Рецензия на произведение «Вернисаж»

foto_38177

 миниатюра: «ВЕРНИСАЖ» (читать здесь)

Рецензия на миниатюру Эмми «Вернисаж»

Произведение, которое мы сейчас подвергнем критическому анализу, принадлежит перу талантливой писательницы, Эмми Звездиной.

Название рассказа не претендует на изощрённую оригинальность, но зато ясно сообщает нам о месте действия. Это — выставка художников, которую посетила главная героиня. Внезапно появляется другой персонаж, по виду бывший заключённый, которого мучает только один вопрос: понравилась ли девушке картина, или же ему можно пойти и нажраться от горя, как свинье. Испуганная агрессивностью мужика (жаль, что автор не дала ему имя, ну назовём его с позволения автора условно Полом) девушка, дрожа от страха, всё же находит в себе мужество расписать достоинства полотна, чем вызывает восторг Пола. В конце концов, выясняется, что он – автор, а она (Эмми) – единственная за 2 недели, кто оценила его работу по достоинству, как ему кажется. Заканчивается история тем, что он приглашает Эмми в бар. Собственно, вот и всё.

Центральное место рассказа занимает только один диалог. Именно вокруг него разворачиваются события, закручивается драматургия сюжета с психологически сложной кульминацией и непредсказуемым финалом. Диалог происходит между двумя людьми и поэтому несколько слов о правде изображения характеров и логики их поведения, а главное, об обоснованности их встречи и пребывания в данном месте.

Прежде всего, девушка. Рискнём предположить, что автор писала автопортрет, во-первых, ведя своё повествование от первого лица, а во-вторых, героиню тоже зовут Эмми. Это не первое произведение Эмми Звездиной автобиографического жанра с широким диапазоном красок: от психологической драмы до комических скетчей, что говорит и о богатом жизненном опыте автора, и о её личной позиции по отношению к происходящему и главное – о её глубоком анализе собственных поступков, когда она смотрит на себя-персонажа со стороны себя-автора.

Но что мы узнаём об Эмми-героине со слов автора? Прежде всего, то, что она любит живопись: «…медленно переходила от одной картины к другой,…..пытаясь угадать настроение художника в момент их написания…». Далее, мы понимаем, что это молодая девушка. Это понимание достигается блестящим методом контраста, которым владеет автор: она ставит на одну линию девушку и мужлана, нависшего буквально над ней, и мы слышим его хриплый бас и её тонкий испуганный дискант, что создаёт впечатление старшего и младшей и, безусловно, мы ощущаем штрихи классического сюжета Красавицы и Чудовища. Трудно представить, что они – одногодки или она старше.

Появляется второй персонаж: «взъерошенные волосы, все руки в татуировках, похоже что сбежал из тюрьмы, кожаные штаны», выражается вульгарно типа «детка», «ты что, глухонемая, что ты там промычала» и с первых же сцен «тыкает».

Мне представляется важным в рассказе именно взаимоотношения девушки Эмми и вот такого мужика, даже мужлана, Пола. По внешнему описанию его вида и поведения появление Пола в месте поглощения духовной пищи абсолютно диссонирует с самой обстановкой. Спрашивается: Зачем он здесь? Кто он такой на самом деле? Не слишком уж противоречит его грубый образ личности художника, как такового? Нам приходится отвечать на эти вопросы самим по ходу повествованию. Автор при этом создаёт и держит тональность интриги, предлагая читателю самому догадаться обо всём, что будет дальше.  Это говорит о том, что проза Эмми Звездиной не для ленивых читателей. За своей внешне кажущейся простотой скрываются тонкие психологические мотивы. Автор постоянно заставляет нас думать.

Так вот. Либо Пол действительно выбрал столь изощренный способ флирта с девушками, что, безусловно, опускает планку эстетического уровня и снижает художественность произведения до легкомысленной банальщины, либо же он – такой странный художник, который действительно страдает от неудовлетворенных амбиций непризнанного гения и комплекса «лишнего человека». Если нам удастся доказать второе, это несомненно обострит социальную актуальность темы, при этом комичность положений, драматические всплески эмоций и даже некоторая брутальная фривольность в обращении лишь добавят ароматных острых приправ к нашему пониманию рассказа.

Есть расхожая догма, что художники, эти люди богемы не слишком опрятны, несколько нелюдимы, отсюда их грубоватый, резкий нрав, всё в себе, их необщительность компенсируется у них тем, что они наполняют словами не речь, а картины.
Это люди, способные к улавливанию тончайших вибраций космических сфер и нитей, связывающих наш грубый примитивный физический мир с многогранным бескрайним миром души, фантазий, иллюзий.

Да, они грубы, когда разрушается их гармония, и они наиболее болезненно реагируют на это. Да, они несколько неряшливы, но для них не это главное. Они душу пишут. Но не татуируют же её! Не опускаются же до бесцеремонного хамства незнакомой девушке, во-первых, тыкать, а во-вторых, обращаться как «детка». Так обращаются к ребенку, но всё дело в тоне, тембре, также нужно понимать когда, где и к кому так нужно обращаться: «- Ты что, глухонемая?» или «Что ты там промычала?» Что-то пока не вяжется ни с тонкой душевной организацией художника, ни с лексиконом кавалера, желающего заинтересовать собой молодую девушку. Напугать – да, но не более.

Эмми могла бы отказаться идти с таким в бар, но она поступает иначе. Почему? Из желания эротических приключений? А мне так не кажется. Она ощущает, что за внешней оболочкой такой агрессии скрывается неуверенность совершенно беззащитного человека. Как любую девушку, Эмми, прежде всего, интересует душа мужчины: что у него внутри, можно ли ему доверять и довериться. Она любопытна и пытается разгадать его тайну.

И прежде всего, она, как ценитель живописи прекрасно знакома, скажем, по рассказам, с посещением Н.С. Хрущёвым и разгромом его сворой авангардистской выставки в «Манеже», где он пугал художников урановыми рудниками и депортацией из страны, в конце обозвав их всех «пидарасами», заклеймив их искусство как чуждое народу. Эрнст Неизвестный вспоминал даже, что невежественный Никита лично рвал и топтал их картины.

Так вот этот наш Пол, уж не потомок ли он обиженного участника тех печальных событий, переквалифицировавшийся из авангардиста в модерниста и теперь с такой агрессией относящийся к любому, кто только скажет что-то против его творчества? Это лишь маленькая версия – штрих к его возможной биографии.

И Эмми пережила, наверное, самые критические секунды в своей жизни, решая как ему ответить на вопрос: Не дерьмо ли его картина. Правда, одно замечание: художники говорят не «дерьмо», а «мазня». И потом, признание, вырванное им под таким психическим давлением, имеет ли оно для него смысл?

Смысл только один: насмерть запугать девушку. И ему это удаётся. А автору, соответственно, удаётся вся психологическая линия поведения бедной девушки. Как умело, может даже, сама не осознавая этого, автор строит образ Эмми по системе Станиславского: от создания, прежде всего в себе внутреннего эмоционального настроя, переживаний до внешнего проявления логичных и последовательных действий. Вот тогда начинаешь верить в то, что героиня действительно сама испытывает то, о чем говорит, и поступает так, как думает.

Автор не позволяет нам усомниться в том, что её Эмми «чуть не рухнула, проборматала что-то невнятное дрожащим голосом, пропищала» и т.д. К тому же эмоциональная окраска обогащается выбросом гормона «бей и беги», то есть гормона страха – адреналина, который вполне реально, в критический момент, когда уже бояться нет сил, замещается гормоном ярости и мужества, то есть норадреналином, под несколько опьяняющим воздействием которого бедная девушка берёт себя в руки и выходит из ситуации вполне достойно.

Переходя от замечательно выстроенной и прожитой линии психической смены состояния героини, должен акцентировать внимание на нескольких немаловажных упущениях со стороны Эмми-автора.

Прежде всего, при описании байкерской личности художника упоминается среди прочего и факт «до блеска начищенной обуви». И? Где она дальше? Всё-таки, такая деталь идёт в разрез сложившемуся образу Пола, значит должна где-то «выстрелить», как то ружьё в IV акте. Но, увы.

И потом, не совсем ясно, как этот горе-художник мог снять картину со стены? Все полотна должны иметь сигнализацию или, в крайнем случае, охраняться служителями вернисажа. А так – подошел, кто хочет и бери, что хочешь. И откуда вдруг у него в кармане появился маркер? Для чего он взял его с собой? Для автографов? Но ведь он не надеялся на это уже две недели и сегодня даже решил «нажраться, как свинья», в полном отчаянии.

И последнее. Как только Пол признаётся, что автор – он, он тут же исчезает. Исчезает весь, созданный автором с таким трудом психологический образ грубого, неотесанного чурбана и вместо мужланства появляется элегантный молодой человек аристократического воспитания, с совсем иным лексиконом и светским обхождением. Трудно себе представить такие фразы из уст Пола: «…положительно и с такой любовью отнеслась к моему творчеству», «Спасибо тебе большое». Звучит, как «Благодарю Вас». Это совсем другой человек. Он буквально тут же, на наших глазах превратился для нас из Пола в Поля, скажем, в Поля Гогена – яркого представителя модерн, кстати.

И тут же его высокомерная агрессия сменяется дружески-доверительным «Ты представляешь…». Совсем другой человек. Что это? Может быть, это всё была игра? Театр? И может быть Эмми частично была права, заподозрив в нем маньяка? Только тогда игра здесь велась потоньше, и Пол был лишь исполнителем, которому поручили что-то выведать у девушки, доведя её намеренно до психического срыва, а затем изображая принца вместо чудовища? Если это так, перед нами еще одна интрига, даже со шпионским подтекстом.

Всё же меня подкупает в произведениях Эмми Звездиной некая незавершённость сюжетных линий, некая силуэтность, а не готовое полотно, что само по себе будит в нас желание разгадать тайны героев и продлить их литературную жизнь.

В любом случае, спасибо за такое оригинальное произведение, о котором захотелось поговорить.  А читателям, я надеюсь, захочется и прочесть.

Views All Time
Views All Time
204
Views Today
Views Today
1

В случае обнаружения ошибки, выделите её и нажмите Shift + Enter или НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ чтобы сообщить нам. Мы немедленно отреагируем!

(Visited 9 times, 1 visits today)
8

Похожие статьи:

Автор публикации

не в сети 5 часов

Рокер Гарри

5 802

Здесь нет места травле друг друга, шантажу и ультиматумам, а также злобным угрозам, повергающим людей в беспокойство, смуту и бегство с сайта. В целях сохранения мира на "Литературиии", к диверсантам, угрожающим общей безопасности нашего дома, будут применяться самые радикальные меры.

46 лет
День рождения: 18-04-1971
Комментарии: 1355Публикации: 589Регистрация: 01-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец

Один комментарий к “Рецензия на произведение «Вернисаж»”

  1. Игорь!
    Спасибо большое, за такой глубокий анализ моего произведения!
    Для меня это очень приятно!)))
    2223172322
    Буду стараться написать ещё лучше!)))16

    I wish you luck and creative inspiration! I want to believe only in good things!) Respectfully! Emmi
    2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *