3 Глава. Здравствуй, сердце мира!

Публикация в группе: Леди Карина. ТАЙНЫ ЛЕДИ ЕВЫ (Том 3) - Афрокенийское сафари

foto_55590

Афрокения – сердце мира. Континент причудливых красок и контрастов. Широкие мазки дюн цвета молочного шоколада, с которых голодная рука природы словно десертной ложечкой снимает свои километровые пробы.  Со стороны океана доносится непрекращающийся гул – суетятся младые Гольфстримы, бушуют старые, но верные штормы, окутывая вас, увлекают, погружают в себя, — кого-то щадя, кого-то принимая в вечные подводные странники. Но и голодный насытится и жаждущий напьется, если только полюбит эту благодатную землю, если только научится слышать её сердце, если только попробует разговаривать с ней на её языке, если придёт уважающим другом, но не истребляющим варваром. Земля та сторицей отплатит ему. И всё у него будет Акуна матата.

Великая земля. Поднимитесь над коралловым морем и взгляните вниз: глубоко под водой есть три коралла разной величины: большой, средний и малый. А если посмотреть на них вместе – это точная копия коры головного мозга. После такого чуда даже человек, абсолютно скептически относящийся к религиозному опыту, подумает: «Даааа. Но кто-то ж ведь это сделал».

Словно в результате мощного раскола, эта огненная земля рассыпалась на кучу мелких островков и на каждом из них поселились разные люди и у них появились свои традиции, ритуалы, своё понимание происхождения жизни и собственного места в ней. Лишь в одном аборигены сходятся определённо: именно здесь, в Афрокении существовал знаменитый райский сад, в котором очень недолго, но вполне счастливо проживали первые люди на земле – Адам и Ева.

Прибыв на остров Дайяна Бич, путешественники высадились на белый песок пляжа и моментально восхитились красотами открывшегося перед ними ландшафта.
К прибывшим туристам тут же подбежали местные жители. Их кучка напоминала дикарей, разукрашенных и разодетых в синие и красные балахоны, с 2-х метровыми копьями наперевес. Это племя называлось масаи. Замедлив пританцовывающую рысь, масаи остолбенели на месте. Перед ними были белые люди. Белые.

Издавна считалось, да и сами они помнили, так как многие из них прошли через невольничий рынок работорговли, что белый человек ассоциируется всегда с господином, с богатством и щедрой рукой. Оттого, масаи мгновенно вдохновились и наперебой стали предлагать различные миниатюрные казури, статуэтки, браслетики, — и всё это ручной работы. Некоторые из поделок действительно имели высокохудожественную ценность. Копья им нужны были отнюдь не для угроз. Ими они чертили на песке цены на свои товары, при этом бегло изъясняясь на основных Европейских языках.

Разгоняя надоедливых негров, к команде Евы тут же подбежал местный переводчик Нзанги, и низко кланяясь, стал довольно церемонно приветствовать гостей, попутно объясняя аборигенам, кто они такие – эти господа. Услышав, что приехали хозяева, масаи тут же устроили песнопения, танцы и прыжки в высоту. Это древний ритуал, как объяснил всё знающий доктор Диксон: — Чем выше подпрыгнет масай, тем более уважаемым в племени он будет считаться.

Наконец, после утомительного плавания, Ева с друзьями поселилась в шикарном дворце. Широкая мансарда выходила в парк, обсаженный баобабами и пальмами,  в листве которых искрилась самая пёстрая жизнь. Рави подбежал к папоротнику и потряс кустарник. Тут же из него посыпалось конфетти из бабочек и в весёлом хороводе порхающие мотыльки закружили под сводами секвойи, оседая разноцветной пыльцой на волосах странников.

В конце парка, на пригорке возвышалась широкая беседка-кафе на тростниковых опорах, под крышей из пальмовых листьев. В глубине беседки располагался бар, где можно было отведать самых диковинных блюд и напитков. Диксон, привыкший к ленивому созерцанию окружающего его суетливого мира, сразу же облюбовал себе глубокое плетёное кресло, из которого совершенно без лишних эмоций любил наблюдать за копошащимися внизу в овражке неграми и видами сказочно бирюзового моря.

В такие часы Диксона лучше было не трогать. Конечно же, это не касалось хозяйки дворца, которая всегда появлялась именно тогда, когда док раскуривал трубочку или подносил к губам янтарный напиток очередной жижи, с удовольствием предлагаемый ему официантом Манбу. Масаи восхищались не только аппетитом белого господина с кудрявой бородой, но и непомерной бездонностью его желудка при поглощении всякого рода алкоголя. Он выпивал по два-три литра вина и оставался абсолютно спокойным и собранным. Когда же Ева интересовалась, зачем он так много пьёт, Диксон виновато, но при этом со вкусом в голосе отвечал, что, мол, контакты его организма нуждаются в постоянной спиртовой обработке.

Все остальные предпочитали употреблять что-нибудь менее горячительное. Но когда Боб, пожелавший утолить жажду после очередного комплекса атлетических упражнений, попросил воды, то сделав глоток, моментально выплеснул содержимое на пол, чем вызвал искреннее удивление Манбу. Вода была ужасно солёной. Диксон расхохотался и тут же поспешил объяснить, что это самая очищенная Кенийская вода.
— Пейте смело, Боб. Вы и не заметите, как привыкните и потом, когда Вам подадут стакан обычной пресной воды, у Вас возникнет естественное желание её посолить.
Боб не очень-то поверил доку, который вечно поддевал его своими шуточками, но вздыхая, мужественно влил в себя эту солёную рапу.

После распаковки вещей и обустройства на месте Боб сразу же занялся осмотром территории на предмет эффективности системы безопасности дворца и окрестностей, а доктор отправился изучать медицинское состояние дел, а также уровень технического оснащения юго-западной части острова.

Рави гонялся за верветками – миниатюрными проворными белыми мартышками с голубыми спинками и чёрными мордочками, которые сновали повсюду – от любого кустика в парке до платяного шкафа Евы в спальне дворца. Впрочем, обезьянки были весьма деликатны: они довольно осторожно брали из рук девушки печенье или фрукты, даже не касаясь её пальцев, и если ватажек замечал, что хозяйка недовольна их шумной кутерьмой, поднимал хвост вверх, изгибал его в форме бура для зимней рыбалки и вся дружная братия моментально успокаивалась.

Наконец, мисс Ева, в лёгкой кружевной с синими фигурками блузке с отложным воротничком и в шортах-сафари нежно-бежевого цвета выпорхнула из дворца и собрала всю команду в беседке в баре. Ева начала говорить:
— Итак, вот мы и на месте. Нам поручено исследовать эти места для дальнейшего поселения здесь нашей организации. Вижу, что всем вам здесь уже нравится, — иронично улыбнулась хозяйка.
— Позвольте, — поднял палец вверх Диксон. – Я бы не сказал, что всё так уж хорошо, прошу прощения. Во-первых, санитария жуткая. В их хижинах, построенных из коровьего помёта, глины и слоновьей травы просто невозможно дышать. Там почти нет окон. Овощей они не едят совсем. А пьют, — вы не поверите, — кровь с молоком. Да и в нравственном отношении они, я вас умоляю. В любовных связях масаи чувствуют себя совершенно свободными.
А во-вторых, какие там компьютеры! Они и в школу то ходят только, когда ручку найдут. Да! Ручка – это своеобразный пропуск в школу. Так что большинство сидит по домам или гоняет скот и не может даже имени своего начертить на песке.

Ева одобрительно кивала головкой и мило улыбалась доктору.
— У Вас всё, док? – мягко спросила она.
— Да, сударыня.
— Ну, а теперь ты, Боб?
Исполин тоже заявил, поддерживая скептическое настроение доктора:
— Меня больше всего беспокоит отсутствие нормального ружья у так называемой охраны острова.
— Огнестрельное оружие масаи не признают, — заметил Диксон.
— Вот-вот. У них только копья. И это защитники?

Ева улыбнулась еще лучезарнее. Диксон обратил внимание:
— Мисс, прошу прощения, Вас всё это как будто радует?
— Чрезвычайно, — медленно и с удовольствием протянула девушка.
— Вы не объясните нам, тогда, зачем мы здесь? – осторожно попросил доктор.
— Вот! – воскликнула Ева. – А теперь, все послушайте меня.  Безусловно, наша миссия для Ордена важна и заслуживает того, чтобы мы взялись за её выполнение. К тому же для нашей собственной безопасности и здоровья нам придётся многое здесь наладить, и я искренне сочувствую той ноше, которая легла на ваши плечи. Но, однако же, моя основная цель пребывания здесь иная.

Все насторожились. А Диксон даже оглянулся, проверить, никто ли их не подслушивает, потому что мисс Ева вдруг заговорила тише:
— Несколько месяцев назад, где-то в этих водах, к сожалению в газете лишь скудная информация о точном месте происшествия, затонула яхта, на которой плыл и мой… . Тут девушка осеклась, сделала паузу и еще тише произнесла: — Плыл вам всем известный мистер Лакли.
Тут её щёчки покрыл лёгкий нежный румянец.
Все понимающе переглянулись. Ева же продолжала:
— Погибли все, а вот его тело…, — Ева вздрогнула после этих слов, — …не нашли. Я надеюсь, я хочу надеяться… . Она заволновалась и сбилась. Деликатный доктор, заметив влажный блеск в глазках госпожи, решительно заявил, обращаясь ко всем:
— Не знаю, кто как, а я – с Вами, сударыня.
— И я, — воскликнул Боб. А Рави подбежал к госпоже и крепко обнял её за ногу.
— Я не сомневалась в вас, — взволнованно произнесла Ева. – Но нам надо разработать план действий.
— Именно, — подтвердил Диксон. – А можно ли взглянуть на статью?
Доктор пробежал её глазами и авторитетно заявил, поглаживая бороду:
— Необходимо начать поиски с места происшествия или хотя бы в том радиусе.
Все согласились с ним. Диксон вообще обожал любому и так всем очевидному факту придавать оттенок чего-то настолько значительного, будто он только что открыл формулу лекарства от СПИД.
— Ну что же, — воскликнула Ева. – В путь!

* * *

20 лет тому назад

Фиалковые волосы красавицы Женевьевы развевались на ветру, разнося благоухающие ароматы лаванды и вереска по горной долине. На тучном пастбище лениво пасся скот, а пастухи – муж и жена, встревожено наблюдали, как госпожа, сидя на корточках, высасывала из ранки на ноге их дочери змеиный яд луговой гюрзы.

Девочка стонала и вздрагивала от боли, но терпела из последних сил. Когда из ранки потекла осветлённая кровь, Женевьева удовлетворённо приподнялась и принялась обрабатывать рану спиртом, растирая вокруг поражённого пространства сухими семенами конопли. Ко лбу девочки, пылающему от жара, был приложен компресс из листьев чёрного ясеня с солью, размешанных в аммиачной воде, а бледное лицо периодически омывалось горной хрустальной водой, разведенной с соком диких деревьев. Через полчаса девочка задышала ровнее, и температура стала постепенно спадать.

Супруг Женевьевы, только что прибывший с охоты, соскочил с лошади и еще какое-то время стоял, с умилением наблюдая за картиной: его жена сидела у колодца на траве, а на её животе лежала голова бедной негритянской девочки, которая глазами, полными слепой надежды, смотрела на свою целительницу.
Миссис Женевьева прослыла в округе травницей. К её дворцу стекались толпы аборигенов, и она готова была оказать помощь любому, нуждающемуся в ней. Делала она это с любовью и настолько бережно, что больным становилось легче даже от простого её участия.

— Когда-нибудь, мой дорогой, — обратилась она к супругу, — у нас тоже будет маленькая дочка, правда?
— Конечно, милая, — Лайонел присел рядом и прижал к груди изящную голову своей любимой. Он вздохнул и подумал об иронии судьбы. «Как странно, что целитель может лечить других, а себя, увы, нет. Мы уже столько раз пробовали, но постоянные выкидыши…это ужасно».
Лайонел еще крепче прижал к себе жену, и тихо напевая старинную песенку, целовал её в ушко:
Обниму красотку в длинном платье,
Разольётся в теле вдруг истома.
О любви споём мы на закате
С девушкой с глазами цвета дома.

Views All Time
Views All Time
386
Views Today
Views Today
1
(Visited 1 times, 1 visits today)
8

Всем привет от королевы!

Бам-бам-мяу!

Автор публикации

не в сети 3 часа

Lady Karina

13k

Алло! Мы ищем таланты!

Россия. Город: Харьков
28 лет
День рождения: 27-05-1989
Комментарии: 2495Публикации: 387Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ

4 комментария к “3 Глава. Здравствуй, сердце мира!”

  1. Какие удивительно яркие описания. Я в восторге!

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    6
  2. Брависсимо! Как сочно, вкусно! Ну, что за чудо эта фраза: с которых голодная рука природы словно десертной ложечкой снимает свои километровые пробы».  А дальше и того круче…
    Мое сердце в СПА-салоне. 
    Пилите, Шура… Ой! Пишите, Карина, пишите!

    2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *