Последние дни Помпеи в провинции Лангедок

поместье Бувилль

 

  — Годелив!.. Годелив!..

 Виконтесса Лилиан де Сувилль, выходя из своего будуара, незаметно для случайных глаз спрятала в складках своего утреннего атласного платья крохотную записочку, полученную час назад. Предстоящий день её не сильно радовал: ожидали приезда бывшего камергера принца Савойского, который не пользовался милостью новых властей. Тем не менее, виконт связывал с его визитом определённые надежды: имея связи с австрийским домом, камергер и, естественно, сам принц, могли помочь виконту ретироваться на некоторое время подальше от «дурно пахнущей трибуны скорняков и вилланов», как он презрительно называл Конвент. Людовик Бурбон, содержавшийся под стражей в ожидании своей участи, сделался в особняке де Сувиллей этаким жертвенным агнцем, отданным на заклание якобинцам. Виконт в порыве своего гражданского негодования совершенно позабыл, как восемь лет назад именно этот же самый великомученик лишил его чуть ли не половины земельной ренты, отдав её в пользование какому-то мелкому фавориту в рыбацкой фамилией Фише. Лилиан, не понимающая во внутренней политике ни слова (как и во внешней, естественно), прониклась таким же презрением к своему супругу и его мышиным поползновениям, с каким тот выказывал его простолюдинам. Она, чьи предки участвовали в крестовых походах и вместе с графом Монтгомери изгнали англичан из Кале, теперь должна пресмыкаться перед какими-то тирольскими мужланами! И взамен на что – побег из собственного поместья, потому что, видите ли, горстка парижских вольнодумцев осмелилась провозгласить какой-то бредовый памфлет, именуемый «декларацией»? Фи!..

  Как и большинство взбалмошных провинциальных дворянок тех времён, виконтесса де Сувилль находилась в абсолютном неведении относительно дел королевства. Сочетание праздности с мимолётными амурными увлечениями занимали её основное время в этой пока не тронутой бурными событиями последних трёх лет глуши. В её голове не укладывалось, что тот земной рай, в котором она беззаботно порхает с самого появления на свет, не может продолжаться вечно…

  — Да куда же ты запропастилась, стрекоза?

 Двери с противоположной стороны зала распахнулись, и оттуда выскочила Годелив Бутирэ – 19-летнее каштановолосое создание из Пикардии, служанка и любимица виконтессы.

 С колкостью, характерной для большинства избалованных француженок, независимо от их возраста и социального статуса, госпожа заметила:

  — Как это мило с твоей стороны! Всего лишь за какие-нибудь полдня услышать мой нежный клич! Что там, к ужину ещё не подают?

 Годелив, поправляя в спешке свою отливающую медью копну на голове, затараторила:

 — Я, мадам, всё уже приготовила, как мы условились, для пикника: лошади запряжены, корзинка с припасами на сиденье, мсье Гийом и ландо ждут у конюшни, а…

 — Ваш странствующий менестрель сегодня почтит своим присутствием нашу скромную обитель? – насмешливо перебила её Лилиан.

 — Он уже давно там… я имею в виду, тоже ждёт нас у экипажа.

 — Ах вот как! Тогда понятно, почему тебя было не дозваться!

 Годелив вспыхнула тем здоровым румянцем, что придаёт особое очарование провинциалкам, не испорченным светской жизнью и теми условностями, которыми она пичкает молодых людей, принимая их в свои объятия…

 

  — Анри Вилардуэн к вашим услугам, сударыня, — представился молодой человек, снимая шляпу и поклонившись, как того требовал этикет вежливости конца XVIII столетия – не сгибая спины и выставив в лёгком реверансе правую ногу. По тому, как они обменялись с Годелив короткими взглядами, намётанный глаз виконтессы подсказал ей, что встречаются те уже не впервые.

 — Очень рада, — кивнула в она ответ. – Вы чрезвычайно заинтересовали меня, мсье… Вирадэн.

 — Ви-лар-дуэн… — шёпотом поправила Годелив, с девичьей неотразимостью выпучив синие глазки.

  — Никак не могла себе представить, — не обращая на неё внимания, продолжала госпожа де Сувилль, — что в наши времена сохранились странствующие барды и менестрели. Впрочем, как утверждал ещё де Ронсар, мода циклически повторяется, и потому удивляться появлению новых Тэйлисинов и Гвилимо[1]  не стоило бы.

  — Это не совсем так, ваше сиятельство, — мягко возразил Вилардуэн. – До сей поры я был обыкновенным парижским школяром и обучался в Сорбонне на степень бакалавра искусств. Однако известные обстоятельства заставили меня бросить учёбу, и теперь мне ничего не остаётся, как зарабатывать на хлеб насущный таким вот способом.

 — И каким же репертуаром вы собираетесь поразить нас сегодня? Мадемуазель Бутирэ, — виконтесса двинула бровями в сторону опять зардевшейся служанки, — рекомендовала вас как весьма своеобразную и одарённую личность. Очень хотелось бы не разочароваться по поводу её вкусов.

 Бедняжка Годелив! Двусмысленность сказанного госпожой окончательно смутила её, но тут на выручку молодым людям невольно пришёл сам виконт, выскочивший во двор. Сбившийся набок парик и сияющие белизной ночные кальсоны придавали ему довольно смехотворный облик, несмотря на плохо скрываемое негодование. Казалось, его одновременно охватили фанатичный экстаз и падучая.

 — Лилиан! Что вы себе позволяете! У вас куриная слепота? Объясните же, наконец, к чему все эти забавы, когда вокруг только и ждут, как бы пощипать нам перья! В лесах и на дорогах полно всякого сброда, в деревне неизвестно с какой целью расположилась артиллерийская батарея, а у вас на уме только песни да забавы! Я настаиваю, слышите, немедленно прекратить эти…

 — Гийом! – властно приказала кучеру мадам де Сувилль, вся побелев от гнева и презрения. – En avant[2]! Если через минуту не будем в полумиле отсюда, я сама отхлестаю вас вожжами! А вы, — это уже топчущимся в нерешительности молодым людям, — почему ещё не сели? Здесь распоряжения отдаю я, а не этот облезлый фрондёр! – Она с таким апломбом дёрнула своей изящной головкой в сторону растрёпанного супруга, что сам король Людовик не осмелился бы пролепетать что-то в качестве контраргумента.

 Кучер не заставил себя долго ждать: когда все расселись в коляске, лихо щёлкнул вожжами, почти не коснувшись пары игреневых рысаков, и ландо стремительно рвануло прочь. Виконт де Сувилль, горестно потупившись, остался наедине со своими мыслями, — а они были весьма тревожными…

 

  — Итак, — обратилась к Вилардуэну госпожа де Сувилль, присев в тени громадного развесистого каштана на берегу реки и приняв от Годелив чашечку полуконтрабандного какао, — после всех преград, что нам учинили обстоятельства как внешние, так и внутренние, хорошая песня будет не просто утешением. Она доставит особую усладу нашим многострадальным ушам после недавнего поросячьего визга и ослиного рёва. Ибо, как гласит житейская мудрость, лишь побывав в геенне и вкусив плевел, можно по-настоящему оценить всю прелесть райских кущ и божией благодати.

 — Я за последнее время убедился в справедливости только что вами сказанного, — кротко согласился Анри, настраивая свою испанскую гитару. – А также пришёл к выводу, что нельзя стать настоящим мастером своего дела, не отведав как следует изрядной порции тягот и невзгод. Любое гениальное творение, причём не обязательно музыкальное, создано на ощущении контрастов. Впрочем, мадам, это лишь моё субъективное мнение, и вы вправе его оспорить.

 — Не собираюсь… — Виконтесса незаметно подмигнула своей служанке, отчего та радостно затрепетала: их язык жестов, понятный лишь обеим, сообщил, что сегодняшний гость производит весьма благоприятное впечатление. – Спор имеет лишь тогда смысл, если он ведёт к нахождению чего-то, – истины, например… Однако не будем заниматься софистикой и уж тем паче – схоластикой, здесь не Сорбонна, а вы с вашей лютней, или как она там зовётся, мало походите на клирика-богослова.

 Годелив при этих словах залилась таким заразительным смехом, что к ней присоединились и остальные, включая кучера Гийома, возившегося поодаль с заранее пригнанной сюда лодкой и наблюдавшего за распряжёнными рысаками.

 — Вы упоминали о Ронсаре, — проговорил, наконец закончив смеяться и настраивать гитару, Вилардуэн. – Так вот, по стечению обстоятельств именно его вирши и сонеты легли в основу моих композиций. Ещё в университете я начал подбирать к ним мелодии, и льщу себя надеждой, что от скалистых берегов Нормандии до виноградников Прованса мало кто исполнит романс или мадригал лучше вашего покорного слуги.

 — Что ж, будем надеяться, ваше ненавязчивое самомнение окажется благодетельным и займёт место в одном ряду с образованностью и скромностью.

 Ироничный тон госпожи де Сувилль слегка коробил чувствительную натуру Годелив, которая не находила себе места и, словно недоумевающая пташка, попеременно стреляла глазками в своих соседей. Она всё время порывалась что-то сказать, но почему-то именно теперь ей ничего не приходило в голову. Анри же, спокойно пожав плечами, кротко улыбнулся и стал медленно перебирать струнами. Затем, после этой небольшой интерлюдии, принялся негромко напевать:

                      Великая фантазия Творца… Я славлю мысли вечное движенье,

                       Все мы – плоды Его воображенья. Но… неудача или достиженье –

                       Не можем разобраться до конца…

 

  Сия одухотворяемая идиллия на лоне природы не могла не привлечь постороннего внимания. Молодой артиллерийский капитан, невысокий плотный корсиканец с холодными проницательными глазами, задумчиво разглядывал молодых людей в подзорную трубу, время от времени отдавая распоряжения копошащимся возле кулеврин[3] солдатам. К нему подошёл якобинский эмиссар – худощавый рантье из Иль-Де-Франса.

  — Что любопытного обнаружили, мсье Буонапарте? Хочется верить, что не ополчение роялистов.

  Капитан презирал этого штатского мещанина с его спесью зажиточного виллана, как, впрочем, и тех, от чьего имени тот здесь прохлаждался. Однако на данный момент они представляли собой колоссальную и грозную силу, не считаться с которой было просто глупо. И потому приходилось терпеть их самодовольные выходки и бестолковое присутствие везде и ежечасно. Он предвидел, что весь этот политический коловорот есть не что иное как животное кровопускание, и что оно быстро сойдёт на нет после того, как его вожди сами не перегрызут друг друга. И тогда… А до тех пор следует просто не баламутить лишний раз уже изрядно опьянённые иллюзорной свободой головы простых французов…

  Не обернувшись, капитан с напускной меланхолией проговорил в ответ:

 — Так… житейский калейдоскоп. Милая и скучная деревенская пастораль…

  На самом же деле ему чертовски хотелось примчаться к тому месту под каштаном, с изящной небрежностью продефилировать на поджаром английском скакуне перед дамами и с удовольствием послушать этого молодого парижанина Анри, что так пленил сердца слушателей вчера в местном трактире…

                             Природа каждому оружие дала…

                                   А с женщиною фантазировать смогла.

                                   Дала ей красоту – не меч и не копьё.

                                   Пред ней мы все бессильны стали.

                                   Она сильней богов, огня и стали…

 

 

[1]  Легендарные странствующие барды средневековой Европы.

[2]  Вперёд! (франц.)

[3] Переносное артиллерийское орудие XVI — XVIII в.в.

 

Примечание.

Кажущаяся незавершённость сюжета объясняется тем, что сие произведение было когда-то выставлено на конкурс современной новеллы в соответствии с условными и объёмными требованиями. Картина Э.Б. Лейтона «Пикник», представленная здесь в качестве миниатюры, также являлась одним из условий: сюжет должен был завершаться изображённому на ней. В общем, этакий бальзако-стендалевский антураж французской глубинки времён Революции XVIII столетия…

Views All Time
Views All Time
252
Views Today
Views Today
1
(Visited 114 times, 1 visits today)
14

Похожие статьи:

Автор публикации

не в сети 3 часа

Shel19

1 486
Канада. Город: Melfort
51 год
День рождения: 20-05-1966
Комментарии: 415Публикации: 65Регистрация: 29-03-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • золото - конкурс ДЕБЮТ
  • Почётный Литературовец
  • Активный комментатор
  • номинант-конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

21 комментарий к “Последние дни Помпеи в провинции Лангедок”

  1. Потрясающе интересно, но…  финала нет. Жаль :-(

    Или всё-таки ожидается продолжение?

    Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
    6
    1. Примечание в самом конце не читали. А в целом, ситуация здесь как будто понятная: беспечная аристократия доживает свои деньки в окружении амбициозных и жестоких событий. Которые, как показала История, сами оказались недолговечными…

      Спасибо за отзыв! 

      6
      1. Примечания трудно было не прочитать, особенно в конце. Суть, конечно, понятна, но как-то это… В общем, сказали "а", подразнили и оставили без "б" — продолжения и финала :-)

        Надеюсь на ответный визит. Мои произведения здесь: http://rockerteatral.ru/lichnyj-kabinet/?user=43&tab=groups
        2
      1. Если не всегда. И участь их — участь Робеспьера. laugh Но жизнь ничему не учит. Меня точно. Я как была монархистка, так ею и останусь)

        4
        1. История — она циклически повторяется. И потому обретает статус самой бесполезной науки: ничему людей не учит. Уже не надо быть оракулом, чтобы предсказать то или иное явление на политической арене. devil

          4
            1. Это совсем другое. Искусство не оценивается с точки зрения амбициозности или карьерного роста. Можно заметить чей-то талант, но станет ли он признанным? Нет этот вопрос слишком сложен, чтобы сразу его расколоть как орех. Может, есть смысл выдвинуть его на форум?

              4
                1. Поскольку меняются приоритеты в оценках и методах изучения литературы как таковой, можно предположить, что и её ждёт некая трансформация, скажем, технического плана. Как, к примеру, произошло когда-то с театром: кино его несколько отодвинуло в сторонку и изменило рамки восприятия. Это не значит, что исчезнут книги и литвечера с живым общением. Масс-медийный фактор может сделать литературу средством переосмысления, а не духовного воспитания. И это опять-таки лишь гипотеза…

                  4
                    1. Можно попробовать. Правда, мне такие штуки в новинку. Я, собственно, и участвовать в них только здесь стал. 

                      4
  2. Это не сложно. Зайдите в главном меню ФОРУМS. там список форумов. Каждый форум включает темы. Форумы создает админ. Там у нас Эмми — админ. Открывайте любой форум, подходящий вашей теме и затем там будет внизу НАПИСАТЬ ЗАГОЛОВОК ТЕМЫ. Пишете заголовок и текст. Это и будет ваша тема. В Личном кабинете во вкладке Форумы будет удобно следить за новыми ответами. 

    4
  3. Супер! Классно всё написано! Очень интересно и легко читается!))

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    2
    1. Да уж, вот решил по историческому прошлому Франции проехаться. Для общего развития… Спасибо за отзыв!

      2
    1. Никто к конкурсе новелл "Серна" не обратил на неё внимания. Всех новелл было четыре, но почему-то уцепились за "Обратную миссию". Та была провалена. В трёх турах только её и выставляли по непонятным причинам. Теперь в "Серне" меня нет, попросил удалить все работы. Есть подозрения, что всё было заранее спланировано.

       Спасибо за отзыв, Николай! 

      2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *