6 Путешествие «Тайна рода Судзиловских» — 1 Часть

Публикация в группе: Леди Карина. СТРАНА ЛИТЕРАТУРИЯ (Путешествие 6 - Тайна рода Судзиловских)

foto_63872

(Текст, выделенный в произведении курсивом, является оригинальным текстом из пьесы «Дней Турбиных» и романа «Белая гвардия» М.А. Булгакова)

Серебристая «Девятка» нехотя выруливала на просёлочную дорогу и когда они уже двигались по разбитой хрустящей грунтовке, — свежей и блестящей от моросящего дождя, Дианка пожалела, что не приезжала к бабушке этим летом, — так красиво выглядело всё вокруг, так ароматно пахло в воздухе домашней выпечкой, что щемящее чувство грусти по ушедшему детству постепенно стало охватывать её до горького спазма в горле.

Вон там до сих пор стоит маленькая парикмахерская, где к 1 сентября в первый класс её подстригли так коротко, что когда папа привёз дочку обратно в Харьков, мама чуть не убила его за зверское издевательство над ребёнком. А здесь немножко спуститься к яру и можно найти, наверное, еще не заросшие следы раскопок местных детишек, которые  вместе с Дианкой находили патроны, старые вещи, а однажды она даже обнаружила старинную монету 1779 года с Георгием Победоносцем на коне, разящем копьём страшного змея, но монета была так стёрта и даже виднелся след, то ли от пули, то ли от штыка, что с трудом можно было проследить её историю появления в этих лесных полтавских местах.

А как они гоняли на велосипедах наперегонки по всему селу! Пыль столбом, гуси  вразлёт, собаки, дышащие в пятки и стремящиеся клацнуть зубами по твоей огрубевшей коже пяток. Дети летали всей оравой, и кто-то обязательно кричал им вслед – недовольный и иногда размахивающий клюкой или кнутом. Теперь, когда в городе кто-то проносится мимо Дианки на велосипеде, поднимая пыль или высекая струю грязной воды из придорожной лужи, то уже и она бывает ворчливо прикрикнет на шалопая и недовольно помашет рукой. Потому что детство прошло. Потому что ты уже не та девочка, что из лепестков цветков делала себе накладные ногти или варила суп из смолы вишневых деревьев. Ты повзрослела, и детские шалости вызывают у тебя совсем иные эмоции.

У Макса вся эта деревенская идиллия вызывала чувство тоски и чтобы немного рассеять туман патриархальной глуши, он покрутил ручку приёмника и остановился на новостях. Что-то зашипело, затрещало и из шумов динамика донёсся голос дикторши: «…..Российского императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна даровала дворянские титулы целому ряду современных деятелей российской политики и светской жизни, благодаря чему в компании десятка генералов оказались светская львица Ксения Собчак, патриарх Алексий II и глава Федеральной службы безопасности Николай Патрушев. В миссии по возрождению российского дворянства…..». Макс переключил на Ани Лорак, которая нежно пела о любви.
— Мир сходит с ума, — резюмировал новость он. Дианка, отвлекаясь от окна, спросила, улыбаясь:
— Ты против монархии, мой республиканец?
— Напротив, ваше Высочество. Я её ярый сторонник. Но защитить её против таких вот элементов я не в силах. В дворяне проник смрад собчачьчины…собаччачины.
— Ты так ненавидишь Ксюшу, дорогой? – рассмеялась Дианка. – Брось, ты не справедлив к ней. Она умна, не дурна собой, ну а то, что хамит… Так ведь не все дворяне отличались вежливостью и тактом. Но она светская дама.
— Какие дамы – такой и свет, — ответил Макс. – Но знаешь, у меня понятие дворянства ассоциируется с такой внутренней характеристикой человека, как интеллигентность. Такой человек должен быть, прежде всего, скромным, благородным, честным. О какой чести и скромности можно говорить, когда мы видим эту даму? Интеллигента, как когда-то говорил незабвенный Юрий Михайлович Лотман, отличает, прежде всего, стыд. В этом разница между ним и человеком не интеллигентного склада. Интеллигент способен сделать какую-нибудь подлость, но он её не делает только потому, что ему стыдно. Неинтеллигентный человек тоже может, но не совершает подлость только потому, что ему страшно, — страшно за последствия. Вот и вся разница.
— Я думала, что интеллигентный человек, прежде всего, это – образованный человек, — предположила Дианка.
— Довольно часто я видел людей, совершенно без образования, но есть в них какая-то внутренняя скромность. Им всегда неловко. Они испытывают стыд за ту мерзость, что их окружает, а они ничего не могут поделать, чтобы изменить мир в лучшую сторону. И за бессилие им тоже стыдно точно так же, как и за насилие правительства, например.
— Ты мой трибун, — улыбнулась Диана и погладила Макса по шевелюре. – А кого бы ты назвал дворянином?
— Мой идеал – это декабристы. Когда Алексей Баталов сыграл князя Трубецкого, я был поражён, как он гармонично существовал в этой роли. Вот он для меня настоящий дворянин. И потом, мне кажется, что дворянство получают не как подачку с плеча снисходительной императрицы, а как заслугу за дела великие для государства. Собчак сделала для России чего-то подобного?
— Макс, ты смотришь на меня – как будто Собчак – это я, — воскликнула Дианка.
— Нет, солнышко, я смотрю на тебя, как на Марию Антуанетту, — засмеялся Макс и правой свободной от руля рукой схватил её за горло.
— Ах, мой любимый палач. Пощадите меня, пожалуйста. Я вам еще пригожусь, — запищала Дианка тоненьким голоском и рассмеялась.

А впереди уже виднелись серебристые сморщенные полоски водной поверхности ставка, где Дианка вместе с сельскими ребятами купалась и ловила рыбку. Там был и её первый улов, и первые уроки плавания. Летом воздух был пропитан звуками жизни природы и людей и этот альянс прекрасно сосуществовал. На почти трубный зов коровы, медленно ступающей, переваливаясь налитыми боками, тут же отзывались несколько её соплеменниц с дворовых коровников; в воздухе слышались и гоготанье гусей и звяканье цепи, поднимавшей ведро с ледяной водой из недр колодца и Пугачёва с пластинки со своим хитом «Всё могут короли!» и заливистый смех девчонок. Девчонки стали другими, а смех всё тот же: не хихиканье  в кулак – такого вообще не понимали в деревне и считали человека скрытным и заносчивым, а громкие выплески широкой свободной и искренней души нараспашку, навстречу тебе – наивно и простовато? Зато без камня за пазухой. А там выбирайте, что вам лучше. Все эти звуки предназначены для деревни. Они и звучат в ней как-то по-особенному. Они не для города. Это то же самое, как пить густой Крымский чёрный мускат в Мисхоре, погружаясь в море блаженства и удовольствия и потом попытаться отхлебнуть то же самое вино в Харькове – словно купаешься не в море, но уже в луже, — совсем не тот эффект.

Как прекрасны были летние закаты, особенно, когда ты проводила на пастбище весь день, а потом, глянешь на небо, а там контуры коров, закроешь глаза – и там бурёнки. Ой, а вот и телёнок маленький, тычущий своей мордочкой и призывающий тебя снять с него намордник с выпирающими гвоздями. Но нельзя пока бабушка не подоила корову, а не то он всё молоко выпьет из мамы. Вот и дедушка пугает Дианку оводом. Он поймал этого слепня, привязал длинную нитку за крыло и затем запустил в воздух. Дианка хлопает в ладошки и танцует, глядя на забавное зрелище парящих в небе оводов с художественно выделывающими всякие немыслимые фигурки разноцветными нитками.

«……глава Федеральной службы безопасности Николай Патрушев открыто продвигает идею возрождения «нового дворянства» на основе кристально честных сотрудников госбезопасности….». Макс не удержался от взрыва смеха.
— Как такое может быть? Чекистам дарят дворянские титулы? Привет убийцам от убиенных? Я представляю себе, как однажды Ленин вызывает Дзержинского в кабинет и на заседании парткома:
— Феликс Эдмундович, голубчик. Вот вам двогянский титул. Носите на здоговье и не забудьте, что интеллигенция  -это не мозг нации, а её …овно. Так что мы поздгавляем вас и все будем так и называть – Наше железное чекистское …овно! Уга, товагищи!
Дианка откинулась на спинку сиденья в истерике. А Макс продолжал сокрушаться:
— Ой, что-то не то делаем, братцы. Ой, что-то не то творим.

Дианка пообещала себе, что следующим летом обязательно затащит Макса отдохнуть в село. Какой липкий и сладкий летний сумеречный воздух деревни, кислород, наполняющий твои легкие, а рот разрывается от зевоты. Деревня никогда не спит летом. Она всегда деятельна, но при этом не суетлива. Деревня мудрее города. Она, если хотите знать, всегда бабушка — уютна, тепла, добродушно улыбчива и пахнет блинами. Только став взрослой, Дианка узнала, что блины, оказывается, это не то, что она запихивала себе в рот рано утром у бабушки, когда просыпалась на высоченной кровати под вышивками лебедей и цветов и вдыхала запахи, летящие из летней кухни через двор прямо в хату. Оказывается, блины – это тонкий большой лист на молоке или воде. Какая жидкая городская проза. У бабушки же блины это были толстые среднего размера коржи на дрожжах, но какие же пахучие и коричнево-золотистые они были. Дианка уже сидела за столом во дворе под вишнями и её голова почти не виднелась из-за высокой горы таких коржей на тарелке. А бабушка уже процеживала свежее молоко только что из-под коровы и Дианка ждала с нетерпением, когда же можно будет макать блин в варенье и запивать молочным коктейлем.

Дианка любила свою бабушку, в которой странным образом удачно сочеталось и городское и сельское. Получив блестящее университетское образование в Харькове, Алиса Сергеевна защитила кандидатскую диссертацию и много лет посвятила себя преподавательской деятельности, возглавляя факультет русской филологии в педагогическом вузе. Но вот вырос сын Володя, затем женился, и когда на свет появилась малышка Дианка, бабушка с дедушкой приняли решение оставить молодым квартиру, а сами перебрались в село, где, став директором сельской школы, Алиса Сергеевна организовала также лагерь для детей-отличников учёбы.

Алиса Сергеевна слыла в деревне «почётным интеллигентом» — весьма уважаемой и приятной личностью. В ней не было напыщенной чопорности, присущей городским дамам, но она умела себя подать достойно, ходила всегда приосанившись и слегка кланялась знакомым, приветливо улыбаясь. Её можно было только слушать, невзирая на сам предмет разговора или на суть сказанного. Приятен был сам тембр и слегка поучительный акцент разговора, что присуще многим преподавателям. Сельчан восхищали и умиляли необычные обороты речи, как например «любезный, не соблаговолите ли..» или «позвольте предложить вам стул» и когда она даже самому опустившемуся пропойце кланялась и говорила: «Великолепного вам здоровья, милый Иван Романович. Выглядите, как гусар после именин», тот сразу же хаотично прилизывал синей рукой расхристанные волосы, и порою с его грубых век стекала слеза от сентиментальности, от того, что к нему отнеслись, как к человеку или вообще обратили внимание.

Она никогда не повышала голоса и деликатно переходила на другую тему, если видела, что человек намеренно пытается вызвать её на резкую реакцию. С ней было интересно – столько прочитанных книг, сколько прочитала Алиса Сергеевна, не было даже в Харьковской областной библиотеке. Соседки приходили к ней в гости – кто поболтать, посудачить о мужьях, кто просто пощёлкать семечки да попробовать первую молодую картошечку, кто еще за чем, но всегда заканчивались эти посиделки интересными рассказами бабушки о дальних странах, знаменитых художниках или старинных драмах из жизни помещиков и купцов, а то и историями об авантюрных приключениях двух таинственных графов – Калиостро и Монте Кристо. Сельские дети заслушивались подобными историями и уже на следующий день увлечённо играли в пиратов или шпионов.

Алиса Сергеевна уважала людей и требовала такого же уважения к себе. Любые сплетни нещадно пресекались, едва зародившись: «Ах, что вы душенька! Еще Марк Твен сказал, что мир стал бы совершеннее, если бы люди сплетничали о добродетелях других. Давайте же возьмём себе за правило – говорить о других только хорошее». И сплетница замолкала.

Макс подъезжал к большому каменному дому и сразу же двортерьер по кличке Нахал изобразил бурную деятельность сторожевого пса, скалясь и хрипло лая; вообще-то у него был прекрасный тенор, но он считал, что если лай приперчить зловещей хрипотцой, это моментально отпугнёт нарушителей от калитки его любимой хозяйки. Завидев же юную госпожу, выпрыгивающую из машины, Нахал понял, что сейчас его будут тискать и трепать и тут же завизжал и запрыгал, повиснув на деревянном заборе, одариваемый солнечной улыбкой Дианки.

Алиса Сергеевна радостно засуетилась на кухне, перекликаясь с внучкой о сельских и городских новостях. Наконец, когда долгожданные гости сели за стол, полилась приятная задушевная беседа.
— Макс, дорогой, — произнесла грудным голосом Алиса Сергеевна, — вы совсем мало едите. Прошу вас не стесняться. Всё домашнее и очень полезное.
— О, нет, Алиса Сергеевна. У меня глаза разбегаются от такого изобилия.
— Как! – деланно возмутилась Дианка. – Это значит, что я тебя дома плохо кормлю?
— Солнышко моё, я просто специально не завтракал, чтобы как следует подготовить свой желудок к встрече с вкусным. И всё здесь на столе настолько аппетитно, что я теперь знаю, в кого моя любимая девушка, которая не перестаёт меня удивлять своими  кулинарными способностями.

«Он искренен, деликатен и очень мил», — подумала Алиса Сергеевна. Дианка хорошо знала свою бабушку и перехватила её мысли. А расшифровав их, гордо улыбнулась и быстро поцеловала в щёчку своего смутившегося мужчину. Чтобы как-то продлить беседу, Дианка завела разговор о дворянах. А Макс рассматривал фотографии людей в рамках на стене. Ими была усеяна вся стена столовой. Чтобы помочь пищеварению желудков Алиса Сергеевна предложила подойти и сама лично принялась рассказывать о людях, давно ушедших, но таких видных, чаще всего военных в эполетах, с аксельбантами и шевронами, что Максу захотелось узнать о них что-нибудь потрясающее. Рядом с мужчинами всегда были прекрасные дамы с аристократическими чертами лиц и Макс даже заметил, что одна из них чудесным образом походит на Дианку.
— Это моя прабабушка, — заметила Дианка и сказала:
— Бабуль! А у тебя же есть старинный фотоальбом. Давай посмотрим.
И они, сев на диван и обложившись с двух сторон подушками, принялись рассматривать альбом с толстым золотым тиснением. Макс предполагал, что родословная Дианки имеет глубокие корни, но чтобы в альбоме наряду с молодыми людьми в форме белогвардейских офицеров были неизвестные фотографии Блока, Маяковского, Твардовского, ему и в голову не могло прийти подобное.
— Это всё тоже ваши родственники? – спросил он.
— Нет, — ответила бабушка, — Но эти лица в разные годы были вхожи в наш дом, мы были с ними дружны, и я выросла на руках Михаила Михайловича Зощенко. Он сажал меня на колени и своим необычным тембром читал Голубую книгу. Я уже в четыре года знала эту книгу наизусть. А Дмитрий Шостакович впервые принёс свою Ленинградскую симфонию к нам домой, сел за пианино перед кроваткой, в которой находилась я – трёхлетняя и стал играть. Он проверял новое на мне – как я буду реагировать. Я слушала как заворожённая. А когда он закончил, то остался весьма довольным и, наверное, благодарным своему первому слушателю и почитателю на всю жизнь.

Макс обратил внимание на пожелтевшее и сильно потрескавшееся фото молодого подпоручика в очках и в фуражке. Качество бумаги со временем и так потускнело, а тут еще и глаза его….они были заштрихованы чёрной пастой.
— Что это значит? – тихо спросил Макс, понимая, что возможно вторгается в какие-то сугубо личные дела семьи. Алиса Сергеевна чуть нахмурилась и положила ладонь на фото.
— Да, действительно, бабуль, кто это? – спросила Дианка. – Я всё не решалась спросить тебя…
— Это….тайна, дорогие мои, — вздохнула Алиса Сергеевна. – Страшная и очень печальная тайна нашего рода.
— Елистратовых? – удивилась Дианка.
— Нет, — медленно проговорила бабушка. – Рода князей Судзиловских.
— Ты – княгиня Судзиловская? – еще раз удивилась внучка. – Ты мне не рассказывала.
— Да. Это моя девичья фамилия. Потом я вышла замуж за твоего дедушку и стала Елистратовой. Но княжеского титула нас лишили еще в 1918-ом.
— Ах, бабуль! – мечтательно вскинула бровки Дианка. – Что ты наделала? Такую фамилию поменяла! Она ведь явно старинная.
— Ты права, девочка моя. Очень старинная. Но потому и поменяла, что на ней стоит родовое проклятье.
— Как!? – воскликнули вместе Макс с Дианкой.
— Это очень долгая и печальная история, дети мои.
— Бабуль! Расскажи нам! – запрыгала на диване Дианка.
— Я не утомила вас? – улыбнулась бабушка.
— Нисколько, — заверил Макс. – Мы все внимание. Я люблю подобные тайны.
-И я! – заявила Дианка.
— Ну что же, слушайте. Только я знаю совсем немного, а только то, что рассказывал мне мой отец. Он тоже мало знал, и, наверное, о чём-то недоговаривал. Этот молодой человек на фото – Коля Судзиловский. Что я о нём знаю? Он был женат, его жену звали Людмила Рубцова. Не напрягайте память – она ничем не известна. Хотя нет. Тогда вокруг неё разгорелся жуткий скандал. Они пожили всего лишь год в браке и вскоре Николай бросил её…говорят, что она вышла за него из-за наследства да и погуливала частенько. Как выяснилось, её многие в городе знали, как просто Жаклин. Вот. Затем Николай учился в Киеве сначала на медицинском со своим другом, Мишей Булгаковым, а затем перевёлся на юридический. После окончил военное училище и получил чин подпоручика. Когда в 1918 году в город вошли белые, его дядя – начальник контрразведки самого генерала Драгомирова помог с протекцией племяннику и тот был зачислен в ряды Добровольческой армии Деникина в конце 1919 года. Как известно, в декабре 1919-го белые ушли, но вот что сталось с Судзиловским, папа не знал, или не хотел мне рассказать, но на мой вопрос о дальнейшей судьбе молодого офицера, он как-то избегал отвечать и лишь, когда уже умирал, схватил меня за ладонь своей сухой рукой, и вдруг я почувствовала влажный пот от его кожи. Преодолевая сковавшую и тело и душу слабость, и прилагая чудовищные усилия он признался, что Николай Николаевич Судзиловский – его отец и мой родной дед и что он совершил перед отходом белой армии поступок, который посчитали настолько бесчестным, что даже семья его отказалась от сына, прокляла его и лишила княжеского титула. Но что это за поступок и почему мой дед его совершил, и вообще что стало с ним после, — история об этом умалчивает.
— Вот это да, — прошептала Дианка.
— Тайна, которая так и останется неразгаданной, — грустно сказал Макс.
Алиса Сергеевна вспомнила что-то и добавила к своему рассказу важную подробность:
— Я уже не в тех летах, чтобы думать о разгадках и предпочла бы уступить это право молодёжи.

Молодёжь переглянулась.
— Но бабуль! Как?
Бабушка прищурилась и ответила:
— Разве ты забыла, что у тебя есть волшебный шкафчик? Такой же есть и у меня.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что о твоём дедушке написано в книге? Вот какая у меня знаменитая бабушка! – воскликнула Дианка, обращаясь к и без того поражённому всей этой историей с подпоручиком Максу.
— Не совсем так, внученька. Но он явился прототипом одного из героев пьесы Михаила Булгакова «Дни Турбиных». Это ведь автобиографическая пьеса. Михаил Афанасьевич не придумал своих персонажей. Все они — люди, которых он знал или с которыми дружил, когда еще начинал свою жизнь и деятельность в родном Киеве. Вот только кого из своих героев автор списал с Судзиловского – этого папа мне не сказал.… Не успел…
— Но Алиса Сергеевна, — задумчиво сказал Макс. – Даже если мы и отправимся в пьесу, мы увидим лишь литературного героя, а не историческое лицо. И этот персонаж будет действовать только в рамках своей роли, но не в реальном контексте времени.
— Вы совершенно правы, Макс, — согласилась она. – Поэтому я напишу пару строк вашему доброму другу, господину Гайди, он же и проведёт вас в страну Историю. Она граничит с Литературией. А там…там уж вас встретят.

Каждый из них думал о своём. Но все сходились в одном: «Если человек не виновен, то это долг — восстановить поруганную честь семьи». И всех троих, естественно, тревожил мучительный и страшный вопрос: «А что если виновен?»

Век 21, 20, 1918-ый год.

«Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй».

Views All Time
Views All Time
457
Views Today
Views Today
1
(Visited 27 times, 1 visits today)
18

Всем привет от королевы!

Бам-бам-мяу!

Автор публикации

не в сети 37 минут

Lady Karina

13k

Алло! Мы ищем таланты!

Россия. Город: Харьков
28 лет
День рождения: 27-05-1989
Комментарии: 2496Публикации: 387Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ

14 комментариев к “6 Путешествие «Тайна рода Судзиловских» — 1 Часть”

  1. «…самому опустившемуся пропойце кланялась и говорила: «Великолепного вам здоровья, милый Иван Романович. Выглядите, как гусар после именин»   Вот это бабушка!!! 18
        Мне вспоминается уже немолодая женщина, которая была одета, как графиня и очень великолепно держалась. Суть в том, что она не могла зайти в универсам из-за столпотворения наших студенческих дарований. Когда я несколько оттеснил этих ребят и дал ей возможность пройти, то она пошла, как Богиня и, проходя мимо меня, учтиво сказала: «Черт возьми, приятно!  Спасибо!!!»  
    Карина! Это нельзя передать словами, это нужно видеть…)

    Полагаю, что в предложенном читателям ПУТЕШЕСТВИИ кроется что-то гораздо глобальное, чем гусарские выходки Ивана Романовича…)))
    3535351020

    4
  2. Я в совершенном восторге, несмотря на то, что мне кажется слишком много посвящено Собчак…
    С удовольствием буду почитывать…  Как глоточек свежего воздуха в интернете…  Появляется надежда, что ВОЗРОДИТСЯ-таки  КУЛЬТУРА РОССИИ.  Хотелось бы чуть-чуть шрифт выпукло — яркий для удобства чтения. 1035

    2
    1. Читайте с удовольствием. Шрифт посмотрите  такой — подойдёт?) Эти Путешествия — дань памяти Советской радиопередачи «В стране литературных героев». Двое ребят — Диана и Макс получили в подарок от бабушки миниатюрный книжный шкаф. Стоит взять хотя бы одну книгу и всё — уже обратно не поставишь, пока не проживешь жизнь вместе с персонажами книги, не побываешь в их шкуре, пока не попытаешься оправдать Карандышева и поставить на место Паратова, пока не обесславишь Герострата, пока не сделаешь из трусливого мальчика Мальчиша Кибальчиша, пока…пока…пока…..)) . Но главное не это — и наши герои и герои книг решают одни и те же жизненные проблемы, но как!?) Читайте)) В общем, классика современна и вечна, Вот это я доказываю в каждом Путешествии. Буду рада своим читателям. Вот именно это — СЕДЬМОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ для меня очень дорого…0404

      2
  3. Да, просто здорово! Успехов вам! Вы удивительный, внимательный человек! Об этом говорит и ваше творчество и ваша реакция на комменты. 

    2
  4. Очень интересная история, и я непременно дочитаю её до конца. И меня очень зацепил разговор об интеллигенции. Наверное, я просто заждалась, ведь так редко встречается правильное определение этой, как её некоторые называют, прослойки. Никогда не понимала почему между интеллигентностью и интеллектом ставят знак равенства.

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    2
    1. О, да, Саша. Знак равенства между этими понятиями ставить нив  коем случае нельзя. Буду рада, если дочитаете. Это Путешествие особенно тяжело мне далось психологически и особенно дорого поэтому. В целом же весь цикл литературных путешествий в страну русской классики под названием «Литературия» задуман в память о советской радиопередаче «В стране литературных героев». Собственно, и наш сайт назван тоже в память о ней. Двое современных ребят — парень с девушкой постоянно попадают в какие-нибудь жизненные передряги — бытовые, духовные или иные. И каждый раз они в недоумении — как поступить и кто прав. С этими вопросами они отправляются в литературные произведения, каждое Путешествие — одна книга и решают там вместе с персонажами те же проблемы, порою действуя неожиданным образом, предлагая свои альтернативные сюжеты  и поведение героев.

      В целом же я показываю насколько классика и современность идут бок-о-бок.

      04 

      4
      1. Классика прекрасно вписывается в современность, она универсальна и вовсе не мертва, как утверждают некоторые  пессимисты, несмотря на то, что её старательно пытаются затоптать. Очень интересная идея. И прекрасный стиль. Читаю.

        Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
        2
          1. Про интеллигентность: в одном случае — стыдно, в другом — страшно! В этом и разница! Именно  в поступках, а не на словах! Тут  же к себе начинаешь примерять это определение!… И,  чем  оно точнее, тем получается  ты дальше и дальше  дальше от этой самой  интеллигентности! Ну, да, стыд, совесть, которую растеряли в Советское время! Спасибо за информацию к размышлению!…

            Наталья Яшина
            2
            1. Всегда существует тонкая грань между интеллигентностью и неинтеллигентностью. Что это, как это, кто эти люди — интеллигенты и кто я — вопросы, которыми часто задаёмся мы в мире совершенно иных, увы, приоритетов…. Спасибо, Наташенька. Это Путешествие — моё самое любимое. Много сил и нервов оно у меня отняло.

              2
  5. Мне нравится, что ты тут выступила следопытом-историком, а не только литератором. Ведь никто толком ничего не знает о настоящей судьбе Судзиловского, А вдруг ты угадала. Тем самым реабилитировала хотя бы одного человека.14

    2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *