15.12.1994 Памяти Бориса Чичибабина

Публикация в группе: Датская книга

420

Брожу хаотично по городу, еще довольно много времени до встречи с супругой, рассматриваю мемориальные доски на подъездах и мысленно удивляюсь. Какие же они неприметные, эти медные или чугунные таблички, почему же их делают такими маленькими? Ведь сам человек, чьё имя выбито золотыми буквами на них, принёс людям гораздо больше пользы, чем вот то огромное окно, обрамлённое модным пластиком, за которым существует какой-нибудь никчемный вакуумный организм.

А вот и следующая улица. И имя в названии улицы кричащее. Об этом человеке стоит вспомнить, ведь он наш – харьковский.

Борис Алексеевич Чичибабин. 15 декабря мы чтим память нашего земляка, замечательного поэта, бунтаря, мятежного трибуна, совести города и как сказал Наум Коржавин о нём: «Чичибабин был археологом современности» – человеком, который пытался разобраться, что с нами происходит сегодня и кто мы такие – твари ли дрожащие или право имеем.

Поэт – странное существо. Он не способен молчать, когда нужно смолчать. Причем если все будут говорить, он как раз будет молчать. Это тоже вызов, желание быть чуть-чуть не таким как все, чуть-чуть иначе взглянуть на всех, попытаться проанализировать и осмыслить жизнь и место человека в ней – способного жить только в неволе или же рвущегося на свободу, но молчащего. Почему же молчащего? Страшно? Да. Страшно было. Но откуда же тогда в поэтах столько гражданского мужества? Ведь не собирался же молодой студент исторического факультета Харьковского университета им. Горького подписывать себе смертный приговор, призывая к свержению строя. Нет, не призывал…..если не считать, например вот этих строк:

Пропечи страну дотла,
песня-поножовщина,
чтоб на землю не пришла
новая ежовщина!
Гой ты, мачеха-Москва,
всех обид рассадница:
головою об асфальт,
мать моя посадница!

Ничего особенного? Да? Если только не знать, что стихотворение «Мать моя посадница» было написано Борисом Чичибабиным в 1946 году. Не мечтая о том, что когда-нибудь его мысли вслух будут напечатаны, он записывал стихи в тетрадку и дарил друзьям. Пока не взяли, прямо с занятий. И в Вятлаг на пять лет. Это почти то же самое, что и Гулаг, только под Вяткой, что в Кировской области.

Меняю хлеб на горькую затяжку,

родимый дым приснился и запах.

И жить легко, и пропадать нетяжко

с курящейся цигаркою в зубах.

Я знал давно, задумчивый и зоркий,

что неспроста, простужен и сердит,

и в корешках, и в листиках махорки

мохнатый дьявол жмется и сидит.

А здесь, среди чахоточного быта,

где холод лют, а хижины мокры,

все искушенья жизни позабытой

для нас остались в пригоршне махры.

Горсть табаку, газетная полоска —

какое счастье проще и полней?

И вдруг во рту погаснет папироска,

и заскучает воля обо мне.

Один из тех, что «ну давай покурим»,

сболтнет, печаль надеждой осквернив,

что у ворот задумавшихся тюрем

нам остаются рады и верны.

А мне и так не жалко и не горько.

Я не хочу нечаянных порук.

Дымись дотла, душа моя махорка,

мой дорогой и ядовитый друг.

Отбыв срок, Чичибабин, тем не менее, не опустился до алкоголизма и не пошел по воровской стезе, а даже вернулся в университет, правда, перевелся на филологический. Харьков тогда был литературным центром Украины. Именно здесь при дворцах культуры создавались студии, разные клубы и богемные общества. Одной такой студией руководил и Борис Алексеевич. Сколько интересных знаменитостей встречалось там. Но главное, сам Маршак благословил Чичибабина на поэтическую стезю – крутую, резкую в пути, с шипами под босыми ногами. И даже дал сто рублей на дорогу, глядя на щуплого, хлипко одетого молодого таланта.

Чичибабин тогда очень сильно голодал, ведь его стихи не принимали нигде, а студию прикрыли, так как просочились слухи, что там читают запрещенного Пастернака. КГБ потребовал от поэта прислать в контору свои стихи, чтобы окончательно решить судьбу мятежного хулителя советских идеалов. Его друзья советовали Борису выбрать стишки полояльнее, но тот подготовил самые хлёсткие, позднее говорил: «Я бы себе изменил, я бы не смог больше писать, я бы не имел права писать правду и выступать от имени народа, если бы умаслил комитет ванилью».

Пока во лжи неукротимы

 сидят холеные, как ханы,

 антисемитские кретины

 и государственные хамы,

 покуда взяточник заносчив

 и волокитчик беспечален,

 пока добычи ждет доносчик, —

 не умер Сталин.

И не по старой ли привычке

 невежды стали наготове —

 навешать всяческие лычки

 на свежее и молодое?

 У славы путь неодинаков.

 Пока на радость сытым стаям

 подонки травят Пастернаков, —

 не умер Сталин.

А в нас самих, труслив и хищен,

 не дух ли сталинский таится,

 когда мы истины не ищем,

 а только нового боимся?

 Я на неправду чертом ринусь,

 не уступлю в бою со старым,

 но как тут быть, когда внутри нас

 не умер Сталин?

Клянусь на знамени веселом

 сражаться праведно и честно,

 что будет путь мой крут и солон,

 пока исчадье не исчезло,

 что не сверну, и не покаюсь,

 и не скажусь в бою усталым,

 пока дышу я и покамест

 не умер Сталин!

Его исключили отовсюду – от университета до Союза писателей. В шестидесятых годах Харьков уже довольно хорошо знал Чичибабина, и все называли его не иначе как «совестью нашего города», называли и оглядывались по сторонам. Боялись. Что ж, людей не стоит осуждать. Тогда боялись все….или почти все. Но как же боялась власть самого поэта, имевшего уже статью «За антисоветскую пропаганду».

Тебе, моя Русь, не Богу, не зверю —
Молиться молюсь, а верить — не верю.

Я сын твой, я сон твоего бездорожья,
Я сызмала Разину струги смолил.
Россия русалочья, Русь скоморошья,
Почто не добра еси к чадам своим?

От плахи до плахи по бунтам, по гульбам
Задор пропивала, порядок кляла, —
И кто из достойных тобой не погублен,
О гулкие кручи ломая крыла.

Яростный кузнец тяжёлой правды, смертельный враг тоталитарной системы, при этом любящий жизнь широкой душою, Борис Чичибабин дожил до перестройки и увидел преображение страны. Но, несмотря на гонения и лагеря этот сильный духом человек не озлобился прошлым. Он простил всем свою исковерканную жизнь, но впрочем, и я глубоко в этом убеждён, спасшую жизни или хотя бы души других людей. Ведь слово лечит, а слово поэта во сто крат целебнее микстур и примочек. Одним только словом можно как возвысить так и сломать. Но Чичибабин в те времена, когда все молчали, говорил такие слова, которые возможно многим дали какой-то шанс не сойти с ума, а кому-то вернули смысл жить.

 

А я сейчас гляжу на табличку с названием улицы имени Чичибабина и горько думаю: Вы назвали улицу именем человека, который по милости таких как вы, вынужден был до конца жизни работать в троллейбусном депо каким-то там чернорабочим.

А я гляжу на табличку и вздрагиваю от какого-то нелепого оксюморона: На сталинской шестиэтажке, на этой серости ушедшей эпохи впечатана фраза – улица имени Бориса Чичибабина. Что это: ирония судьбы или же трагический и роковой смех жертвы над своим палачом – словно своим именем поэт поставил последнее клеймо на сталинских и пост-сталинских преступлениях. И поделом.

А я всё продолжал бродить по проспекту, изучая маленькие, ну до чего же неприметные, тёмные мемориальные таблички…

(Visited 40 times, 1 visits today)
8

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Гарри Рокерс

8 625
Здесь нет места травле друг друга, шантажу и ультиматумам, а также злобным угрозам, повергающим людей в беспокойство, смуту и бегство с сайта. В целях сохранения мира на "Литературиии", к диверсантам, угрожающим общей безопасности нашего дома, будут применяться самые радикальные меры.
flagУкраина. Город: Харьков
День рождения: 18 Апреля
Комментарии: 440Публикации: 305Регистрация: 01-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

5 комментариев к “15.12.1994 Памяти Бориса Чичибабина”

  1. Игорь! Огромное спасибо за интересную и познавательную статью .

    Низкий поклон за  память о достойном человеке с большой буквы!

    0
  2. Поэт сильный и строки его – отчаянные! К сожалению, прежде не слышала этого имени. Режим Сталина был жесток, его можно ненавидеть, но страна пережила чудовищную войну, выстояла и выправилась после этого ада именно при нем. Я политических дебатов не устраиваю, Игорек))) Просто констатирую факт)))

    0
    1. Леночка, спасибо! Боже упаси, никаких дебатов! Всем, разумеется, понятно, что без Сталина не было бы и той войны и того ада. Сталин не просто был жесток. Это был нелюдь. Разные вещи. Человек, который по словам Мандельштама вытравил из людей само понятие естественного страха перед смертью, не может считаться человеком. Но всё. Нас интересует только литература.Твоё здоровье!

      2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *