13(25).10.1880 – Родился Саша Чёрный

Публикация в группе: Датская книга

1-638

На моей тлеющей, словно бикфордов шнур, короткой памяти не было ещё случая, чтобы кто-то из одесситов не стал бы знаменитым или хотя бы просто не имел выдающихся способностей. Вот и сегодняшний герой, о котором пойдёт речь, тоже родился в Одессе, 13(25) октября 1880 года. «В городе родился поэт!», – сообщали газеты, хрипел радиодинамик и на всех углах от Молдаванки до Пересыпи гуторили горожане. Скажете, что не гуторили? Ну и пусть. Скажете, что и радио молчало? Могло бы, кстати, и сказать пару слов, чем болтать всякую ерунду. И в газетах ни строчки? А согласитесь, как было бы здорово, если бы в день появления на свет будущего учёного, писателя, музыканта мир тотчас оповещался об этом грандиознейшем событии. Жаль, что порою о величине личности сообщают нам после, а не до – так поздно, когда уже самой личности дела нет до вас никакого. Вы только представьте, что было бы если….

«Сегодня, этот пасмурный октябрьский Одесский вечерок осветил своим первым появлением на свет знаменитый детский писатель, остроум, поэт и просто чудесный человек, Александр Гликберг, которого скоро, уже очень скоро пол-Европы будет знать как Саша Чёрный». Каково, а?

Почему же «Чёрный»? Как признавался, а может просто отшучивался как всегда сам поэт, в его семье было два брата – один белый, а другой чёрный. И мама, чтобы их различать, так их и называла. Конечно, когда Саша Чёрный стал уже признанным сатириком с печалью в глазах и с сарказмом на бумаге, весь читающий и авторский мир шумно спорил, полагая, что такое прозвище у господина Гликберга от его чёрной желчи, ненависти к людям и презрения к детям. Какая глупость! Да, он испытывал желчь и негодование к идиотам и невеждам, лицемерам и лжецам, бытовой неустроенности и двойным стандартам.

Ослу образованье дали.

Он стал умней? Едва ли.

Но раньше, как осел,

Он просто чушь порол,

А нынче – ах злодей –

Он, с важностью педанта,

При каждой глупости своей

Ссылается на Канта.

Обладая природным даром подвергать сомнению любую якобы истину, порою, Саша Черный наживал себе врагов среди прототипов своих стихов. Но зато, какой это был поэтический язык, какой плавный слог, будто сидишь на бережку речки и наблюдаешь, как одна волна равномерно сменяет другую, а за неё следует третья, четвёртая, десятая. И так бы сидел и сидел, смотрел и смотрел, читал и читал.

Вчера мой кот взглянул на календарь

И хвост трубою поднял моментально,

Потом подрал на лестницу как встарь,

И завопил тепло и вакханально:               “

                          Весенний брак, гражданский брак –              

                          Спешите, кошки, на чердак!” 

 

И кактус мой – о, чудо из чудес!-

Залитый чаем и кофейной гущей,

Как новый Лазарь, взял да и воскрес

И с каждым днем прет из земли все пуще.              

                          Зеленый шум… Я поражен,              

                         “Как много дум наводит он!”

Непростым человеком был этот поэт Серебряного века, разительно непохожий на своих братьев по цеху. Редакция популярнейшего в 10-е годы 20 века Питерского журнала «Сатирикон». Беспрестанно курит у подоконника Аверченко, что-то рассказывая импозантной Тэффи. Ильф с Петровым спорят об очередном сюжете для будущих фельетонов. Громогласный, похожий на ярмарочного зазывалу, Маяковский, тряся густою смолистою шевелюрою, кажется признавался барышне-машинистке в любви. Хроническим жужжанием заражён журнал и лишь поодаль, в уголке сидел никому неприметный парень с усами, Саша Чёрный. Он всегда старался выглядеть как можно незаметнее, погрузившись в себя и отстраняясь от мерзостей внешнего мира. И при этом как точно он мог сказать об этом мире.

Необычный поэтический дар сам поэт не ценил слишком высоко, хотя и Москва и Петербург зачитывались стихами Саши Чёрного и наверное не было ни одного гимназиста или студента, который бы не распевал стихи поэта на манер кого-нибудь кабацкого шансона. Плавная строка, лёгкая рифма и казалось бы незатейливый, но глубокий сюжет врезались в память и могли крутиться в голове, как заезженная пластинка, преследуя почти до обморочного состояния.

Популярность поэта была поразительной. Меня потряс тот факт, что, оказывается, находились двойники Саши Чёрного, которые назвавшись им, мало-мальски внешне походившие на поэта, разъезжали по городам и весям со стихотворными концертами и их принимали действительно за Сашу Чёрного и оказывали всяческие почести к материальной выгоде самозванцев. Вот такие Ильфовские «дети лейтенанта Шмидта» а-ла Остап Бендер, Шура Балаганов и Паниковский. Можно ли себе представить, чтобы в наше время какой-нибудь предприниматель, загримировавшись под Евтушенко, гастролировал с подобными поэтическими концертами и еще хорошо при этом зарабатывал? Вопрос риторический, господа. Ответ грустный.

Саше Чёрному, настолько ненавидевшему Советскую власть, тоскливо и душно было оставаться в России. Никто точно не знает, на чём именно основывалась такая органическая неприязнь к тем, кто пришёл «старый мир разрушить до основанья…» а зачем? Его ненависть приобрела такой размах и охватила его настолько, что он перессорился даже на этой почве со многими своими добрыми товарищами по перу. Скажем, однажды «красный граф» и чего уж греха таить – приспособленец, Алексей Николаевич Толстой напечатал одну из своих статей в поддержку большевиков. И после этого, всем, кто бы ни приходил к Саше Чёрному, поэт значительно рекомендовал: «Нет-нет, вы на этот диван не садитесь. Там недавно сидел этот гад», понятно кого именно имея ввиду. Да собственно и с другим Алексеем, а именно с Алексеем Максимовичем Горьким здоровался неохотно. И однажды даже написал едкую эпиграмму в адрес «буревестника революции».

Пролетарский буревестник,
Укатив от людоеда,
Издаёт в Берлине вестник
С кроткой вывеской «Беседа».
Анекдотцы, бормотанье, —
(Буревестник, знать, зачах!) —
И лояльное молчанье
О советских палачах…

 Сразу же после революции Саша Чёрный эмигрировал в Германию, одно время жил с женой там, а затем перебрался в Париж. Жили в основном бедно, сбережений особых не было и перебивались в основном случайными заработками от литературного труда. Но когда напечатали первый детский сборник стихов Чёрного под названием «Детский остров», в квартире поэта на столе появился не только хлеб с маслом, но и он стал всеобщим любимцем детей. Потом появились «Солдатские сказки» и самое главное произведение в жизни автора для детей, «Дневник фокса Микки». Микки – это такой пёс, фокстерьер, с которым случаются презабавнейшие истории. Написано таким мягким, лирическим и весёлым языком, столько задора и добра в этих стихах, что трудно оторваться, пока не дочитаешь до конца. Более того, в те годы «Дневник фокса Микки» сравнивался по популярности у детей и даже у взрослых разве что с «Мухой-цокотухой» К.Чуковского в России, «Винни Пухом» А. Милна в Англии и «Приключениями Тома Сойера» М.Твена в Америке.

– Отчего у мамочки 
   На щеках две ямочки? 
 – Отчего у кошки 
   Вместо ручек ножки? 
  – Отчего шоколадки 
   Не растут на кроватке? 
  – Отчего у няни 
   Волоса в сметане? 
  – Отчего у птичек 
   Нет рукавичек? 
  – Отчего лягушки 
   Спят без подушки?.. 
  – Оттого, что у моего сыночка 
   Рот без замочка. 

Дети обожали и самого автора. Саша Черный всегда был в гурьбе ребят как гора, на которую можно было залезть и навалиться всем скопом и тебе за это ничего не будет. Стеснительный характер и нелюдимость Саши Чёрного, надо полагать, исправили дети. Детям ведь невдомёк, что у тебя там за комплексы. Они довольно быстро могут передать свою светлую энергию, почистить сгустившуюся кровь и развеять тяжёлые мысли даже у самого мрачного взрослого. Дети по-рентгеновски сканируют человека и то ли влюбятся в него навсегда, то ли будут сторониться всю жизнь.   

К сожалению, Александр Гликберг рано покинул эту грешную землю, внезапно, нелепо,… но говорят, что те несколько сотен людей, которые пришли на его похороны, сделали это не формально.  

Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом,
Жена на локоны взяла последний рубль,
Супруг, убитый лавочкой и флюсом,
Подсчитывает месячную убыль.
Кряхтят на счетах жалкие копейки:
Покупка зонтика и дров пробила брешь,
А розовый капот из бумазейки
Бросает в пот склонившуюся плешь.
Над самой головой насвистывает чижик
(Хоть птичка божия не кушала с утра),
На блюдце киснет одинокий рыжик,
Но водка выпита до капельки вчера.
Дочурка под кроватью ставит кошке клизму,
В наплыве счастья полуоткрывши рот,
И кошка, мрачному предавшись пессимизму,
Трагичным голосом взволнованно орет.
Безбровая сестра в облезлой кацавейке
Насилует простуженный рояль,
А за стеной жиличка-белошвейка
Поет романс: “Пойми мою печаль”
Как не понять? В столовой тараканы,
Оставя черствый хлеб, задумались слегка,
В буфете дребезжат сочувственно стаканы,
И сырость капает слезами с потолка.

(Visited 38 times, 1 visits today)
14

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Гарри Рокерс

8 625
Здесь нет места травле друг друга, шантажу и ультиматумам, а также злобным угрозам, повергающим людей в беспокойство, смуту и бегство с сайта. В целях сохранения мира на "Литературиии", к диверсантам, угрожающим общей безопасности нашего дома, будут применяться самые радикальные меры.
flagУкраина. Город: Харьков
День рождения: 18 Апреля
Комментарии: 440Публикации: 305Регистрация: 01-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • золото - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

6 комментариев к “13(25).10.1880 – Родился Саша Чёрный”

  1. Я думаю так  о нем никогда не писали, как впрочем, и других. Душевно. Напомнил мне о нем. Надо внукам порекомендовать…   фокса…
    “А согласитесь, как было бы здорово, если бы в день появления на свет будущего учёного, писателя, музыканта мир тотчас оповещался об этом грандиознейшем событии”. А где это должно быть видно, что это ГЕНИЙ вынырнуть изволили?!  Чтобы вещать на весь мир…  Разве что родимое пятно -метка особое…  Экий вы выдумщик, Гарри, однако.

    8
    1. Спасибо, Рома. Категория Главного меню ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ к вашим услугам. Пополняю потихоньку. И авторам тоже предлагаю это делать…27

      2

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *