13 Глава. Противостояние

Публикация в Книге: Леди Карина. ТАЙНЫ ЛЕДИ ЕВЫ (Том 3) - Афрокенийское сафари

kinopoisk.ru

В беседке у барной стойки сидела Ева и потягивала коктейль «Тропикана». Мысли о сегодняшних приключениях хаотично блуждали и не могли собраться в мало-мальски логическую цепочку. «Что делать дальше? Как поступать? Если в Мирабель стреляли, то явно не для того, чтобы просто попугать. И значит ли это, что опасность грозит и мне самой? Скорее всего, грозит. Ведь убийцей Мирабель была…». Вдруг, в зеркало бара она увидела эту мерзость. Она была в чёрных лаковых слаксах и лиловом топе. Ева напряглась. Чара грубо окрикнула:
— Эй, официантка. Метнула сюда бокал бренди! Живо!
Диксон, сидевший и дремавший в своём кресле, от неожиданности очнулся. Но Ева ждала и была готова уже к чему-то подобному. Медленно поворачиваясь, девушка выхватила из-за пояса масайский хлыст и со словами:
— С каких это пор рабы стали приказывать хозяевам, метнула в шею платиновой стерве хлёсткий канат со свинцовым набалдашником на кончике. Чара ловко перехватила конец и резко дёрнула на себя, тем самым заставив лёгкую Еву перелететь через два стола и растянуться на полу почти у ног убийцы.
— О, такая принцесса и у моих королевских ножек, — презрительно засмеялась стерва.

Чара схватила Еву за волосы и с силой потянула их ближе к себе:
— Так кто из нас рабыня? А? Отвечай.
Ева, собрав злость, впилась в руку наёмницы, что заставило Чару ослабить хватку и дало возможность девушке вскочить на ноги и замахнуться стоявшим на соседнем столике подносом. Мгновение и железные клешни Чары сжали нежную шейку Евы.
— Какая хрупкая, — злорадствовала она. – Не дёргайся, куколка. Ты такая нервная стала. Кончилось твоё время. Ну! Что тебе рассказала мерзкая цыганка? Отвечай или отправишься за ней!

Ева напрягалась, пытаясь дотянуться до лица гадины, но ничего не выходило.
Доктор подбежал к девушкам и вылил в лицо Чаре целую пинту пива. Это лишь раззадорило стерву. Не отпуская хватку рук с шеи Евы, она выгнулась боком и прицельным ударом в живот отшвырнула Диксона на пять метров к кофе-машине. Длинные упругие руки бывшей рабыни не давали Еве возможности приблизиться к убийце хоть на сантиметр.
— Ну, куколка! Хватит пузыри пускать! Ты будешь отвечать? – зло прошипела Чара.

Элегантные туфельки Евочки предательски заскользили по разбитому стеклу пивного стакана, и девушке пришла в голову мысль. Она согнулась пополам, буквально повиснув на руках Чары, и раскачиваясь, стала падать вниз, увлекая за собой высокую блондинку, которая из-за своего роста не могла удержаться и автоматически подалась за Евой. Ева же схватила с пола осколок стакана и резко метнула в лицо нацистке. Чара поздно отреагировала на животную реакцию девушки и, взвизгнув от острой боли в переносице, ослабила руки.

Озлобленная Чара приготовилась с новой силой уцепиться в Еву, но тут почувствовала, как кто-то сзади схватил её за ягодицы и поднял вверх одной рукой. Это был Боб. Диксон тут же принял на руки госпожу, осмотрел её шею и важно произнёс:
— Только зелёнка Вам поможет.
— Помилосердствуйте, доктор, — еле дыша, возмутилась девушка. – Зеленкой мою шейку я не позволю. Как мне сейчас хочется в душ!

Боб держал за промежность чёрную брыкающуюся стерву в воздухе и ждал приказаний, пока Чара бросалась визжащими проклятьями:
— Поставь меня на место, урод. Ты пожалеешь! Ты не знаешь, кто я такая!
Ева грациозно подплыла к Чаре и, сверкнула уничтожающими молниями:
— Зато я знаю, кто ты такая. Боб! Я разрешаю поступить с ней не по-джентльменски. Ведь и она – не леди.

Боб подкинул её повыше и легко швырнул с обрыва за парапет беседки. Чара попала как раз в котёл со смесью из коровьих лепешек и слоновьего навоза, приготовленной для замазывания тростниковых халуп масаев.
— Это тебе за Мирабель, дрянь! – крикнула Ева.
Чара, неистово негодуя, униженная и грязная выползла из склизкой массы и похромала к пляжу.
Диксон подошел к Еве:
— Я правильно понял: она из наших, из Ордена?
Ева бросила огненный взгляд на доктора и, потирая шею, сквозь зубы прошипела:
— Я не знаю, кто для Вас «наши», но это – бывшая гетера архиджокера. Она ассистировала ему, когда меня принимали в Орден. Быстро же эта шлюха стала госпожой. Боб! Притащите её ко мне.
Но Чара довольно проворно скрылась. Раскидав дюжину негров, преследующих её с копьями, она бросилась в моторку,  и катер взревел на всех парах. Но, увы, она прихватила с собой и Рави.

Чара расхаживала по комнате в коротком черном платье, дефилируя, словно по подиуму, виляя шикарными бёдрами и приводя в состояние возбуждения убийцу Чарли. Он уже не мог спокойно смотреть, как эти длинные ноги в белых ажурных чулках разносят аромат сексапила прямо перед ним. Руки сами инстинктивно подпрыгнули к её ягодицам и прижали стерву к себе за бёдра, когда она приблизилась почти вплотную к нему. Чара вскрикнула и выгнулась прямо ему в лицо, что еще сильнее возбудило похоть убийцы.
— Мерзавец! Отпусти!- зло заверещала Чара, пытаясь вырваться, извиваясь в гибком танце.
— Ты кого мерзавцем назвала, рабыня-потаскуха? Чарли прижал Чару сильнее, насильно усадив её на колени. – Ты не забыла, кто ты?
Чара, злобно тряся головой, заявила:
— Я – госпожа и у меня самой есть рабы. Были бы они здесь — от тебя бы мокрого места не осталось, мерзавец. Пусти!
— Нет, я поиграю с тобой. Мы же вроде как семейная пара, — расхохотался Чарли и опрокинул её животом на стол. Подняв платье, он уткнулся всем бородатым лицом между половинок ягодиц и тут же опьянел от аромата женской плоти. Его возбуждал тот факт, что он в этой монолитной ледяной скале – Чаре, наконец, обнаружил Ахиллесову пяту, — место, которое у неё сейчас дрожало, словно кусок желейного студня.

Однако Чара резко двинула ягодицами по носу убийце и, развернувшись, зарядила каблуком ему между ног. Тот мгновенно взвыл. Чара схватила его за шею, выхватила пистолет, и, наклонившись к его глазам своими порочными тонкими губами, злобно прошипела, надавливая каблуком на пах:
— Послушай ты, — выкидыш пьяного пингвина! Я – женщина Обероя. И если ты хоть пальцем меня тронешь, будешь иметь дело лично с моим господином. Ясно, мразь?

Чарли давно так не пугался. В глазах Чары было столько крови, а в словах — желчи, что он просто молча кивнул.
— То-то же, — спокойно и холодно произнесла Чара и, повернувшись к Чарли спиной, выгнувшись перед его носом вкусными дольками десерта, так и не доставшимися всеядному убийце, с достоинством королевы порока вынесла себя из комнаты.

Через час прибыл Оберой и начал со скандала.
— Вы что это за бойню решили устроить без меня, мерзавцы? Кто велел трогать Еву? Да если бы хоть волос упал с её головы, я бы засмолил бы вас обоих в бочку и похоронил заживо в местной канализации. Я просил только выяснить, что могла рассказать цыганка Еве, и если ничего, — просто следить за ней. Просто следить!  — прокричал Оберой. – Мне не нужна мёртвая Ева. Мне нужна…. – тут Оберой осёкся, бросив презрительный взгляд на Чару, и уже спокойно произнёс:
— Хотя если моя племянница упрямится, придётся познакомиться ей с полицией.

Тем не менее, хозяин похвалил Чару за Мирабель и Рави, но был крайне разочарован бездействием Чарли:
— Стар ты стал. Глаз уже не тот. Реакции никакой, да и вон какой бурдюк отъел.
Оберой повелительно приказал Чаре следовать за ним. Сексуальная стерва кошачьей походкой продефилировала мимо оскорблённого Чарли вслед за своим господином.

Оберой сел в кресло и закурил сигару. Чара подошла к нему и встала прямо перед его носом. Длинные ноги наёмницы были готовы обхватить голову своего повелителя, но Оберой курил и только смотрел на них, смакуя удовольствие. Затем он схватил руками Чару за бёдра, погладил их, прижимая к себе, и резко развернул её спиной. Соблазнительная попа запульсировала и придвинулась ближе к лицу старика. Он приподнял платье и перед его взором предстали синие кружевные трусики. Он спустил их под стон Чары и пустил струйку дыма в анальное отверстие своей рабыни. Затем приложился к ягодицам и стал жадно целовать и кусать их. Девушка постанывала и извивалась в его руках, вальсируя трепетной плотью по его щербатому языку и выгибаясь в такт движениям своего господина. Достаточно возбудившись, Оберой расстегнул свои брюки и усадил Чару на свой вертикальный шест похоти.

Через полчаса всё было кончено. Пока он одевался, Чара пожаловалась ему на Чарли. Оберой вяло заявил:
— Он мне не нужен. Можешь делать с ним, что хочешь.
Он повернул девушку к себе лицом и, проводя рукою по упругой, словно натянутая тетива, спине, опускаясь вниз и сжимая в руке скользкую плоть разгорячённого студня стервы, сказал с вожделением:
— Ведь у меня есть ты.

Чара вышла из комнаты, гордо и твёрдо пронося своё истерзанное оргией тело мимо ненавидящего взгляда Чарли. Когда она ушла, он лишь прошипел:
— Тварь. Ты пожалеешь.

Вечером Оберой увёз Рави на Джудас Лэнд, обдумывая дальнейшие планы поиска Лакли. Чара наслаждалась собой под душем и напевала что-то пошлое.
В глухую полночь Чарли не спал. Он давно обдумывал происходящее, и оно всё меньше ему нравилось. Всё тусклее казался теперь ему свет свободы, и всё туже затягивалась петля на его шее. К тому же его целиком поглотила страшная обида. «Как так! Я её всему научил, а она мне – мразь! Кем возомнила себя эта ничтожная сучка? И Оберой хорош. Столько лет вместе, столько всего связано и выбросил, словно фантик от леденца. Ради этой дряни Чары! Ну, ничего. Я приду с повинной. Оберою всё равно конец. А Ева видится с этим Лакли. Я всё расскажу. Всё. И мне скостят. А если нет, то вместе в аду гореть будем, мистер Оберой».

Чарли услышал, как из соседней комнаты доносилось сладкое мурлыканье. «Что-то похотливое снится этой шлюхе. Надо действовать. Действовать. Пока не поздно». Чарли спрыгнул с кровати в одних кальсонах. Наскоро одевшись, убийца пошарил в холодильнике в поисках съестного и приготовил себе в дорогу внушительных размеров котомку. Он уже собирался открыть окно, чтобы незаметно выскользнуть наружу и скрыться в ночи, как вдруг хитрые бесики в паху заставили его взглянуть на приоткрытую дверь спальни Чары. Он зажёг свечу, схватил хлыст и тихо направился в логово неприступной стервы.

Девушка лежала на животе совершенно обнажённая, лишь обтягивающие трусики-слипы выделяли совершенные формы мерно подрагивающих ягодиц. Длинные ноги Чары, распластанные по простыне, изредка подгибались, поднимая попу вверх, и Чара что-то бормотала сонными губами. При этом лицо сохраняло ледяную нордическую маску надменной стервы. «Развалилась дрянь», сплюнул в сторону Чарли. Он тихо подошел к изголовью кровати, вытащил из-за пояса наручники, ловко заковал руки Чары в них, перебросив цепочку через железную балку кровати. Девушка продолжала спать. Чарли наклонился к ней и с вожделением провел ладонью по белоснежной спине вниз, испытывая приступ дикого возбуждения, но остановился на попе, с силой сжал её в кулаке и тут девушка пискнула.
— А! Что? Кто? – сквозь сон захрипела нацистка.

Чарли сильным шлепком ударил её по соблазнительной заднице, еще раз сжал её рукой и сдёрнул трусы. Ткань легко порвалась, и кусок тряпки оказался в кулаке возбуждённого мужчины. Чара попыталась подняться, выгнувшись и сотрясая кровать, но тут же получила удар плетью по спине.
— Ах! Ублюдок! Как ты посмел! Сними наручники! Убью! Задушу!
Чара оплевала всю подушку, но Чарли еще раз прошелся по спине хлыстом.
— Ах! – крикнула она от боли. Еще два удара получила её великолепная попа. Чара пыталась повернуться на спину, но Чарли удержал её и стал стегать еще сильнее. Спина покрылась красными полосами, а попа беспрестанно вздрагивала. Чарли изнывал от искушения, но что-то внутри него брезгливо сопротивлялось сексу с этой недавней рабыней. Он предпочитал дамочек почище. Чара извивалась, верещала и не переставала угрожать самыми грязными проклятьями. В конце концов, Чарли ещё раз схватил за ягодицу взбесившейся от злости девушки и наклонился к её лицу:
— Пикнешь, шлюха Оберойская, вставлю кнут по самую рукоять в задницу и прокручу десять раз. Чара тут же покорно замерла.
С этими словами он сильно сдавил её филейную плоть и бесцеремонно запустил руку во влажное анальное отверстие девушки.
— О, да ты уже такая мокрая. Какая ж ты госпожа? Ты — настоящая рабыня, возбуждающаяся от порки, — расхохотался Чарли, а Чара в отчаянии и злобе зарыдала, подпрыгивая на взмокшем от выделений матрасе.
— Подонок, ты пожалеешь!
— Может быть, может быть, — улыбался убийца сквозь жёлтые зубы.- Надо было быть подобрее ко мне. Видели бы тебя сейчас твои рабы.
Чарли злобно расхохотался унижению Чары под страшный визг и конвульсии поверженной стервы.

Настегавши вдоволь, садист вплотную наклонился к уху Чары:
— А теперь ты сдохнешь со своим любовником на электрическом стуле.
Чара всхлипнула:
— Оберой тебя найдёт, ублюдок!
— Мне некогда с тобой разговаривать, тварь.
Чарли перевернул содрогающееся от болей тело Чары. Она всё же была дьявольски великолепна. Затем взял со стола банан, почистил его до половины и поднёс к её животу.
— Что? Что ты намерен делать, подонок? – завизжала девушка.
Чарли медленно вонзил банан во влагалище Чары, конвульсивно взбрыкнувшей ногами в воздухе, и вкрутил его поглубже. Возмущенная стерва исказила лицо до неузнаваемости. Губы задрожали в смешанном чувстве страха и ненависти:
— Грязный извращенец! Тебе не жить!

Затем он вскрыл банку со сгущенным молоком, и всё содержимое выплеснул на грудь и лицо Чары. Вопящая девушка уже готова была умолять не делать того, о чем она уже догадывалась.
— Борхес, Фаргус! Сюда! – крикнул мучитель. Два питбультерьера – убийцы ворвались в комнату на зов хозяина. – Фас! – приказал Чарли и оба пса набросились на давно желанное лакомство, в которое превратилась их униженная хозяйка.
— Нет! Нельзя! – завопила Чара, бешено извиваясь, — Вон! Вон отсюда! Не смейте прикасаться ко мне! Я прикажу! Прикажу…прикажу…. Ах…..Ой….нет, нет, нет…. . С каждым словом голос её утихал, вздрагивая от огненных языков и мощных лап возбуждающихся псов.

Чарли сунул в искривленный от ужаса и возбуждения рот Чары её разорванные трусы, плюнул ей в злобное лицо и с ухмылкой произнёс:
— Собачьей королеве – собачьи радости. Привет любовничку.
Затем, брезгливо передёрнув плечами, убийца исчез за дверью, чтобы уже не вернуться никогда. Почти до самого утра из спальни Чары раздавались истеричные визги, смачное чавканье, глубокие стоны и неистовое рычание.

А у Чарли появились совсем другие планы. Его путь лежал теперь только в одну сторону — на Дайяна Бич.

Views All Time
Views All Time
378
Views Today
Views Today
2
(Visited 4 times, 1 visits today)
4

Всем привет от королевы!

Бам-бам-мяу!

Автор публикации

не в сети 13 часов

Lady Karina

13k

Алло! Мы ищем таланты!

Россия. Город: Харьков
28 лет
День рождения: 27-05-1989
Комментарии: 2517Публикации: 388Регистрация: 04-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ

4 комментария к “13 Глава. Противостояние”

  1. Чара — мерзавка, но и Чарли мерзок. Оба друг друга стоят.

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    6
    1. Зато какие колоритные фигуры!))) Важно, чтобы в романе были те, кого читатель возненавидит! на их контрасте остальные выгоднее смотрятся. 

      6
      1. Вот казалось бы, такая простая  фраза… «Чара попала как раз в котёл со смесью из коровьих лепешек и слоновьего навоза, приготовленной для замазывания тростниковых халуп масаев».

        Вполне можно был бы обойтись без такой. Можно, но не нужно. Такие фразы отображают целую картину, в данном случае — уклад жизни масаев. Автор показывает свою  глубокую образованность. Проникающую, я бы сказала. 

        0
  2. Да, антигерои нужны, да что я, просто необходимы.

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *