03.10.1814 — Родился М.Ю. Лермонтов

lermontov_04

АНТОЛОГИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ М.Ю.ЛЕРМОНТОВА

«Пушкин – дневное, Лермонтов – ночное светило русской поэзии», — такое определение давал Дмитрий Мережковский.

Возможно и так. Всё возможно. Изучая, если можно так смело выразиться, применительно к средней школе, творчество Михаила Юрьевича, уже тогда я поражался столь невероятно короткой жизни поэта, чей век продлился неполных двадцать семь лет. Но за тот срок, что ему отпущен был, поэт прожил и создал столько ценного, столько принесённого и привнесённого в русскую культуру и литературу, что и до сих пор он изучается и ставится на сцене и экранизируется в кино и имя его, слава Богу, на слуху у каждого просвещенного человека.

Объём творческого наследия Лермонтова огромен: три романа («Герой нашего времени», «Вадим», «Княгиня Лиговская»), около тридцати поэм, шесть драм и более четырехсот стихотворений. И всё это поместилось между двумя датами: 1814 – 1841. А «Мцыри» по единодушию литераторов и историков считается самым хорошо написанным стихотворением за всю трёхсотлетнюю историю русской литературы.

«Ты слушать исповедь мою

Сюда пришел, благодарю.

Все лучше перед кем-нибудь

Словами облегчить мне грудь;

Но людям я не делал зла,

И потому мои дела

Немного пользы вам узнать,

А душу можно ль рассказать?

Я мало жил, и жил в плену.

Таких две жизни за одну,

Но только полную тревог,

Я променял бы, если б мог.

Я знал одной лишь думы власть,

Одну — но пламенную страсть:

Она, как червь, во мне жила,

Изгрызла душу и сожгла.

Она мечты мои звала

От келий душных и молитв

В тот чудный мир тревог и битв,

Где в тучах прячутся скалы,

Где люди вольны, как орлы.

Я эту страсть во тьме ночной

Вскормил слезами и тоской;

Ее пред небом и землей

Я ныне громко признаю

И о прощенье не молю…».

Он как то быстро взрослел, рано стал ощущать в себе мужчину и уже в 10 лет признавался, что как только увидел девочку 9 лет, влюбился не той шальною страстью, что гложет прыть младую и требует лишь плоть насытить, изливши страсть в источник нежной и нетронутой души. Он питал вполне серьёзные, как он считал, чувства взрослого человека к юной деве.

Писать стихи прозу начал практически с малолетства.

Редеют бледные туманы

Над бездной смерти роковой,

И вновь стоят передо мной

Веков протекших великаны;

Они зовут, они манят,

Поют, и я пою за ними,

И полный чувствами живыми

Страшуся поглядеть назад.

В 16 лет еще не все из нас способны верно сформулировать мысль свою, и даже признания девушке в любви выглядят скованными и блеклыми не от стеснительности характера, а от недостатка словарного запаса и неумения услышать шепот своего сердца и голосом души парящей все нужные слова связать в признание. А тут такой слог, такая глубина, как будто прожил он на свете как минимум лет сорок.

Она была прекрасна, как мечта

Ребенка под светилом южных стран;

Кто объяснит, что значит красота:

Грудь полная иль стройный, гибкий стан,

Или большие очи? — но порой

Все это не зовем мы красотой:

Уста без слов—любить никто не мог;

Взор без огня — без запаха цветок!

О небо, я клянусь, она была

Прекрасна!.. я горел, я трепетал,

Когда кудрей, сбегающих с чела,

Шелк золотой рукой своей встречал,

Я был готов упасть к ногам ее,

Отдать ей волю, жизнь, и рай, и все,

Чтоб получить один, один лишь взгляд

Из тех, которых все блаженство — яд!
Таинственный Лермонтов, всю жизнь свою короткую желавший стать героем своего времени и не находивший себе места в том обществе, в котором вынужден был пребывать, жил с вызовом – к миру и к себе. Возможно его дерзость, безрассудные и жестокие выходки по отношению к окружающим его женщинам и к близким друзьям не являлись необузданностью его характера или недостатком светского воспитания. Отнюдь, он воспитывался в довольно приличной семье под строгой опекой своей тётушки. Но Светом он тяготился, хотя и ходил в любимчиках у дам. Поэт ощущал какую-то горечь бытия, отчаяние и безысходность. Он острил, язвил и обязательно наживал себе врагов. Его постоянно куда-то метало, от его резких ядовитых эпиграмм доставалось и друзьям. Не раз друг поэта еще по юнкерству, Коля Мартынов (да-да, тот самый, чей выстрел станет смертельным для Лермонтова – пуля пройдёт в сердце навылет из лёгкого и Мартынов, не веря глазам своим, подбежит к умирающему, убитому им другу и крикнет: Миша! Миша! Прости…) высказывал ему за то, что тот оскорблял его при дамах едкими поддевками.

Лермонтов очень быстро жил – любил, страдал, негодовал и дрался на дуэлях.

Пролистывая биографию поэта, диву даёшься – с таким талантом и намеренно искать смерти. Адреналин? Возможно. По крайней мере, очередную ссылку на Кавказ – под пули и штыки – он всегда воспринимал как избавление от светской лжи. Под пулями всегда честнее, нет интриг, нет сплетен и цензуры.    

Чтоб бытия земного звуки

Не замешались в песнь мою,

Чтоб лучшей жизни на краю

Не вспомнил я людей и муки;

Чтоб я не вспомнил этот свет,

Где носит все печать проклятья,

Где полны ядом все объятья,

Где счастья без обмана нет.

Стоит лишь повнимательнее вглядеться в глаза на портрете поэта работы П.Е. Заболотского, 1837, где поэт в расстегнутом ментике с золотыми шнурками, и замечаешь какую-то глухую обречённость, тяготу и глубинную тайну, в которую он не желает пускать вас. Эти глаза до сих пор живые, они манят и пульсируют непостижимой внутренней энергией. Они никогда не смеются, но больше печально предостерегают, мол, хочешь, я расскажу, что будет с тобою.  

Как-то на новогодний вечер Михаил придумал и нарисовал так называемую Китайскую книгу судеб, куда поместил предсказания и стихи для всех тех, кого он ожидал встретить на вечере. При этом он тщательно зашифровал все тексты. Удивительным образом многие его предсказания по той Книге сбылись. Что-то он там написал и о себе, но, к сожалению, до сих пор шифр его предсказания самому себе не разгадан.

«Ты слушать исповедь мою

Сюда пришел, благодарю.

Всё лучше перед кем-нибудь

Словами облегчить мне грудь;

Но людям я не делал зла,

И потому мои дела

Не много пользы вам узнать;

А душу можно ль рассказать?

Я мало жил, и жил в плену.

Таких две жизни за одну,

Но только полную тревог,

Я променял бы, если б мог.

Я знал одной лишь думы власть,

Одну – но пламенную страсть:

Она, как червь, во мне жила,

Изгрызла душу и сожгла.

Она мечты мои звала

От келий душных и молитв

В тот чудный мир тревог и битв,

Где в тучах прячутся скалы,

Где люди вольны, как орлы.

Я эту страсть во тьме ночной

Вскормил слезами и тоской;

Ее пред небом и землей

Я ныне громко признаю

И о прощеньи не молю».

Многие современники поэта отмечали странную способность Лермонтова предугадывать наперёд, что кого ждёт. Говорили, что его дар связан с родословной и относится к одному из предков поэта, а именно к некоему Томасу Лермонту, жившему в 13 веке в Шотландии. Существует семейная легенда, что за какие-то заслуги королева эльфов забрала Лермонта в свою страну и якобы наделила даром предсказаний.

К сожалению, многие слова Михаила Юрьевича оказывались пророческими.

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать,

И станет глад сей бедный край терзать;

И зарево окрасит волны рек:

В тот день явится мощный человек,

И ты его узнаешь — и поймешь,

Зачем в руке его булатный нож;

И горе для тебя!- твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

И, увы, он практически описал в «Герое нашего времени» день своей гибели….

«…Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем  я жил? для какой цели я родился?.. А, верно, она существовала, и, верно,  было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я  увлекся  приманками  страстей пустых  и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений — лучший свет жизни…. И, может быть, я завтра умру!.. и  не  останется  на  земле  ни  одного существа, которое бы поняло меня совершенно. Одни почитают меня хуже, другие лучше, чем я в самом деле… Одни скажут: он был  добрый  малый,  другие  — мерзавец. И то и другое будет ложно. После этого стоит ли труда жить? а  все живешь — из любопытства: ожидаешь чего-то нового… Смешно и досадно!..»   

Чтобы не заканчивать свой рассказ о поэте на столь пессимистической ноте, поделюсь личными воспоминаниями из дней моей школьной юности. Помнится, в классе пятом или шестом я впервые прочитал «Бородино». И прежде чем за ночь выучить наизусть это большое стихотворение, я буквально до дыр пересмотрел все картинки из этой детской книжки. Очень красочные иллюстрации сражения, кивера, пушки, гордые уланы и красавцы-гусары. А на внутренних обложках портреты генералов-героев Бородинской битвы. Как сейчас помню: Кутузов, Багратион, Барклай де Толли, Раевский, Сеславин, Давыдов, Тучков, Неверовский, Коновницын….

И вот когда на уроке русской литературы я вышел к доске рассказывать стихотворение, я уже тогда был под огромным впечатлением и разыграл буквально всю картину боя в стихах, да так, что класс обомлел от неожиданности. А мой друг Витька после уроков признался мне, что даже почувствовал запах артиллерийского дыма. Я же думаю, что без вмешательства самого Михаила Юрьевича Лермонтова тут не обошлось. 

«И только небо засветилось,

Все шумно вдруг зашевелилось,

Сверкнул за строем строй.

Полковник наш рождён был хватом:

Слуга царю, отец солдатам…

Да, жаль его: сражён булатом,

Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте ж под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек!

Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими -хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!..

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел».

Пушкин и Лермонтов – эти два имени слились у нас в сознании еще со школьных лет. Но какие они были разные! В статье «Ремесло поэта» Валерий Брюсов отмечал, что Пушкин работал над стихами, делал их, а у Лермонтова стихи выходили из головы уже законченными. Пушкин желал, чтобы слух о нем прошел по всей Руси великой, Лермонтов же задумывался над тем, не лучше ли оставить свои мечты навсегда в глубине души, да и нет у языка сил, чтобы выразить сокровенные думы – «стихом размеренным и словом ледяным не передашь ты их значенья».

Views All Time
Views All Time
422
Views Today
Views Today
2

В случае обнаружения ошибки, выделите её и нажмите Shift + Enter или НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ чтобы сообщить нам. Мы немедленно отреагируем!

(Visited 7 times, 1 visits today)
8

Похожие статьи:

Автор публикации

не в сети 35 минут

Рокер Гарри

5 748

Здесь нет места травле друг друга, шантажу и ультиматумам, а также злобным угрозам, повергающим людей в беспокойство, смуту и бегство с сайта. В целях сохранения мира на "Литературиии", к диверсантам, угрожающим общей безопасности нашего дома, будут применяться самые радикальные меры.

46 лет
День рождения: 18-04-1971
Комментарии: 1338Публикации: 584Регистрация: 01-06-2016
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец

4 комментария к “03.10.1814 — Родился М.Ю. Лермонтов”

  1. Помню, как «Мцыри»(отрывок) учили в школе, который мне запал в душу…

    «Я вырос в сумрачных стенахДушой дитя, судьбой монах.Я никому не мог сказатьСвященных слов «отец» и «мать»
    (с)

    4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *