4 Путешествие «Родом из детства» — 3 Часть

Публикация в группе: \"Страна Литераутрия\" - Путешествие 4 - \"Родом из детства\" (ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИЙ роман)

foto_60612

Пока наши герои путешествовали по Литературии, сосед их Минька заходил к дяде Максу отдать книжку, но никого не было дома. Искал его во дворе, в гараже и тоже тщетно. Справлялся у всёзнающих бабушек на скамейке – безрезультатно. А потом произошли события, которые заставили Миньку надолго забыть об обещании дяде Максу. Он повстречался с Ростиком, своим другом, которого выдал по слабости тем избивающим его хулиганам. Минька сидел на крыльце голубятни и кормил птиц.

 

Вдруг он услыхал глухие стуки, как будто что-то с силой ударяло о землю, чиркая о камешки. Он перегнулся через перила и увидел Ростика. Тот играл с ножиком и тоже заметил друга, с которым не разговаривал после предательства. Надо сказать, что не только Минька переживал из-за своей трусости. Но и Ростик места себе не находил без компании с Минькой. И каждый из них не подавал виду, что хочет помириться. Каждый из них проходил мимо и даже не глядел в сторону другого. Если кто-то спрашивал у Ростика, а где Минька, мальчуган тут же заговаривал о чём-то другом. А если Миньку просили передать Ростику, что его зовёт бабушка, тот отвечал, что сейчас очень торопится по весьма срочному делу, но как только встретит Ростика, то всенепременно сообщит ему. Все во дворе, кто хорошо знал двух друзей «не разлей вода», и между которыми «пробежали кошка с собакой», о чём-то таком догадывались и лишь сочувственно улыбались вслед каждому. Ростик скучал без друга, и он знал, где его можно было найти. Увидев что, наконец, привлёк внимание Миньки, он еще более демонстративно стал показывать, насколько Минька ему безразличен. Но тот нарушил молчание:

— А мне дядя Макс интересную книжку дал почитать.

— Подумаешь, — равнодушно протянул Ростик.

— Про Мальчиша-Кибальчиша.

— Подумаешь, — не найдя ничего более оригинального еще раз, но уже с любопытством повторил Ростик.

— Он один с такими же малышами выступил против целого войска, а там солдат были тыщи, почти вся армия мира!

— Врёшь! – авторитетно заявил Ростик.

— В книгах не врут, — не менее авторитетно возразил Минька. — Я тоже пойду против врагов воевать!

— А оружие где возьмёшь? – рассмеялся Ростик. – Ну, ты и мастер врать.

— А вот и не вру. А вот и не вру, — распалялся Минька. – Если хочешь знать, у меня…у меня есть оружие. Настоящее.

— Покажь! – потребовал Ростик, чтобы еще больше посмеяться над хвастуном и обманщиком.

Минька огляделся вокруг, будто проверяя, не слышит ли кто посторонний и поманил Ростика к лестнице.

— Пошли, — сказал он с особым предвкушением и вошёл внутрь голубятни. Когда Ростик тоже проник вглубь, Минька как раз отодвигал огромную клетку и там, под полой он сдёрнул лист рубероида и достал завернутый в полотенце новенький браунинг, еще пахнувший смазкой. У Ростика глаза расширились от такого зрелища. Он никогда не держал в руках настоящее холодное оружие. Видел только в кино и то думал, что там стреляют не из настоящих пистолетов.

— Откуда? — облизывая высохшие от волнения губы, спросил он.

 

Минька смотрел торжествующе. Потом отодрал еще кусок толи и перед Ростиком показались три полотняных зеленых мешка с застёжками на пластинах.

— Ух, ты! Что это? – засуетился Ростик, пытаясь пощупать содержимое мешка.

— Но-но, — запротестовал Минька. – Аккуратно смотри.

Когда они открыли один мешок, в нём были сложены толстые купюры денег. Ростик аж присвистнул.

— Вот это да. Где нашел?

— Вон там, в конюшне на чердаке.

— Но кто-то же спрятал там это всё, — сказал Ростик. – Значит, может и прийти.

— Подумаешь, — буркнул невесело Минька. – Что упало – то пропало. Представляешь, сколько здесь денег!

— Наверное, тысяча миллионов! – предположил друг.

— А может и больше, — глаза Миньки загорелись.

 

Через несколько минут двое друзей сидели на клетке и мечтали. Минька говорил:

— Представляешь, мы можем купить билет на самый дорогой самолёт и улететь на самый край земли. За такие-то деньги!

— А лучше на самый большой корабль, с парусами и поплыть вокруг Земного шара. Даааа…… Минька! Мы теперь самыми богатыми будем и можем даже жить без родителей.

Минька хмуро посмотрел на друга:

— Нет, Ростик, я вот что придумал: мы купим билет на корабль, как ты хочешь. И поплывём вокруг земли, но я выйду в Америке, а ты дальше поплывёшь, хорошо?

— Что же ты будешь в Америке делать?

— Папка мой там работает. Так мамка говорит. Я к нему приеду и скажу, чтобы он домой ехал, а то мамка тоскует о нём и плачет часто. А я пока за него поработаю там.

— А мне не к кому ехать, Минька. У меня все дома живут. Только…только не нужен я дома никому.

— Ты чего это так думаешь, Ростик?

— Когда с детдома меня маленького еще брали, я так радовался…что вот и у меня будет мама…папа…я даже с собой своего мишку плюшевого взял – единственного друга. Он столько моих тайн знал. Никто так меня не знал, как мишка. Я думал, что ему будут рады в новой семье. А его в первый же вечер хозяйский пёс разорвал….друга…понимаешь, Минька? А они еще и смеялись, когда собака…его….на клочки…понимаешь? И я понял, что никого не смогу там полюбить. Я с тобой поеду в Америку, Минька. Хорошо?

— Я больше не предам тебя, Ростик, — как-то быстро вырвал из себя ужасную боль Минька и уверенно добавил: — Никогда.

Они скрестили мизинцы и произнесли мировую клятву. Обоим стало так легко на душе, и они на всю голубятню рассмеялись и запрыгали, взмывая ввысь стаю голубей.

 

Минька рассказал Ростику о Мальчише-Кибальчише и того сильно потрясла эта история. Ростик предложил, показывая на мешки и пистолет:

— Давай, это тоже будет наша с тобой тайна. Военная.

Минька не возражал. И они дали клятву, что сохранят ото всех свою тайну. И порезав пальцы осколком стёклышка, они на стене голубятни поставили следы из первых букв своих имён. И тут Минька даже позавидовал Ростику, что у того буковка всего лишь палочка с ушком, а у него такая буквища, которая больше похожа на толстую продавщицу молока.

— Знаешь, Минька, — задумался Ростик, — а давай всё таки пистолет положим обратно, в конюшню…а то знаешь….у нас же разрешения на него нет. Я слышал, что без разрешения тебе никто его носить не даст. И в самолёт не пустят и на корабль.

— Давай, — согласился Минька и друзья «не разлей вода» побежали в конюшню.

 

*          *          *

 

Погода в это воскресное утро была чудесной! Какая-то певучая атмосфера заполнила весь двор. Из нескольких окон звучала музыка. Кто-то выбивал ковёр, а чуть подальше парень с девушкой играли в бадминтон. Макс занимался чисткой салона машины. Вокруг крутился Оскар, пытаясь хоть чем-то помочь озабоченному Максу, но на самом деле только мешал, заталкивая лапами все необходимые детали под днище «девятки».

Сегодня Макс обещал свозить Дианку на торжественный запуск первого прогулочного катера по их помолодевшей после очистки полноводной реке. Маршрут обещал подарить пассажирам массу живописных впечатлений. По такому случаю, Дианка побежала в ближайший бутик за новым нарядом и пообещала быть через полчасика. Макс понял, что у него в запасе значит, есть еще как минимум часа два с половиной.

-Э, Викуля, ты чего такая расстроенная? — удивился Макс проходившей мимо подруге Миньки, которая демонстративно хмурила лицо и вышагивала с целью быть непременно замеченной дядей Максом, заглядывая во все зеркала «девятки». Оскар тут же подбежал и лизнул Викулю в щёку, от чего та вскрикнула и отмахнулась. – Что, с Минькой поссорилась?

— У, — погрозила рукой куда-то в сторону дороги девчонка. – Не взял меня с собой. Говорит, что девчонкам туда нельзя. Секрет у него. А девчонки не умеют хранить тайны. Вот еще. Нужны мне его тайны.

— Это куда – туда он не захотел тебя брать? – спросил Макс.

— Ой, чего его слушать? Тоже мне секретчик. На заброшенную конюшню пошёл.

— Чего это его туда потянуло? Там же нет ничего. Стойла пусты. Разве что на сеновале поваляться.

— Неа. Там рядом с конюшней голубятня старая осталась. Так он там голубей разводит. Они такие чудные, с хохолками, как у попугая из мультика, а на лапках такие сапожки красные. Он еще даже из-за гаражей не вышел, а они его чуют и воркуют, аж захлёбываются. Чудные.

— Молодец. Если птички любят, значит, хороший человек Минька.

— Дядя Макс, — тихо прошептала Викуля, нагнувшись к самому его уху. – Я знаю, зачем он пошёл туда.

— Зачем же? — таким же шёпотом заговорщика спросил Макс.

— Я вчера проследила за ним. Он зашел в конюшню, закрыл дверь и через несколько минут раздался выстрел. И сразу же Минька выбежал как сумасшедший оттуда. Там у него есть пистолет.

Макс стал серьёзным:

— Ты уверена, что звук был похож на выстрел, Вика?

— Меня братик часто на стрельбища берёт. Я знаю, как звучит выстрел.

Макс вспомнил, что её брат Алексей служит в полиции. Он посадил её на сиденье машины, а сам сел на корточки перед девочкой.

— Так-так-так, — протянул он. – А почему ты брату не рассказала?

— Специально. Чтобы Минька не думал, что я тайны могу выдавать.

— Боюсь, девочка, — напряжённо возразил Макс, — это не тот случай. Вот что, погуляй-ка с Оскаром, а я пройдусь.

— Я с вами, — заныла она.

— Нет. Я быстро, а ты машину пока покараулишь.

— Ладно, — нехотя согласилась Викуля, но взяла обещание с дяди Макса, что он ей первой расскажет, как там и что.

 

*          *          *

Ростик с Минькой решились на невозможное: сегодня они хотели отнести пистолет в полицию. Они боялись, что те, кто за ним придёт, могут воспользоваться им для худого дела. Хотя Минька настаивал на том, чтобы хоть один раз выстрелить. И выстрелил. Друзья были в восторге! Затем они долго  обсуждали, как вернуть оружие незаметно, поскольку никто из них не знал, что им за это будет. В конце концов, Ростик – как более старший, чем Минька на полгода и на целую макушку, чем непрестанно гордился, предложил:

— Давай просто положим у дверей отделения и позвоним. А сами убежим. Если заберут, тогда уйдём.

На том договорились и побежали домой за гаражи трясти яблони, чтобы запечь потом яблок на костре. Поход в полицию друзья оставили на завтра.

Минька решил прийти на конюшню раньше Ростика, чтобы еще раз полюбоваться на грозный огнестрельный предмет и охладить ладонь руки настоящим оружием, с которым чувствовал себя всемогущим. Вдруг, до его слуха донеслись странные шумы. Он прислушался и подполз по чердаку ближе к спуску. Минька только опустил голову вниз, как дверь в конюшню медленно отворилась, и малыш тут же отшатнулся, покатившись под свод к наваленным снопам прогнившего сена. Убедившись, что его не заметили, Минька пополз плашмя по дощатому настилу в поисках хоть какой-нибудь щели, стараясь хоть одним глазком высмотреть вошедших людей.

Их было двое. Сквозь просвет между досками, Минька видел лишь головы да плечи, но отчётливо слышал весь разговор. С каждой минутой его всё больше одолевала дрожь и ужасно чесалась спина как раз в том месте, до которого нельзя было дотянуться рукой ни сверху от затылка, ни снизу от поясницы. Минька опустил лицо к руке и сильно вцепился зубами в кожу, оставляя глубокие следы, а в некоторых местах появились даже капельки крови. То, что слышал Минька, говорило лишь о двух вещах, причём одна вытекала из другой: «Там, внизу бандиты» и «Ты влип, парень».

Один лысый и толстый, похоже, что главный. Он отдавал какие-то приказы долговязому, которого называл всё время Пеплом. И точно, у того лицо походило на пасмурное осеннее утро. До этого Минька видел преступников только в кино и с надеждой помотал головой, но видение не исчезло. Такое кино ему не нравилось.

— Пора линять отсюда, Лысый, — забасил Пепел, открывая консервным ножом банку с маринованными грибами. – Задрался я уже спать на сене. На перине хочу с Машкой. И голубей жрать тошнит уже, хоть и импортных.

Минька до боли прикусил язык, чтобы не крикнуть.

— Цыц, ты. Не видишь что ли – обложили менты поганые. Наши физии везде на столбах. И кто ж там так нарисовал, прям художник. Тьфу. Ничего. За два «лимона» можно и отсидеться, пока не утихнет.

— Сколько ж сидеть? – настаивал Пепел, хлебая пиво из бутылки.

— Сейчас бомж должен прийти, обещал вывести втихаря, он какие-то тропы знает.

— С ним делиться придётся, братуха.

— Кто тебе сказал, болван? Порешишь его, когда дело сделает. Понял?

— Ага, — удовлетворённо хмыкнул Пепел.

Минька зажмурился и икнул. «Нет. Мне не страшно. Не страшно. Хоть бы сюда не полезли только. Хоть бы….». Словно услышав его, дверь в конюшню открылась, и вошел еще один.

— О, гнилью запахло, — гаркнул Пепел.  – Бомжара притопал.

— Цыц, — прикрикнул на него Лысый. – Ну?

— Щас до вечера надо подождать, тады и проведу, — произнёс голос, такой знакомый Миньке. «Где я его слышал? Где?» Он подполз ближе к щели и отпечатался щекой к проёму. «Аааа……ну, конечно же. Это же сторож из нашей школы. Он не может быть с ними заодно. Нет. Нет. Такого не бывает. Он же меня от директрисы в подсобке прятал», — отгонял от себя ужасную мысль Минька. И тут раздался злобный громогласный крик:

— Где!? Где?

Это кричал Лысый.

— Чё ты, братан? – испуганно спросил Пепел, роняя окурок сигареты на пол.

— Где мешки? Где ствол? – рычал Лысый, надвигаясь на дружка.

— Ты чё? Ты чё? – заверещал тот. – Отлезь, боров. Мы с тобой вместе ходим везде.

— Тогда кто? – гневно кричал Лысый. – Кто?

У Миньки упало сердце. Он вспомнил, что и деньги и пистолет он брал не с чердака, а с подпола внизу. «Какой я дурак! Пропал», — ему жутко захотелось исчезнуть, как тогда, когда учительница водила в журнале по алфавиту ручкой, кого бы из жертв вызвать к доске. «Где ты волшебная палочка? Сделай так, чтобы я растворился и оказался сейчас в другом месте»  — умолял Минька, начиная терять присутствие духа. Он так сильно прижался к щели, что трухлявая доска не выдержала и с треском предательски рухнула вниз, неся за собой клубы пыли, куски сена, а вместе с ними самого Миньку со свёртком в руках. Пепел тут же схватил мальца за шиворот и поднял в воздух.

-А! Вот вор и попался! – обрадовался бандит. Ошарашенный Лысый, схватил свёрток, развернул и воскликнул:

— Вот! Ах, ты гадёныш, — наставил пистолет на Миньку Лысый.

-Ну, ты, паря, осади! Осади, — прохрипел бородатый бомж. – Он же ребятёнок ещё.

— Поговори мне ещё, — рявкнул Лысый и тут же получил оплеуху от Пепла. Лысый схватил за горло Миньку и, сжимая кадык, злобно прошипел:

— Ты зачем это брал? Кому рассказал про пистолет? А? С кем молчать вздумал, тля!

Минька хмуро зыркнул на Лысого. Он ненавидел этого бандита не за то, что тот убил инкассаторов, а за своих голубей. И остервенело схватил его зубами за палец. Лысый нервно дёрнулся и ударил ребром ладони Миньке по носу. В ответ бандит получил лишь плевок с кровью из-под разбитой губы мальчишки. Нос кровоточил, и капли крови обагряли пол под ногами Миньки. «Вот бы сейчас меня видели Ростик с Викулей», — досадливо подумал он и почувствовал, как очередной удар ладонью размазал что-то маслянистое по его лицу. Он попробовал слизать языком, и это оказалась его солоноватая кровь.

— Погоди, Лысый, — вспомнил его дружок. – А деньги?

— Деньги! Щенок! Где деньги дел? – кричал Лысый. – Придушу, паскудника. Играть вздумал? Ну? Отвечай, прыщ!

Пепел нервно сказал:

— Лысый, тикать надо отсюда. Если малец кому-то прозвонил, щас сюда полицаи нагрянут. Тогда не до денег будет. А?

— Пшёл вон! – вошёл в раж Лысый. – Бомж, а ну-ка неси керосинку.

— Вы чё это задумали, ребяты? – испугался сторож и попятился к двери.

— Керосинку, не то я за себя не отвечаю! – крикнул Лысый. – Сейчас всё скажешь, гадёныш. Всё паршивец. Поиграть хочешь в войнушку? Сейчас поиграешь. В заживо сожжённого.

 

Минька сжался и судорожно дёрнулся, но Пепел держал его цепко и не давал никаких шансов вырваться. «Вот если бы его отвлечь чем-нибудь, вот тогда можно было бы схватить вон то ведро с краской и облить их всех, а потом выбежать за дверь и бежать домой, к гаражам, там много знакомых дядек, они сразу разберутся с этими гадами. Но как отвлечь? Как»?

Тем временем Лысый сорвал с Миньки футболку, оставив полосы на теле, и промочил её всю в керосине. Затем обмотал ею палку и зажёг тряпку. Поднеся факел к окровавленному, вздрагивающему лицу Миньки, бандит грозно произнёс:

— Ну! Где деньги, пацанчик? Отвечать!

Жар обжигал нос и глаза. Факел то приближался, то отдалялся. Минька сжал зубы и почувствовал, как что-то захрустело во рту «А как было Мальчишу-Кибальчишу? Тоже больно? Проклятые бандиты пытали его, но не смогли ничего….ничего…горячо как…». Это Лысый коснулся горячей тряпкой босых ног Миньки. «Ничего…только бы не потерять сознание…только бы…эх….интересно, а мама будет плакать»? Миньке так стало жаль, что никто его сейчас не видит и лучше бы он так не думал. Дверь с силой распахнулась и в проёме возникла фигура Ростика. Он застыл на месте от увиденного зрелища и инстинктивно отпрянул на шаг назад.

— А! Еще один тимуровец!- крикнул Лысый и навёл на него пистолет. – Ну, нам и одного хватит. Он снял браунинг с предохранителя и…

— Ростик! Беги! Беги друг! – сквозь кровавый рот со сломанными зубами заорал Минька да так, что от такого страшного бычьего рёва даже Пепел вздрогнул и отпустил руку. Минька ударил его в пах и тот конвульсивно рухнул на колени. Мгновенно бросившись к Ростику, он пытался его выпихнуть за дверь, но пуля Лысого уже вышла из ствола, и Минька упал прямо на руки друга.

— Рос…ростик….как….как хорошо… — застонал Минька и сполз вниз на пол. Ростик соображал секунды три. Он поднял свои руки. Они были в крови. Бросив испуганный взгляд на неподвижно лежавшего согнутого на полу Миньку, сжал кулаки и двинулся вперёд.

— Эй, паря, а ну-ка, — предупредил Лысый. Он ловко схватил не успевшего что-нибудь сделать Ростика и отшвырнул его под стол. – Пепел. Прибери тут, — кивнул он на тело Миньки, а сам вышел на двор, проверить, всё ли тихо.

 

Макс спустился по ложбинке к дороге, перешел к автостоянке и двинулся вдоль длинного ряда гаражей, приветствуя знакомых соседей. Пройдя весь ряд, он вышел на поле. Точнее, это поле принадлежало когда-то селекционной станции, а теперь заросло всё бурьяном и огородилось от городской цивилизации пёстрыми щитами от какой-то строительной компании. Район расширялся. Село уходило в воспоминания. Слева от поля тянулась редкая берёзовая рощица, которая отделяла поле от посёлка. Среди берёз и стояла заброшенная конюшня, а сбоку высилась одиноко покосившаяся от времени и без ухода деревянная голубятня. Но птиц не было видно. Лишь валялись перья везде, и Макс даже заметил несколько капель крови на листьях лопухов. Пройдя вокруг зарослей репейника к лестнице голубятни, он заметил несколько тушек голубей со свёрнутыми головами. «Что здесь происходило?» И тут он услышал глухой выстрел. Мы уже знаем, что Лысый стрелял в Миньку. Макс машинально присел в бурьян. Сзади себя он вдруг почувствовал жадно горячее дыхание, и что-то влажное упёрлось в его ухо.

— Оскар! Ты как здесь? Где Викуля?

Пёс нервно мотнул головой в сторону, откуда они пришли.

— Сбежал? – воскликнул вполголоса Макс. – Беги домой. Беги. Скоро хозяин твой приедет, а тебя нет. Нам обоим попадёт от Валерки. Он же мне строго-настрого запретил водить тебя сюда, где могут быть клещи.

Оскар услышал имя хозяина и нехотя, даже чуть обиженно поплёлся к гаражам, озираясь на Макса и завидуя, что, мол, все интересные события он услышит только из невнятных разговоров людей. Но Макс уже не смотрел в его сторону. Его занимал выстрел в доме.

 

И тут дверь со скрипом распахнулась, и на порог выглянул мужчина в вязаном свитере под горло. Сам он был тучным и лысым, и что-то неприятно знакомое показалось на его лице. Через секунду Макс понял, почему лысый был ему знаком. На всех столбах были расклеены листовки с изображением фоторобота предполагаемых убийц инкассаторов с почты. Ему особенно запомнился лысый со шрамом через всю щёку. «Твою…!» — выругался он. – «Если там Минька, худо ему придётся. Шалопай! Чего его туда понесло! Так-так», — пытался соображать Макс. Он быстро проверил по карманам и досадливо чертыхнулся: «Телефон в машине остался. Совсем весело на свете белом жить. Так-так. Поздно рассуждать. Держись, Минька».

Макс нашел под крыльцом голубятни ржавый железный ломик и молоток. «Уже полегче», — пронеслось в мозгу. Он подождал, пока Лысый вновь войдёт в дом и прокрался к окнам конюшни. Из-за приоткрытого окна слышались удары палки по дереву. Это Лысый стучал по столу, чтобы Ростик вылезал и таки достал мальца за ногу. Нагнувшись под стол, он потянул ногу на себя. Макс поднял голову и окинул помещение. И тут вновь скрипнула дверь, и наружу вышел сторож. Макс, не мешкая, сделал несколько кошачьих прыжков и оказался справа от бомжа. Тот не успел ойкнуть, как получил молотком по затылку и осел на землю, словно тюк с брюквой.

— Так. Один есть.

Макс снял со сторожа плащ, надел его сапоги, накинул капюшон на голову, прикрывая лицо, и открыл дверь.

— А, бомжара, где лопата? Пора труп выносить.

— Сейчас вынесем, — быстро ответил Макс

— Эээ, — ты не бомж, — Лысый!

Но Пепел не успел договорить. Под ударом лома в живот, он что-то пробурчал и свалился навзничь, пробив стену в стойло. Лысый только хотел подняться из-под стола, как получил резкий удар туфли Ростика в мясистую челюсть и отшатнулся с криком:

— Ублюдок!

Макс свалил Лысого на пол.

— Дядя Макс! – закричал Ростик из-под стола. – У него пистолет.

Тут же прозвучал выстрел. Пуля прошла в нескольких сантиметрах от уха Макса, который прыгнул на бандита и они покатились по полу, катаясь в навозе и сене, сжимая друг друга мёртвой хваткой. Пепел стал приходить в себя и, держась за колонну, медленно поднимался. Он схватил топор и замахнулся на Макса, который прижимал к полу Лысого. Ростик перекатился из-за стола к лавке, на одном конце которой стояло ведро с краской. Вскочив на ноги, он подпрыгнул вверх, схватился за край каната и, раскачавшись, прыгнул на другой конец лавки. Ведро, подпрыгнув в воздух, всей своей белой душой обдало голову Пепла. Тот, проклиная всех, забегал по помещению, круша топором всё на своём пути.

— Ростик! – крикнул Макс. – Выноси Миньку! И бегом в полицию. Бегом!

Ростик схватил под руки друга и потянул его к двери. По полу катались Лысый с Максом, а свирепый Пепел надвигался на Ростика. Лицо его было в краске, и он плохо видел, но шатаясь, бросился на парня. Ростик, рискуя быть раздавленным летящей на него тушей, схватил брошенный Максом ломик и поставил его на пол. Внезапно что-то хрустнуло, и мягкая масса вошла по самую рукоять железного прута. Пепел вытаращил глаза и что-то пробурчал уже безжизненными губами, не веря, что его убил какой-то ребёнок. Ростика стошнило. Дрожа и находясь в каком-то автоматическом режиме, изнемогая от желания поскорее выбраться отсюда, он потянул Миньку наружу и наконец свежий воздух вдохнул в лёгкие больше веры в жизнь.  Ростик услышал слабый стон, и слёзы сами потекли из его воспаленных глаз:

— Минька….Минька…живой….ты живой…..Потерпи…потерпи же….Минька….

От такой новости откуда берутся силы в человеке! Но они взялись! Ростик приподнялся и, взгромоздив тело Миньки на спину, шатаясь и душа в себе слёзы, поспешил в сторону гаражей.

 

Лысый, полузадушенный и страшно злой, оттолкнул Макса и поднялся на ноги. Он схватил пистолет, но барабан оказался пустым. Тогда он ринулся наверх по лестнице, на чердак. Макс, в изодранной рубахе, с кровоподтёками под глазами и вывихнутой ногой, поплёлся за бандитом, захватив с собой молоток.

Всё это время Викуля скучала у машины.

-Тук-тук, — весело сказала красавица Дианка. – Приветик, Викуль! А где дядя Макс? Спит в машине?

— Неа, он ушёл на конюшню Миньку искать.

— Куда-куда? – переспросила Дианка. – Что ему дело до Миньки?

— А он….тётя Диана…я не могу Вам сказать. Это тайна.

— Но это же касается дяди Макса. А у него нет от меня тайн. Всё, что знает он, знаю и я.

— Правда? – с сомнением спросила Викуля.

— Я надеюсь, — рассмеялась Дианка.

— Ну ладно.

И она рассказала и про выстрел и еще прибежал Оскар, держа в зубах обрывок листовки с фотороботом, и стал лаять и звать бежать с ним. Все удивились: он никогда не повышал голос на своих.

— Ой. Братик едет с мигалкой.

Во двор заезжала машина полиции. Они делали плановый объезд, а Алексей Крутов заехал домой пообедать.

— Салют, девчата! – поприветствовал он, выходя из машины. – Собираетесь угнать машину Макса? Дайте хоть поесть, а потом уже я вас ловить буду, хорошо?

— Лёш, — серьёзно сказала Дианка. – Твоя каша никуда не денется. Тут дела поважнее.

Выслушав историю, он подумал и быстро выхватил рацию. Перекинувшись парою фраз, Алексей повернулся к Дианке и Викуле и заявил:

— Вы остаётесь здесь.

Они еще твёрже заявили в ответ:

— Мы едем с тобой!

А на крыше стояли друг против друга в согнутых положениях от усталости и болей Макс и Лысый. Единоборство продолжалось, когда до их слуха донесся вой сирен. Злой Лысый ехидно скривил нижнюю челюсть. От этого шрам через щёку растягивался и уродливо закрывал левый глаз. В его руках блестел нож. Макс держался за трубу одной рукой, а в другой крепко сжимал древко молотка. Оба ненавидели друг друга сейчас.

— Сдавайся, урод, — хрипел Макс

— Тебя кокну, гнида сперва. За брата.

Оказывается, Пепел был братом Лысого. Две силы, покачиваясь, надвигались друг на друга. Внизу уже собирались люди. Полицейские уже взяли сторожа и приняли труп Пепла. Тело Миньки положили на каталку и повезли к машине Скорой помощи. Всем распоряжался Алексей Крутов. Миньку, уже в машине, немного привели в чувство, но от ранения в плечо он потерял много крови и впадал в обморок. К сожалению, Галина Григорьевна, мать Миньки, дежурила на работе, и ей пришлось сообщать туда о случившемся. От него не отходил Ростик.

— Рос…ростик…я не выдал…им…

— Я знаю, — тихо говорил Ростик, боясь расплакаться. – Молчи, Минька. Молчи. Тебе нельзя.

— Мы…друзья?

— Друзья, Минька. Навсегда. На всю жизнь. И на корабле поплывём.

Минька вяло улыбнулся.

— Знаешь….Ростик…Ты отдай полицейским…мою долю…не поплыву я…

— Знаешь, Минька….я и свою отдам. Куда я без тебя?

— Я…я….

— Молчи, Минька. Молчи… Тебе нельзя.

 

Дианка нервно кусала кулак, наблюдая за крышей. Она упиралась в капот полицейской машины и всё порывалась броситься в конюшню, но всякий раз Алексей Крутов удерживал её.

— Лёша…Лёшенька…- шептала она…- Спаси его….пожалуйста….спаси только…

— Ничего. Всё будет в порядке. Сейчас снайпер осторожно снимет Лысого.

И тут оба боровшихся покачнулись, старая кромка крыши не выдержала и они с грохотом упали вниз, на колья, к которым привязывались лошади. Все ринулись за угол. Дианка, теряя силы, не торопясь пошла тоже за всеми. Голова ужасно кружилась, ноги подгибались от страха. Она произносила про себя «Отче наш» уже в десятый раз и боялась заглянуть за угол. До поворота оставались считанные метры, как уже оттуда кто-то сказал:

— Всё, насмерть.

— Насмерть… — выдохнула Дианка и рухнула без сознания в траву.

 

Через несколько минут резкий запах нашатыря вернул её к жизни. Алексей приподнял Дианку и успокоил:

— Твой Макс герой. Он вовремя схватил за грудь Лысого и не дал тому развернуться в воздухе. В результате Лысый лежит, пробитый кольями, а Макс увернулся, но сломал ногу. Не будешь ругаться?

Дианка всхлипнула и потом зарыдала от нервного облегчения, судорожно растирая лицо травой и грязными руками.

 

 

А вскоре в палате стационара 17-ой районной больницы появились двое – дядя Макс с загипсованной ногой и Минька с такой же рукой. Они просто лежали и молча смотрели в окно, как голуби летали вокруг и что-то ворковали. Это были оставшиеся в живых после ужасных событий на голубятне.

— Дядя Макс, дядя Макс…, — слабым голосом сказал Минька.

— Что тебе, Минька?

— А мы герои теперь?

— Герои, конечно. Только хвастаться этим не следует.

— Почему, дядя Макс?

— Потому Минька, что герой – человек скромный. А когда подвиг совершит, так вообще у него богатое воображение появляется, может и нафантазировать бог весть чего. А потом скажут: ну и герой. Да он враль. Стыдно будет.

— Стыдно, — согласился Минька и вздохнул. – Дядя Макс, дядя Макс!

— Говори Минька.

— А как так получается: у нас была военная тайна. А мы её рассказали. Значит, мы выдали её?

— Ты о деньгах? Нет. Что ты! Вы не выдали, а сохранили её для хороших людей. Тайну нужно хранить с большой целью, а не для своего блага. Вы спасли жизнь многих людей. А выдай вы её бандитам, они бы еще больше бед натворили. Много у вас еще будет тайн. И пусть все они будут только во имя добра и мира на земле.

Мы не уверены, понял ли Минька то, что хотел ему сказать дядька Макс, но что-то из этого уж наверняка он понял.

 

Через час их навестили гости. Дианка в сопровождении Галины Григорьевны, Алексея Крутова, Викули и Ростика заполнили всё пространство палаты.

Атмосфера окрасилась искренней радостью и слезами счастья.

Дианка вытащила ноутбук, настроила на новости и все замерли. Диктор передавала экстренное сообщение, в котором говорилось о трёх героях – двух мальчиках и мужчине, которые рискуя собственной жизнью, уничтожили особо опасных преступников. И это был тот момент, когда все были горды и счастливы. Все друг друга поздравляли, и каждый думал о чём-то своём. Например, Минька думал: «Классно, что дядя Макс меня лук научил делать. Вон он стоит из орешника. Красивый». Викуля думала: «Хорошие всё-таки у нас мальчики. Настоящие мужчины». Дианка думала: «Какой же идиот научил Миньку делать лук. Еще и я дура книгу ему подарила о Робине Гуде. Ну всё…. Теперь ходи, да оглядывайся». А Макс…Макс был счастлив и просто подумал, что «Приключения продолжаются»!

(Visited 19 times, 1 visits today)
8

Автор публикации

не в сети 6 часов

Lady Karina

12K
Осторожно с желаниями...
День рождения: 27 Мая
flagВеликобритания. Город: Харьков
Комментарии: 2413Публикации: 387Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА
  • золото - конкурс НИКТО НЕ ЗАБЫТ

6 комментариев к “4 Путешествие «Родом из детства» — 3 Часть”

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *