Я вижу, что теряю популярность… (О возрасте)

В столице практически любого государства имеется исторический центр. В Баку – это Ичери шехер, старинный жилой квартал, обнесённый крепостными стенами. В 1977 году он был объявлен историко-архитектурным заповедником.

Пройдя через крепостные ворота, наши путники остановились на перепутье. Влево дорога лежала по ступенчатой мостовой, вправо уводила относительно пологая улица.

Тоскливо поглядев в сторону бесконечно тянущимся ступеням, Иванович грустно признал,

— Я вижу, что теряю популярность… Зато наивность – все еще при мне!

Он решительно направился влево, увлекая своих спутников.

— Эх, и где мои восемнадцать лет, — огорченно покосился в сторону ступенчатого подъёма Владимирович, — мы бы сейчас вприпрыжку одолели любое препятствия. Увы и ах! Молодость — это тот недостаток, который быстро проходит.

— Выше нос, друзья мои, — подбодрил Константинович, — возраст, конечно берёт своё, но не стоит данному обстоятельству уделять чрезмерное внимание. Просто если вам вдруг стало мучительно больно, это значит, что в вашем организме накопились бесцельно прожитые годы.

— А мы и не обращаем внимания на свой возраст, — приободрился Иванович, — я помню слова моей девяносто летней прабабушки Анны Агеевны. Так вот, она говорила соседским старушкам: «Девчонки! Вам уже за шестьдесят? Хотите, чтобы все восхищались вашей молодостью? Говорите, что вам за восемьдесят!!!».

— Мудрая у тебя была прабабушка, — с легкой завистью сказал Владимирович, — в глубоком возрасте прекрасно сохранила и разум, и иллюзий не лишилась. А ведь иллюзии — это, как и зубы, теряются с возрастом.

— Иллюзии возникают и исчезают, — философски заметил Константинович, — обратите внимание, если вы считаете, что неудачно вышли на фотографии, то посмотрите на нее еще раз лет через десять, и ваше мнение изменится на противоположное! Вот вам и все иллюзии.

— В принципе, мужики, — горделиво поднял голову Иванович, — не всё так фатально. Бывает и хуже. К примеру, с годами незамужняя женщина с надеждой произносит ранее ненавистное ей слово «бабник».

— Действительно, — приободрёно повёл плечами Владимирович, — кому-то с возрастом приходится кардинально менять взгляды. В прочим, не стоит обольщаться по поводу своих юных лет. Просто нужно понимать, что, когда исполняется восемнадцать лет – это значит, что вы прожили демоверсию своей жизни. Чтобы жить дальше, надо платить.

— Да, куда ни кинь, как говорится, — отмахнулся Константинович, — согласитесь, что привыкнуть к собственному возрасту было бы … легко если бы он всё время … не менялся…!!!

— Годы, годы, — вздохнул тяжело Иванович, — припоминаю, сравниваю. Лет этак сорок назад, чтобы уронить телефон в унитаз, нужно было быть ну очень пьяным.

— Какие наши годы, — улыбнулся Владимирович, — вот приняли решение и уже в Баку. А станем старыми, нас на буксире с дворовой скамейки не сдёрнешь. Потому что старость — это, когда ты нагибаешься и думаешь, чтобы еще попутно сделать, пока не разогнулся.

— Брось пустое, — отмахнулся Константинович, — если по секрету, то я так стар, что помню противостояние деревень Вилларибо и Виллабаджо.

— Не скажи, не скажи, — погрозил пальцем Иванович, — прикинь. Проходил я как-то диспансеризацию. Зашел к хирургу. Там сидел пациент. Фраза доктора: «До свадьбы заживет» сильно удивила 97-летнего старика, но при этом зажгла блеск в его глазах. А ты о себе, Константинович такое говоришь, мальчишка.

— Вот это уделал, — хохотнул Владимирович и толкну легонечко в бок товарища, — ну что, и на старуху бывает порнуха, вернее на старика.

— Ладно, ладно, — поднял вверх свободную руку Константинович, — сдаюсь, был не прав. Если честно, то смущает одно обстоятельство. Уж старость близиться, а Лексуса все нет…

— Какие же мы ещё молодые, — обвел взглядом спутников Иванович, — в душе, друзья, в душе. Тем не мение я вижу, что теряю популярность… Зато наивность – все еще при мне!

По левую сторону от них открылся во всей красоте Дворец Ширваншахов. Путешественники направились к нему.

— Дворцовый ансамбль правителей Ширваншахов, — начал Иванович, — был возведен на вершине Бакинского холма в XV веке и являлся резиденцией Ширваншахов, переехавших из Шемахи в Баку.

— В ансамбль входят: двухэтажное здание дворца, — продолжил Владимирович, — усыпальница, мечеть, диванхане, мавзолей Сейида Яхья Бакуви, баня, Восточный портал, а также ворота Мурада (XVI в.).

Мужики залюбовались увенчанными куполами зданиями комплекса со стройными порталами, декорированными неповторимым рисунком тонкой и глубокой резьбы. Их поразила великолепная кладка из камня – он просто радовал глаз. Они не могли отказать себе в удовольствии полюбоваться на творения рук средневековых мастеров.

Январь 2017. 1095-1109(15)

Views All Time
Views All Time
250
Views Today
Views Today
1
(Visited 13 times, 1 visits today)
6

Похожие статьи:

Автор публикации

не в сети 19 часов

Николай

1 704

Человек, который хочет, ищет возможность, человек, который не хочет - причину.

Белоруссия. Город: Полоцк
63 года
День рождения: 20-06-1954
Комментарии: 439Публикации: 100Регистрация: 15-01-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Почётный Литературовец
  • Активный комментатор
  • серебро - конкурс ДЕБЮТ
  • номинант - ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО

2 комментария к “Я вижу, что теряю популярность… (О возрасте)”

    1. Элина, спасибо. Готовлю серию рассказов о старом Баку, городе где я ни разу не был. Вот этот рассказ удивил наших азербайджанцев. Для них я оказывается открыл достопримечательность, о которой они не знали. Так что большое спасибо, что оценили мои старания.

      4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *