Глава семьи (18+) (бронза, конкурс «ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?»)

Конец августа. Погода «радует» отсутствием солнца и прохладными ветрами. В то утро детская площадка была пуста, и совсем не летнюю тишину нарушало лишь ритмичное позвякивание цепей. На качелях сидела шестилетняя Лиза ― дочка Борисовых, что из двести восьмой квартиры. Ребенок давно привык к одиночеству, поэтому прогулка без родителей и друзей не казалась Лизе чем-то страшным или хотя бы скучным. Скинув неудобные башмачки, она принялась раскачиваться сильнее.

Веру и Григория Борисовых знал и недолюбливал весь дом. Всезнающие бабки на лавочках поговаривали, что студентка пятого курса ― «змеюка Верка», ― специально залетела от умника-отличника Гришеньки, и вынудила его жениться на ней, хотя на тот момент у него, вроде как, была невеста. Так это или нет, история умалчивает, да вот только после рождения Лизоньки за дверью квартиры Борисовых перестали стихать крики. Бабушки недоумевали: прежде скромный и спокойный Григорий, которого все за глаза звали ангелом, словно с цепи сорвался. «Все из-за этой стервы! ― уверяли бабки одна другую. ― Дьяволица! Потаскуха! Женила на себе парня, а теперь издевается!»

Так вышло, что оба супруга весьма неплохо устроились в жизни. Окончив институт после родов, Вера получила образование бухгалтера и устроилась на работу в солидную фирму. Григорий же работал водителем у известного политика, а потому на бедность им было бы стыдно жаловаться. И все же семья жила в обычном доме ― без пафоса и особых удобств. На думы о них у супругов не было времени, ― все те часы, что проводили не на работе, они только и делали, что выясняли друг с другом отношения.

Все началось с того, что Григорий потребовал от жены бросить работу. «Лизка маленькая, ― ругался он тогда, ― а ты ее уже с няньками оставляешь. Мать, называется!». В ответ на это Вера заводила долгую и громкую балладу о загубленной жизни и половой дискриминации, при этом ее ничуть не волновало, что в той же комнате спит младенец. Для Веры не существовало ничего ужаснее, чем сесть дома и похоронить себя под вениками, кастрюлями и распашонками. С первых месяцев Лизу нянчили посторонние женщины, получавшие деньги за свою работу, а, став старше, девочка начала привыкать к самостоятельной жизни. Отец тоже не желал терять прибыльное место, поэтому со временем решил, что ранняя самостоятельность ― только лучше для ребенка. Зато избалованной не будет.

Когда в один чудесный день Веру повысили на работе, в квартире Борисовых открылся филиал Ада. Начав получать больше, жена как-то вечером стукнула по столу кулаком и заявила, что отныне решения в семье будет принимать она. На следующее утро забрала Лизу из детского сада, решив, что там ее только испортят, и усадила в четырех стенах перед компьютером. «Смотри мультики, играй в развивающие игры, ― сказала мать. ― Это полезнее, чем целый день беситься на площадке». На все просьбы погулять с ней Вера отвечала неизменное: «У меня нет времени. Не маленькая. Сама погуляешь». И Лиза гуляла сама.

Словесный бой за первенство в доме с каждым месяцем становился все яростнее. Родители мерялись зарплатами, и ни один не желал уступать другому. Вера получает больше? Понятно. Через неделю Григорий уже работал сверхурочно и сутками не появлялся дома. Теперь он получает больше? Отлично. Жена тоже стала задерживаться. Часто Лизе приходилось ночевать одной, чего она поначалу до дрожи боялась, но потом привыкла. Нередко ее будили по утрам крики родителей, которые опять воюют за гордое звание «Глава Семьи». Они уж и забыли, зачем вообще затеяли эту вражду, но прокричать на весь дом о своей значимости и независимости от супруга каждый из них считал делом чести.

Наслушавшись на работе советов сотрудниц ― по большей части незамужних и разведенок, ― Вера лишь укрепилась в уверенности, что главной в семье должна быть женщина. «Позволишь мужику командовать, ― наставляли подруги, ― и все, считай, что жизнь кончена. Встанешь у плиты, растолстеешь и обабишься». Фигуру свою Вера берегла, как редкий бриллиант. Долго страдала от послеродовой депрессии, видя в зеркале непривлекательную женщину с обвисшими боками и грудями. Уйму денег спустила на спортзалы и диеты, чтобы привести себя в форму, а потом заявила супругу, что больше рожать не станет. Очередной скандал ― теперь по этому поводу, ― длился всю ночь и закончился приездом полиции, вызванной жильцами, мечтавшими поспать перед работой хоть час.

Все это время о Лизе почти не вспоминали. Девочка сама ходила гулять, разогревала себе еду, гладила одежду и убиралась дома. Вера к домашним делам не притрагивалась. Уставший после работы Григорий варил еду и бубнил, что надо бы развестись, но каждый раз, видя в постели обнаженное, соблазнительное тело жены, отбрасывал эти мысли. Каждое примирение было таким же бурным, как сама ссора.

Вот и в тот день родители снова ссорились. Окна квартиры выходили на детскую площадку, но увлеченные руганью супруги даже не глядели в них. Более того ― они даже не знали, что дочь ушла гулять. Было всего семь утра. До ушей девочки доносились громкие слова матери о том, что она много зарабатывает, а, значит, не должна пресмыкаться перед мужем, и слова оного, пытавшегося в агрессивной форме рассуждать об истинной природе отношений между мужчиной и женщиной. Стараясь их не слушать, Лиза раскачивалась сильнее.

В какой-то момент девочка увидела высокого и не слишком опрятно одетого мужчину. Он подошел к качелям, остановился и улыбнулся малышке. Желтые, кривые зубы, по-видимому, давно не видели щетки. Лиза остановилась и, как учила последняя из нянь, вежливо поздоровалась с дядей. Тот достал из кармана шоколадную конфету и протянул ей.

― Как тебя зовут, девочка? ― спросил незнакомец.

Несмотря на хороший достаток, сладкое в семье Борисовых появлялось нечасто. Помешанная на здоровом питании Вера не признавала почти ничего, кроме растений.

― Лиза, ― ответила малышка, снимая обертку. Шоколадная, еще и с орехами. Объедение!

― А меня дядя Семен. ― Мужчина наклонился к ней. ― Лизонька, ты любишь котят?

Глаза девочки просияли.

― Очень! ― восторженно ответила она, но тут же поникла. ― Только мама с папой не разрешают приносить их домой. Говорят, что они заразные.

― Ничего подобного, ― махнул рукой мужчина. ― Я тут видел неподалеку одного котенка. Такой прелестный! Хочешь, покажу тебе? Может быть, ты все-таки возьмешь его домой. Уверен, что мама и папа разрешат тебе его оставить.

Лиза смотрела в глаза незнакомца и испытывала едва ли не счастье. За последнее время он оказался единственным, кто заговорил с ней по-доброму. Друзей у девочки не было, ― родители не хотели, чтобы их дети связывались с кем-то из Борисовых. А этот человек такой добрый и дружелюбный… Спрыгнув с качелей, Лиза обулась и протянула незнакомцу руку. Взяв маленькую ладошку в свою ― огромную и жесткую, ― мужчина, постоянно оглядываясь по сторонам, повел девочку в сторону недостроенного дома.

― Посмотри на себя! Обрюзг, как свин, на своей работе! ― кричала Вера. ― И это тебя я должна слушаться?! Это твое-то слово должно быть выше моего?

― Должна! ― кричал в ответ муж. ― Я ― мужчина, а значит, глава семьи!

― Ой ли! Да ты просто тряпка!..

Никто из супругов не посмотрел в окно. Никто не видел, как их дочь уводил с площадки странный мужчина. Только бабушка с шестого этажа, но, пока она добежала до двери подъезда, обоих и след простыл. Долго потом она звонила в квартиру Борисовых, но ей так и не открыли.

…Первое сентября. Дети дружными компаниями идут в школу. В этом году и Лиза должна была пойти ― с портфелем и с бантами, как полагается. Только вместо этого малышка неподвижно лежала в гробу, среди цветов и плачущих родственников и соседей. Накануне ее нашли в овраге неподалеку от недостроенной многоэтажки ― в порванной одежде, изнасилованную и задушенную. Преступник бесследно скрылся.

Вечер. Григорий и Вера Борисовы, одетые в черное, сидят друг против друга над гробом дочери и плачут. На сей раз они не выясняют отношения, не борются за лидерство в семье. Ведь нет уже семьи.

Да и никогда не было.

 

Не муж законы издает,

И не жена меняет их.

Все будет ладно, коль поймешь:

Дитя ― глава твоей семьи.

(Visited 111 times, 1 visits today)
2

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Aili Kraft

4 484
Ich bin die Finsternis
27 лет
День рождения: 16 Апреля 1991
flagГермания. Город: Berlin
Комментарии: 1062Публикации: 434Регистрация: 23-06-2017
  • Автор салона ЛИТЕРАТУРИЯ
  • Активный автор
  • Активный комментатор
  • Почётный Литературовец
  • Автор групп (25)
  • бронза - конкурс ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
  • бронза - конкурс ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
  • серебро - конкурс НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА
  • ЛУЧШИЙ ДЕТЕКТИВ
  • серебро - конкурс ЖЕЛТАЯ СОБАКА
  • золото - конкурс НЕИЗВЕДАННЫЙ МИР

22 комментария к “Глава семьи (18+) (бронза, конкурс «ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?»)”

    1. Это точно, как раз хотела это написать. 

      Интересно написано и ситуация практически из жизни — я знаю одну семью, где мама оставила новорожденного! няне и уехала по магазинам. Правда, эта очень состоятельная семья, у них свой крупный бизнес и мама не хотела его оставлять ни на каких помощников, сразу же принялась за работу. Ребенок рос с нянями, сейчас учится в Швейцарии. Родители развелись, тоже выясняли, кто круче.

       

      0
  1. Грустная история. За свою короткую жизнь Лиза так и не увидела ничего доброго и светлого. Автор своей работой подтверждает мысль, что мир медленно сходит с ума.

    0
    1. Кто их растил, этих идиотов родителей? Хотя, что говорить, процентов 70 таких, кому дети в тягость!.. Не думаю, что сидя возле гроба, они винили себя в смерти девочки!…

      0
      1. Добрый день, Наталья. Современные родители на столько зашорены, что не видят вокруг себя ничего, кроме собственного я. Так они и теряют собственных детей. Некоторые даже не родив.

        2
  2. Этим людям не суждено было вообще стать семьёй. Всё те же бесы раздраконили их души, они не прошли испытание на прочность, увы. Мрачная, жестокая реальность, концентрат всего того зла, которое может случиться, если…если и если… — всё это заставляет застыть в ужасе. Мне трудно себе представить отца или мать, которые после прочтения этого рассказа, не пойдут и не обнимут своих детей и вообще, не станут лучше друг для друга. А ведь и семья Борисовых могла бы…. зажечь Свет. Только они не знали. как. Да и не хотели…..  

    2
  3. Дорогие читатели! Спасибо большое за внимание к этому рассказу, Ваши комментарии и голоса! Рада, что рассказ зацепил Вас. На то и рассчитывала))

     

    Eines Tages werden wir andere sein...
    4
  4. Айли милая, мое поздравление с победой! Пусть в Вашей жизни добро всегда побеждает зло. Мир поделен поровну и идет извечная борьба! Тема была не из легких, но победа за Вами!!! Респект!!!sad

    0
  5. Очень горькая и очень жизненная история…(((  Ведь действительно, в той или иной форме это случается постоянно, повсюду, но почему-то все родители уверены, что в этой семье такого никогда не случится…

    0
    1. Спасибо!

      Полностью с Вами согласна. Во многих семьях бывает такое. И печально, что страдают дети.

      Eines Tages werden wir andere sein...
      0

Добавить комментарий

ИЛИ ВОЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *