6 Путешествие «Тайна рода Судзиловских» — 6 Часть

Публикация в группе: Леди Карина. СТРАНА ЛИТЕРАТУРИЯ (Путешествие 6 - Тайна рода Судзиловских)

93520844_U8MUATfNdLg

Рассказав всё Гайди, они, счастливые, откинулись в креслах с чувством выполненного долга. Магистр был очень рад за них и даже забыл на секунду, что много событий произошло в пьесе за всё это время. У Макса быстрее всех прошла эйфория и он поинтересовался:
— Как наши Турбины? Бой состоялся? Кто победил?
Магистр вздохнул и поведал им грустную историю гибели Алексея.
— Этого не может быть, — прикрыла рот Дианка.
— К сожалению, так и было. В последний момент он узнал от Шервинского из штаба о том, что гетман, бросив на произвол судьбы армию, бежал, переодевшись германским офицером, в поезде, в Германию. Всё командование  тоже сбежало туда же. Эти юные белобрысые кадеты, мечтающие о подвигах и великих свершениях в исторический момент, жаждущие того, чтобы их имена попали в славную историю защитников Отечества, стояли перед своим командиром растерянные. Алексей, с болью в сердце говорил им: «Одним словом, идти в бой – я вас не поведу, потому что в балагане я не участвую, тем более что за этот  балаган заплатите своей кровью и совершенно бессмысленно! Слушайте меня, друзья мои! Мне, боевому офицеру, поручили вас толкнуть в драку. Было бы за что! Но не за что. Я вам говорю: белому движению на Украине конец. Гроб! Крышка!»
— И что же дальше? – тревожно спросила Диана. – Он же должен был спастись.
— Должен…но это был другой человек. Он распустил весь свой дивизион по домам, спасши их от Петлюры, но сам остался. Он не мог уйти.. Не мог.
Гайди замолчал и удивлённо посмотрел на Диану с Максом.
— Вы не спрашиваете у меня, почему Турбин не мог оставить место рубежа защиты?
— Нет, не спрашиваем, магистр, — ответили оба.
— Значит, — поразился он, — вы действительно многое поняли из Истории.
— Да, многое, — вздохнула Диана. – И мне жаль, что таких людей уже нет рядом с нами. Мне было бы о чем с ними поговорить.

А за столом в доме Елены Васильевны готовились к новому году. Какой он будет, что сулит – никто из них тогда не знал. Мышлаевский пил и сквозь пьяный туман говорил, что будет служить большевикам. «По крайне мере, я буду знать, что я буду служить в русской армии». Шервинский был принят в оперу и готовился к свадьбе с Леночкой, а Лариосик….он произнёс речь и была она символична не только потому что, заканчивался старый год и все собрались в последние минуты года у ёлки, а и потому, что наступал 1919-ый – роковой в жизни Николая Судзиловского – его несчастного прототипа.

Диана с особым волнением слушала Лариосика.
«Мы встретились в самое трудное и страшное время, и все мы пережили очень очень много. И я в том числе. Я пережил жизненную драму – и мой утлый корабль долго трепало по волнам гражданской войны, пока его не прибило в эту гавань с кремовыми шторами, к людям, которые мне так понравились. Впрочем, и у них я застал драму….ну не стоит говорить о печалях. Время повернулось. Вот и сгинул Петлюра. Все живы…да….мы все снова вместе. И даже больше того: вот Елена Васильевна, она тоже пережила очень и очень много и заслуживает счастья, потому что она замечательная женщина. И мне хочется сказать ей словами писателя: «Мы отдохнём, мы отдохнём».

Им было уже очень грустно пребывать в этом доме. Хотя все они и были счастливы по-своему, Диане не улыбалось. А Макс был рад тому, что дело закончилось, и теперь все узнают о  тайне рода Судзиловских и они наконец-то восстановят доброе имя семьи.
Ну что же – домой!

*     *     *

— Мои родные, как же я соскучилась! – рассмеялась Алиса Сергеевна, обнимая путешественников во времени.
— Бабуль, мы наконец-то всё узнали! – тут же объявила Дианка. Алиса Сергеевна сразу стала серьёзной.
— Ты не шутишь, внученька? Если это так, то ты спасла честь столетней истории нашего рода.
— Пустяки, — похвасталась Дианка и они с Максом подробно рассказали всю историю. Алиса Сергеевна, расчувствовавшись, накапала себе корвалола и произнесла:
— Бывает же такое. Но Дианочка, а где же…где же та бумага?
— Ах, да! – вспомнила Дианка и ощупала пояс. Бледность сковала её лицо, и спазм в горле не дал ей закричать. Макс встревожено стал ощупывать всю её, но безрезультатно.
— Макс, — всхлипывала Дианка. – Этого не может быть. Я не могла потерять такой документ. Боже! Какая я дура! Теперь никто ничего не узнает.

Дианку начал бить озноб. Бабушка с Максом прижали к себе её с двух сторон, стараясь успокоить, но тщетно. Дианка вырвалась и кричала: Дура! Дура! Я опозорила нашу семью навсегда. Никто не узнает!
Алиса Сергеевна стукнула кулаком по столу, и в голосе всегда мягкой бабушки зазвучал металл:
— Узнают. Сегодня же я сообщу кое-кому, и вся семья Судзиловских соберется у нас в школе. Как раз каникулы.
— Но, бабуль, — плакала Дианка. – Как ты им объяснишь всё? Они не поверят.
— Зато наша совесть будет чиста, а им, если не поверят….им Бог судья.

На следующий день в здании опустевшей школы собрались люди. Кроме самой Алисы Сергеевны, её сына Владимира Владимировича, Макса и Дианы в актовом зале собрались ветви рода – племянники и племянницы, потомки детей семьи Судзиловских, которая усыновила тогда Николая, но впоследствии у них появились еще дети. И это были дети их детей и их дети тоже. Одна престарелая представительница рассказывала историю, как буквально за несколько часов до их приезда сюда, на неё и её дочь напал грабитель и выхватил кошелек из сумочки дочери. Вдруг откуда-то появился старичок и довольно ловко скрутил этого негодяя.
— Какой счастливый случай, — улыбнулась Алиса Сергеевна.  – Вы не узнали, как его зовут?
Старушка надменно посмотрела на Алису Сергеевну и отрицательно покачала головой. Старший из рода заметил:
— Однако не пора ли нам приступить? Каждый из нас торопится и не желал бы задерживаться по пустякам.
— Это не пустяки, — воскликнула Дианка, но бабушка её успокоила жестом и спокойно сказала:
— Раз все собрались, я расскажу вам историю, которая произошла почти сто лет тому назад.
И Алиса Сергеевна Судзиловсккая рассказала всё, что узнала от внучки, умалчивая тот факт, что Диана сама своими глазами всё видела.
— Какая-то фантастическая история, — возразила престарелая дама. – Вы, дорогая, сериалов насмотрелись. Не много ли для нашего возраста?
— Я моложе вас, дорогая, и утверждаю, что всё так и было.
— Но, — сказал старший из рода, — где же доказательства? То, что вы заявляете, любезная Алиса Сергеевна, всё это тянет и вправду на романтическое приключение, фантастический и даже наивный детский роман, не более.

В зале повисла тишина. Диана нервно кусала губы, а Макс внутренне пылал от отчаяния. И только Алиса Сергеевна, которая приложила заранее бог весть какие титанические усилия, чтобы их добыть, оставалась спокойна.
— Доказательства? А вот они…приближаются. Вы говорите, дорогая, что вас сегодня обокрали? И кто-то вас спас.
— Право, мне не хотелось бы вспоминать. Мы с Анной пережили такой стресс.
— Ничего с вами не случится, если переживёте еще один, — улыбнулась Алиса Сергеевна. И все замолчали. По коридору раздались шаги. Они приближались, и были они тверды и решительны. Макс почему-то подумал, что так обычно чеканят шаг офицеры.
Диана крепко сжала его локоть и прошептала:
— Этого не может быть, Макс. Он же погиб почти сто лет назад. И я не верю в такую реинкарнацию. Это мистика какая-то, и даже для Булакова было бы слишком….

Но, дорогой читатель, пока шаги приближаются, дадим всем собравшимся еще чуть поволноваться, а я успею обратить ваше внимание на тот факт, что мир не просто тесен,  но и люди, родные друг другу, населяющие эту планету, когда-нибудь, да встречались в самых невероятных проявлениях, но так об этом никогда и не узнали.

1943-й, август месяц, 22-е число. Танковая дивизия маршала Рыбалко с боями прорывалась к центральной площади Харькова. Авангардный танк кавалера ордена славы и героя Советского Союза старшего лейтенанта Сергея Судзиловского с рваной бронёй и разрезанным траком отчаянно пытался пробить заслон и вырваться из окружения. И вот когда в машинное отделение попал снаряд, окровавленный командир вылез из башни и, отстреливаясь, бросился в траншею. Немцы шли цепью. Сергей, раненый в грудь, задыхаясь и отплёвываясь кровью, считал оставшиеся патроны в пулемёте и уже встал, чтобы идти врукопашную, как сзади его окликнула санитарка. Она рванула его цепкими руками и накрыла собой. Начался авианалёт нашей эскадрильи и немцы кинулись врассыпную. Санитарка ползла по траншее, тянула за собой командира и боялась высунуться, так как фауст-патроны так и свистели над головой. Где-то совсем рядом прогремел взрыв бомбы и на минуту оглушил девушку.
— Брось меня, сестричка, — стонал Сергей.
— Не говорите, вам нельзя, — удивительно звонким голоском пропела она и от её мирной улыбки – такой непривычной во время вселенского военного горя у него появились и силы и он, сжимая зубы, помогал ей, упираясь обугленными сапогами о глину. Когда санитарке удалось дотащить бойца до лазарета, перед тем, как потерять сознание от потери крови, он восхищенно спросил:
— Как зовут тебя, девочка?
Девушка улыбнулась и, поправляя локон упавших на глаза каштановых волос, ответила:
— Настя я. Погодина Настя.
— Не покидай меня, Настя, — почему-то вырвалось у сына Николая Судзиловского.
— Всегда с тобой, — почему-то произнесла дочь Николая Судзиловского.
И всё…. Больше они никогда не встретятся, так и не узнав друг о друге.  А жаль.

А шаги всё приближались. И сердце сжималось у одних и радостно билось у других – у кого-то от страха, но мы также знаем, что у кого-то – с надеждой. Двери распахнулись, и в зал бодрой быстрой походкой вошёл улыбающийся пожилой господин. Но рот не раскроется назвать его пожилым, выглядел он подтянуто, спортивно, хоть и был в очках.
— Ах, вот тот господин, что избавил нас от хулигана! – воскликнула престарелая дама. – С кем имеем честь и почему вы здесь?
— Это я его пригласила, — сказала Алиса Сергеевна. Мужчина представился:
— Моё имя вам ничего не скажет. Хотя зовут меня Петр Васильевич. Но вот имя моей бабушки некоторым из вас известно.
— Какая интрига! – воскликнула Анна, дочь престарелой дамы.
Алиса Сергеевна, видя волнение мужчины, взяла продолжение разговора в свои руки:
— Его бабушку звали Анжелика Погодина или как все её знали – Лика.
Кто-то в зале охнул, а Дианка расширила глаза до предела. Старший из рода попросил Петра Васильевича рассказать свою историю, но тот так мало знал свою бабушку, что почти ничего не добавил к уже рассказанному Алисой Сергеевной.
— Тогда, простите, зачем вы здесь? – удивился старший из рода.

Мужчина достал из кармана листок бумаги, сложенный особым образом – в три складки, так собирать листы мог только один человек. И Диана знала это.
— Этот документ хранится у нас, в нашей семье вот уже сто лет. Здесь подробно описаны те зверства, которые творил бывший начальник контрразведки штаба генерала Драгомирова, Леонид Сергеевич Карум – ваш родственник, я полагаю, господа. Вот печати и подписи, всё подтверждено протоколом.
Листок переходил из рук в руки  и вызывал самые удивительные эмоции на побледневших лицах собравшихся.
— Слава богу, что я потеряла его в Истории, а не в Литературии и он попал в те руки, — прошептали высохшие губы Дианы.

После наступившей паузы Анна ехидно заметила:
— Почему мы должны верить какой-то бумажке? И этому самозванцу?
Её мать тут же одёрнула дочь:
— Заткнись, идиотка. Он тебя спас от грабителя.
Не очень по-интеллигентному выразилась эта представительница рода, но справедливо. Старший из рода, оценив всё услышанное и увиденное и посовещавшись, подошел к Диане и сказал:
— Уважаемая мисс, мы будем счастливы принять вас в нашу семью. Поверьте, для нас это будет великая честь.
— А для меня – нет! — как громом поразила всех этими словами Диана. — Однажды ваша семья отреклась от родного мне человека, и вы хотите, чтобы я после этого…
Макс был поражён. В Диане заговорила фамильная дворянская гордость, и он почувствовал, как неприступно решительна и умна она была сейчас. Впрочем,  в конце каждого нашего Путешествия, Дианка такая. Но сейчас она была княгиней. Старший из рода преклонил колено, и дамы в рядах ахнули от такого унижения старика перед дерзкой девчонкой. Он  же сказал:
— Дорогая жестокая мисс. Я от имени своей семьи, от имени рода Судзиловских, прошу у вас великодушного прощения за все страдания, испытанные вашей достойной семьей по вине наших неразумных предков. Я готов еще сто лет простоять на коленях…
— Встаньте, прошу вас, — сказала Дианка, помогая рукой подняться 80-ти летнему старику. Алиса Сергеевна одобрительно кивнула Дианке и та ответила:
— Я принимаю ваши извинения, князь. А простят ли вас предки….не могу обещать вам.
— Ах, да! – вдруг вспомнил старший из рода. – И, конечно же, я на правах старейшины буду ходатайствовать перед гильдией известных фамилий о восстановлении титула…
Дианка поспешила ответить:
— Не стоит, князь. Это совершенно лишнее.
Даже Алиса Сергеевна была поражена. Но Дианка продолжала:
— Я не думаю, что изменюсь, назовись княгиней или даже герцогиней. Не по титулу, а по поступкам моим пусть судят люди обо мне и моей семье – и сейчас и через сто лет. Вот так.
Она посмотрела на бабушку, и в её влажных глазах отразилось полное одобрение. Диана закончила:
— Да. Так будет правильно.

Петр Васильевич Погодин всё время долго и пристально вглядывался в лицо Дианы. Когда все формальности рода Судзиловских были улажены, он направился твёрдой чеканной поступью к Диане. И она сама тоже перехватила его взгляд, отвести который была не в силах. Макс заметил волнение Дианки и крепче схватил её за кисть руки. Господин Погодин подошёл и поклонился.
— Так вот вы какая, — слегка приглушённым голосом произнёс он.
— Разве вы меня знаете? – удивилась она.
— Как вам сказать… когда-то, очень давно, моя бабушка рассказывала моей матери историю, которую ей поведал командир партизанского отряда. Тот долго сожалел о чём-то… Вы знаете, о чем он сожалел?
— Знаю, — тихо произнесла Дианка.
— Он передал моей бабушке Лике бумагу, которую…которую одна молодая девушка потребовала у него и тем самым…тем самым сейчас спасла честь одного молодого человека. Вот эта бумага. Вы обронили её когда-то.
— Да….- прошептала она….- Да, я знаю. Но почему Лика не передала её Судзиловским тогда?
— Она не знала ни их адреса и потом, она была недружелюбно настроена к одной даме…..Наконец, бабушка Лика не могла предположить, что в этом благородном семействе вот так поступят с их несчастным представителем. Если бы она знала. Если бы знала. Она ведь любила его до последних своих дней. После её смерти под кроватью мы случайно обнаружили большого плюшевого медведя. Так вот оказывается, в бочонке, который он держал в лапах, бабушка Лика и дедушка Коля писали друг другу миниатюрные открыточки и она продолжала их писать после его смерти – и от него и от себя. А в день смерти она написала последнюю открыточку, на ней было написано три слова: Всегда с….
— Не надо, — прошептала Дианка. – Я…я знаю, что там было написано… Три слова. Это были их три слова.
— Да. Откуда вы…
— Я знаю… — без голоса шептала она. – Простите, не могу говорить вслух…боюсь разрыдаться….я знаю всю историю этого медведя… Боже….
— Спасибо вам, — сказал Погодин и поцеловал руку Дианки.
Преодолевая спазм, Диана сказала:
— Ваш дедушка был настоящим человеком. Понимаете? Настоящим Он очень любил вашу бабушку…
— И она его, — тоже тихо ответил внук и, сняв с шеи маленький деревянный образок, преподнес его Дианке. – Да хранит вас Бог. Вы по праву можете носить его. Мне он достался от мамы. А ей от её мамы – от Лики.

У Дианки слегка задрожали губки при виде образка, который когда-то в подвалах контрразведки Николай Судзиловский подарил на прощанье своей невесте. Дианка схватила за руку Петра Васильевича и, преодолевая подкативший комок к горлу, сдавленным голосом произнесла:
— Это…это ценнее всех титулов и наград.
Её не слушались руки, Макс подхватил образок и, поддерживая одной рукой за спину Дианку, другой принял реликвию и тихо сказал, обращаясь к внуку Лики:
— Наденьте ей на шею вы. Так будет правильнее.

Вот  и закончилась эта дивная уже забытая многими история о тайне рода Судзиловских, о чести и бесчестье, о трусости и подвиге, о лжи и правде и, конечно же, о любви двух людей. Но иногда, на закате можно наблюдать, как по тёмно-молочному небу плывут контуры двух лиц – женского и мужского. Они смотрят друг на друга, и когда ветерок подует сильнее, они соединяются, а если вы прислушаетесь, то до вас долетят даже некоторые фразы:
— Не покидай меня.
— Всегда с тобой.

Слушайте…слушайте их….и не покидайте друг друга никогда, люди….

Views All Time
Views All Time
442
Views Today
Views Today
1
(Visited 11 times, 1 visits today)
16

Всем привет от королевы!

Бам-бам-мяу!

Автор публикации

не в сети 47 минут

Lady Karina

13k

Алло! Мы ищем таланты!

Россия. Город: Харьков
28 лет
День рождения: 27-05-1989
Комментарии: 2496Публикации: 387Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ

14 комментариев к “6 Путешествие «Тайна рода Судзиловских» — 6 Часть”

  1. Прочёл.Есть некая магия. Полёт сознания всё же выстраивается в форму диалога с читателем. Форма, хоть не нова, но очень мало используется и требует от читателя настроя на волну автора. Но через небольшой промежуток, это происходит. Что я и называю магией вхождения в текст. Единственное, но уже, как режиссёр, я бы раскинул  болевые точки и в некоторых случаях доведя их до остроты конфликта, чтобы амплитуда восприятия не была ровной, а давала более эмоциональные всплески напряжения и отпускала. Но это уже технические приёмы. Которые только могут усилить. И тогда интеллектуальная игра наберёт больше драматизма, который даже в комедии не бывает лишним. Но главное, это интерес и повторюсь.,магия, без которой самый завороченный текст, остаётся холодным. А я получил » удовольство».

    6
    1. Спасибо большое, Юра за глубину и тонкость рассуждения! А Вы прочитали все шесть глав этого Путеществия? Тут как раз эти всплески с самой первой главы. Каждая глава очень связана и будет обидно, если Вы прочитали только «кто убийца»)

      0
  2. Кариночка, твоя проза просто бесподобна! Идея данного произведения уникальна и потрясающа. Читатель переживает с героями различные приключения, учится на их ошибках, лучше узнает классическую литературу. Просто супер! У тебя огромный талант!))23

    2
    1. Спасибо, Оленька! Зная, что ты врать не умеешь, мне это особенно приятно от тебя. Я заметила: ТЫ до финала загрузила Сообщение. Ура! Распределю его сверху вниз по главам!

      0
  3. Прекрасное произведение! Получила огромное удовольствие. Это повествование словно прочистило артерии души, забитые холестерином повседневности. Спасибо!

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    2
      1. Самое страшное, когда  человеческая жизнь, становится заложницей обстоятельств. Беспомощность, безысходность — то состояние, перед которым человек бессилен!…Никогда в истории не было прецедента, что организаторов, затевающих жестокую схватку, заботили судьбы людей! Революции и войны —  это не только покалеченные судьбы участников, а  и их многочисленных родственников, друзей, знакомых, практически всех, включая потомков! Ведь в мире всё взаимосвязано — именно об этом Ваш роман, Карина!

        Наталья Яшина
        2
        1. Да, Наташа, вы совершенно правы. Больше скажу: страдают чаще всего невинные. Сколько их было тогда — тысячи, миллионы не только погибших, но и пропавших без вести. Кто о них сейчас помнит? Кто знает их судьбы? Ладно, если остались родственники, но вот так вот гибли целые семьи. И никто, когда идет вакханалия безпредела, когда брат брату зверь. никто никого знать не хочет. Сталкивали, стравливали. уничтожали. Вот и судьба Николая Судзиловского. О нем мало что известно. На самом деле он ушел с Добровольческой армией Деникина и всё — никаких известий. Если бы остался жив, то сам Булгаков мог как-то узнать, но я думаю, что он просто оказался очередной жертвой — без вести пропавшим…. Спасибо, Наташа!

          2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *