животные очень чувствительны к опасности. Но чтобы спасти чужого человека… . Удивительно, почему она это сделала, а не убежала с хозяйкой»?

На поляне царила мёртвая тишина. Альдона, околевшая, лежала на боку, а рядом с ней, на корточках, молча как пригвождённая, в полном ступоре сидела мисс Ева. Она смотрела вдаль, в никуда, — без желаний, без надежды и что-то напевала под нос. Моррис подошёл к девушке и тихонько присел рядом. Их соединило молчание. Затем, прерывая его, Лакли спросил:
— Где Пегас?
— Он ускакал, рассеянно ответила Ева.
— Куда?
— Не знаю.

Лакли достал сигару. Размяв пальцами, попытался закурить, но затем нервно сломал её и растоптал сапогом.
— Нам пора, — тихо сказал он. Ева подняла свои глаза на Морриса и каким-то чужим голосом спросила:
— А Вы когда-нибудь слышали, как плачут лошади?
— Нам пора, Ева, — мягко повторил Моррис, пытаясь обнять её.
— Вы…Вы разве не слышали? — отдёрнула она его руку. — Как плачут лошади?
Девушка зарыдала в истерике, колотя по мокрой земле ручками в грязных от чернозёма перчатках.
— Ну, тихо-тихо. Не надо, прошу Вас. Вы так любите животных, — прошептал Лакли, обняв Еву за плечи. — А как насчёт людей?
— Я Вас ненавижу, — медленно сквозь всхлипы прошептала в ответ девушка и, задрожав, как можно крепче прижалась к груди Морриса.

Views All Time
Views All Time
437
Views Today
Views Today
1
(Visited 5 times, 1 visits today)
0

Всем привет от королевы!

Бам-бам-мяу!

Автор публикации

не в сети 46 минут

Lady Karina

13k

Алло! Мы ищем таланты!

Россия. Город: Харьков
28 лет
День рождения: 27-05-1989
Комментарии: 2496Публикации: 387Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ

3 комментария к “9 Глава. Лошади тоже плачут”

  1. Трагично ((( Вот теперь я сочувствую Еве, она начинает вести себя, как человек.

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    2
    1. Очень даже представляю. Я сама переживаю все события вместе со своими героями.

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *