7 Глава. Еще один жених

Публикация в группе: Леди Карина. ТАЙНЫ ЛЕДИ ЕВЫ (Том 3) - Афрокенийское сафари

foto_55901

Султан Гасан эль Арзрум походил на статую фараона с глазницами Сфинкса. Взглядом он внушал страх, взглядом он повелевал, взглядом он поглощал в себя любую зазевавшуюся жертву слабого пола. О, сколько кораблекрушений прекрасных бригантин, гордых неприступных каравелл и юных целомудренных лодочек происходило в этих глубоких омутах рубиновых глаз экзотического гостя с далёкой Османии. Еще ни одна нимфа не смогла устоять перед пленяющей красотой султана и несметными сокровищами его дворца.

Так случилось, что Дайяна Бич соседствовала с Ивл Айз — островом этого сердцееда. И Гасан эль Арзрум посчитал своим долгом нанести госпоже Еве добрососедский визит. Однако из-за бурной хозяйственной деятельности доктора и Боба, внешнее и внутреннее состояние дворцовой части оставляло желать лучшего. Иными словами, Дайяну Бич трясло от ремонта. Поэтому Ева, с присущей ей светской деликатностью к таким венценосным особам, выразила глубочайшее сожаление о невозможности принять у себя столь высокочтимого гостя.

Султана, однако же, нимало не расстроило это обстоятельство, и он имел честь пригласить всю команду во главе с ангельски-ослепительной императрицей его мыслей, — как он выразился, — к себе на трёхпалубный фрегат «Слава Османии» для совместной прогулки по сказочной акватории побережья и, конечно же, в честь дорогих гостей предлагался праздничный обед.

Ева выглядела величественно – по-королевски. Нет-нет! Она была идеалом блеска и шика! Длинное зеленое с узким подбором и золотистым отливом платье, рельефно облегало мягким шёлком грациозную спинку королевы красоты, опускаясь ниже от приталенного пояса, чуть округляя женственные бёдра и сексуально подчёркивая изгибы попки и спортивную плоскость животика. Чашечки корсета поднимали грудь чуть выше, слегка выделяя и соблазняя контурами вершин луноподобной плоти, что придавало еще больше величия и таинственности её хозяйке.

Наряд королевы весь был соткан из тайн – разрез сбоку доходил до рюша колготок и автоматически заставлял наблюдающих опускать голову ниже, чтобы разглядеть, а что там выше. Ева обожала этот эффект: она проходит, и все ей кланяются. Пусть даже с такой пикантной целью. А в таком платье, с льющимися стразами и рассыпанными по нижней части платья звёздочками из опалов и фианитов, юная пава чувствовала себя рискованно желанной, но и горделиво неприступной.

В её взгляде уже не было того знаменитого ледяного холода, зато в нём появилась уверенность в себе и спокойствие в том, что её любят, на самом деле любят – как женщину, а не как госпожу. А вся окружающая её и нервно завидующая публика на вечере у султана, для Евы была просто мишурой, фоном, на котором она блистала, любезно улыбаясь красавцу Гасану, но так же плавно и легко избегая его прикосновений к своей изящной талии.

Султан был восхищён и даже слегка подавлен тем, насколько богата была королева его грёз, Богиня его одинокой души. Он тут же оценил стоимость ослепительной бриллиантовой тиары на прелестной головке Евы, подвязанной тянущимися вдоль прядей прямых черных волос жемчужными нитями с миниатюрными рубиновыми стрелками. Он даже не мог ничего предложить ей, чтобы хоть шикарными дарами купить благосклонность юной дамы, — она ничему не удивлялась, и он понимал это. Единственное, что оставалось султану – это вкусно накормить свою драгоценную во всех смыслах гостью.

Прогулка была великолепной – и чудесные виды и выпивка на борту, как оценил Диксон. А Боб даже сразился в спарринге на ковре с турецким верзилой Ибрагимом, чтобы доставить удовольствие султану, да и по просьбе своей госпожи, поддался тому несколько раз. Маленький Рави был увлечён игрой в рэндзю с визирем. Стол тоже ломился от яств и напитков. Все были рады, кроме, пожалуй, двух человек – самого султана, который сразу почувствовал, с какой неприступной крепостью столкнулся, и, улыбаясь, молчаливо вынашивал свои планы, и его старшей жены Нергис, которая с первых же минут возненавидела молоденькую красотку.

Однако же Ева и её друзья этого не замечали. Прелестница смеялась, танцевала, «делала глазки» султану, но так как-то легко, исключительно потому что была женщиной и допускала прозрачный флирт, без последствий, а лишь для приятного времяпровождения. Она наслаждалась обществом, собою и всякими шербетами.

Когда пришло время чуть прогуляться, чтобы немного растрясти пищу в желудках, друзей Евы препроводили на верхнюю палубу покурить и просто поболтать о мужском, а Еву султан пригласил в нижнюю каюту, чтобы понаблюдать за тайнами морского дна. Ева была чуть навеселе и поэтому не заподозрила ничего лишнего.

В каюте было тускло, зато весь пол сиял. Он был стеклянным. Под стеклом и сверху весь периметр был покрыт маленькими огоньками, которые подсвечивали подводный мир океана.
— Какая прелесть! – захлопала Ева в ладошки. Султан только разглядывал, как соблазнительно при этом подпрыгивают её нежные трепетные ягодицы, и дрожит сотрясенная манящая грудь. Ева перехватила его взгляд, но не придала особого значения. – У Вас тут просто целая морская жизнь.
— О, да, свет моих очей! – вздохнул султан.  – Здесь темно, но твоя улыбка ослепляет лучезарнее любого солнца, которое тускнеет на фоне…

— Я не об этом, — рассмеялась Ева, обнажая ровные острые зубки, словно жемчужным ожерельем сверкающие в маленьком ротике. – Вы просто царь океана. Столько сокровищ!
— Но в этом царстве не хватает только тебя – царицы, — сказал султан и обнял рукою талию Евы. Девушка отодвинулась и одарила еще одной жемчужиной нарастающее желание Гасана:
— Ну что Вы, право. Неужели Вы желали бы меня утопить?
Она вновь рассмеялась. – Давайте лучше посмотрим поближе.

Ева ступила на пол и чуть присела потрогать стекло. Маленькие рыбки-краснозубки стайкой подплыли к стеклу, девушка постучала и стайка запестрела вдали. – Ой, а это что?
— Это барракуды и циклиды, — ответил султан, склоняясь над Евой и просто сходя с ума от опьяняющего аромата страсти, исходящего от её шелковистых волос.
— Ой, у них во рту мальки. Ах! Выплыла целая стая детишек, — захлопала Ева от радости.
— Эти рыбы при приближении опасности всегда прячут своё потомство в рот. Материнский инстинкт.
— Как здорово. А эта рыбка мёртвая?
— Нет, — улыбнулся каким-то неестественным оскалом, султан. — Пока нет. Это рыбы-псевдопокойницы. Вот, смотрите что будет.
Вокруг мертвой рыбы проплывали крупные хищники, какие-то рептилии, но стоило только показаться рядом небольшой сардинки, как эта покойница внезапно ожила и резко захватила в пасть бедную жертву. Ева вскрикнула, но вновь захлопала в ладошки и залилась весёлым смехом.

Она еще что-то спрашивала, а султан всё отвечал, наклоняясь к ней, и когда он понял, что эта маленькая Богиня добилась того, чтобы перед ней склонился даже султан, он схватил Еву за плечи и сильно сжал.
— Ай! Вы что…, — испугалась Ева. – Держите себя в руках. Затем голосок её задрожал и она уже тише произнесла: — Не надо…… .
Гасан заметил секундный страх в колдовских глазках девушки и это его еще больше  возбудило. «Ага, значит, она меня боится». Он резко надавил ей на точку сводящую плечо с шеей, и Ева безжизненно растянулась на полу.

Толстые ковры устилали деревянный пол-настил. Кровать посреди комнаты была из позолоченного дерева. Над ней  висели лампы, сделанные из чистого серебра и украшенные редкими самоцветами. Они были заправлены тонким ароматизированным маслом.

«Ах, какая она вся ароматная. Какой овал лица, какие изгибы пантеры, какая ланеподобная грация. А мускус. Ооо…», — застонал султан. Он поедал девушку всю, сразу, — не вприкуску. Она бы и не согласилась на это. Она должна была быть самым отдельным блюдом, самым первым и единственным. «Этот алмаз должен быть в моей коллекции. Я ограню её в самый яркий бриллиант», — вожделенно мечтал Гасан. «Как же соблазнительно даже её дыхание, слега тревожное, но такое нежное, мягкое. О, эти груди – холмы моих необузданных фантазий. Она должна быть первой. Она должна быть моей. Она должна…должна».

Последние слова, по-видимому, султан произнёс вслух и громко. Ева, чихнув, от ненавистного ей удушающего запаха сандала, распахнула свои длинные реснички. Тут же выражение её лица приняло угрожающий вид:
— Вы – подлец! Где я?
Султан склонился над ней, лежащей на кровати в том же положении, в котором люди Гасана оставили Еву, проделав с ней на руках путь от корабля в покои дворца султана. Гасан поднял руку:
— Не пугайся, зефир моего сердца. Я не смог противостоять своему недостойному желанию. Позыв подлой плоти сыграл над нами злую шутку.
— Надо мной пошутила Ваша плоть, а не моя, — язвительно процедила Ева, вскочив на диване.
— Прости меня, О, бальзам для моих ран. Но я не дал своим помыслам разыграться и взбунтовать физические порывы насилия.
— И на том спасибо, — осмотрела себя Ева.
— Ты в моём дворце и я хотел бы, чтобы тебе, о, достойнейшая муза Петрарки,  понравилось у меня. Ведь я тебе неравнодушен.

Ева округлила глаза.
— С чего Вы взяли, господин Гасан?
— Твои ласковые взгляды и то, что ты согласилась спуститься со мной в нижнюю каюту, это всё указывает на желание, — с придыханием промолвил султан.

Ева улыбнулась:
— Ну, женское кокетство не всегда говорит о желании любви. А хотела уединиться с Вами, потому что у меня к Вам есть вопрос. Важный для меня и я не хотела бы лишних ушей. Но я никак не ожидала, что в Вас разыграется….как это Вы справедливо заметили: позыв подлой плоти, да?
— Какой вопрос, душа моя ненаглядная? Я готов ответить на твой вопрос. Люблю ли я тебя? Да! Очень люблю.
Султан ближе придвинулся, прислонив руку к попе Евы. Она спустилась еще ближе к краю.
— Бедняжка. Совсем с ума сошел от любви, — одарила Ева соблазнительной улыбкой озабоченного правителя. Султан застонал. Ева улыбнулась еще раз:
— Ну я же не виновата в том, что такая красивая. Не расстраивайтесь, но я другому верна.

Султан отпрянул назад.
— Я готов убить его! Я брошу к твоим ногам сокровища всех морей и океанов. Я переверну землю ради всех запасов золота. Ты будешь купаться в роскоши…я…я…
— Остановитесь, Ваше величество, — засмеялась Ева. – Мне всего этого не нужно. Вы столь милы и галантны, если забыть Ваш дерзкий поступок с моим похищением. Хотя он как раз делает мне честь. И с Вами я ощущаю себя Богиней. Но…. С ним зато я ощущаю себя женщиной. И с недавних пор это – огромная разница для меня. Понимаете?
— Ты отказываешься? От меня? От роскоши, от власти, от славы?
— Дорогой султан, простите. Но сердцу не прикажешь.
— О чём же хотело спросить меня твоё жестокое сердце, О, немилосердная Богиня моего одинокого Олимпа?
— Скажите, Вы ведь часто плаваете. Не слышали ли Вы что-нибудь о катастрофе, которая произошла здесь два месяца тому назад с яхтой «Синдерелла»?
— Нет, радость моих ушей. У тебя кто-нибудь погиб там? – сочувственно спросил султан.
— Не знаю. Не знаю, — повторила Ева. – Там был один человек….Но среди погибших его не обнаружили.

Султан покачал головой и вновь протянул руку к бедру девушки. Тут её взгляд задержался на запястье султана:
— Погодите! Часы. Откуда они у Вас?
— Я их нашёл, — не спеша ответил Гасан, наблюдая резкую перемену в глазах Евы.
— Где? Где нашли?
— Ну… Это что, его часы?
— Да.
— Тогда, боюсь, изумруд дум моих, донести до твоих великолепных ушек две новости — одну хорошую, а другую печальную
— Да что ж за день такой! Ну, говорите же. Говорите! – потребовала Ева.
— Хорошая новость о том, что теперь ты свободна от этого мужчины, потому что печальная – я снял эти часы с обглоданной акулой руки. Её выбросило на берег.

Еву стошнило. В голове помутилось, и она почувствовала, будто отрывается от земли. Наверное, именно так отлетает душа из тела, которой вдруг незачем стало жить. Но чтобы окончательно не упасть в обморок, побледневшая девушка крикнула:
— Ложь! Не лгите мне! Вы не имеете никакого права на это!

Она нервно схватила его за полы кафтана и стала терзать из стороны в сторону. Испуганный султан отбивался, но хватка Евы была мёртвой, кошачьей. Он замахнулся рукой, а она схватилась зубами за часы и больно клацнула зубками по его кисти. Султан взвыл:
— Безумная! Прочь! Прочь!
В этот момент в комнату ворвалась старшая жена. Выпученными глазами Нергис мгновенно оценила картину и что есть мочи заорала:
— Стража! Она покушалась на султана. Взять её! Бросить в темницу! В темницу! В темницу!
Ужасные нукеры в шароварах и с ятаганами наперевес тут же схватили бедную Еву, и заломили ей руки за спину.
— Как Вы смеете? Отпустите! Вы пожалеете! – угрожала она. Но безжалостные слуги вынесли на руках брыкающуюся пленницу и бросили её за решетку в жуткую коробку с маленьким окошком и сеном вместо кровати. Она упала в душистую траву и зарыдала.

Views All Time
Views All Time
411
Views Today
Views Today
1
(Visited 3 times, 1 visits today)
4

Всем привет от королевы!

Бам-бам-мяу!

Автор публикации

не в сети 3 часа

Lady Karina

13k

Алло! Мы ищем таланты!

Россия. Город: Харьков
28 лет
День рождения: 27-05-1989
Комментарии: 2495Публикации: 387Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ

4 комментария к “7 Глава. Еще один жених”

  1. Эти восточные сатрапы… Бедная Ева (((

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    6
    1. Ну, вот, Ева на себе испытала, что такое самодурство сильных (

      Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
      6
    2. Карина! Это, Бог знает что  за образная фраза!!! Ну, прямо-таки зефирно, вишнево, персиковая с шоколадной крошкой.
      «Длинное зеленое с узким подбором и золотистым отливом платье, рельефно облегало мягким шёлком грациозную спинку королевы красоты, опускаясь ниже от приталенного пояса, чуть округляя женственные бёдра и сексуально подчёркивая изгибы попки и спортивную плоскость животика. Чашечки корсета поднимали грудь чуть выше, слегка выделяя и соблазняя контурами вершин луноподобной плоти, что придавало еще больше величия и таинственности её хозяйке».

      Талантливо.

      0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *